Методологические и теоретические проблемы современной социальной психологии. Методологические проблемы социально-психологического исследования. Вопросы для самоконтроля
Главная » Инструменты » Методологические и теоретические проблемы современной социальной психологии. Методологические проблемы социально-психологического исследования. Вопросы для самоконтроля

Методологические и теоретические проблемы современной социальной психологии. Методологические проблемы социально-психологического исследования. Вопросы для самоконтроля

Значение методологических проблем в современной науке. Проблемы методологии исследования являются актуальными для любой науки, особенно в современную эпоху, когда в связи с научно-технической революцией крайне усложняются задачи, которые приходится решать науке, и резко возрастает значение тех средств, которыми она пользуется. Кроме того, в обществе возникают новые формы организации науки, создаются большие исследовательские коллективы, внутри которых ученым необходимо разработать единую стратегию исследований, единую систему принимаемых методов. В связи с развитием математики и кибернетики рождается особый класс так называемых междисциплинарных методов, применяемых в качестве «сквозных» в различных дисциплинах. Все это требует от исследователей все в большей и большей степени контролировать свои познавательные действия, анализировать сами средства, которыми пользуются в исследовательской практике. Доказательством того, что интерес современной науки к проблемам методологии особенно велик, является факт возникновения особой отрасли знания внутри философии, а именно логики и методологии научного исследования. Характерным, однако, нужно признать и то, что анализом методологических проблем все чаще начинают заниматься не только философы, специалисты в области этой дисциплины, но и сами представители конкретных наук. Возникает особый вид методологической рефлексии - внутринаучная методологическая рефлексия.
Все сказанное относится и к социальной психологии (Методология и методы социальной психологии, 1979), причем здесь вступают в действие еще и свои особые причины, первой из которых является относительная молодость социальной психологии как науки, сложность ее происхождения и статуса, порождающие необходимость руководствоваться в исследовательской практике одновременно методологическими принципами двух различных научных дисциплин: психологии и социологии. Это рождает специфическую задачу для социальной психологии - своеобразного соотнесения, «наложения» друг на друга двух рядов закономерностей: общественного развития и развития психики человека.
Положение усугубляется еще и отсутствием своего собственного понятийного аппарата, что порождает необходимость использования и двух родов различных терминологических словарей. Прежде чем более конкретно говорить о методологических проблемах в социальной психологии, необходимо уточнить, что же вообще понимается под методологией. В современном научном знании термином «методология» обозначаются три различных уровня научного подхода.
1. Общая методология - некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые - осознанно или неосознанно - применяются в исследованиях. Так, для социальной психологии необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека. В качестве общей методологии различные исследователи принимают различные философские системы.
2. Частная (или специальная) методология - совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Частная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования. Это тоже определенный способ познания, но способ, адаптированный для более узкой сферы знания.
В социальной психологии в связи с ее двойственным происхождением специальная методология формируется при условии адаптации методологических принципов как психологии, так и социологии. В качестве примера можно рассмотреть принцип деятельности, как он применяется в отечественной социальной психологии. В самом широком смысле слова философский принцип деятельности означает признание деятельности сущностью способа бытия человека.
В социологии деятельность интерпретируется как способ существования человеческого общества, как реализация социальных законов, которые и проявляются не иначе как через деятельность людей. Деятельность и производит, и изменяет конкретные условия существования индивидов, а также общества в целом. Именно через деятельность личность включается в систему общественных отношений. В психологии деятельность рассматривается как специфический вид человеческой активности, как некоторое субъектно-объектное отношение, в котором человек - субъект - определенным образом относится к объекту, овладевает им. Категория деятельности, таким образом, «открывается теперь в своей действительной полноте в качестве объемлющей оба полюса - и полюс объекта, и полюс субъекта» (Леонтьев, 1975. С. 159). В ходе деятельности человек реализует свой интерес, преобразуя предметный мир. При этом человек удовлетворяет потребности, при этом же рождаются новые потребности. Таким образом, деятельность предстает как процесс, в ходе которого развивается сама человеческая личность.
Социальная психология, принимая принцип деятельности как один из принципов своей специальной методологии, адаптирует его к основному предмету своего исследования - группе. Поэтому в социальной психологии важнейшее содержание принципа деятельности раскрывается в следующих положениях:
а) понимание деятельности как совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые связи, например коммуникативные;
б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, общества, т.е. введение идеи коллективного субъекта деятельности; это позволяет исследовать реальные социальные группы как определенные системы деятельности;
в) при условии понимания группы как субъекта деятельности открывается возможность изучить все соответствующие атрибуты субъекта деятельности - потребности, мотивы, цели группы и т.д.;
г) в качестве вывода следует недопустимость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию, к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне определенного «социального контекста» - данной системы общественных отношений. Принцип деятельности превращается, таким образом, в своего рода норматив социально- психологического исследования, определяет исследовательскую стратегию. А это и есть функция специальной методологии.
3. Методология - как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином «методика». Однако в ряде других языков, например в английском, нет этого термина, и под методологией сплошь и рядом понимается методика, а иногда только она. Конкретные методики (или методы, если слово «метод» понимать в этом узком смысле), применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений.
Суть внедрения предложенной «иерархии» различных методологических уровней заключается именно в том, чтобы не допускать в социальной психологии сведения всех методологичес-ких проблем только к третьему значению этого понятия. Главная мысль заключается в том, что, какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии. Это значит, что любой методический прием - анкета, тест, социометрия - всегда применяется в определенном «методологическом ключе», т.е. при условии решения ряда более принципиальных вопросов исследования.
Суть дела заключается также и в том, что философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии. Что же касается конкретных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов и применяться практически в одинаковой форме в рамках различных методологических ориентаций, хотя общий набор методик, генеральная стратегия их применения, конечно, несут методологическую нагрузку.
Теперь необходимо уточнить, что же понимается в современной логике и методологии науки под выражением «научное исследование». Следует помнить при этом, что социальная психология ХХ в. особенно настаивала на том, что ее отличие от традиции ХIХ в. состоит именно в опоре на «исследования», а не на «спекуляции». Противопоставление исследования спекуляции законно, но при условии, что оно соблюдается точно, а не подменяется противопоставлением «исследование - теория». Поэтому, выявляя черты современного научного исследования, важно корректно ставить эти вопросы. Обычно называют следующие черты научного исследования:
1) оно имеет дело с конкретными объектами, иными словами, с обозримым объемом эмпирических данных, которые можно собрать средствами, имеющимися в распоряжении науки;
2) в нем дифференцированно решаются эмпирические (выделение фактов, разработка методов измерения), логические (выведение одних положений из других, установление связи между ними) и теоретические (поиск причин, выявление принципов, формулирование гипотез или законов) познавательные задачи;
3) для него характерно четкое разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями, поскольку отработаны процедуры проверки гипотез;
4) его цель - не только объяснение фактов и процессов, но и предсказание их. Если кратко суммировать эти отличительные черты, их можно свести к трем: получение тщательно собранных данных, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в предсказаниях.

Специфика научного исследования в социальной психологии. Каждая из названных здесь черт научного исследования имеет специфику в социальной психологии. Модель научного исследования, предлагаемая в логике и методологии науки, обычно строится на примерах точных наук и прежде всего физики. Вследствие этого многие существенные для других научных дисциплин черты оказываются утраченными. В частности, для социальной психологии необходимо оговорить ряд специфических проблем, касающихся каждой из названных черт.
Первая проблема, которая встает здесь, - это проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть либо данные об открытом поведении индивидов в группах, либо данные, характеризующие какие-то характеристики сознания этих индивидов, либо психологические характеристики самой группы. По вопросу о том, «допускать» ли в исследование данные этих двух видов, в социальной психологии идет ожесточенная дискуссия: в различных теоретических ориентациях этот вопрос решается по-разному.
Так, в бихевиористской социальной психологии за данные принимаются лишь факты открытого поведения; когнитивизм, напротив, делает акцент на данные, характеризующие лишь когнитивный мир индивида: образы, ценности, установки и др. В других традициях данные социально-психологического исследования могут быть представлены обоими их видами. Но это сразу выдвигает определенные требования и к методам их сбора. Источником любых данных в социальной психологии является человек, но один ряд методов пригоден для регистрации актов его поведения, другой - для фиксации его когнитивных образований. Признание в качестве полноправных данных и того, и другого родов требует признания и многообразия методов.
Проблема данных имеет еще и другую сторону: каков должен быть их объем? Соответственно тому, какой объем данных присутствует в социально- психологическом исследовании, все они делятся на два типа:
а) корреляционные, основанные на большом массиве данных, среди которых устанавливаются различного рода корреляции, и
б) экспериментальные, где исследователь работает с ограниченным объемом данных и где смысл работы заключается в произвольном введении исследователем новых переменных и контроле за ними. Опять-таки и в этом вопросе весьма значима теоретическая позиция исследователя: какие объекты, с его точки зрения, вообще «допустимы» в социальной психологии (предположим, включаются ли в число объектов большие группы или нет).
Вторая черта научного исследования - это интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. И эта черта весьма специфично раскрывается в социальной психологии. Теориями в том понимании, в каком о них говорится в логике и методологии науки, она вообще не обладает. Как и в других гуманитарных науках, теории в социальной психологии не носят дедуктивного характера, т.е. не представляют собой такой хорошо организованной связи между положениями, чтобы можно было из одного вывести любое другое.
В социально-психологических теориях отсутствует строгость такого порядка, как, например, в теориях математики или логики. В таких условиях особенно важное место в исследовании начинает занимать гипотеза. Гипотеза «представляет» в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено социально-психологического исследования - форму-лирование гипотез. Одна из причин слабости многих исследований - отсутствие в них гипотез или неграмотное их построение.
С другой стороны, как бы ни сложно было построение теорий в социальной психологии, более или менее полное знание и здесь не может развиваться при отсутствии теоретических обобщений. Поэтому даже хорошая гипотеза в исследовании не есть достаточный уровень включения теории в исследовательскую практику: уровень обобщений, полученных на основании проверки гипотезы и на основании ее подтверждения, есть еще только самая первичная форма «организации» данных. Следующий шаг - переход к обобщениям более высокого уровня, к обобщениям теоретическим. Конечно, оптимальным было бы построение некой общей теории, объясняющей все проблемы социального поведения и деятельности индивида в группе, механизмы динамики самих групп и т.д.
Но более доступной пока представляется разработка так называемых специальных теорий (в определенном значении они могут быть названы теориями среднего ранга), которые охватывают более узкую сферу - какие-то отдельные стороны социально-психологической реальности. К таким теориям можно, например, отнести теорию групповой сплоченности, теорию группового принятия решений, теорию лидерства и т.д. Подобно тому, как важнейшей задачей социальной психологии является задача разработки специальной методологии, также крайне актуально здесь и создание специальных теорий. Без этого накапливаемый эмпирический материал не может представлять собой ценности для построения прогнозов социального поведения, т.е. для решения главной задачи социальной психологии.
Третья черта научного исследования, согласно требованиям логики и методологии науки, - обязательная проверяемость гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Проверка гипотез, естественно, необходимый элемент научного исследования: без этого элемента, строго говоря, исследование вообще лишается смысла. И вместе с тем в деле проверки гипотез социальная психология испытывает целый ряд трудностей, связанных с ее двойственным статусом.
В качестве экспериментальной дисциплины социальная психология подчиняется тем нормативам проверки гипотез, которые существуют для любых экспериментальных наук, где давно разработаны различные модели проверки гипотез. Однако, обладая чертами и гуманитарной дисциплины, социальная психология попадает в затруднения, связанные с этой ее характеристикой. Существует старая полемика внутри философии неопозитивизма по вопросу о том, что вообще означает проверка гипотез, их верификация. Позитивизм объявил законной лишь одну форму верификации, а именно сопоставление суждений науки с данными непосредственного чувственного опыта. Если такое сопоставление невозможно, то относительно проверяемого суждения вообще нельзя сказать, истинно оно или ложно; оно просто не может в таком случае считаться суждением, оно есть «псевдосуждение».
Если строго следовать такому принципу (т.е. принимать идею «жесткой» верификации), ни одно более или менее общее суждение науки не имеет права на существование. Отсюда вытекают два важных следствия, принимаемые позитивистски ориентированными исследователями:
1) наука может пользоваться только методом эксперимента (ибо лишь в этих условиях возможно организовать сопоставление суждения с данными непосредственного чувственного опыта) и
2) наука по существу не может иметь дело с теоретическими знаниями (ибо не всякое теоретическое положение может быть верифицировано).
Выдвижение этого требования в философии неопозитивизма закрывало возможности для развития любой неэкспериментальной науки и ставило ограничения вообще всякому теоретическому знанию; оно давно подвергнуто критике. Однако в среде исследователей-экспериментаторов до сих пор существует известный нигилизм относительно любых форм неэкспериментальных исследований: сочетание внутри социальной психологии двух начал дает известный простор для пренебрежения той частью проблематики, которая не может быть исследована экспериментальными методами, и где, следовательно, невозможна верификация гипотез в той единственной форме, в которой она разработана в неопозитивистском варианте логики и методологии науки.
Но в социальной психологии существуют такие предметные области, как область исследования психологических характеристих больших групп, массовых процессов, где необходимо применение совсем иных методов, и на том основании, что верификация здесь невозможна, области эти не могут быть исключены из проблематики науки; здесь нужна разработка иных способов проверки выдвигаемых гипотез. В этой своей части социальная психология сходна с большинством гуманитарных наук и, подобно им, должна утвердить право на существование своей глубокой специфики. Иными словами, здесь приходится вводить и другие критерии научности, кроме тех, которые разработаны лишь на материале точных наук. Нельзя согласиться с утверждением о том, что всякое включение элементов гуманитарного знания снижает «научный стандарт» дисциплины: кризисные явления в современной социальной психологии, напротив, показывают, что она сплошь и рядом проигрывает именно из-за недостатка своей «гуманитарной ориентации».
Таким образом, все три сформулированных выше требования к научному исследованию оказываются применимыми в социальной психологии с известными оговорками, что умножает методологические трудности.

Проблема качества социально-психологической информации. Тесно связана с предыдущей проблема качества информации в социально-психологическом исследовании. По-иному эта проблема может быть сформулирована как проблема получения надежной информации. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность. В социальной психологии эти общие проблемы приобретают специфическое содержание. Будь то экспериментальное или корреляционное исследование, информация, которая в нем собрана, должна удовлетворить определенным требованиям. Учет специфики неэкспериментальных исследований не должен обернуться пренебрежением к качеству информации. Для социальной психологии, как и для других наук о человеке, могут быть выделены два вида параметров качества информации: объективные и субъективные.
Такое допущение вытекает из той особенности дисциплины, что источником информации в ней всегда является человек. Значит, не считаться с этим фактом нельзя и следует лишь обеспечить максимально возможный уровень надежности и тех параметров, которые квалифицируются как «субъективные». Конечно, ответы на вопросы анкеты или интервью составляют «субъективную» информацию, но и ее можно получить в максимально полной и надежной форме, а можно упустить многие важные моменты, проистекающие из этой «субъективности». Для преодоления ошибок такого рода и вводится ряд требований относительно надежности информации.
Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость и точность (Ядов, 1995).
Обоснованность (валидность) инструмента - это его способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить. Исследователь - социальный психолог, строя какую-нибудь шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства, например, установок индивида, которые он намеревается измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Можно прибегнуть к помощи экспертов, круга лиц, компетентность которых в изучаемом вопросе общепризнана. Распределения характеристик исследуемого свойства, полученные при помощи шкалы, можно сравнить с теми распределениями, которые дадут эксперты (действуя без шкалы). Совпадение полученных результатов в известной мере убеждает в обоснованности используемой шкалы.
Другой способ, опять-таки основанный на сравнении,- это проведение дополнительного интервью: вопросы в нем должны быть сформулированы так, чтобы ответы на них также давали косвенную характеристику распределения изучаемого свойства. Совпадение и в этом случае рассматривается как некоторое свидетельство обоснованности шкалы. Как видно, все эти способы не дают абсолютной гарантии обоснованности применяемого инструмента, и в этом одна из существенных трудностей социально-психологического исследования. Она объясняется тем, что здесь нет готовых, уже доказавших свою валидность способов, напротив, исследователю приходится по существу каждый раз заново строить инструмент.
Устойчивость информации - это ее качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной. (Иногда это качество информации называют «достоверностью»). Способы проверки информации на устойчивость следующие:
а) повторное измерение;
б) измерение одного и того же свойства разными наблюдателями;
в) так называемое «расщепление шкалы», т.е. проверка шкалы по частям.
Как видно, все эти методы перепроверки основаны на многократном повторении замеров. Все они должны создать у исследователя уверенность в том, что он может доверять полученным данным. Наконец, точность информации (в некоторых работах совпадает с устойчивостью - см. Саганенко, 1977. С. 29) измеряется тем, насколько дробными являются применяемые метрики, или, иными словами, насколько чувствителен инструмент.
Таким образом, это степень приближения результатов измерения к истинному значению измеряемой величины. Конечно, каждый исследователь должен стремиться получить наиболее точные данные. Однако создание инструмента, обладающего нужной степенью точности, - в ряде случаев достаточно трудное дело. Всегда необходимо решить, какая мера точности является допустимой. При определении этой меры исследователь включает и весь арсенал своих теоретических представлений об объекте.
Нарушение одного требования сводит на нет и другое: скажем, данные могут быть обоснованы, но неустойчивы (в социально-психологическом исследовании такая ситуация может возникнуть тогда, когда проводимый опрос оказался ситуативным, т.е. время его проведения могло играть определенную роль, и в силу этого возник какой-то дополнительный фактор, не проявляющийся в других ситуациях); другой пример, когда данные могут быть устойчивы, но не обоснованы (если, предположим, весь опрос оказался смещенным, то одна и та же картина будет повторяться на длительном отрезке времени, но картина-то будет ложной!).
Многие исследователи отмечают, что все способы проверки информации на надежность недостаточно совершенны в социальной психологии. Кроме того, Р. Пэнто и М. Гравитц, например, справедливо замечают, что работают эти способы только в руках квалифицированного специалиста. В руках неопытных исследователей проверка «дает неточные результаты, не оправдывает заложенного труда и служит основой для несостоятельных утверждений» (Пзнто, Гравитц, 1972. С. 461).
Требования, которые считаются элементарными в исследованиях других наук, в социальной психологии обрастают рядом трудностей в силу прежде всего специфического источника информации. Какие же характерные черты такого источника, как человек, осложняют ситуацию? Прежде чем стать источником информации, человек должен понять вопрос, инструкцию или любое другое требование исследователя. Но люди обладают различной способностью понимания; следовательно, уже в этом пункте исследователя поджидают различные неожиданности.
Далее, чтобы стать источником информации, человек должен обладать ею, но ведь выборка испытуемых не строится с точки зрения подбора тех, кто информацией обладает, и отвержения тех, кто ею не обладает (ибо, чтобы выявить это различие между испытуемыми, опять-таки надо проводить специальное исследование). Следующее обстоятельство касается свойств человеческой памяти: если человек понял вопрос, обладает информацией, он еще должен вспомнить все то, что необходимо для полноты информации. Но качество памяти - вещь строго индивидуальная, и нет никаких гарантий, что в выборке испытуемые подобраны по принципу более или менее одинаковой памяти.
Есть еще одно важное обстоятельство: человек должен дать согласие выдать информацию. Его мотивация в этом случае, конечно, в определенной степени может быть стимулирована инструкцией, условиями проведения исследования, но все эти обстоятельства не гарантируют согласия испытуемых на сотрудничество с исследователем. Поэтому наряду с обеспечением надежности данных особо остро стоит в социальной психологии вопрос о репрезентативности. Сама постановка этого вопроса связана с двойственным характером социальной психологии.
Если бы речь шла о ней только как об экспериментальной дисциплине, проблема решалась бы относительно просто: репрезентативность в эксперименте достаточно строго определяется и проверяется. Но в случае корреляционного исследования социальный психолог сталкивается с совершенно новой для него проблемой, особенно если речь идет о массовых процессах. Эта новая проблема - построение выборки. Условия решения этой задачи сходны с условиями решения ее в социологии. Естественно, что и в социальной психологии применяются те же самые нормы построения выборки, как они описаны в статистике и как они употребляются всюду. Исследователю в области социальной психологии в принципе даны, например, такие виды выборки, как случайная, типичная (или стратифицированная), выборка по квоте и пр.
Но в каком случае применить тот или другой вид - это вопрос всегда творческий: нужно или нет в каждом отдельном случае делить предварительно генеральную совокупность на классы, а лишь затем производить из них случайную выборку, эту задачу каждый раз приходится решать заново применительно к данному исследованию, к данному объекту, к данным характеристикам генеральной совокупности. Само выделение классов (типов) внутри генеральной совокупности строго диктуется содержательным описанием объекта исследования: когда речь идет о поведении и деятельности масс людей, очень важно точно определить, по каким параметрам здесь могут быть выделены типы поведения.
Самой сложной проблемой, однако, оказывается проблема репрезентативности, возникающая в специфической форме и в социально- психологическом эксперименте. Но, прежде чем освещать ее, необходимо дать общую характеристику тех методов, которые применяются в социально- психологических исследованиях.

Общая характеристика методов социально-психологического исследования. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия. Последние относятся к специфической области социальной психологии, к так называемой «психологии воздействия» и будут рассмотрены в главе о практических приложениях социальной психологии. Здесь же анализируются методы исследования, в которых в свою очередь различаются методы сбора информации и методы ее обработки. Существует и много других классификаций методов социально-психологического исследования. Например, различают три группы методов:
1) методы эмпирического исследования,
2) методы моделирования,
3) управленческо-воспитательные методы (Свенцицкий, 1977. С. 8).
При этом в первую группу попадают все те, о которых пойдет речь и в настоящей главе. Что же касается второй и третьей групп методов, обозначенных в приведенной классификации, то они не обладают какой-либо особой спецификой именно в социальной психологии (что признают, по крайней мере относительно моделирования, и сами авторы классификации).
Методы обработки данных часто просто не выделяются в специальный блок, поскольку большинство из них также не являются специфичными для социально-психологического исследования, а используют некоторые общенаучные приемы. С этим можно согласиться, но тем не менее для полного представления о всем методическом вооружении социальной психологии следует упомянуть о существовании этой второй группы методов.
Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический тест), наконец, эксперимент (как лабораторный, так и естественный). Вряд ли целесообразно в общем курсе, да еще и в его начале подробно характеризовать каждый из этих методов. Логичнее указать случаи их применения при изложении отдельных содержательных проблем социальной психологии, тогда такое изложение будет значительно понятнее.
Сейчас необходимо дать лишь самую общую характеристику каждого метода и, главное, обозначить те моменты, где в применении их встречаются определенные затруднения. В большинстве случаев эти методы идентичны тем, что применяются в социологии (Ядов, 1995). Наблюдение является «старым» методом социальной психологии и иногда противопоставляется эксперименту как несовершенный метод. Вместе с тем далеко не все возможности метода наблюдения сегодня исчерпаны в социальной психологии: в случае получения данных об открытом поведении, о действиях индивидов метод наблюдения играет весьма важную роль.
Главная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как обеспечить фиксацию каких- то определенных классов характеристик, чтобы «прочтение» протокола наблюдения было понятно и другому исследователю, могло быть интерпретировано в терминах гипотезы. На обыкновенном языке этот вопрос может быть сформулирован так: что наблюдать? Как фиксировать наблюдаемое?
Существует много различных предложений для организации так называемого структурирования данных наблюдения, т.е. выделения заранее некоторых классов, например, взаимодействий личностей в группе с последующей фиксацией количества, частоты проявления этих взаимодействий и т.д. Ниже будет подробно охарактеризована одна из таких попыток, предпринятых Р. Бейлсом. Вопрос о выделении классов наблюдаемых явлений есть по существу вопрос о единицах наблюдения, как известно, остро стоящий и в других разделах психологии.
В социально-психологическом исследовании он может быть решен только отдельно для каждого конкретного случая при условии учета предмета исследования. Другой принципиальный вопрос - это временной интервал, который можно считать достаточным для фиксации каких-либо единиц наблюдения. Хотя и существует много различных процедур для того, чтобы обеспечить фиксацию этих единиц в определенные промежутки времени и их кодирование, вопрос нельзя считать до конца решенным. Как видно, метод наблюдения не так примитивен, как кажется на первый взгляд, и, несомненно, может с успехом быть применен в ряде социально- психологических исследований.
Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Иногда необоснованно противопоставляют метод изучения документов, например, методу опросов как метод «объективный» методу «субъективному». Вряд ли это противопоставление уместно: ведь и в документах источником информации выступает человек, следовательно, все проблемы, встающие при этом, остаются в силе.
Конечно, мера «субъективности» документа различна в зависимости от того, изучается ли официальный или сугубо личный документ, но она всегда присутствует. Особая проблема возникает здесь и в связи с тем, что интерпретирует документ - исследователь, т.е. тоже человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психологическими особенностями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста.
Проблема понимания - это особая проблема психологии, но здесь она включается в процесс применения методики, следовательно, не может не приниматься во внимание. Для преодоления этого нового вида «субъективности» (интерпретации документа исследователем) вводится особый прием, получивший название «контент- анализ» (буквально: «анализ содержания») (Богомолова, Стефаненко, 1992). Это особый, более или менее формализованный метод анализа документа, когда в тексте выделяются специальные «единицы», а затем подсчитывается частота их употребления.
Метод контент-анализа есть смысл применять только в тех случаях, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации, так что приходится анализировать многочисленные тексты. Практически этот метод применяется в социальной психологии при исследованиях в области массовых коммуникаций. Ряд трудностей не снимается, конечно, и применением методики контент-анализа; например, сам процесс выделения единиц текста, естественно, во многом зависит и от теоретической позиции исследователя, и от его личной компетентности, уровня его творческих возможностей. Как и при использовании многих других методов в социальной психологии, здесь причины успеха или неуспеха зависят от искусства исследователя.
Опросы - весьма распространенный прием в социально-психологических исследованиях, вызывающий, пожалуй, наибольшее число нареканий. Обычно критические замечания выражаются в недоумении по поводу того, как же можно доверять информации, полученной из непосредственных ответов испытуемых, по существу из их самоотчетов. Обвинения такого рода основаны или на недоразумении, или на абсолютной некомпетентности в области проведения опросов. Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение получают в социальной психологии интервью и анкеты (особенно при исследованиях больших групп).
Главные методологические проблемы, которые возникают при применении этих методов, заключаются в конструировании вопросника. Первое требование здесь - логика построения его, предусмотрение того, чтобы вопросник доставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе, и того, чтобы информация эта была максимально надежной. Существуют многочисленные правила построения каждого вопроса, расположения их в определенном порядке, группировки в отдельные блоки и т.д. В литературе подробно описаны (Лекции по методике конкретных социальных исследований. М., 1972) типичные ошибки, возникающие при неграмотном конструировании вопросника. Все это служит тому, чтобы вопросник не требовал ответов «в лоб», чтобы содержание его было понятно автору лишь при условии проведения определенного замысла, который изложен не в вопроснике, а в программе исследования, в гипотезе, построенной исследователем. Конструирование вопросника - труднейшая работа, она не может выполняться поспешно, ибо всякий плохой опросник служит лишь компрометации метода.
Отдельная большая проблема - применение интервью, поскольку здесь имеет место взаимодействие интервьюера и респондента (т.е. человека, отвечающего на вопросы), которое само по себе есть некоторое социально-психологическое явление. В ходе интервью проявляются все описываемые в социальной психологии способы воздействии одного человека на другого, действуют все законы восприятия людьми друг друга, нормы их общения. Каждая из этих характеристик может влиять на качество информации, может привносить еще одну разновидность «субъективности», о которой речь шла выше

1 СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПРЕДМЕТЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Активная дискуссия о предмете социальной психологии развернулась в конце 1950-х – начале 1960-х гг. ХХ в. Эта дискуссия была вызвана двумя важными обстоятельствами:

1) возрастающими запросами практики;

2) изменениями, произошедшими в области самой психологической науки. Советская психология окрепла, появились квалифицированные кадры, возросло количество и качество теоретических и практических исследований. Начало дискуссии положила статья А. Г. Ковалева (1959 г.), в которой рассматривались два основных вопроса:

1) понимание предмета социальной психологии и круга ее задач;

2) соотношение социальной психологии с психологией, с одной стороны, и социологией – с другой стороны.

О предмете социальной психологии нет общепринятого представления. Это обусловлено высокой сложностью социально-психологических феноменов, фактов и закономерностей. Поэтому каждое психологическое направление выделяет свой круг ведущих проблем.

Существуют два основных подхода к вопросу о предмете социальной психологии.

Первый понимает социальную психологию как науку о массовых явлениях психики. Второй – главным предметом исследования считает личность. В процессе обсуждений обозначился третий подход, рассматривающий социальную психологию как науку, изучающую как массовые психические процессы, так и положение личности в группе.

Обобщая существующие разнообразные определения, можно сказать следующее: социальная психология – это отрасль психологической науки, которая изучает факты, закономерности и механизмы поведения, общения и деятельности личностей, обусловленные включенностью их в социальные общности, а также психологические особенности этих общностей.

Из определения вытекает, что предметом социальной психологии являются факты, закономерности и механизмы поведения, общения и деятельности отдельных личностей и групп, связанные с их включенностью в социальные общности.

По мнению А. Н. Сухова, А. А. Бодалева и других существует подход, который разделяет предмет теоретической социальной психологии (изучение закономерностей возникновения, функционирования и проявления социально-психологических явлений на макро-, среднем и микроуровне в различных сферах, в нормальных, осложненных и экстремальных условиях) и предмет прикладной социальной психологии (закономерности психодиагностики, консультирования и применения психотехнологий в сфере социально-психологических явлений).

Сфера собственных интересов социальной психологии просматривается довольно четко, что и позволяет отграничить ее как от проблем социологии, так и от проблем общей психологии.

2 ЗАДАЧИ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Особенностью социальной психологии является ее широкое включение в жизнь общества. При изучении психологических характеристик как больших, так и малых групп она связана с конкретными задачами, которые стоят перед обществом определенного типа, его традициями, культурой.

Задачи для исследователей:

1) корректный анализ зарубежной социальной психологии, содержания ее теоретических концепций, методов и результатов исследований. Не приемлемо как простое копирование выводов, идей зарубежных исследователей, так и однозначное отрицание чужого опыта. Необходимо рассматривать этот опыт под углом зрения условий, существующих в конкретном обществе;

2) отработка прикладного характера исследования в социальной психологии. Социальному психологу важно помнить об этических проблемах, которые неизбежно встают в процессе исследований; понимать и осознавать проблемы, диктуемые обществом; находить свое место в решении этих проблем.

В связи с переменами, происходящими в обществе в последнее время, растет потребность в социально-психологической теории. Идет переоценка ценностей, ломка стереотипов, смена ролевого поведения, этнополити-ческие конфликты!. Реальна проблема психического здоровья общества. Многие так и не смогли адаптироваться к рыночным отношениям. Переход от социальных гарантий в области здравоохранения, образования, трудовой занятости к личной ответственности идет очень болезненно. Новая социальная реальность выдвигает и новые задачи.

Основные из этих задач следующие:

1) теоретическое осмысление места и роли человека в изменяющемся мире; выявление типов социально-психологических характеров;

2) исследование всего многообразия отношений и общения, их изменения в современном социуме;

3) выработка социально-психологического отношения на природу государства, политики, экономики и общества;

4) разработка теорий социальных конфликтов (политических, межгосударственных, этнических и др.);

5) выработка теоретических основ социально-психологической диагностики, консультирования и оказание различных видов помощи нуждающимся в этой помощи слоям населения. Социальная психология должна помочь разобраться в механизмах преступного поведения, явлениях массовых забастовок и протестах населения, вести переговоры по освобождению заложников, т. е. принимать участие в решении проблем конкретного общества.

Общество диктует проблемы социальной психологии, поэтому главная задача социального психолога – уметь выявить эти проблемы. В построении целостного здания социально-психологической науки эта часть работы и наиболее важна.

3 ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Социальная психология имеет длинную предысторию, но короткую историю. Она формировалась из многих источников, поэтому в качестве предпосылок ее развития выступают различные области знаний: археология, этнография, языкознание, антропология, различные философские школы как идеалистического, так и материалистического толка.

Уже на заре своего развития люди знали и использовали ряд социально-психологических явлений и закономерностей. Из поколения в поколение передавались обряды, ритуалы, табу, которые регулировали общественную жизнь людей. Способы воздействия на широкую публику были известны еще древним ораторам. Эти знания составляли первоначальную систему сведений о социально-психологических явлениях. Это донаучный этап развития социальной психологии. На этом этапе теория и практика еще были неразрывны.

Следующий этап в формировании социально-психологических знаний называется философским, так как многие социально-психологические проблемы были рассмотрены в рамках философских учений. В античности это были взгляды Платона, Аристотеля. Г. Олпорт считает Платона родоначальником социальной психологии, в философии нового времени – Т. Гоббса, Дж. Локка, К. Гельвеция, Ж. Ж. Руссо, Г. Ф. В. Гегеля, Н. А. Бердяева, Ф. М. Вольтера, М. Монтеня и многих других. На этом этапе происходит постепенное разделение социально-психологических знаний на теоретические и практические (Аристотель: «Человек – общественное животное»). В философских воззрениях социально-психологические аспекты чаще всего представляли простой перечень примеров, эти идеи не существовали в чистом виде, выделить их было затруднительно, они были связаны с трактовкой более общих психологических идей.

Самые первые социально-психологические идеи, вышедшие из философии, сосредоточены на вопросе о соотношении общественного и индивидуального сознания. По этому вопросу можно выделить три методологические позиции. Согласно первой позиции общественное сознание преобладает над индивидуальным. Человек подчинен обществу и действует по его законам. Сторонники второй позиции полагали, что индивидуальное сознание – уникальное явление, способное определять общественное сознание. Третья позиция предполагает противоречивость общественного и индивидуального сознания, т. е. в ее основе идея вечного противоречия между человеком и обществом. Это основное положение философии экзистенциализма.

Таким образом, как и в любой дисциплине, зарождение социально-психологических идей осуществлялось в рамках философии, а лишь затем происходило отделение в самостоятельные дисциплины.

4 ВЫДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ В САМОСТОЯТЕЛЬНУЮ ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ

Начальный этап выделения социальной психологии в самостоятельную науку можно определить как феноменологический (середина Х1Х в.). Он связан:

1) с развитием языкознания;

2) накоплением значительных фактов в области этнографии, антропологии, археологии;

3) становлением массового производства и развитием городов.

На этом этапе социально-психологические феномены выделяются в самостоятельные психические явления (народный дух, поведение толпы, подражание, внушение). Для их изучения разрабатываются способы и приемы исследования. В этот период ученые лишь собирали, сравнивали, анализировали различный исторический, этнографический, антропологический и языковый материалы, не подвергая их количественной обработке и экспериментальной проверке. Английский антрополог Э. Тейлор завершает работу о первобытной культуре, американский этнограф Л. Морган исследует быт индейцев, французский социолог и этнограф Л. Леви-Брюль изучает особенности мышления первобытного человека.

Непосредственными «родителями» социальной психологии считаются психология и социология.

Психология второй половины Х1Х века – это прежде всего психология индивида, ее социальный аспект лишь намечается. Наиболее это заметно в патопсихологии. Психиатрическая практика использует гипноз как специфическую форму внушения, рассматриваются вопросы регуляции поведения человека другим индивидуумом. Как отмечает М. Г. Ярошевский (1976 г.), прообраз социальной психологии зарождается на боковых путях психологии, а не на магистральной линии развития.

Социология как самостоятельная дисциплина начала функционировать в середине Х1Х в. (родоначальник – французский философ О. Конт). Попытки объяснить социальные явления независимо от других наук не удались. Корни социальных явлений, как правило, находились в психологии. Так, французский социолог Г. Тард представлял общую модель социального как взаимоотношение двух индивидов, из которых один подражает другому. Подобные модели оказались несостоятельными, после чего законы социального стали сводиться к законам коллективной психики.

Оформляется психологическое направление в социологии. Его родоначальники: Л. Уорд и Ф. Гиддингс. Это направление, с одной стороны, тормозило становление социальной психологии как самостоятельной дисциплины, так как запутывало вопрос о ее предмете, с другой – вызывало повышенный интерес к развитию социально-психологического знания.

5 ПЕРВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФОРМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Датой зарождения описательной социальной психологии большинство исследователей считает 1895 г., когда немецкие ученые-лингвисты Ж. Штейнталь и М. Лазарус опубликовали статью «Вводные рассуждения о психологии народов», где изложили свой взгляд на развитие новой науки.

В этот период зарождаются первые социально-психологические концепции.

Психология народов возникает в Германии в основном в трудах философа М. Лаза-руса и языковеда Х. Штейнталя. Представители этого направления говорили, что существует психика, присущая всему народу в целом. Концепция развита в трудах В. Вундта. Он считал, что психология народов должна изучать продукт культуры: язык, мифы, обычаи, искусство. Сегодня национальная (этническая) психология особенно актуальна на фоне кровавых межнациональных конфликтов.

Психология масс. Направление связано с именами Г. Тарда и Г. Лебона. В их работах были обобщены наблюдения за поведением больших человеческих общностей. Сейчас эти исследования не потеряли актуальность, так как перед обществом остро стоит вопрос о психологии неуправляемой толпы. Основатели социальной психологии дали четкую характеристику толпы и человека, как части толпы. Включение личности в массу ведет к обезличиванию. Человек заражается настроением масс, теряется чувство ответственности.

Психология инстинктов исходила из того, что человеческая личность действует по инстинктивным биологическим мотивам. Теория была развита в трудах У. Макдугалла. Он полагал, что деятельность сознания находится в прямой зависимости от бессознательного начала. Выражением инстинктов являются эмоции (например, инстинкту борьбы соответствует гнев и страх). Из инстинктов выводились и все социальные процессы. Именно это положение сыграло в истории науки отрицательную роль.

Большое влияние на развитие социальной психологии оказали работы Ч. Кули. Он первым ввел понятие «Я – концепция» как представление человека о самом себе. Это представление является отражением того, что, по мнению личности, думают о нем другие. Другим важным понятием Ч. Кули было понятие первичной группы. Это семья, неформальные объединения по месту жительства или работы, учебный класс и т. п.

Таким образом, уже первые социально-психологические концепции показали, что проблемы, стоящие перед обществом, невозможно решать лишь с психологической или социологической стороны. Необходим синтез этих наук, что и выразилось в возникновении новой самостоятельной дисциплины – социальной психологии.

6 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Экспериментальный период в развитии социальной психологии начался после 1945 г. Официальным отсчетом послужила программа В. Меде (Европа) и Ф. Олпорта (США). В прорамме сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную науку. В США, где наблюдалось бурное развитие капиталистических форм экономики, активно развивались прикладные исследования. Значимость этих исследований еще больше возросла на фоне развернувшегося экономического кризиса. Старая описательная социальная психология не могла решать новые задачи. В 1930-х гг. создано Общество психологических исследований социальных проблем.

Большое количество практических исследований впервые появилось в рамках функционализма. Представители функционализма {Д. Дьюи, Д. Энджелл, Г. Кэрр и др.) изучали людей и социальные группы с позиции их социальной адаптации. Главная социально-психологическая проблема функционализма – проблема наиболее оптимальных условий социальной адаптации субъектов общественной жизни. Исследователи фиксировали внимание не на внутренних психических процессах, а на социальных функциях. Основным объектом исследования становится малая группа. Этому способствует повсеместное распространение экспериментальных методик, применение которых главным образом возможно лишь в малых группах. Отрицательным моментом при этом являлось одностороннее развитие социальной психологии, прежде всего в США, так как был утрачен интерес к теоретической стороне социальной психологии. Такое «отлучение» от теории привело к тому, что экспериментальный период в развитии социальной психологии стал обрастать острыми противоречиями. Положительным моментом этого периода явилось проведение многочисленных исследований в области малых групп, разработка методик, ставших классическими, накопление большого опыта в проведении прикладных исследований. Отрицательным – игнорирование массовых процессов, анализа их психологической стороны. После критики примитивного анализа этих процессов в первых концепциях, они были сняты вообще. Данные, полученные в четко разработанных лабораторных экспериментах, заменили знание о реальных проблемах общества.

С 1950-х гг. стал возрождаться интерес к теоретическому знанию. Исследователи (Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская, П. Н. Шихерев) выделяют четыре основные теоретические школы в 1960-х гг. ХХ в.: бихевиоризм, психоанализ, когнитивизм, интеракционизм. Первые три направления представляют социально-психологические варианты психологической мысли, интерак-ционизм – социологической.

7 БИХЕВИОРИЗМ. ПСИХОАНАЛИЗ

Бихевиоризм – поведенческая психология, изучающая проблемы закономерностей поведения человека и животного. Это определение дано И. П. Павловым, В. М. Бехтеревым, Д. Уотсоном, Э. Толме-ном, Б. Скиннером, К. Халлом и др. Поведение изучалось по формуле: стимул – реакция. Реакция – это ответ на внешний стимул, посредством которого происходит адаптация индивида к окружающей среде. Закономерности поведения человека выводились из закономерностей внешнего стимулирования.

Центральной социально-психологической проблемой в рамках бихевиоризма стала проблема научения, т. е. приобретения индивидуального опыта путем проб и ошибок, и идея подкрепления. Было выделено четыре основных закона научения: закон эффекта, закон упражнения, закон готовности и закон ассоциативного сдвига.

Закон эффекта выражается в том, что из всех реакций на одну и ту же ситуацию закрепляется и становится преобладающей только та, которая сопровождается положительными эмоциями.

Закон упражнения заключается в том, что реакция на ситуацию закрепляется пропорционально частоте, силе и длительности повторения, лежит в основе формирования социальных привычек.

Закон готовности выявляет возможности человека посредством упражнений улучшать адаптацию на психофизиологическом уровне.

Закон ассоциативного сдвига проявляется в том, что если при одновременном действии двух раздражителей один из них вызывает положительную (отрицательную) реакцию, то и другой (до этого нейтральный) приобретает способность вызывать ту же реакцию.

Основываясь на идеях К. Халла, в социальной психологии была разработана теория фрустрации – агрессии Н. Миллера и Д. Дол-ларда, предложены многочисленные модели диадического взаимодействия.

Основной методологический упрек бихевиоризму состоит в том, что большинство работ выполнено на животных.

Психоанализ прежде всего ассоциируется с именем З. Фрейда. В социальной психологии не получил широкого распространения. Попытки построения социально-психологических теорий в рамках этого направления связаны с именами Э. Фромма и Дж. Салливана. Некоторые вопросы социальной психологии получили свое развитие в работах К. Юнга и А. Адлера. Можно выделить две социально-психологические проблемы, решаемые в рамках психоанализа: проблема конфликта человека и общества, проявляющаяся в столкновении влечений человека с социальными запретами, и проблема источников социальной активности личности.

В рамках этого течения стала развиваться практика проведения Т-групп (групп тренинга), где используются механизмы воздействия людей друг на друга. Психоанализ дал толчок новому психологическому течению – гуманистической психологии (представители А. Маслоу, К. Роджерс).

8 КОГНИТИВИЗМ. ИНТЕРАКЦИОНИЗМ

Когнитивизм рассматривает социальное поведение через призму познавательных (когнитивных) процессов личности. Берет начало от гештальт-психологии и теории поля К. А. Левина. Представители когнитивной школы (Ж. Пиаже, У. Найсер, Дж. Брунер, Р. Аткинсон и др.) изучали способы формирования знаний человеком; преобразование сенсорной информации, возникновение и развитие структурных блоков познавательных процессов, роль знания в поведении человека, организацию знания в памяти, развитие интеллектуальных функций, соотношение вербальных и образных компонентов в процессах памяти и мышления. Были сделаны выводы, что человек во многих жизненных ситуациях принимает решения, опосредованные особенностями мышления.

В когнитивной социальной психологии важное место занимает теория когнитивного соответствия, которая выделяет в качестве главного мотивирующего фактора поведения человека потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фес-тингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума.

Г. М. Андреева считает, что когнитивизм дал начало такому направлению, как психология социального познания, которое исследует проблемы познания социальных явлений рядовым человеком.

Интеракционизм по происхождению – социологическая теория, основанная на теории символического интеракционизма Г. Мида, который исследовал социальные аспекты взаимодействия между людьми в процессе деятельности и общения. Основная идея – личность всегда социальна и не может формироваться вне общества. Развитие личности рассматривается через усвоение знаковых систем. Это то, что отличает человека от животного мира. Коммуникация представляет собой обмен символами, в процессе которого вырабатываются единые значения и смыслы. Главнейшей знаковой системой является язык.

Символическая коммуникация – это начало человеческой психики. В рамках направления изучались проблемы референтных групп Г. Хаймена, Р. Мертона, структура и динамика развития личности, ролевые теории Т. Сарбина, микропроцессы социального взаимодействия, среда социальной деятельности.

Личность, с одной стороны, – это автономная система, проявляющаяся в независимом импульсивном поведении, с другой – зависимая социальная система, проявляющаяся в ожидаемом окружающими поведении. Активное начало в личности способно менять не только личность, но и общество.

9 ПОНЯТИЕ МЕТОДОЛОГИИ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проблемы методологии важны для любой науки. Статус социальной психологии приводит к необходимости применения в практике исследования одновременно методологических принципов двух научных дисциплин: психологии и социологии, что в ряде случаев вызывает наложение закономерностей общественного развития и развития психики человека. Отсутствие собственного понятийного аппарата вызывает необходимость использования различных терминологических словарей.

В современной науке термином методология (от греч. methodos – «путь познания») обозначают три разных уровня научного знания.

1. Общая методология – это совокупность общих принципов, способов построения научного знания. В качестве общей методологии выступают различные философские системы, преломленные затем через специфику каждой науки.

2. Частная методология – система частных принципов, постулатов, посылок и т. п., применяемых в конкретной области знания. Примером является принцип деятельности. В социальной психологии этот принцип раскрывается как понимание совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают особые связи. В качестве субъекта деятельности выступает коллективным субъект деятельности. Применение этого принципа позволяет изучать атрибуты коллективного субъекта деятельности (потребности, мотивы, цели группы и т. д.) и недопустимость сведения любого исследования к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне социального контекста.

3. Методологические приемы (методология) по Т. В. Корниловой это – множество методик исследования, терапии и т. п. Могут подразделяться на метод (стратегию исследования) и методику (способы фиксации эмпирических данных, или техники. Методы нельзя рассматривать изолированно от общей и специальной методологии. Такая зависимость не абсолютна. Одни и те же методы и методики могут применяться в рамках различных методологий.

Для научного исследования с позиций современной методологической науки характерно следующее:

1) наличие конкретного объекта исследования;

2) выявление фактов, выяснение причин, разработка методов, формулирование гипотез;

3) четкое разделение между установленными фактами и гипотезами;

4) объяснение и прогнозирование фактов и явлений.

Отличительными чертами научного исследования являются тщательно собранные данные, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в дальнейшей работе.

1 °CПЕЦИФИКА НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Социальная психология, являясь интегральной наукой, имеет свою специфику, которая выражается в своеобразии черт научного исследования.

Данные в социальной психологии – это сведения об открытом поведении индивидов в группах, характеристики сознания этих индивидов, психологические характеристики самой группы. В зависимости от объема перечисленные данные делятся на два типа:

1) корреляционные, в основе которых лежит большой массив данных, взаимосвязанных между собой;

2) экспериментальные, имеющие небольшой объем, в ходе исследования могут вводиться новые переменные. Объединение данных в принципы, построение гипотез и теорий в социальной психологии имеет следующую специфику.

В гуманитарных теориях связи между положениями не имеют четкой логики, поэтому важное место занимает гипотеза. В социальной психологии гипотеза является теоретической формой знания. Неграмотное построение гипотез – это важная причина слабости исследований.

На основании выдвигаемых гипотез организуется сбор данных, после чего делаются обобщения, т. е. формулируются теории. На данном уровне развития социальной психологии представляется доступной разработка теорий среднего ранга, которые охватывают отдельные сферы предмета социальной психологии (например, теория лидерства, теория групповой сплоченности и т. д.). Создание специальных теорий очень важно, так как без них не возможно построение прогнозов социального поведения.

Следующим шагом является обязательная проверка гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Этот этап для социальной психологии представляется особенно сложным, что связано с ее двойственным положением. Как экспериментальная дисциплина социальная психология должна соотносить научные суждения с данными чувственного опыта – принцип верификации. Однако значительную часть социально-психологических характеристик нельзя подвергнуть верификации (например, исследования массовых процессов, больших групп). Данное противоречие привело к возрастанию интереса к качественным методам исследования, которые широко применяются в социологии. Среди качественных методов широкое распространение получил метод фокус-групп по О. Т. Мельниковой – это полустандартизированное интервью, происходящее в форме групповой дискуссии и направленное на получение от ее участников субъективной информации о том, как они воспринимают различные виды практической деятельности или продукты этой деятельности (например, рекламу или СМИ).

Рассмотренные выше требования к научному исследованию увеличивают методологические трудности, стоящие перед социальной психологией.

11 КАЧЕСТВО СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

Проблема качества информации обеспечивается путем реализации принципа репрезентативности и проверки получаемых данных на надежность. Учитывая специфику социальной психологии, качество информации может объективным и субъективным. По мнению В. А. Ядова, необходимо учитывать, что источником информации является человек. Для преодоления ошибок субъективизма вводится ряд требований относительно надежности информации: обоснованность (валидность), устойчивость и точность.

Обоснованность (валидность) – это способность исследовать именно те характеристики объекта, которые и нужно измерять. Для этого можно прибегнуть к помощи компетентных экспертов или дополнительного интервью, ответы на вопросы которого также дают косвенную характеристику изучаемого свойства.

Устойчивость (достоверность) предполагает получение идентичной информации в различных ситуациях. Существуют следующие способы проверки на достоверность:

1) повторное измерение;

2) измерение одного и того же свойства разными наблюдателями;

3) проверка шкалы по частям («расщепление шкалы»).

Точность – это степень приближения результатов измерения к истинному значению измеряемой величины, т. е. точность проверяется тем, насколько дробными являются применяемые метрики.

Для того чтобы стать источником информации, человек должен понять вопрос, инструкцию или другое требование исследователя; должен обладать информацией; уметь вспомнить то, что необходимо для полной информации; должен согласиться на выдачу информации. Именно поэтому для социальной психологии остро стоит вопрос репрезентативности. Проблема построения выборки решается сходно с социологией.

Применяются те же выборки, что и в других исследованиях: случайные, типичные (стратифицированные), по квоте и т. п. Однако применение конкретной выборки определяется конкретным содержанием объекта исследования и каждый раз решается творчески.

Наиболее сложным является решение проблемы репрезентативности при проведении социально-психологического лабораторного эксперимента. В этом случае лабораторную группу необходимо на определенный срок «вырвать» из реальной действительности. Часто для этих целей используют студентов психологических факультетов, что вызывает повышенную критику, так как пренебрегают возрастным и профессиональным критериями, у студентов возникает повышенная готовность угодить экспериментатору. Часто наблюдается эффект Розенталя – эффект, который вызывается присутствием экспериментатора.

С этих позиций естественный эксперимент можно считать наиболее перспективным для применения в социальной психологии.

12 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ

Существуют различные классификации социально-психологических методов. Наиболее целесообразны следующие.

1. Методы феноменологизации и концептуализации – позволяют провести предварительную работу по выделению и систематизации интересующих социально-психологических феноменов и проблем. Выделение феноменов осуществляется в соответствии с социальными потребностями, а систематизация – путем соотнесения с имеющимися теориями.

2. Методы исследования и диагностики – наблюдение, опрос, эксперимент, анализ продуктов деятельности, моделирование. При организации наблюдения отвечают на вопросы: что наблюдать? как фиксировать? Эксперимент предполагает создание контролируемых условий, в которых вероятно появление изучаемого феномена. Подразделяется на лабораторный и естественный. Последний предполагает создание искусственной модели действительности.

Что-либо выяснить о социально-психологических явлениях, процессах можно, исследуя продукты деятельности отдельных индивидов и групп (документы, сочинения, контрольные работы, рисунки и т. п.).

Моделирование – конструирование модели, которая дает возможность представить, прогнозировать развитие событий.

Методы исследования ориентированы на разностороннее рассмотрение какого-либо феномена, а диагностики – на измерение, т. е. численное представление изучаемого явления.

3. Методы обработки и интерпретации данных. Чаще всего используются статистические методы (нахождение средних значений, отклонений от среднего показателя и т. п.). Методы обработки дают числа, а интерпретации позволяют перевести их в психологические понятия и суждения. Для этой цели используют тесты и экспертные оценки.

4. Методы коррекции и терапии – позволяют улучшать различные личностные и групповые умения, навыки, свойства и т. п., осуществлять лечение людей. Выделяют телесную терапию, арттерапию, психодраму и др.

5. Методы мотивирования и управления – это методы, которые побуждают людей к деятельности и обеспечивают оптимальное взаимодействие отдельных личностей и групп (например, планирование).

6. Методы обучения и развития личности (или группы) призваны реализовать социально-психологический потенциал межличностного взаимодействия (дискуссионные игры, тренинги межличностной чувствительности и личностного роста и т. п.).

7. Методы конструирования и творчества – позволяют использовать потенциал группового взаимодействия для порождения чего-либо нового (решение конфликтной ситуации, разработка технического устройства и т. д.).

13 ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СВЯЗИ ОБЩЕСТВЕННЫХ И МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Проблема отношений в отечественной психологии разработана в трудах В. Н. Мясищева, который выделял два основных вида отношений: общественные и психологические.

Общественные отношения – отношения между социальными группами или между индивидами как представителями социальных групп (идеологические, политические, социальные, экономические и др.). Они носят безличный характер и реализуются во взаимодействии социальных ролей.

По мнению Г. М. Андреевой, – социальная роль – общественно необходимый вид социальной деятельности и способ поведения.

Межличностные (по Мясищеву – психологические) отношения – отношения между людьми, входящими в общую для них группу, которые проявляются в характере и способах взаимовлияний в процессе совместной деятельности и общения.

Как считает Г. М. Андреева, межличностные отношения возникают внутри каждого вида общественных отношений. Они представляют единое целое, и недооценка одного из них искажает реальное положение дел. Не существует чистых общественных отношений, они преломляются через межличностные, поэтому человек одновременно выступает и как исполнитель безличной социальной роли, и как неповторимая человеческая личность, что реализуется через выполнение межличностных ролей.

Межличностная роль – положение человека в системе групповых связей, которое определяется индивидуальными психологическими особенностями личности. Выполнение определенной межгрупповой роли определяет статус человека в группе.

Статусные отношения возникают в связи с межличностными отношениями. Важные характеристики статуса – престиж и авторитет личности. В разных группах в зависимости от их особенностей один и тот же человек может иметь различный статус.

Межличностные отношения отличаются от общественных наличием эмоциональной основы, т. е. в процессе непосредственного общения возникают определенные эмоциональные проявления различной интенсивности. В отечественной психологии различают три уровня эмоционального проявления: аффекты, эмоции и чувства.

Отношения между малыми группами могут строиться как отношения внутригруппового фаворитизма, межгрупповой дискриминации, межгруппового сотрудничества.

Внутригрупповой фаворитизм – своя группа оценивается ее членами как более привлекательная (лучшая), чем другие группы. По мнению В. С.Агеева, внутригрупповой фаворитизм благотворно влияет на развитие группы на начальном этапе.

Межгрупповая дискриминация – враждебное отношение к чужой группе. Наиболее характерна для групп преступников.

Внутригрупповой фаворитизм проявляется и на уровне взаимоотношений больших групп

14 ПРОБЛЕМА ОБЩЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Проблема общения в отечественной социальной психологии не решается простым суммированием его составляющих. По мнению А. Н. Леонтьева, через общение реализуется вся система отношений человека. Отношения человека к окружающему миру всегда опосредованы его отношением к людям и обществу. Общение одновременно существует и в структуре общественных и межличностных отношений. Наиболее изучено в рамках социальной психологии общение как реализация межличностных отношений.

Развитие общения в мире определяется развитием всех общественных процессов. Оно меняется вследствие совершенствования средств технической связи, а также из-за изменения социальных функций человека. Преобладавшее ранее непосредственное общение в настоящее время все больше заменяется опосредованным и становится более массовым. Само же непосредственное общение характеризуется увеличением вынужденных контактов между людьми.

Общение может происходить на различных уровнях, что определяется особенностями личности, ситуации, общей культурой и др.

Фатический (от лат. fatuus – «глупый») – самый примитивный уровень общения, предполагающий простой обмен репликами для поддержания разговора. Не предполагает глубокого смысла и не отличается содержательностью, не несет новой информации. В то же время важен в стандартных ситуациях. Часто определяется этикетом.

Информационный – осуществляется обмен информацией, сопровождающийся мыслительной, эмоциональной или поведенческой активностью человека. Преобладает в условиях совместной деятельности или дружеской встречи. Способствует активному включению человека в процесс коммуникации.

Личностный (духовный) уровень – взаимодействие, в процессе которого субъекты способны к глубокому самораскрытию и постижению сущности другого человека. Такое общение возможно лишь при позитивном отношении к себе, другим и миру в целом.

Отличительной особенностью человека является общение с самим собой. Это чисто индивидуальное общение, предполагающее особую точку зрения на самого себя и окружающее, которая может меняться. В ходе такого разговора человек мысленно может общаться с тем, с кем общался недавно, продумывать тактику будущего общения и т. п.

В рамках социальной психологии уместна следующая классификация видов общения: межличностное, групповое и межгрупповое, массовое, доверительное и конфликтное, интимное и криминогенное, деловое и личное, прямое и опосредованное, терапевтическое и ненасильственное.

В последние годы наиболее актуальным является вопрос рассмотрения общения с позиций гуманистической психологии, в основе которой лежат открытость и искренность контактов.

15 ВЕРБАЛЬНАЯ И НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИИ

Общение осуществляется посредством знаковых систем. Различают вербальные (речевые) и невербальные (неречевые) средства общения.

Речь является универсальным средством общения, так как при этом менее всего теряется смысл сообщения. Речевая информация передается при помощи текста в устной и письменной формах. Преимущества письменной речи – точность формулировок, развернутость, богатство словаря, логика изложения. Преимущества устной речи – экономичность, эмоциональная насыщенность. В качестве недостатков выступают речевые ошибки, многозначность.

В общении важно наличие обратной связи. При вербальной информации это может иметь форму переспрашивания, уточнения вопроса и прочее (безоценочная обратная связь); содержать оценку информации (оценочная обратная связь); критику или корректировку (негативная обратная связь); одобрение или поддержку (позитивная обратная связь).

Важной проблемой современного общества является проблема толерантности. В контексте вербального общения это соблюдение норм реагирования на высказывание другого, допущение принципиально иной точки зрения.

Остро стоит проблема повышения эффективности речевого воздействия, в рамках которой развивается экспериментальная риторика (искусство убеждения посредством речи).

Невербальные средства общения нужны для создания психологического контакта между партнерами, выражения эмоций, отражающих истолкование ситуации. Подразделяются на три группы.

1. Визуальные: кинесика (движения частей тела); направление взгляда и визуальный контакт; выражение глаз, лица; поза; кожные реакции; дистанция (расстояние до собеседника, угол поворота к нему, персональное пространство); вспомогательные средства общения – особенности телосложения (половые, возрастные) и средства их преобразования (одежда, косметика, очки, украшения, татуировки, усы, борода, сигарета и т. п.).

2. Акустические: связанные с речью (интонация, громкость, тембр, тон, ритм, высота звука, речевые паузы и их локализация в тексте); не связанные с речью (смех, плач, кашель, вздохи, скрежет зубами, хлюпанье носом и т. п.).

3. Тактильные: физическое воздействие (ведение слепого за руку, контактный танец и др.); такевика (пожатие руки, хлопание по плечу).

Согласно классификации В. А. Лабунской невербальные средства общения подразделяются на:

1) оптико-кинетические (жесты, мимика, пантомимика);

2) паралингвистические (вокализация) и экстралингвистические (паузы, покашливание, плач, смех, темп речи);

3) организующие пространство и время коммуникативного процесса (размещение партнеров, возможность опоздания и т. п.);

4) визуальные (контакт глаз).

16 МЕСТО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕНИЯ

В процессе совместной деятельности и общения между людьми возникает контакт, который обусловлен индивидуальными особенностями субъектов, спецификой ситуации, преобладающими стратегиями поведения, возможными противоречиями. Установление такого контакта называется интеракцией. Интерактивный аспект общения включает многообразные проблемы взаимодействия людей. В процессе интеракции происходит развитие личности, при этом действия каждого индивида всегда ориентированы на другого и зависят от него.

По Н. Н. Обозову, Т. Шибутани – продуктивность общения во многом определяется совместимостью субъектов.

Психологическая совместимость в социальной группе – это осуществление взаимодействия в отсутствии психологического напряжения и при максимально возможной взаимозаменяемости и взаимодополняемости. Экспериментально установлено, что наиболее совместимы:

1) люди, испытывающие высокую потребность в общении;

2) эмоциональные, аффективные лица, предпочитающие иметь дело с себе подобными;

3) субъекты с сильной нервной системой, склонные к общению с людьми со слабой нервной системой;

4) лица с разным практическим интеллектом. На эффективность взаимодействия влияют социальные качества человека. А. Б. Добрович в качестве наиболее значимых таких качеств выделяет следующие: интроверсия – экстраверсия, мобильность – ригидность, доминантность – недоминантность.

Процесс взаимодействия состоит из функциональных единиц взаимодействия (акты, действия). Впервые изучил Д. Мид. Действие состоит из четырех фаз: побуждения (первых стимулов к общению), уточнения ситуации (восприятия другого человека, ситуации и информации), непосредственного действия, завершения.

Функциональная единица общения называется трансакцией. Понятие введено Э. Берном. Представляет взаимодействие двух эго-состояний индивидов, где под эго-состоянием понимается способ существования Я-субъекта. Выделяются три основных эго-состояния: взрослый, ребенок, родитель. Опираясь на теорию трансактного анализа Э. Берна, можно изучать закономерности общения людей.

В различных ситуациях человек может вести себя по-разному. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный, гуманистический.

Ритуальный – задан культурой. Его цель – подтвердить свое присутствие в данной культуре, ситуации, заявить о компетенции и т. п.

Манипулятивный – состоит в желании управлять, обучать, оказать влияние, навязать свою точку зрения.

Гуманистический – его целью является не изменить другого, а изменить представления обоих партнеров относительно объектов взаимодействия. Подробно исследуется в работах К. Роджерса.

17 ТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

Наиболее распространено антагонистическое деление на два вида взаимодействий: кооперация и конкуренция, согласие – конфликт, приспособление – оппозиция, ассоциация – диссоциация и т. д.

Кооперация – координация единичных сил участников, что проявляется во взаимопомощи, взаимовлиянии. А. Н. Леонтьев выделял в качестве ее характеристик разделение единого процесса деятельности между участниками и изменение деятельности каждого.

По определению И.М. Шмелева конкуренция выражает отрицательное отношение к процессу взаимодействия, но может рассматриваться и как продуктивный тип, в ходе которого у субъектов взаимодействия возникает конкурентно-созидательная мотивация.

Степени продуктивной конкуренции: соревнование, соперничество, конфронтация, конфликт.

Конфликт – форма взаимодействия, характеризующаяся наличием противоположных тенденций у субъектов взаимодействия.

Современная социальная психология в конфликте выделяет следующие элементы:

1) стороны (участники) конфликта (черта личности – черта личности; личность – личность; личность – группа и группа – группа);

2) условия протекания конфликта (пространственно-временные; социально-психологические (психологический климат, тип и уровень общения, степень конфронтации, состояние участников конфликта); социальные (вовлеченность в конфликт, интересов различных социальных групп));

3) образы конфликтной ситуации (представление о себе, о противоположной стороне, о среде и условиях протекания конфликта);

4) возможные действия участников конфликта (характер действия (наступательные, оборонительные, нейтральные); степень активности в их осуществлении (активные – пассивные, инициирующие – ответные); направленность этих действий (на оппонента, к третьим лицам, на самого себя));

5) исходы конфликтных действий (полное или частичное подчинение другому; компромисс; прерывание конфликтных действий; интеграция).

Р. Блейк, Д. Моутон, К. Томас выделяют пять стратегий взаимодействия: соперничество, компромисс, сотрудничество, приспособление и избегание.

Стратегия взаимодействия – совокупность доминирующих особенностей поведения человека в отношениях с другими людьми, проявляющихся в той или иной социальной ситуации.

Приспособление – сглаживание противоречий, перестройка своих позиций.

Компромисс – урегулирование разногласий через уступки.

Сотрудничество – совместная выработка решений, удовлетворяющих интересы всех сторон.

Избегание (уклонение) – стремление выйти из конфликтной ситуации, не решая ее.

Соперничество (конкуренция) – открытая борьба за свои интересы, упорное отстаивание своей позиции.

18 СТРУКТУРА ОБЩЕНИЯ. ФУНКЦИИ ОБЩЕНИЯ

По определению, данному А. Н. Суховым, А. А. Бодалевым, В.Н. Казанцевым, общение – это процесс передачи и приема сообщений с помощью вербальных и невербальных средств, включающий обратную связь, в результате чего осуществляется обмен информацией между участниками общения, ее восприятие и познание ими, а также их влияние друг на друга и взаимодействие по достижении изменений в деятельности.

В качестве основных компонентов общения можно выделить:

1) передатчик, отправитель;

2) получатель, приемник, адресат;

3) канал связи;

4) шум, сигнал;

5) код, декодер.

В структуре общения выделяются следующие элементы:

1) коммуникативно-информационный,

означающий прием и передачу сообщений и предполагающий обратную связь, в основе которого лежит психологический контакт;

2) познавательный, основанный на процессе восприятия и понимания людьми друг друга;

3) интерактивный (контактный), связанный с процессом воздействия, поведения.

По мнению Н. А. Соловьевой, в реальном общении каждая из этих сторон не существует изолированно от других, их выделение возможно лишь в экспериментальных исследованиях.

Рассмотренные выше стороны общения проявляются в малых группах, поэтому необходимо дополнительное исследование средств и механизмов воздействия людей друг на друга в условиях совместных массовых действий, при изучении больших групп и социальных движений.

Из книги Руководство по системной поведенченской психотерапии автора Курпатов Андрей Владимирович

Глава третья Методологические проблемы психотерапевтической науки Технологичность знания определяется тремя осями, его конституирующими. К ним относятся: «систематизм», свойственный исследованиям И.П. Павлова98, «целостность», обеспечившая универсальность позиций

Из книги Педагогическая психология: хрестоматия автора Автор неизвестен

Давыдов В. В. Проблемы развивающего обучения: опыт теоретического и экспериментального психологического исследования …Как отмечалось выше, при обучении в массовой школе доминирующее значение нередко приобретает эмпирическое мышление школьников; поэтому случаи

Из книги Этнопсихология автора Стефаненко Татьяна Гавриловна

1.3. В. Вундт: психология народов как первая форма социально-психологического знания Как уже отмечалось, в России сторонники естественнонаучной и гуманитарной психологии вели между собой борьбу, в которой оказались победители и побежденные, но места для этнопсихологии

Из книги С.В. Березин, К.С. Лисецкий, Е.А. Назаров автора Академия Международная Педагогическая

1.1. Наркомания как предмет психологического исследования Злоупотребление психоактивными веществами является международной проблемой, от которой страдает почти каждая страна на земном шаре, в том числе и Россия. Систематические исследования наркомании, широко

Из книги Психология инноваций: подходы, методы, процессы автора Яголковский Сергей Ростиславович

Глава 2 Инновационность как предмет психологического исследования В исследованиях инноваций значительную долю составляют работы, посвященные анализу детерминант успешной инновационной деятельности, которые условно можно разделить на две большие группы: личностные и

автора

2. Этапы развития социально-психологического знания Историю развития социальной психологии можно разделить на 3 этапа:1) описательный этап (VI в. до н. э. середина ХIХ в.) – зарождение и первые шаги социально-психологического знания встречаются уже в трудах философов

Из книги Шпаргалка по социальной психологии автора Челдышова Надежда Борисовна

9. Этапы социально-психологического исследования На первом этапе социально-психологического исследования необходимо выбрать тему исследования и четко её сформулировать. Далее необходимо составить программу и план работы, которые обычно базируются на какой-либо

Из книги Психологический практикум для начинающих автора Барлас Татьяна Владимировна

Глава 1. Методы психологического исследования

Из книги Шпаргалка по общей психологии автора Войтина Юлия Михайловна

12. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ. ЭТАПЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Методы психологии – основные пути и приемы научного показания психических явлений и их закономерностей.В психологии принято выделять четыре группы методов изучения

Из книги Психология личности в трудах отечественных психологов автора Куликов Лев

Специфика социально-психологического подхода к пониманию личности. А. А. Бодалев Попробуем ответить себе, кто же прав в возникшем споре о том, как понимать личность человека и в чем же заключаются главные детерминанты, которые определяют ее формирование и

Из книги Общая психология автора Дмитриева Н Ю

14. Внимание как объект психологического исследования Внимание представляет собой один из важнейших психических процессов. Оно не является самостоятельной формой отражения или познания. Его обычно относят к области явлений восприятия. Внимание характеризует

Из книги Психология рекламы автора Лебедев-Любимов Александр Николаевич

автора Бодров Вячеслав Алексеевич

1.4. Методологические подходы к изучению психологического стресса В науке и обществе время от времени происходит изменение парадигмы – фундаментального предположения, представления о природе тех или иных явлений, событий, процессов. Одним из очередных изменений

Из книги Психологический стресс: развитие и преодоление автора Бодров Вячеслав Алексеевич

Глава 6. Теоретико-методологические основы проблемы преодоления стресса 6.1. Теоретические предпосылки учения о преодолении стресса Четыре взаимосвязанные концепции сформировали современные подходы к пониманию преодоления стресса: 1) эволюционная теория и

Из книги Психологический стресс: развитие и преодоление автора Бодров Вячеслав Алексеевич

10.1. Методологические и практические проблемы измерений Существует распространенное утверждение, что имеются индивидуальные различия в том, как люди реагируют на стресс. Еще когда S.A. Stouffer изучал психологию американских солдат и невроз военного времени, теперь

Из книги Здоровое общество автора Фромм Эрих Зелигманн

Реферат

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ


1. Значение методологических проблем в современной науке

Проблемы методологии исследования являются актуальными для любой науки, особенно в современную эпоху, когда в связи с научно-технической революцией крайне усложняются задачи, которые приходится решать науке, и резко возрастает значение тех средств, которыми она пользуется. Кроме того, в обществе возникают новые формы организации науки, создаются большие исследовательские коллективы, внутри которых ученым необходимо разработать единую стратегию исследований, единую систему принимаемых методов. В связи с развитием математики и кибернетики рождается особый класс так называемых междисциплинарных методов, применяемых в качестве "сквозных" в различных дисциплинах. Все это требует от исследователей все в большей и большей степени контролировать свои познавательные действия, анализировать сами средства, которыми пользуются в исследовательской практике. Доказательством того, что интерес современной науки к проблемам методологии особенно велик, является факт возникновения особой отрасли знания внутри философии, а именно логики и методологии научного исследования. Характерным, однако, нужно признать и то, что анализом методологических проблем все чаще начинают заниматься не только философы, специалисты в области этой дисциплины, но и сами представители конкретных наук. Возникает особый вид методологической рефлексии – внутринаучная методологическая рефлексия.

Все сказанное относится и к социальной психологии (Методология и методы социальной психологии, 1979), причем здесь вступают в действие еще и свои особые причины, первой из которых является относительная молодость социальной психологии как науки, сложность ее происхождения и статуса, порождающие необходимость руководствоваться в исследовательской практике одновременно методологическими принципами двух различных научных дисциплин: психологии и социологии. Это рождает специфическую задачу для социальной психологии – своеобразного соотнесения, "наложения" друг на друга двух рядов закономерностей: общественного развития и развития психики человека. Положение усугубляется еще и отсутствием своего собственного понятийного аппарата, что порождает необходимость использования и двух родов различных терминологических словарей.

Прежде чем более конкретно говорить о методологических проблемах в социальной психологии, необходимо уточнить, что же вообще понимается под методологией. В современном научном знании термином "методология" обозначаются три различных уровня научного подхода.

Общая методология – некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые – осознанно или неосознанно – применяются в исследованиях. Так, для социальной психологии необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека. В качестве общей методологии различные исследователи принимают различные философские системы.

Частная (или специальная) методология – совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Частная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования. Это тоже определенный способ познания, но способ, адаптированный для более узкой сферы знания. В социальной психологии в связи с ее двойственным происхождением специальная методология формируется при условии адаптации методологических принципов как психологии, так и социологии. В качестве примера можно рассмотреть принцип деятельности, как он применяется в отечественной социальной психологии. В самом широком смысле слова философский принцип деятельности означает признание деятельности сущностью способа бытия человека. В социологии деятельность интерпретируется как способ существования человеческого общества, как реализация социальных законов, которые и проявляются не иначе как через деятельность людей. Деятельность и производит, и изменяет конкретные условия существования индивидов, а также общества в целом. Именно через деятельность личность включается в систему общественных отношений. В психологии деятельность рассматривается как специфический вид человеческой активности, как некоторое субъектно-объектное отношение, в котором человек – субъект – определенным образом относится к объекту, овладевает им. Категория деятельности, таким образом, "открывается теперь в своей действительной полноте в качестве объемлющей оба полюса – и полюс объекта, и полюс субъекта" (Леонтьев, 1975. С. 159). В ходе деятельности человек реализует свой интерес, преобразуя предметный мир. При этом человек удовлетворяет потребности, при этом же рождаются новые потребности. Таким образом, деятельность предстает как процесс, в ходе которого развивается сама человеческая личность.

Социальная психология, принимая принцип деятельности как один из принципов своей специальной методологии, адаптирует его к основному предмету своего исследования – группе. Поэтому в социальной психологии важнейшее содержание принципа деятельности раскрывается в следующих положениях: а) понимание деятельности как совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые связи, например коммуникативные; б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, общества, т.е. введение идеи коллективного субъекта деятельности; это позволяет исследовать реальные социальные группы как определенные системы деятельности;в) при условии понимания группы как субъекта деятельности открывается возможность изучить все соответствующие атрибуты субъекта деятельности – потребности, мотивы, цели группы и т.д.; г) в качестве вывода следует недопустимость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию, к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне определенного "социального контекста" – данной системы общественных отношений. Принцип деятельности превращается, таким образом, в своего рода норматив социально-психологического исследования, определяет исследовательскую стратегию. А это и есть функция специальной методологии.

Методология – как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином "методика". Однако в ряде других языков, например в английском, нет этого термина, и под методологией сплошь и рядом понимается методика, а иногда только она. Конкретные методики (или методы, если слово "метод" понимать в этом узком смысле), применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений.

Суть внедрения предложенной "иерархии" различных методологических уровней заключается именно в том, чтобы не допускать в социальной психологии сведения всех методологических проблем только к третьему значению этого понятия. Главная мысль заключается в том, что, какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии. Это значит, что любой методический прием – анкета, тест, социометрия – всегда применяется в определенном "методологическом ключе", т.е. при условии решения ряда более принципиальных вопросов исследования. Суть дела заключается также и в том, что философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии. Что же касается конкретных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов и применяться практически в одинаковой форме в рамках различных методологических ориентации, хотя общий набор методик, генеральная стратегия их применения, конечно, несут методологическую нагрузку.

Теперь необходимо уточнить, что же понимается в современной логике и методологии науки под выражением "научное исследование". Следует помнить при этом, что социальная психология XX в. особенно настаивала на том, что ее отличие от традиции XIX в. состоит именно в опоре на "исследования", а не на "спекуляции". Противопоставление исследования спекуляции законно, но при условии, что оно соблюдается точно, а не подменяется противопоставлением "исследование – теория". Поэтому, выявляя черты современного научного исследования, важно корректно ставить эти вопросы. Обычно называют следующие черты научного исследования:

1. Оно имеет дело с конкретными объектами, иными словами, с обозримым объемом эмпирических данных, которые можно собрать средствами, имеющимися в распоряжении науки;

2. В нем дифференцированно решаются эмпирические (выделение фактов, разработка методов измерения), логические (выведение одних положений из других, установление связи между ними) и теоретические (поиск причин, выявление принципов, формулирование гипотез или законов) познавательные задачи;

3. Для него характерно четкое разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями, поскольку отработаны процедуры проверки гипотез;

4. Его цель – не только объяснение фактов и процессов, но и предсказание их. Если кратко суммировать эти отличительные черты, их можно свести к трем: получение тщательно собранных данных, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в предсказаниях.

2. Специфика научного исследования в социальной психологии

Каждая из названных здесь черт научного исследования имеет специфику в социальной психологии. Модель научного исследования, предлагаемая в логике и методологии науки, обычно строится на примерах точных наук и прежде всего физики. Вследствие этого многие существенные для других научных дисциплин черты оказываются утраченными. В частности, для социальной психологии необходимо оговорить ряд специфических проблем, касающихся каждой из названных черт.

Первая проблема, которая встает здесь, – это проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть либо данные об открытом поведении индивидов в группах, либо данные, характеризующие какие-то характеристики сознания этих индивидов, либо психологические характеристики самой группы. По вопросу о том, "допускать" ли в исследование данные этих двух видов, в социальной психологии идет ожесточенная дискуссия: в различных теоретических ориентациях этот вопрос решается по-разному.

Так, в бихевиористской социальной психологии за данные принимаются лишь факты открытого поведения; когнитивизм, напротив, делает акцент на данные, характеризующие лишь когнитивный мир индивида: образы, ценности, установки и др. В других традициях данные социально-психологического исследования могут быть представлены обоими их видами. Но это сразу выдвигает определенные требования и к методам их сбора. Источником любых данных в социальной психологии является человек, но один ряд методов пригоден для регистрации актов его поведения, другой – для фиксации его когнитивных образований. Признание в качестве полноправных данных и того, и другого родов требует признания и многообразия методов.

Проблема данных имеет еще и другую сторону: каков должен быть их объем? Соответственно тому, какой объем данных присутствует в социально-психологическом исследовании, все они делятся на два типа: а) корреляционные, основанные на большом массиве данных, среди которых устанавливаются различного рода корреляции, и б) экспериментальные, где исследователь работает с ограниченным объемом данных и где смысл работы заключается в произвольном введении исследователем новых переменных и контроле за ними. Опять-таки и в этом вопросе весьма значима теоретическая позиция исследователя: какие объекты, с его точки зрения, вообще "допустимы" в социальной психологии (предположим, включаются ли в число объектов большие группы или нет).

Вторая черта научного исследования – это интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. И эта черта весьма специфично раскрывается в социальной психологии. Теориями в том понимании, в каком о них говорится в логике и методологии науки, она вообще не обладает. Как и в других гуманитарных науках, теории в социальной психологии не носят дедуктивного характера, т.е. не представляют собой такой хорошо организованной связи между положениями, чтобы можно было из одного вывести любое другое. В социально-психологических теориях отсутствует строгость такого порядка, как, например, в теориях математики или логики. В таких условиях особенно важное место в исследовании начинает занимать гипотеза. Гипотеза "представляет" в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено социально-психологического исследования – формулирование гипотез. Одна из причин слабости многих исследований – отсутствие в них гипотез или неграмотное их построение.

С другой стороны, как бы ни сложно было построение теорий в социальной психологии, более или менее полное знание и здесь не может развиваться при отсутствии теоретических обобщений. Поэтому даже хорошая гипотеза в исследовании не есть достаточный уровень включения теории в исследовательскую практику: уровень обобщений, полученных на основании проверки гипотезы и на основании ее подтверждения, есть еще только самая первичная форма "организации" данных. Следующий шаг – переход к обобщениям более высокого уровня, к обобщениям теоретическим. Конечно, оптимальным было бы построение некой общей теории, объясняющей все проблемы социального поведения и деятельности индивида в группе, механизмы динамики самих групп и т.д. Но более доступной пока представляется разработка так называемых специальных теорий (в определенном значении они могут быть названы теориями среднего ранга), которые охватывают более узкую сферу – какие-то отдельные стороны социально-психологической реальности. К таким теориям можно, например, отнести теорию групповой сплоченности, теорию группового принятия решений, теорию лидерства и т.д. Подобно тому, как важнейшей задачей социальной психологии является задача разработки специальной методологии, также крайне актуально здесь и создание специальных теорий. Без этого накапливаемый эмпирический материал не может представлять собой ценности для построения прогнозов социального поведения, т.е. для решения главной задачи социальной психологии.

Третья черта научного исследования, согласно требованиям логики и методологии науки, – обязательная проверяемость гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Проверка гипотез, естественно, необходимый элемент научного исследования: без этого элемента, строго говоря, исследование вообще лишается смысла. И вместе с тем в деле проверки гипотез социальная психология испытывает целый ряд трудностей, связанных с ее двойственным статусом.

В качестве экспериментальной дисциплины социальная психология подчиняется тем нормативам проверки гипотез, которые существуют для любых экспериментальных наук, где давно разработаны различные модели проверки гипотез. Однако, обладая чертами и гуманитарной дисциплины, социальная психология попадает в затруднения, связанные с этой ее характеристикой. Существует старая полемика внутри философии неопозитивизма по вопросу о том, что вообще означает проверка гипотез, их верификация. Позитивизм объявил законной лишь одну форму верификации, а именно сопоставление суждений науки с данными непосредственного чувственного опыта. Если такое сопоставление невозможно, то относительно проверяемого суждения вообще нельзя сказать, истинно оно или ложно; оно просто не может в таком случае считаться суждением, оно есть "псевдосуждение".

Если строго следовать такому принципу (т.е. принимать идею "жесткой" верификации), ни одно более или менее общее суждение науки не имеет права на существование. Отсюда вытекают два важных следствия, принимаемые позитивистски ориентированными исследователями: 1) наука может пользоваться только методом эксперимента (ибо лишь в этих условиях возможно организовать сопоставление суждения с данными непосредственного чувственного опыта) и 2) наука по существу не может иметь дело с теоретическими знаниями (ибо не всякое теоретическое положение может быть верифицировано). Выдвижение этого требования в философии неопозитивизма закрывало возможности для развития любой неэкспериментальной науки и ставило ограничения вообще всякому теоретическому знанию; оно давно подвергнуто критике. Однако в среде исследователей-экспериментаторов до сих пор существует известный нигилизм относительно любых форм неэкспериментальных исследований: сочетание внутри социальной психологии двух начал дает известный простор для пренебрежения той частью проблематики, которая не может быть исследована экспериментальными методами, и где, следовательно, невозможна верификация гипотез в той единственной форме, в которой она разработана в неопозитивистском варианте логики и методологии науки.

Но в социальной психологии существуют такие предметные области, как область исследования психологических характеристик больших групп, массовых процессов, где необходимо применение совсем иных методов, и на том основании, что верификация здесь невозможна, области эти не могут быть исключены из проблематики науки; здесь нужна разработка иных способов проверки выдвигаемых гипотез. В этой своей части социальная психология сходна с большинством гуманитарных наук и, подобно им, должна утвердить право на существование своей глубокой специфики. Иными словами, здесь приходится вводить и другие критерии научности, кроме тех, которые разработаны лишь на материале точных наук. Нельзя согласиться с утверждением о том, что всякое включение элементов гуманитарного знания снижает "научный стандарт" дисциплины: кризисные явления в современной социальной психологии, напротив, показывают, что она сплошь и рядом проигрывает именно из-за недостатка своей "гуманитарной ориентации".

Таким образом, все три сформулированных выше требования к научному исследованию оказываются применимыми в социальной психологии с известными оговорками, что умножает методологические трудности.

3. Проблема качества социально-психологической информации

Тесно связана с предыдущей проблема качества информации в социально-психологическом исследовании. По-иному эта проблема может быть сформулирована как проблема получения надежной информации. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность. В социальной психологии эти общие проблемы приобретают специфическое содержание. Будь то экспериментальное или корреляционное исследование, информация, которая в нем собрана, должна удовлетворить определенным требованиям. Учет специфики неэкспериментальных исследований не должен обернуться пренебрежением к качеству информации. Для социальной психологии, как и для других наук о человеке, могут быть выделены два вида параметров качества информации: объективные и субъективные.

Такое допущение вытекает из той особенности дисциплины, что источником информации в ней всегда является человек. Значит, не считаться с этим фактом нельзя и следует лишь обеспечить максимально возможный уровень надежности и тех параметров, которые квалифицируются как "субъективные". Конечно, ответы на вопросы анкеты или интервью составляют "субъективную" информацию, но и ее можно получить в максимально полной и надежной форме, а можно упустить многие важные моменты, проистекающие из этой "субъективности". Для преодоления ошибок такого рода и вводится ряд требований относительно надежности информации.

Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость и точность (Ядов, 1995).

Обоснованность (валидность) инструмента – это его способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить. Исследователь – социальный психолог, строя какую-нибудь шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства, например, установок индивида, которые он намеревается измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Можно прибегнуть к помощи экспертов, круга лиц, компетентность которых в изучаемом вопросе общепризнана. Распределения характеристик исследуемого свойства, полученные при помощи шкалы, можно сравнить с теми распределениями, которые дадут эксперты (действуя без шкалы). Совпадение полученных результатов в известной мере убеждает в обоснованности используемой шкалы. Другой способ, опять-таки основанный на сравнении, – это проведение дополнительного интервью: вопросы в нем должны быть сформулированы так, чтобы ответы на них также давали косвенную характеристику распределения изучаемого свойства. Совпадение и в этом случае рассматривается как некоторое свидетельство обоснованности шкалы. Как видно, все эти способы не дают абсолютной гарантии обоснованности применяемого инструмента, и в этом одна из существенных трудностей социально-психологического исследования. Она объясняется тем, что здесь нет готовых, уже доказавших свою валидность способов, напротив, исследователю приходится по существу каждый раз заново строить инструмент.

Устойчивость информации – это ее качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной. (Иногда это качество информации называют "достоверностью"). Способы проверки информации на устойчивость следующие: а) повторное измерение; б) измерение одного и того же свойства разными наблюдателями; в) так называемое "расщепление шкалы", т.е. проверка шкалы по частям. Как видно, все эти методы перепроверки основаны на многократном повторении замеров. Все они должны создать у исследователя уверенность в том, что он может доверять полученным данным.

Наконец, точность информации (в некоторых работах совпадает с устойчивостью – см. Саганенко, 1977. С. 29) измеряется тем, насколько дробными являются применяемые метрики, или, иными словами, насколько чувствителен инструмент. Таким образом, это степень приближения результатов измерения к истинному значению измеряемой величины. Конечно, каждый исследователь должен стремиться получить наиболее точные данные. Однако создание инструмента, обладающего нужной степенью точности, – в ряде случаев достаточно трудное дело. Всегда необходимо решить, какая мера точности является допустимой. При определении этой меры исследователь включает и весь арсенал своих теоретических представлений об объекте.

Нарушение одного требования сводит на нет и другое: скажем, данные могут быть обоснованы, но неустойчивы (в социально-психологическом исследовании такая ситуация может возникнуть тогда, когда проводимый опрос оказался ситуативным, т.е. время его проведения могло играть определенную роль, и в силу этого возник какой-то дополнительный фактор, не проявляющийся в других ситуациях); другой пример, когда данные могут быть устойчивы, но не обоснованы (если, предположим, весь опрос оказался смещенным, то одна и та же картина будет повторяться на длительном отрезке времени, но картина-то будет ложной!).

Многие исследователи отмечают, что все способы проверки информации на надежность недостаточно совершенны в социальной психологии. Кроме того, Р.Пэнто и М.Гравитц, например, справедливо замечают, что работают эти способы только в руках квалифицированного специалиста. В руках неопытных исследователей проверка "дает неточные результаты, не оправдывает заложенного труда и служит основой для несостоятельных утверждений" (Пэнто, Гравитц, 1972. С. 461).

Требования, которые считаются элементарными в исследованиях других наук, в социальной психологии обрастают рядом трудностей в силу прежде всего специфического источника информации. Какие же характерные черты такого источника, как человек, осложняют ситуацию? Прежде чем стать источником информации, человек должен понять вопрос, инструкцию или любое другое требование исследователя. Но люди обладают различной способностью понимания; следовательно, уже в этом пункте исследователя поджидают различные неожиданности. Далее, чтобы стать источником информации, человек должен обладать ею, но ведь выборка испытуемых не строится с точки зрения подбора тех, кто информацией обладает, и отвержения тех, кто ею не обладает (ибо, чтобы выявить это различие между испытуемыми, опять-таки надо проводить специальное исследование). Следующее обстоятельство касается свойств человеческой памяти: если человек понял вопрос, обладает информацией, он еще должен вспомнить все то, что необходимо для полноты информации. Но качество памяти – вещь строго индивидуальная, и нет никаких гарантий, что в выборке испытуемые подобраны по принципу более или менее одинаковой памяти. Есть еще одно важное обстоятельство: человек должен дать согласие выдать информацию. Его мотивация в этом случае, конечно, в определенной степени может быть стимулирована инструкцией, условиями проведения исследования, но все эти обстоятельства не гарантируют согласия испытуемых на сотрудничество с исследователем.

Поэтому наряду с обеспечением надежности данных особо остро стоит в социальной психологии вопрос о репрезентативности. Сама постановка этого вопроса связана с двойственным характером социальной психологии. Если бы речь шла о ней только как об экспериментальной дисциплине, проблема решалась бы относительно просто: репрезентативность в эксперименте достаточно строго определяется и проверяется. Но в случае корреляционного исследования социальный психолог сталкивается с совершенно новой для него проблемой, особенно если речь идет о массовых процессах. Эта новая проблема – построение выборки. Условия решения этой задачи сходны с условиями решения ее в социологии.

Естественно, что и в социальной психологии применяются те же самые нормы построения выборки, как они описаны в статистике и как они употребляются всюду. Исследователю в области социальной психологии в принципе даны, например, такие виды выборки, как случайная, типичная (или стратифицированная), выборка по квоте и пр.

Но в каком случае применить тот или другой вид – это вопрос всегда творческий: нужно или нет в каждом отдельном случае делить предварительно генеральную совокупность на классы, а лишь затем производить из них случайную выборку, эту задачу каждый раз приходится решать заново применительно к данному исследованию, к данному объекту, к данным характеристикам генеральной совокупности. Само выделение классов (типов) внутри генеральной совокупности строго диктуется содержательным описанием объекта исследования: когда речь идет о поведении и деятельности масс людей, очень важно точно определить, по каким параметрам здесь могут быть выделены типы поведения.

Самой сложной проблемой, однако, оказывается проблема репрезентативности, возникающая в специфической форме и в социально-психологическом эксперименте. Но, прежде чем освещать ее, необходимо дать общую характеристику тех методов, которые применяются в социально-психологических исследованиях.

Общая характеристика методов социально-психологического исследования. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия. Последние относятся к специфической области социальной психологии, к так называемой "психологии воздействия" и будут рассмотрены в главе о практических приложениях социальной психологии. Здесь же анализируются методы исследования, в которых в свою очередь различаются методы сбора информации и методы ее обработки. Существует и много других классификаций методов социально-психологического исследования. Например, различают три группы методов: 1) методы эмпирического исследования, 2) методы моделирования, 3) управленческо-воспитательные методы (Свенцицкий, 1977. С. 8). При этом в первую группу попадают все те, о которых пойдет речь и в настоящей главе. Что же касается второй и третьей групп методов, обозначенных в приведенной классификации, то они не обладают какой-либо особой спецификой именно в социальной психологии (что признают, по крайней мере относительно моделирования, и сами авторы классификации). Методы обработки данных часто просто не выделяются в специальный блок, поскольку большинство из них также не являются специфичными для социально-психологического исследования, а используют некоторые общенаучные приемы. С этим можно согласиться, но тем не менее для полного представления о всем методическом вооружении социальной психологии следует упомянуть о существовании этой второй группы методов.

Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический тест), наконец, эксперимент (как лабораторный, так и естественный).Вряд ли целесообразно в общем курсе, да еще и в его начале подробно характеризовать каждый из этих методов. Логичнее указать случаи их применения при изложении отдельных содержательных проблем социальной психологии, тогда такое изложение будет значительно понятнее. Сейчас необходимо дать лишь самую общую характеристику каждого метода и, главное, обозначить те моменты, где в применении их встречаются определенные затруднения. В большинстве случаев эти методы идентичны тем, что применяются в социологии (Ядов, 1995).

Наблюдение является "старым" методом социальной психологии и иногда противопоставляется эксперименту как несовершенный метод. Вместе с тем далеко не все возможности метода наблюдения сегодня исчерпаны в социальной психологии: в случае получения данных об открытом поведении, о действиях индивидов метод наблюдения играет весьма важную роль. Главная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как обеспечить фиксацию каких-то определенных классов характеристик, чтобы "прочтение" протокола наблюдения было понятно и другому исследователю, могло быть интерпретировано в терминах гипотезы. На обыкновенном языке этот вопрос может быть сформулирован так: что наблюдать? Как фиксировать наблюдаемое?

Существует много различных предложений для организации так называемого структурирования данных наблюдения, т.е. выделения заранее некоторых классов, например, взаимодействий личностей в группе с последующей фиксацией количества, частоты проявления этих взаимодействий и т.д. Ниже будет подробно охарактеризована одна из таких попыток, предпринятых Р.Бейлсом. Вопрос о выделении классов наблюдаемых явлений есть по существу вопрос о единицах наблюдения, как известно, остро стоящий и в других разделах психологии. В социально-психологическом исследовании он может быть решен только отдельно для каждого конкретного случая при условии учета предмета исследования. Другой принципиальный вопрос – это временной интервал, который можно считать достаточным для фиксации каких-либо единиц наблюдения. Хотя и существует много различных процедур для того, чтобы обеспечить фиксацию этих единиц в определенные промежутки времени и их кодирование, вопрос нельзя считать до конца решенным. Как видно, метод наблюдения не так примитивен, как кажется на первый взгляд, и, несомненно, может с успехом быть применен в ряде социально-психологических исследований.

Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Иногда необоснованно противопоставляют метод изучения документов, например, методу опросов как метод "объективный" методу "субъективному". Вряд ли это противопоставление уместно: ведь и в документах источником информации выступает человек, следовательно, все проблемы, встающие при этом, остаются в силе. Конечно, мера "субъективности" документа различна в зависимости от того, изучается ли официальный или сугубо личный документ, но она всегда присутствует. Особая проблема возникает здесь и в связи с тем, что интерпретирует документ – исследователь, т.е. тоже человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психологическими особенностями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста. Проблема понимания – это особая проблема психологии, но здесь она включается в процесс применения методики, следовательно, не может не приниматься во внимание.

Для преодоления этого нового вида "субъективности" (интерпретации документа исследователем) вводится особый прием, получивший название "контент-анализ" (буквально: "анализ содержания") (Богомолова, Стефаненко, 1992). Это особый, более или менее формализованный метод анализа документа, когда в тексте выделяются специальные "единицы", а затем подсчитывается частота их употребления. Метод контент-анализа есть смысл применять только в тех случаях, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации, так что приходится анализировать многочисленные тексты. Практически этот метод применяется в социальной психологии при исследованиях в области массовых коммуникаций. Ряд трудностей не снимается, конечно, и применением методики контент-анализа; например, сам процесс выделения единиц текста, естественно, во многом зависит и от теоретической позиции исследователя, и от его личной компетентности, уровня его творческих возможностей. Как и при использовании многих других методов в социальной психологии, здесь причины успеха или неуспеха зависят от искусства исследователя.

Опросы – весьма распространенный прием в социально-психологических исследованиях, вызывающий, пожалуй, наибольшее число нареканий. Обычно критические замечания выражаются в недоумении по поводу того, как же можно доверять информации, полученной из непосредственных ответов испытуемых, по существу из их самоотчетов. Обвинения такого рода основаны или на недоразумении, или на абсолютной некомпетентности в области проведения опросов. Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение получают в социальной психологии интервью и анкеты (особенно при исследованиях больших групп).

Главные методологические проблемы, которые возникают при применении этих методов, заключаются в конструировании вопросника. Первое требование здесь – логика построения его, предусмотрение того, чтобы вопросник доставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе, и того, чтобы информация эта была максимально надежной. Существуют многочисленные правила построения каждого вопроса, расположения их в определенном порядке, группировки в отдельные блоки и т.д. В литературе подробно описаны (Лекции по методике конкретных социальных исследований. М., 1972) типичные ошибки, возникающие при неграмотном конструировании вопросника. Все это служит тому, чтобы вопросник не требовал ответов "в лоб", чтобы содержание его было понятно автору лишь при условии проведения определенного замысла, который изложен не в вопроснике, а в программе исследования, в гипотезе, построенной исследователем. Конструирование вопросника – труднейшая работа, она не может выполняться поспешно, ибо всякий плохой опросник служит лишь компрометации метода.

Отдельная большая проблема – применение интервью, поскольку здесь имеет место взаимодействие интервьюера и респондента (т.е. человека, отвечающего на вопросы), которое само по себе есть некоторое социально-психологическое явление. В ходе интервью проявляются все описываемые в социальной психологии способы воздействии одного человека на другого, действуют все законы восприятия людьми друг друга, нормы их общения. Каждая из этих характеристик может влиять на качество информации, может привносить еще одну разновидность "субъективности", о которой речь шла выше. Но нужно иметь в виду, что все эти проблемы не являются новыми для социальной психологии, по поводу каждой из них разработаны определенные "противоядия", и задача заключается лишь в том, чтобы с должной серьезностью относиться к овладению этими методами. В противовес распространенному непрофессиональному взгляду, что опросы – самый "легкий" для применения метод, можно смело утверждать, что хороший опрос – это самый "трудный" метод социально-психологического исследования.

Тесты не являются специфическим социально-психологическим методом, они широко применяются в различных областях психологии. Когда говорят о применении тестов в социальной психологии, имеют в виду чаще всего личностные тесты, реже – групповые тесты. Но и эта разновидность тестов, как известно, применяется и в общепсихологических исследованиях личности, никакой особой специфики применения этого метода в социально-психологическом исследовании нет: все методологические нормативы применения тестов, принимаемые в общей психологии, являются справедливыми и здесь.

Как известно, тест – это особого рода испытание, в ходе которого испытуемый выполняет или специально разработанное задание, или отвечает на вопросы, отличающиеся от вопросов анкет или интервью. Вопросы в тестах носят косвенный характер. Смысл последующей обработки состоит в том, чтобы при помощи "ключа" соотнести полученные ответы с определенными параметрами, например, характеристиками личности, если речь идет о личностных тестах. Большинство таких тестов разработано в патопсихологии, где их применение имеет смысл лишь в сочетании с методами клинического наблюдения. В определенных границах тесты дают важную информацию о характеристиках патологии личности. Обычно считают наибольшей слабостью личностных тестов то их качество, что они схватывают лишь какую-то одну сторону личности. Этот недостаток частично преодолевается в сложных тестах, например, тесте Кеттела или тесте MMPI. Однако применение этих методов не в условиях патологии, а в условиях нормы (с чем и имеет дело социальная психология) требует многих методологических корректив.

Самый главный вопрос, который встает здесь, – это вопрос о том, насколько значимы для личности предлагаемые ей задания и вопросы; в социально-психологическом исследовании – насколько можно соотнести с тестовыми измерениями различных характеристик личности ее деятельность в группе и т.д. Наиболее распространенной ошибкой является иллюзия о том, что стоит провести массовое тестирование личностей в какой-то группе, как все проблемы этой группы и личностей, ее составляющих, станут ясными. В социальной психологии тесты могут применяться как подсобное средство исследования. Данные их обязательно должны сопоставляться с данными, полученными при помощи других методов. К тому же применение тестов носит локальный характер еще и потому, что они преимущественно касаются лишь одного раздела социальной психологии – проблемы личности. Тестов же, имеющих значение для диагностики группы, не так много. В качестве примера можно назвать получивший широкое распространение социометрический тест, который будет рассмотрен особо в разделе, посвященном малой группе.

Эксперимент выступает в качестве одного из основных методов исследования в социальной психологии. Полемика вокруг возможностей и ограниченностей экспериментального метода в этой области является одной из самых острых полемик по методологическим проблемам в настоящее время (Жуков, Гржегоржевская, 1977). В социальной психологии различают два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. Для обоих видов существуют некоторые общие правила, выражающие суть метода, а именно: произвольное введение экспериментатором независимых переменных и контроль за ними, а также за изменениями зависимых переменных. Общим является также требование выделения контрольной и экспериментальной групп, чтобы результаты измерений могли быть сравнимы с некоторым эталоном. Однако наряду с этими общими требованиями лабораторный и естественный эксперименты обладают своими собственными правилами. Особенно дискуссионным для социальной психологии является вопрос о лабораторном эксперименте.

Дискуссионные проблемы применения методов социально-психологического исследования. В современной литературе обсуждаются в этом плане две проблемы: какова экологическая валидность лабораторного эксперимента, т.е. возможность распространения полученных данных на "реальную жизнь", и в чем опасность смещения данных в связи с особым подбором испытуемых. Как более принципиальный методологический вопрос может еще быть выдвинут вопрос о том, не утрачивается ли в лабораторном эксперименте реальная ткань общественных отношений, то самое "социальное", которое и составляет важнейший контекст в социально-психологическом исследовании. Относительно первой из поставленных проблем существуют различные точки зрения. Многие авторы согласны с названной ограниченностью лабораторных экспериментов, другие считают, что от лабораторного эксперимента и не надо требовать экологической валидности, что его результаты заведомо не следует переносить в "реальную жизнь", т.е. что в эксперименте следует лишь проверять отдельные положения теории, а для анализа реальных ситуаций нужно интерпретировать уже эти положения теории. Третьи, как, например, Д.Кэмпбелл, предлагают особый класс "квазиэкспериментов" в социальной психологии (Кэмпбелл, 1980). Их отличие – осуществление экспериментов не по полной, диктуемой логикой научного исследования схеме, а в своеобразном "усеченном" виде. Кэмпбелл скрупулезно обосновывает право исследователя на такую форму эксперимента, постоянно апеллируя к специфике предмета исследования в социальной психологии. Вместе с тем, по мнению Кэмпбелла, надо учитывать многочисленные "угрозы" внутренней и внешней валидности эксперимента в этой области знания и уметь преодолевать их. Главная идея заключается в том, что в социально-психологическом исследовании вообще и в экспериментальном в частности необходимо органическое сочетание количественного и качественного анализа. Такого рода соображения могут, конечно, быть приняты в расчет, но не снимают всех проблем.

Другая ограниченность лабораторного эксперимента, обсуждаемая в литературе, связана со специфическим решением проблемы репрезентативности. Обычно для лабораторного эксперимента не считается обязательным соблюдение принципа репрезентативности, т.е. точного учета класса объектов, на которые можно распространять результаты. Однако, что касается социальной психологии, здесь возникает такого рода смещение, которое нельзя не учитывать. Чтобы в лабораторных условиях собрать группу испытуемых, их надо на более или менее длительный срок "вырвать" из реальной жизнедеятельности. Понятно, что условие это настолько сложно, что чаще экспериментаторы идут по более легкому пути – используют тех испытуемых, кто ближе и доступнее. Чаще всего ими оказываются студенты психологических факультетов, притом те из них, которые выразили готовность, согласие участвовать в эксперименте. Но именно этот факт и вызывает критику (в США существует даже пренебрежительный термин "социальная психология второкурсников", иронически фиксирующий преобладающий контингент испытуемых – студентов психологических факультетов), так как в социальной психологии возрастной, профессиональный статус испытуемых играет весьма серьезную роль и названное смещение может сильно исказить результаты. Кроме того, и "готовность" работать с экспериментатором тоже означает своеобразное смещение выборки. Так, в ряде экспериментов зафиксирована так называемая "предвосхищающая оценка", когда испытуемый подыгрывает экспериментатору, стараясь оправдать его ожидания. Кроме того, распространенным явлением в лабораторных экспериментах в социальной психологии является так называемый Розенталь-эффект, когда результат возникает вследствие присутствия экспериментатора (описан Розенталем).

По сравнению с лабораторными эксперименты в естественных условиях обладают в перечисленных отношениях некоторыми преимуществами, но в свою очередь уступают им в отношении "чистоты" и точности. Если учесть важнейшее требование социальной психологии – изучать реальные социальные группы, реальную деятельность личностей в них, то можно считать естественный эксперимент более перспективным методом в этой области знания. Что касается противоречия между точностью измерения и глубиной качественного (содержательного) анализа данных, то это противоречие, действительно, существует и относится не только к проблемам экспериментального метода.

Все описанные методики обладают одной общей чертой, специфической именно для социально-психологического исследования. При любой форме получения информации, при условии, что источником ее является человек, возникает еще и такая особая переменная, как взаимодействие исследователя с испытуемым. Это взаимодействие ярче всего проявляется в интервью, но фактически дано при любом из методов. Сам факт, требование его учета констатируются уже давно в социально-психологической литературе. Однако серьезная разработка, изучение этой проблемы еще ждут своих исследователей.

Ряд важных методологических проблем встает и при характеристике второй группы методов, а именно методов обработки материала. Сюда относятся все приемы статистики (корреляционный анализ, факторный анализ) и вместе с тем приемы логической и теоретической обработки (построение типологий, различные способы построения объяснений и т.д.). Вот здесь-то и обнаруживается вновь названное противоречие. В какой мере исследователь вправе включать в интерпретацию данных соображения не только логики, но и содержательной теории? Не будет ли включение таких моментов снижать объективность исследования, вносить в него то, что на языке науковедения называется проблемой ценностей? Для естественных и особенно точных наук проблема ценностей не стоит как специальная проблема, а для наук о человеке, и в том числе для социальной психологии, она является именно таковой.

В современной научной литературе полемика вокруг проблемы ценностей находит свое разрешение в формулировании двух образцов научного знания – "сциентистского" и "гуманистического" – и выяснении отношений между ними. Сциентистский образ науки был создан в философии неопозитивизма. Главная идея, которая была положена в основу построения такого образа, заключалась в требовании уподобления всех наук наиболее строгим и развитым естественным наукам, прежде всего физике. Наука должна опираться на строгий фундамент фактов, применять строгие методы измерения, использовать операциональные понятия (т.е. понятия, по отношению к которым разработаны операции измерения тех признаков, которые выражены в понятии), обладать совершенными приемами верификации гипотез. Никакие ценностные суждения не могут быть включены ни в сам процесс научного исследования, ни в интерпретацию его результатов, поскольку такое включение снижает качество знания, открывает доступ крайне субъективным заключениям. Соответственно этому образу науки трактовалась и роль ученого в обществе. Она отождествлялась с ролью беспристрастного наблюдателя, но отнюдь не участника событий изучаемого мира. В лучшем случае допускается выполнение ученым роли инженера или, точнее, техника, который разрабатывает конкретные рекомендации, но отстранен от решения принципиальных вопросов, например, относительно направленности использования результатов его исследований.

Уже на самых ранних стадиях зарождения подобных взглядов были выдвинуты серьезные возражения против такой точки зрения. Особенно они касались наук о человеке, об обществе, об отдельных общественных явлениях. Такое возражение было сформулировано, в частности, в философии неокантианства, где обсуждался тезис о принципиальном различии "наук о природе" и "наук о культуре". На уровне, более близком к конкретной психологии, эта проблема была поставлена В.Дильтеем при создании им "понимающей психологии", где принцип понимания выдвигался на равную ступень с принципом объяснения, защищаемым позитивистами. Таким образом, полемика имеет долгую историю. Сегодня это второе направление отождествляет себя с "гуманистической" традицией и во многом поддержано философскими идеями Франкфуртской школы.

Возражая позиции сциентизма, гуманистическая ориентация настаивает на том, что специфика наук о человеке требует включения ценностных суждений в ткань научного исследования, что относится и к социальной психологии. Ученый, формулируя проблему, осознавая цель своего исследования, ориентируется на определенные ценности общества, которые он признает или отвергает; далее – принимаемые им ценности позволяют осмыслить направленность использования его рекомендаций; наконец, ценности обязательно "присутствуют" и при интерпретации материала, причем этот факт не "снижает" качество знания, а, напротив, делает интерпретации осмысленными, поскольку позволяет в полной мере учитывать тот социальный контекст, в котором происходят изучаемые ученым события. Философская разработка этой проблемы дополняется в настоящее время и вниманием к ней со стороны социальной психологии. Один из пунктов критики американской традиции со стороны европейских авторов (в особенности С.Московичи) состоит именно в призыве к учету ценностной ориентации социально-психологических исследований (Московичи, 1984. С. 216).

Проблема ценностей является отнюдь не абстрактной, но весьма актуальной проблемой для социальной психологии. Тщательность подбора, разработки и применения конкретных методик не может сама по себе принести успех социально-психологическому исследованию, если утрачено видение проблемы в целом, т.е. в "социальном контексте". Конечно, главная задача – найти способы, при помощи которых этот социальный контекст может быть схвачен в каждом конкретном исследовании. Но это уже второй вопрос. Важно видеть эту проблему, понимать, что ценностные суждения неизбежно присутствуют в исследованиях наук, подобных социальной психологии, и нужно не отмахиваться от этой проблемы, а сознательно контролировать свою собственную социальную позицию, выбор тех или иных ценностей. На уровне каждого отдельного исследования вопрос может стоять так: перед началом исследования, перед выбором методики необходимо продумать для себя основную канву исследования, продумать, ради чего, с какой целью исследование предпринимается, из чего исходит исследователь, начиная его. Именно в этом контексте в последние годы остро обсуждается в социальной психологии, так же как и в социологии (Ядов, 1995), вопрос о качественных методах исследования.

Средством реализации всех этих требований является построение программы социально-психологического исследования. При наличии тех методологических трудностей, о которых говорилось выше, важно в каждом исследовании четко обозначить, эксплицировать решаемые задачи, выбор объекта, сформулировать проблему, которая исследуется, уточнить используемые понятия, а также системно обозначить весь набор используемых методов. Это во многом будет способствовать "методологической оснащенности" исследования. Именно при помощи программы можно проследить, каким образом каждое исследование включается в "социальный контекст". Современный этап развитии социальной психологии ставит задачу построения своеобразного "эталона" социально-психологического исследования в противовес тому эталону, который был построен в традиции, преимущественно сформировавшейся на основе философии неопозитивизма. Этот эталон должен включать в себя все те требования, которые сегодня предъявляются к науке предпринятой ею методологической рефлексией. Именно построение программы может способствовать совершенствованию исследований, превращению их в каждом отдельном случае из простого "собирания данных" (даже совершенными методами) в подлинный научный анализ изучаемого объекта.


Список литературы

1. Богомолова Н.Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ. М., 1992.

2. Жуков Ю.М., Гржегоржевская И.А. Эксперимент в социальной психологии: проблемы и перспективы // Методология и методы социальной психологии. М., 1977.

3. Кэмбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. Пер. с англ. М., 1980.

4. Лекции по методике конкретных социальных исследований. М., 1972.

5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

6. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук / Пер. с фр. М., 1972.

7. Саганенко Г.Н. Социологическая информация. Л., 1977.

8. Свенцицкий А., Семенов В.Е. Социально-психологическое исследование // Методы социальной психологии. Л., 1977.

9. Московичи С. Общество и теория в социальной психологии // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., 1984.

10. Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология, программа, методы. Самара, 1995.


Практическая работа

Природа конфликта и пути их разрешения

Конфликт-это столкновение противоположно направленных несовместимых друг с другом тенденций, отдельно взятого эпизода в сознании межличностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидовили групп людей, связанное с отрицательными эмоциональными переживаниями.

Отсюда видно, что основу конфликтных ситуаций в группе между отдельными людьми составляет столкновение между противоположно направленными интересами, мнениями, целями, различными представление о способе их достижения.

Допустима классификация вызвавших конфликт причин: 1. Трудовым процессом. 2. Психологическими особенностями человеческих взаимоотношений, то есть их симпатиями и антипатиями, культурными, этическими различиями людей, действиями руководителя плохой психологической коммуникации. 3. Личностным своеобразием членов группы, например неумением контролировать свое эмоциональное состояние, агрессивностью, некоммуникабельностью, бестактностью.

В любом конфликте присутствует объект конфликтной ситуации, связанный либо с технологическими и организационными трудностями. особенностями оплаты труда, либо со спецификой деловых и личных отношений конфликтующих сторон.

Вторым элементом конфликта выступают цели субъективные мотивы его участников, обусловленные их взглядами и убеждениями, материальными и духовными интересами.

И, наконец, в любом конфликте важно отличить непосредственный повод столкновения от подлинных его причин, зачастую скрываемых.

Существует 5 основных стратегий поведения в конфликте: 1. Соперничество Тот кто выбирает данную стратегию поведения, прежде всего, исходит из оценки личных интересов в конфликте как высоких, а интересов своего соперника - как низких. И старается в первую очередь удовлетворить свои интересы в ущерб интересам других. 2. Сотрудничество Сотрудничество является дружеским подходом к решению задачи и удовлетворения интересов обеих сторон. Обе стороны должны затратить на это время, должны уметь объяснить свои желания, выразить свои нужды, выслушать друг друга и затем выработать альтернативные варианты и решения проблемы. 3. Компромисс Иначе такой стиль можно назвать стратегией взаимной уступки. И компромисс нельзя рассматривать как способ разрешения конфликта. Это скорее может являться этапом на пути поиска приемлемого решения. 4. Уклонение Данная стратегия отличается стремлением уйти от конфликта. Можно его использовать когда проблема не слишком важна для вас, когда не хотите тратить силы на ее решение или когда чувствуете, что находитесь в безнадежном положении. 5. Приспособление Направленность на личные интересы здесь низкая, а оценка интересов соперника – высокая. Иначе говоря, человек жертвует личными интересами в пользу интересов соперника.

Исходя из тестов я человек конфликтный. Но на самом деле конфликтую, лишь если нет иного выхода и другие средства исчерпаны. Твердо отстаиваю свое мнение, не думая о том, как это отразиться на приятельских отношениях. При этом не выхожу за рамки корректности, не унижаюсь до оскорблений.

Излишне агрессивна, причем нередко оказываюсь чрезмерно жесткой к другим людям и неуравновешенна.

Мой доминирующий стиль поведения в конфликте – соперничество.

Значение методологических проблем в современной науке. Проблемы методологии исследования являются актуальными для любой науки, особенно в современную эпоху, когда в связи с научно-технической революцией крайне усложняются задачи, которые приходится решать науке, и резко возрастает значение тех средств, которыми она пользуется. Кроме того, в обществе возникают новые формы организации науки, создаются большие исследовательские коллективы, внутри которых ученым необходимо разработать единую стратегию исследований, единую систему принимаемых методов. В связи с развитием математики и кибернетики рождается особый класс так называемых междисциплинарных методов, применяемых в качестве "сквозных" в различных дисциплинах. Все это требует от исследователей все в большей и большей степени контролировать свои познавательные действия, анализировать сами средства, которыми пользуются в исследовательской практике. Доказательством того, что интерес современной науки к проблемам методологии особенно велик, является факт возникновения особой отрасли знания внутри философии, а именно логики и методологии научного исследования. Характерным, однако, нужно признать и то, что анализом методологических проблем все чаще начинают заниматься не только философы, специалисты в области этой дисциплины, но и сами представители конкретных наук. Возникает особый вид методологической рефлексии - внутринаучная методологическая рефлексия.

Все сказанное относится и к социальной психологии (Методология и методы социальной психологии, 1979), причем здесь вступают в действие еще и свои особые причины, первой из которых является относительная молодость социальной психологии как науки, сложность ее происхождения и статуса, порождающие необходимость руководствоваться в исследовательской практике одновременно методологическими принципами двух различных научных дисциплин: психологии и социологии. Это рождает специфическую задачу для социальной психологии - своеобразного соотнесения, "наложения" друг на друга двух рядов закономерностей: общественного развития и развития психики человека. Положение усугубляется еще и отсутствием своего собственного понятийного аппарата, что порождает необходимость использования и двух родов различных терминологических словарей.

Прежде чем более конкретно говорить о методологических проблемах в социальной психологии, необходимо уточнить, что же вообще понимается под методологией. В современном научном знании термином "методология" обозначаются три различных уровня научного подхода.

  1. Общая методология - некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые - осознанно или неосознанно - применяются в исследованиях. Так, для социальной психологии необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека. В качестве общей методологии различные исследователи принимают различные философские системы.
  2. Частная (или специальная) методология - совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Частная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования. Это тоже определенный способ познания, но способ, адаптированный для более узкой сферы знания. В социальной психологии в связи с ее двойственным происхождением специальная методология формируется при условии адаптации методологических принципов как психологии, так и социологии. В качестве примера можно рассмотреть принцип деятельности, как он применяется в отечественной социальной психологии. В самом широком смысле слова философский принцип деятельности означает признание деятельности сущностью способа бытия человека. В социологии деятельность интерпретируется как способ существования человеческого общества, как реализация социальных законов, которые и проявляются не иначе как через деятельность людей. Деятельность и производит, и изменяет конкретные условия существования индивидов, а также общества в целом. Именно через деятельность личность включается в систему общественных отношений. В психологии деятельность рассматривается как специфический вид человеческой активности, как некоторое субъектно-объектное отношение, в котором человек - субъект - определенным образом относится к объекту, овладевает им. Категория деятельности, таким образом, "открывается теперь в своей действительной полноте в качестве объемлющей оба полюса - и полюс объекта, и полюс субъекта" (Леонтьев, 1975. С. 159). В ходе деятельности человек реализует свой интерес, преобразуя предметный мир. При этом человек удовлетворяет потребности, при этом же рождаются новые потребности. Таким образом, деятельность предстает как процесс, в ходе которого развивается сама человеческая личность.

Социальная психология, принимая принцип деятельности как один из принципов своей специальной методологии, адаптирует его к основному предмету своего исследования - группе. Поэтому в социальной психологии важнейшее содержание принципа деятельности раскрывается в следующих положениях: а) понимание деятельности как совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые связи, например коммуникативные; б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, общества, т.е. введение идеи коллективного субъекта деятельности; это позволяет исследовать реальные социальные группы как определенные системы деятельности; в) при условии понимания группы как субъекта деятельности открывается возможность изучить все соответствующие атрибуты субъекта деятельности - потребности, мотивы, цели группы и т.д.; г) в качестве вывода следует недопустимость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию, к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне определенного "социального контекста" - данной системы общественных отношений. Принцип деятельности превращается, таким образом, в своего рода норматив социально-психологического исследования, определяет исследовательскую стратегию. А это и есть функция специальной методологии.

  1. Методология - как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином "методика". Однако в ряде других языков, например в английском, нет этого термина, и под методологией сплошь и рядом понимается методика, а иногда только она. Конкретные методики (или методы, если слово "метод" понимать в этом узком смысле), применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений.

Суть внедрения предложенной "иерархии" различных методологических уровней заключается именно в том, чтобы не допускать в социальной психологии сведения всех методологичес-ких проблем только к третьему значению этого понятия. Главная мысль заключается в том, что, какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии. Это значит, что любой методический прием - анкета, тест, социометрия - всегда применяется в определенном "методологическом ключе", т.е. при условии решения ряда более принципиальных вопросов исследования. Суть дела заключается также и в том, что философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии. Что же касается конкретных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов и применяться практически в одинаковой форме в рамках различных методологических ориентации, хотя общий набор методик, генеральная стратегия их применения, конечно, несут методологическую нагрузку.

Теперь необходимо уточнить, что же понимается в современной логике и методологии науки под выражением "научное исследование". Следует помнить при этом, что социальная психология XX в. особенно настаивала на том, что ее отличие от традиции XIX в. состоит именно в опоре на "исследования", а не на "спекуляции". Противопоставление исследования спекуляции законно, но при условии, что оно соблюдается точно, а не подменяется противопоставлением "исследование - теория". Поэтому, выявляя черты современного научного исследования, важно корректно ставить эти вопросы. Обычно называют следующие черты научного исследования:

  1. оно имеет дело с конкретными объектами, иными словами, с обозримым объемом эмпирических данных, которые можно собрать средствами, имеющимися в распоряжении науки;
  2. в нем дифференцированно решаются эмпирические (выделение фактов, разработка методов измерения), логические (выведение одних положений из других, установление связи между ними) и теоретические (поиск причин, выявление принципов, формулирование гипотез или законов) познавательные задачи;
  3. для него характерно четкое разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями, поскольку отработаны процедуры проверки гипотез;
  4. его цель - не только объяснение фактов и процессов, но и предсказание их. Если кратко суммировать эти отличительные черты, их можно свести к трем: получение тщательно собранных данных, объединение их в принципы, проверка и использование этих принципов в предсказаниях.

Специфика научного исследования в социальной психологии. Каждая из названных здесь черт научного исследования имеет специфику в социальной психологии. Модель научного исследования, предлагаемая в логике и методологии науки, обычно строится на примерах точных наук и прежде всего физики. Вследствие этого многие существенные для других научных дисциплин черты оказываются утраченными. В частности, для социальной психологии необходимо оговорить ряд специфических проблем, касающихся каждой из названных черт.

Первая проблема, которая встает здесь, - это проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть либо данные об открытом поведении индивидов в группах, либо данные, характеризующие какие-то характеристики сознания этих индивидов, либо психологические характеристики самой группы. По вопросу о том, "допускать" ли в исследование данные этих двух видов, в социальной психологии идет ожесточенная дискуссия: в различных теоретических ориентациях этот вопрос решается по-разному.

Так, в бихевиористской социальной психологии за данные принимаются лишь факты открытого поведения; когнитивизм, напротив, делает акцент на данные, характеризующие лишь когнитивный мир индивида: образы, ценности, установки и др. В других традициях данные социально-психологического исследования могут быть представлены обоими их видами. Но это сразу выдвигает определенные требования и к методам их сбора. Источником любых данных в социальной психологии является человек, но один ряд методов пригоден для регистрации актов его поведения, другой - для фиксации его когнитивных образований. Признание в качестве полноправных данных и того, и другого родов требует признания и многообразия методов.

Проблема данных имеет еще и другую сторону: каков должен быть их объем? Соответственно тому, какой объем данных присутствует в социально-психологическом исследовании, все они делятся на два типа: а) корреляционные, основанные на большом массиве данных, среди которых устанавливаются различного рода корреляции, и б) экспериментальные, где исследователь работает с ограниченным объемом данных и где смысл работы заключается в произвольном введении исследователем новых переменных и контроле за ними. Опять-таки и в этом вопросе весьма значима теоретическая позиция исследователя: какие объекты, с его точки зрения, вообще "допустимы" в социальной психологии (предположим, включаются ли в число объектов большие группы или нет).

Вторая черта научного исследования - это интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. И эта черта весьма специфично раскрывается в социальной психологии. Теориями в том понимании, в каком о них говорится в логике и методологии науки, она вообще не обладает. Как и в других гуманитарных науках, теории в социальной психологии не носят дедуктивного характера, т.е. не представляют собой такой хорошо организованной связи между положениями, чтобы можно было из одного вывести любое другое. В социально-психологических теориях отсутствует строгость такого порядка, как, например, в теориях математики или логики. В таких условиях особенно важное место в исследовании начинает занимать гипотеза. Гипотеза "представляет" в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено социально-психологического исследования - форму-лирование гипотез. Одна из причин слабости многих исследований - отсутствие в них гипотез или неграмотное их построение.

С другой стороны, как бы ни сложно было построение теорий в социальной психологии, более или менее полное знание и здесь не может развиваться при отсутствии теоретических обобщений. Поэтому даже хорошая гипотеза в исследовании не есть достаточный уровень включения теории в исследовательскую практику: уровень обобщений, полученных на основании проверки гипотезы и на основании ее подтверждения, есть еще только самая первичная форма "организации" данных. Следующий шаг - переход к обобщениям более высокого уровня, к обобщениям теоретическим. Конечно, оптимальным было бы построение некой общей теории, объясняющей все проблемы социального поведения и деятельности индивида в группе, механизмы динамики самих групп и т.д. Но более доступной пока представляется разработка так называемых специальных теорий (в определенном значении они могут быть названы теориями среднего ранга), которые охватывают более узкую сферу - какие-то отдельные стороны социально-психологической реальности. К таким теориям можно, например, отнести теорию групповой сплоченности, теорию группового принятия решений, теорию лидерства и т.д. Подобно тому, как важнейшей задачей социальной психологии является задача разработки специальной методологии, также крайне актуально здесь и создание специальных теорий. Без этого накапливаемый эмпирический материал не может представлять собой ценности для построения прогнозов социального поведения, т.е. для решения главной задачи социальной психологии.

Третья черта научного исследования, согласно требованиям логики и методологии науки, - обязательная проверяемость гипотез и построение на этой базе обоснованных предсказаний. Проверка гипотез, естественно, необходимый элемент научного исследования: без этого элемента, строго говоря, исследование вообще лишается смысла. И вместе с тем в деле проверки гипотез социальная психология испытывает целый ряд трудностей, связанных с ее двойственным статусом.

В качестве экспериментальной дисциплины социальная психология подчиняется тем нормативам проверки гипотез, которые существуют для любых экспериментальных наук, где давно разработаны различные модели проверки гипотез. Однако, обладая чертами и гуманитарной дисциплины, социальная психология попадает в затруднения, связанные с этой ее характеристикой. Существует старая полемика внутри философии неопозитивизма по вопросу о том, что вообще означает проверка гипотез, их верификация. Позитивизм объявил законной лишь одну форму верификации, а именно сопоставление суждений науки с данными непосредственного чувственного опыта. Если такое сопоставление невозможно, то относительно проверяемого суждения вообще нельзя сказать, истинно оно или ложно; оно просто не может в таком случае считаться суждением, оно есть "псевдосуждение".

Если строго следовать такому принципу (т.е. принимать идею "жесткой" верификации), ни одно более или менее общее суждение науки не имеет права на существование. Отсюда вытекают два важных следствия, принимаемые позитивистски ориентированными исследователями: 1) наука может пользоваться только методом эксперимента (ибо лишь в этих условиях возможно организовать сопоставление суждения с данными непосредственного чувственного опыта) и 2) наука по существу не может иметь дело с теоретическими знаниями (ибо не всякое теоретическое положение может быть верифицировано). Выдвижение этого требования в философии неопозитивизма закрывало возможности для развития любой неэкспериментальной науки и ставило ограничения вообще всякому теоретическому знанию; оно давно подвергнуто критике. Однако в среде исследователей-экспериментаторов до сих пор существует известный нигилизм относительно любых форм неэкспериментальных исследований: сочетание внутри социальной психологии двух начал дает известный простор для пренебрежения той частью проблематики, которая не может быть исследована экспериментальными методами, и где, следовательно, невозможна верификация гипотез в той единственной форме, в которой она разработана в неопозитивистском варианте логики и методологии науки.

Но в социальной психологии существуют такие предметные области, как область исследования психологических характеристих больших групп, массовых процессов, где необходимо применение совсем иных методов, и на том основании, что верификация здесь невозможна, области эти не могут быть исключены из проблематики науки; здесь нужна разработка иных способов проверки выдвигаемых гипотез. В этой своей части социальная психология сходна с большинством гуманитарных наук и, подобно им, должна утвердить право на существование своей глубокой специфики. Иными словами, здесь приходится вводить и другие критерии научности, кроме тех, которые разработаны лишь на материале точных наук. Нельзя согласиться с утверждением о том, что всякое включение элементов гуманитарного знания снижает "научный стандарт" дисциплины: кризисные явления в современной социальной психологии, напротив, показывают, что она сплошь и рядом проигрывает именно из-за недостатка своей "гуманитарной ориентации".

Таким образом, все три сформулированных выше требования к научному исследованию оказываются применимыми в социальной психологии с известными оговорками, что умножает методологические трудности.

Проблема качества социально-психологической информации. Тесно связана с предыдущей проблема качества информации в социально-психологическом исследовании. По-иному эта проблема может быть сформулирована как проблема получения надежной информации. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность. В социальной психологии эти общие проблемы приобретают специфическое содержание. Будь то экспериментальное или корреляционное исследование, информация, которая в нем собрана, должна удовлетворить определенным требованиям. Учет специфики неэкспериментальных исследований не должен обернуться пренебрежением к качеству информации. Для социальной психологии, как и для других наук о человеке, могут быть выделены два вида параметров качества информации: объективные и субъективные.

Такое допущение вытекает из той особенности дисциплины, что источником информации в ней всегда является человек. Значит, не считаться с этим фактом нельзя и следует лишь обеспечить максимально возможный уровень надежности и тех параметров, которые квалифицируются как "субъективные". Конечно, ответы на вопросы анкеты или интервью составляют "субъективную" информацию, но и ее можно получить в максимально полной и надежной форме, а можно упустить многие важные моменты, проистекающие из этой "субъективности". Для преодоления ошибок такого рода и вводится ряд требований относительно надежности информации.

Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость и точность (Ядов, 1995).

Обоснованность (валидность) инструмента - это его способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить. Исследователь - социальный психолог, строя какую-нибудь шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства, например, установок индивида, которые он намеревается измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Можно прибегнуть к помощи экспертов, круга лиц, компетентность которых в изучаемом вопросе общепризнана. Распределения характеристик исследуемого свойства, полученные при помощи шкалы, можно сравнить с теми распределениями, которые дадут эксперты (действуя без шкалы). Совпадение полученных результатов в известной мере убеждает в обоснованности используемой шкалы. Другой способ, опять-таки основанный на сравнении, - это проведение дополнительного интервью: вопросы в нем должны быть сформулированы так, чтобы ответы на них также давали косвенную характеристику распределения изучаемого свойства. Совпадение и в этом случае рассматривается как некоторое свидетельство обоснованности шкалы. Как видно, все эти способы не дают абсолютной гарантии обоснованности применяемого инструмента, и в этом одна из существенных трудностей социально-психологического исследования. Она объясняется тем, что здесь нет готовых, уже доказавших свою валидность способов, напротив, исследователю приходится по существу каждый раз заново строить инструмент.

Устойчивость информации - это ее качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной. (Иногда это качество информации называют "достоверностью"). Способы проверки информации на устойчивость следующие: а) повторное измерение; б) измерение одного и того же свойства разными наблюдателями; в) так называемое "расщепление шкалы", т.е. проверка шкалы по частям. Как видно, все эти методы перепроверки основаны на многократном повторении замеров. Все они должны создать у исследователя уверенность в том, что он может доверять полученным данным.

Наконец, точность информации (в некоторых работах совпадает с устойчивостью - см. Саганенко, 1977. С. 29) измеряется тем, насколько дробными являются применяемые метрики, или, иными словами, насколько чувствителен инструмент. Таким образом, это степень приближения результатов измерения к истинному значению измеряемой величины. Конечно, каждый исследователь должен стремиться получить наиболее точные данные. Однако создание инструмента, обладающего нужной степенью точности, - в ряде случаев достаточно трудное дело. Всегда необходимо решить, какая мера точности является допустимой. При определении этой меры исследователь включает и весь арсенал своих теоретических представлений об объекте.

Нарушение одного требования сводит на нет и другое: скажем, данные могут быть обоснованы, но неустойчивы (в социально-психологическом исследовании такая ситуация может возникнуть тогда, когда проводимый опрос оказался ситуативным, т.е. время его проведения могло играть определенную роль, и в силу этого возник какой-то дополнительный фактор, не проявляющийся в других ситуациях); другой пример, когда данные могут быть устойчивы, но не обоснованы (если, предположим, весь опрос оказался смещенным, то одна и та же картина будет повторяться на длительном отрезке времени, но картина-то будет ложной!).

Многие исследователи отмечают, что все способы проверки информации на надежность недостаточно совершенны в социальной психологии. Кроме того, Р. Пэнто и М. Гравитц, например, справедливо замечают, что работают эти способы только в руках квалифицированного специалиста. В руках неопытных исследователей проверка "дает неточные результаты, не оправдывает заложенного труда и служит основой для несостоятельных утверждений" (Пзнто, Гравитц, 1972. С. 461).

Требования, которые считаются элементарными в исследованиях других наук, в социальной психологии обрастают рядом трудностей в силу прежде всего специфического источника информации. Какие же характерные черты такого источника, как человек, осложняют ситуацию? Прежде чем стать источником информации, человек должен понять вопрос, инструкцию или любое другое требование исследователя. Но люди обладают различной способностью понимания; следовательно, уже в этом пункте исследователя поджидают различные неожиданности. Далее, чтобы стать источником информации, человек должен обладать ею, но ведь выборка испытуемых не строится с точки зрения подбора тех, кто информацией обладает, и отвержения тех, кто ею не обладает (ибо, чтобы выявить это различие между испытуемыми, опять-таки надо проводить специальное исследование). Следующее обстоятельство касается свойств человеческой памяти: если человек понял вопрос, обладает информацией, он еще должен вспомнить все то, что необходимо для полноты информации. Но качество памяти - вещь строго индивидуальная, и нет никаких гарантий, что в выборке испытуемые подобраны по принципу более или менее одинаковой памяти. Есть еще одно важное обстоятельство: человек должен дать согласие выдать информацию. Его мотивация в этом случае, конечно, в определенной степени может быть стимулирована инструкцией, условиями проведения исследования, но все эти обстоятельства не гарантируют согласия испытуемых на сотрудничество с исследователем.

Поэтому наряду с обеспечением надежности данных особо остро стоит в социальной психологии вопрос о репрезентативности. Сама постановка этого вопроса связана с двойственным характером социальной психологии. Если бы речь шла о ней только как об экспериментальной дисциплине, проблема решалась бы относительно просто: репрезентативность в эксперименте достаточно строго определяется и проверяется. Но в случае корреляционного исследования социальный психолог сталкивается с совершенно новой для него проблемой, особенно если речь

идет о массовых процессах. Эта новая проблема - построение выборки. Условия решения этой задачи сходны с условиями решения ее в социологии.

Естественно, что и в социальной психологии применяются те же самые нормы построения выборки, как они описаны в статистике и как они употребляются всюду. Исследователю в области социальной психологии в принципе даны, например, такие виды выборки, как случайная, типичная (или стратифицированная), выборка по квоте и пр.

Но в каком случае применить тот или другой вид - это вопрос всегда творческий: нужно или нет в каждом отдельном случае делить предварительно генеральную совокупность на классы, а лишь затем производить из них случайную выборку, эту задачу каждый раз приходится решать заново применительно к данному исследованию, к данному объекту, к данным характеристикам генеральной совокупности. Само выделение классов (типов) внутри генеральной совокупности строго диктуется содержательным описанием объекта исследования: когда речь идет о поведении и деятельности масс людей, очень важно точно определить, по каким параметрам здесь могут быть выделены типы поведения.

Самой сложной проблемой, однако, оказывается проблема репрезентативности, возникающая в специфической форме и в социально-психологическом эксперименте. Но, прежде чем освещать ее, необходимо дать общую характеристику тех методов, которые применяются в социально-психологических исследованиях.

Общая характеристика методов социально-психологического исследования. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия. Последние относятся к специфической области социальной психологии, к так называемой "психологии воздействия" и будут рассмотрены в главе о практических приложениях социальной психологии. Здесь же анализируются методы исследования, в которых в свою очередь различаются методы сбора информации и методы ее обработки. Существует и много других классификаций методов социально-психологического исследования. Например, различают три группы методов: 1) методы эмпирического исследования, 2) методы моделирования, 3) управленческо-воспитательные методы (Свенцицкий, 1977. С. 8). При этом в первую группу попадают все те, о которых пойдет речь и в настоящей главе. Что же касается второй и третьей групп методов, обозначенных в приведенной классификации, то они не обладают какой-либо особой спецификой именно в социальной психологии (что признают, по крайней мере относительно моделирования, и сами авторы классификации). Методы обработки данных часто просто не выделяются в специальный блок, поскольку большинство из них также не являются специфичными для социально-психологического исследования, а используют некоторые общенаучные приемы. С этим можно согласиться, но тем не менее для полного представления о всем методическом вооружении социальной психологии следует упомянуть о существовании этой второй группы методов.

Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический тест), наконец, эксперимент (как лабораторный, так и естественный). Вряд ли целесообразно в общем курсе, да еще и в его начале подробно характеризовать каждый из этих методов. Логичнее указать случаи их применения при изложении отдельных содержательных проблем социальной психологии, тогда такое изложение будет значительно понятнее. Сейчас необходимо дать лишь самую общую характеристику каждого метода и, главное, обозначить те моменты, где в применении их встречаются определенные затруднения. В большинстве случаев эти методы идентичны тем, что применяются в социологии (Ядов, 1995).

Наблюдение является "старым" методом социальной психологии и иногда противопоставляется эксперименту как несовершенный метод. Вместе с тем далеко не все возможности метода наблюдения сегодня исчерпаны в социальной психологии: в случае получения данных об открытом поведении, о действиях индивидов метод наблюдения играет весьма важную роль. Главная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как обеспечить фиксацию каких- то определенных классов характеристик, чтобы "прочтение" протокола наблюдения было понятно и другому исследователю, могло быть интерпретировано в терминах гипотезы. На обыкновенном языке этот вопрос может быть сформулирован так: что наблюдать? Как фиксировать наблюдаемое?

Существует много различных предложений для организации так называемого структурирования данных наблюдения, т.е. выделения заранее некоторых классов, например, взаимодействий личностей в группе с последующей фиксацией количества, частоты проявления этих взаимодействий и т.д. Ниже будет подробно охарактеризована одна из таких попыток, предпринятых Р. Бейлсом. Вопрос о выделении классов наблюдаемых явлений есть по существу вопрос о единицах наблюдения, как известно, остро стоящий и в других разделах психологии. В социально-психологическом исследовании он может быть решен только отдельно для каждого конкретного случая при условии учета предмета исследования. Другой принципиальный вопрос - это временной интервал, который можно считать достаточным для фиксации каких-либо единиц наблюдения. Хотя и существует много различных процедур для того, чтобы обеспечить фиксацию этих единиц в определенные промежутки времени и их кодирование, вопрос нельзя считать до конца решенным. Как видно, метод наблюдения не так примитивен, как кажется на первый взгляд, и, несомненно, может с успехом быть применен в ряде социально-психологических исследований.

Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Иногда необоснованно противопоставляют метод изучения документов, например, методу опросов как метод "объективный" методу "субъективному". Вряд ли это противопоставление уместно: ведь и в документах источником информации выступает человек, следовательно, все проблемы, встающие при этом, остаются в силе. Конечно, мера "субъективности" документа различна в зависимости от того, изучается ли официальный или сугубо личный документ, но она всегда присутствует. Особая проблема возникает здесь и в связи с тем, что интерпретирует документ - исследователь, т.е. тоже человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психологическими особенностями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста. Проблема понимания - это особая проблема психологии, но здесь она включается в процесс применения методики, следовательно, не может не приниматься во внимание.

Для преодоления этого нового вида "субъективности" (интерпретации документа исследователем) вводится особый прием, получивший название "контент-анализ" (буквально: "анализ содержания") (Богомолова, Стефаненко, 1992). Это особый, более или менее формализованный метод анализа документа, когда в тексте выделяются специальные "единицы", а затем подсчитывается частота их употребления. Метод контент-анализа есть смысл применять только в тех случаях, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации, так что приходится анализировать многочисленные тексты. Практически этот метод применяется в социальной психологии при исследованиях в области массовых коммуникаций. Ряд трудностей не снимается, конечно, и применением методики контент-анализа; например, сам процесс выделения единиц текста, естественно, во многом зависит и от теоретической позиции исследователя, и от его личной компетентности, уровня его творческих возможностей. Как и при использовании многих других методов в социальной психологии, здесь причины успеха или неуспеха зависят от искусства исследователя.

Опросы - весьма распространенный прием в социально-психологических исследованиях, вызывающий, пожалуй, наибольшее число нареканий. Обычно критические замечания выражаются в недоумении по поводу того, как же можно доверять информации, полученной из непосредственных ответов испытуемых, по существу из их самоотчетов. Обвинения такого рода основаны или на недоразумении, или на абсолютной некомпетентности в области проведения опросов. Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение получают в социальной психологии интервью и анкеты (особенно при исследованиях больших групп).

Главные методологические проблемы, которые возникают при применении этих методов, заключаются в конструировании вопросника. Первое требование здесь - логика построения его, предусмотрение того, чтобы вопросник доставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе, и того, чтобы информация эта была максимально надежной. Существуют многочисленные правила построения каждого вопроса, расположения их в определенном порядке, группировки в отдельные блоки и т.д. В литературе подробно описаны (Лекции по методике конкретных социальных исследований. М., 1972) типичные ошибки, возникающие при неграмотном конструировании вопросника. Все это служит тому, чтобы вопросник не требовал ответов "в лоб", чтобы содержание его было понятно автору лишь при условии проведения определенного замысла, который изложен не в вопроснике, а в программе исследования, в гипотезе, построенной исследователем. Конструирование вопросника - труднейшая работа, она не может выполняться поспешно, ибо всякий плохой опросник служит лишь компрометации метода.

Отдельная большая проблема - применение интервью, поскольку здесь имеет место взаимодействие интервьюера и респондента (т.е. человека, отвечающего на вопросы), которое само по себе есть некоторое социально-психологическое явление. В ходе интервью проявляются все описываемые в социальной психологии способы воздействии одного человека на другого, действуют все законы восприятия людьми друг друга, нормы их общения. Каждая из этих характеристик может влиять на качество информации, может привносить еще одну разновидность "субъективности", о которой речь шла выше. Но нужно иметь в виду, что все эти проблемы не являются новыми для социальной психологии, по поводу каждой из них разработаны определенные "противоядия", и задача заключается лишь в том, чтобы с должной серьезностью относиться к овладению этими методами. В противовес распространенному непрофессиональному взгляду, что опросы - самый "легкий" для применения метод, можно смело утверждать, что хороший опрос - это самый "трудный" метод социально-психологического исследования.

Тесты не являются специфическим социально-психологическим методом, они широко применяются в различных областях психологии. Когда говорят о применении тестов в социальной психологии, имеют в виду чаще всего личностные тесты, реже - групповые тесты. Но и эта разновидность тестов, как известно, применяется и в общепсихологических исследованиях личности, никакой особой специфики применения этого метода в социально-психологическом исследовании нет: все методологические нормативы применения тестов, принимаемые в общей психологии, являются справедливыми и здесь.

Как известно, тест - это особого рода испытание, в ходе которого испытуемый выполняет или специально разработанное задание, или отвечает на вопросы, отличающиеся от вопросов анкет или интервью. Вопросы в тестах носят косвенный характер. Смысл последующей обработки состоит в том, чтобы при помощи "ключа" соотнести полученные ответы с определенными параметрами, например, характеристиками личности, если речь идет о личностных тестах. Большинство таких тестов разработано в патопсихологии, где их применение имеет смысл лишь в сочетании с методами клинического наблюдения. В определенных границах тесты дают важную информацию о характеристиках патологии личности. Обычно считают наибольшей слабостью личностных тестов то их качество, что они схватывают лишь какую-то одну сторону личности. Этот недостаток частично преодолевается в сложных тестах, например, тесте Кеттела или тесте MMPI. Однако применение этих методов не в условиях патологии, а в условиях нормы (с чем и имеет дело социальная психология) требует многих методологических корректив.

Самый главный вопрос, который встает здесь, - это вопрос о том, насколько значимы для личности предлагаемые ей задания и вопросы; в социально-психологическом исследовании - насколько можно соотнести с тестовыми измерениями различных характеристик личности ее деятельность в группе и т.д. Наиболее распространенной ошибкой является иллюзия о том, что стоит провести массовое тестирование личностей в какой-то группе, как все проблемы этой группы и личностей, ее составляющих, станут ясными. В социальной психологии тесты могут применяться как подсобное средство исследования. Данные их обязательно должны сопоставляться с данными, полученными при помощи других методов. К тому же применение тестов носит локальный характер еще и потому, что они преимущественно касаются лишь одного раздела социальной психологии - проблемы личности. Тестов же, имеющих значение для диагностики группы, не так много. В качестве примера можно назвать получивший широкое распространение социометрический тест, который будет рассмотрен особо в разделе, посвященном малой группе.

Эксперимент выступает в качестве одного из основных методов исследования в социальной психологии. Полемика вокруг возможностей и ограниченностей экспериментального метода в этой области является одной из самых острых полемик по методологическим проблемам в настоящее время (Жуков, Гржегоржевская, 1977). В социальной психологии различают два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. Для обоих видов существуют некоторые общие правила, выражающие суть метода, а именно: произвольное введение экспериментатором независимых переменных и контроль за ними, а также за изменениями зависимых переменных. Общим является также требование выделения контрольной и экспериментальной групп, чтобы результаты измерений могли быть сравнимы с некоторым эталоном. Однако наряду с этими общими требованиями лабораторный и естественный эксперименты обладают своими собственными правилами. Особенно дискуссионным для социальной психологии является вопрос о лабораторном эксперименте.

Дискуссионные проблемы применения методов социально-психологического исследования. В современной литературе обсуждаются в этом плане две проблемы: какова экологическая валидность лабораторного эксперимента, т.е. возможность распространения полученных данных на "реальную жизнь", и в чем опасность смещения данных в связи с особым подбором испытуемых. Как более принципиальный методологический вопрос может еще быть выдвинут вопрос о том, не утрачивается ли в лабораторном эксперименте реальная ткань общественных отношений, то самое "социальное", которое и составляет важнейший контекст в социально-психологическом исследовании. Относительно первой из поставленных проблем существуют различные точки зрения. Многие авторы согласны с названной ограниченностью лабораторных зкспериментов, другие считают, что от лабораторного эксперимента и не надо требовать экологической валидности, что его результаты заведомо не следует переносить в "реальную жизнь", т.е. что в эксперименте следует лишь проверять отдельные положения теории, а для анализа реальных ситуаций нужно интерпретировать уже эти положения теории. Третьи, как, например, Д. Кэмпбелл, предлагают особый класс "квазиэкспериментов" в социальной психологии (Кэмпбелл, 1980). Их отличие - осуществление экспериментов не по полной, диктуемой логикой научного исследования схеме, а в своеобразном "усеченном" виде. Кэмпбелл скрупулезно обосновывает право исследователя на такую форму эксперимента, постоянно апеллируя к специфике предмета исследования в социальной психологии. Вместе с тем, по мнению Кэмпбелла, надо учитывать многочисленные "угрозы" внутренней и внешней валидности эксперимента в этой области знания и уметь преодолевать их. Главная идея заключается в том,что в социально-психологическом исследовании вообще и в экспериментальном в частности необходимо органическое сочетание количественного и качественного анализа. Такого рода соображения могут, конечно, быть приняты в расчет, но не снимают всех проблем.

Другая ограниченность лабораторного эксперимента, обсуждаемая в литературе, связана со специфическим решением проблемы репрезентативности. Обычно для лабораторного эксперимента не считается обязательным соблюдение принципа репрезентативности, т.е. точного учета класса объектов, на которые можно распространять результаты. Однако, что касается социальной психологии, здесь возникает такого рода смещение, которое нельзя не учитывать. Чтобы в лабораторных условиях собрать группу испытуемых, их надо на более или менее длительный срок "вырвать" из реальной жизнедеятельности. Понятно, что условие это настолько сложно, что чаще экспериментаторы идут по более легкому пути - используют тех испытуемых, кто ближе и доступнее. Чаще всего ими оказываются студенты психологических факультетов, притом те из них, которые выразили готовность, согласие участвовать в эксперименте. Но именно этот факт и вызывает критику (в США существует даже пренебрежительный термин "социальная психология второкурсников", иронически фиксирующий преобладающий контингент испытуемых - студентов психологических факультетов), так как в социальной психологии возрастной, профессиональный статус испытуемых играет весьма серьезную роль и названное смещение может сильно исказить результаты. Кроме того, и "готовность" работать с экспериментатором тоже означает своеобразное смещение выборки. Так, в ряде экспериментов зафиксирована так называемая "предвосхищающая оценка", когда испытуемый подыгрывает экспериментатору, стараясь оправдать его ожидания. Кроме того, распространенным явлением в лабораторных экспериментах в социальной психологии является так называемый Розенталь-эффект, когда результат возникает вследствие присутствия экспериментатора (описан Розенталем).

По сравнению с лабораторными эксперименты в естественных условиях обладают в перечисленных отношениях некоторыми преимуществами, но в свою очередь уступают им в отношении "чистоты" и точности. Если учесть важнейшее требование социальной психологии - изучать реальные социальные группы, реальную деятельность личностей в них, то можно считать естественный эксперимент более перспективным методом в этой области знания. Что касается противоречия между точностью измерения и глубиной качественного (содержательного) анализа данных, то это противоречие, действительно, существует и относится не только к проблемам экспериментального метода.

Все описанные методики обладают одной общей чертой, специфической именно для социально-психологического исследования. При любой форме получения информации, при условии, что источником ее является человек, возникает еще и такая особая переменная, как взаимодействие исследователя с испытуемым. Это взаимодействие ярче всего проявляется в интервью, но фактически дано при любом из методов. Сам факт, требование его учета констатируются уже давно в социально-психологической литературе. Однако серьезная разработка, изучение этой проблемы еще ждут своих исследователей.

Ряд важных методологических проблем встает и при характеристике второй группы методов, а именно методов обработки материала. Сюда относятся все приемы статистики (корреляционный анализ, факторный анализ) и вместе с тем приемы логической и теоретической обработки (построение типологий, различные способы построения объяснений и т.д.). Вот здесь-то и обнаруживается вновь названное противоречие. В какой мере исследователь вправе включать в интерпретацию данных соображения не только логики, но и содержательной теории? Не будет ли включение таких моментов снижать объективность исследования, вносить в него то, что на языке науковедения называется проблемой ценностей? Для естественных и особенно точных наук проблема ценностей не стоит как специальная проблема, а для наук о человеке, и в том числе для социальной психологии, она является именно таковой.

В современной научной литературе полемика вокруг проблемы ценностей находит свое разрешение в формулировании двух образцов научного знания - "сциентистского" и "гуманистического" - и выяснении отношений между ними. Сциентистский образ науки был создан в философии неопозитивизма. Главная идея, которая была положена в основу построения такого образа, заключалась в требовании уподобления всех наук наиболее строгим и развитым естественным наукам, прежде всего физике. Наука должна опираться на строгий фундамент фактов, применять строгие методы измерения, использовать операциональные понятия (т.е. понятия, по отношению к которым разработаны операции измерения тех признаков, которые выражены в понятии), обладать совершенными приемами верификации гипотез. Никакие ценностные суждения не могут быть включены ни в сам процесс научного исследования, ни в интерпретацию его результатов, поскольку такое включение снижает качество знания, открывает доступ крайне субъективным заключениям. Соответственно этому образу науки трактовалась и роль ученого в обществе. Она отождествлялась с ролью беспристрастного наблюдателя, но отнюдь не участника событий изучаемого мира. В лучшем случае допускается выполнение ученым роли инженера или, точнее, техника, который разрабатывает конкретные рекомендации, но отстранен от решения принципиальных вопросов, например, относительно направленности использования результатов его исследований.

Уже на самых ранних стадиях зарождения подобных взглядов были выдвинуты серьезные возражения против такой точки зрения. Особенно они касались наук о человеке, об обществе, об отдельных общественных явлениях. Такое возражение было сформулировано, в частности, в философии неокантианства, где обсуждался тезис о принципиальном различии "наук о природе" и "наук о культуре". На уровне, более близком к конкретной психологии, эта проблема была поставлена В. Дильтеем при создании им "понимающей психологии", где принцип понимания выдвигался на равную ступень с принципом объяснения, защищаемым позитивистами. Таким образом, полемика имеет долгую историю. Сегодня это второе направление отождествляет себя с "гуманистической" традицией и во многом поддержано философскими идеями Франкфуртской школы.

Возражая позиции сциентизма, гуманистическая ориентация настаивает на том, что специфика наук о человеке требует включения ценностных суждений в ткань научного исследования, что относится и к социальной психологии. Ученый, формулируя проблему, осознавая цель своего исследования, ориентируется на определенные ценности общества, которые он признает или отвергает; далее - принимаемые им ценности позволяют осмыслить направленность использования его рекомендаций; наконец, ценности обязательно "присутствуют" и при интерпретации

материала, причем этот факт не "снижает" качество знания, а, напротив, делает интерпретации осмысленными, поскольку позволяет в полной мере учитывать тот социальный контекст, в котором происходят изучаемые ученым события. Философская разработка этой проблемы дополняется в настоящее время и вниманием к ней со стороны социальной психологии. Один из пунктов критики американской традиции со стороны европейских авторов (в особенности С. Московией) состоит именно в призыве к учету ценностной ориентации социально-психологических исследований (Московией, 1984. С. 216).

Проблема ценностей является отнюдь не абстрактной, но весьма актуальной проблемой для социальной психологии. Тщательность подбора, разработки и применения конкретных методик не может сама по себе принести успех социально-психологическому исследованию, если утрачено вощение проблемы в целом, т.е. в "социальном контексте". Конечно, главная задача - найти способы, при помощи которых этот социальный контекст может быть схвачен в каждом конкретном исследовании. Но это уже второй вопрос. Важно видеть эту проблему, понимать, что ценностные суждения неизбежно присутствуют в исследованиях наук, подобных социальной психологии, и нужно не отмахиваться от этой проблемы, а сознательно контролировать свою собственную социальную позицию, выбор тех или иных ценностей. На уровне каждого отдельного исследования вопрос может стоять так: перед началом исследования, перед выбором методики необходимо продумать для себя основную канву исследования, продумать, ради чего, с какой целью исследование предпринимается, из чего исходит исследователь, начиная его. Именно в этом контексте в последние годы остро обсуждается в социальной психологии, так же как и в социологии (Ядов, 1995), вопрос о качественных методах исследования.

Средством реализации всех этих требований является построение программы социально-психологического исследования. При наличии тех методологических трудностей, о которых говорилось выше, важно в каждом исследовании четко обозначить, эксплицировать решаемые задачи, выбор объекта, сформулировать проблему, которая исследуется, уточнить используемые понятия, а также системно обозначить весь набор используемых методов. Это во многом будет способствовать "методологической оснащенности" исследования. Именно при помощи программы можно проследить, каким образом каждое исследование включается в "социальный контекст". Современный этап развитии социальной психологии ставит задачу построения своеобразного "эталона" социально-психологического исследования в противовес тому эталону, который был построен в традиции, преимущественно сформировавшейся на основе философии неопозитивизма. Этот эталон должен включать в себя все те требования, которые сегодня предъявляются к науке предпринятой ею методологической рефлексией. Именно построение программы может способствовать совершенствованию исследований, превращению их в каждом отдельном случае из простого "собирания данных" (даже совершенными методами) в подлинный научный анализ изучаемого объекта.

  • Quot;Глава 2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде предоставления гражданам набора социальных услуг 11 страница
  • Quot;Глава 2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде предоставления гражданам набора социальных услуг 12 страница
  • Quot;Глава 2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде предоставления гражданам набора социальных услуг 13 страница
  • Quot;Глава 2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде предоставления гражданам набора социальных услуг 14 страница
  • Quot;Глава 2. Государственная социальная помощь, оказываемая в виде предоставления гражданам набора социальных услуг 15 страница

  • Существующие философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой специальной науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии.

    Выделяют черты научного исследования:

    1) оно всегда имеет дело с конкретными объектами;

    2) для него характерно разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями;

    3) в нем дифференцированно решаются логические, эмпирические и теоретические познавательные задачи;

    4) его цель – не только построение объяснений фактов и процессов, но и предсказание их. Эти черты можно свести к трем: тщательный сбор данных, объединение полученных данных в принципы, проверка и использование принципов в предсказаниях.

    Обычно модель научного исследования строится на примерах точных наук, прежде всего физики. Вследствие этого многие существенные для других научных дисциплин черты оказываются утраченными. Для социальной психологии необходимо оговорить ряд специфических проблем, касающихся каждой из названных сторон.

    Первой проблемой считается проблема эмпирических данных. Данными в социальной психологии могут быть данные об открытом поведении индивидов в группах и др. В бихевиористской социальной психологии за данные принимаются лишь факты открытого поведения. Проблема данных: каков должен быть их объем? Соответственно тому, какой объем данных присутствует в социально-психологическом исследовании, все они делятся на два типа:

    1) корреляционные, основанные на большом массиве данных, среди которых отыскиваются различного рода корреляции;

    2) экспериментальные, где исследователь работает с ограниченным объемом данных и где смысл работы заключается в произвольном введении исследователем новых переменных и контроль за ними.

    Второй чертой научного исследования является интеграция данных в принципы, построение гипотез и теорий. Гипотеза представляет в социально-психологическом исследовании теоретическую форму знания. Отсюда важнейшее звено социально-психологического исследования – формулирование гипотез. Одна из причин слабости многих исследований – неграмотное построение гипотез или их отсутствие.

    Третья черта научного исследования – обязательная проверяемость гипотез и построение на этой основе обоснованных предсказаний.

    Выделяют два важных следствия: первое – наука может пользоваться только методом эксперимента, и второе – наука по существу не может иметь дело с теоретическими знаниями.

     1 СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПРЕДМЕТЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     2 ЗАДАЧИ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     3 ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     4 ВЫДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ В САМОСТОЯТЕЛЬНУЮ ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ

     5 ПЕРВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФОРМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

     6 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     7 БИХЕВИОРИЗМ. ПСИХОАНАЛИЗ

     8 КОГНИТИВИЗМ. ИНТЕРАКЦИОНИЗМ

     9 ПОНЯТИЕ МЕТОДОЛОГИИ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

     1 °CПЕЦИФИКА НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     11 КАЧЕСТВО СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

     12 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ

     13 ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СВЯЗИ ОБЩЕСТВЕННЫХ И МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

     14 ПРОБЛЕМА ОБЩЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     15 ВЕРБАЛЬНАЯ И НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИИ

     16 МЕСТО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕНИЯ

     17 ТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

     18 СТРУКТУРА ОБЩЕНИЯ. ФУНКЦИИ ОБЩЕНИЯ

     19 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КАК ОРГАНИЗАЦИЯ СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

     20 ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕРЦЕПЦИИ

     21 МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ

     23 ТОЧНОСТЬ МЕЖЛИЧНОСТНОЙ ПЕРЦЕПЦИИ

     24 ПРОБЛЕМА ГРУППЫ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     25 ГРУППА КАК СУБЪЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

     26 ПРОБЛЕМА ГРУППЫ В ТРАДИЦИОННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     27 ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРУППЫ

     28 КЛАССИФИКАЦИЯ ГРУПП

     3 °CТРУКТУРА ПСИХОЛОГИИ БОЛЬШОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ГРУППЫ

     31 ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ СОЦИАЛЬНЫХ КЛАССОВ

     32 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП

     33 ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЛИДЕРСТВА

     34 МЕЖЛИЧНОСТНАЯ АТТРАКЦИЯ

     35 ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ МАЛОЙ ГРУППЫ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     36 ОПРЕДЕЛЕНИЕ МАЛОЙ ГРУППЫ И ЕЕ ГРАНИЦЫ

     37 КЛАССИФИКАЦИЯ МАЛЫХ ГРУПП

     38 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ МАЛЫХ ГРУПП В ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

     39 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИНАМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В МАЛОЙ ГРУППЕ

     40 ФЕНОМЕН ГРУППОВОГО ДАВЛЕНИЯ

     41 ГРУППОВАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ

     42 СТИЛЬ ЛИДЕРСТВА

     43 ПРОЦЕСС ПРИНЯТИЯ ГРУППОВОГО РЕШЕНИЯ

     44 ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГРУППОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

     45 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КОЛЛЕКТИВА

     46 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ОБЩЕНИЕ, САМОСОЗНАНИЕ

     47 ПОНЯТИЕ СОЦИАЛИЗАЦИИ

     48 СТАДИИ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИЗАЦИИ

     49 ИНСТИТУТЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ

     5 °CОЦИАЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ

     51 ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ В СОЦИОЛОГИИ И ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ

     52 СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

     53 МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ И ПРОПАГАНДА

     54 БОРЬБА С ПРОТИВОПРАВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

     55 ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВА

     56 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ



    Предыдущая статья: Следующая статья:

    © 2015 .
    О сайте | Контакты
    | Карта сайта