Философская система фихте. Основные моменты философии фихте. Быть свободным – значит сделать себя свободным
Главная » Инструменты » Философская система фихте. Основные моменты философии фихте. Быть свободным – значит сделать себя свободным

Философская система фихте. Основные моменты философии фихте. Быть свободным – значит сделать себя свободным

ФИЛОСОФИЯ ФИХТЕ

Философия Фихте представляется чем-то особенным. Вызывает недоумение, как могла такая сложная, кажущаяся непонятной субъективно-идеалистическая философия иметь такое большое влияние, что тогдашние ведущие философы, как, например, пропагандист Канта К.-Л. Рейнгольд и особенно представители следующего поколения, к которому принадлежали Ф.-В.-И. Шеллинг и Г.-В.-Ф. Гегель, отошли от кантианства? Уже в самых первых трактатах Гегеля, изданных в 1801 и 1802 гг., мы сталкиваемся с влиянием Фихте. Также и гегелевская критика Канта в так называемой энциклопедической («Малой») логике имеет определенные черты влияния Фихте. Еще больше повлиял Фихте на Шеллинга, который от него полностью не отошел и после того, как издал свою «Систему трансцендентального идеализма», несовместимую с позицией Фихте. Гегелю оставалось лишь объяснить различие этих двух философских систем в трактате «Различие между системами философии Фихте и Шеллинга» («Differenz des Fichteschen und Schellingschen Systems»), написанном в 1801 г.

Уже говорилось о причинах успеха Фихте. Отвержение непознаваемой «вещи в себе», подчеркивание моральной и познавательной автономии человека и динамическое понимание сознания были позитивными элементами, которыми Фихте ознаменовал дальнейший этап философского развития.

Иоганн Готтлиб Фихте родился в 1762 г. в Рамменау, в Лужицком крае. Он родился в семье ткача и уже мальчиком должен был работать у станка. Получить образование ему помогает случай - его заметил хозяин и решил помочь. В 1774 г. Фихте был принят в училище в Шульпфорте. Однако; так как его покровитель в том же году умер, учеба Фихте сопровождалась постоянной нуждой. Нужда принудила его оставить обучение, на некоторое время он становится домашним учителем. В 1790 г. он знакомится с трактатами Канта, которые производят переворот в его жизни. Чтобы встретиться с Кантом, он пешком пошел в Кенигсберг, где и представил ему свой первый крупный трактат «Опыт критики всяческого откровения» («Kritik aller Offenbarung»). Кант помог изданию его трактата, а благоприятная рецензия вместе с публичным подтверждением Кантом авторства Фихте помогла молодому философу стать известным. В то же время (1793) Фихте анонимно издает два трактата в защиту французской революции. Один из них - «Заметка о правильности суждений общественности о французской революции» («Beitrage zur Berichtigung der Urteile des Publnaims liber die Franzosische Revolution») - Фихте издал под своим именем вновь, уже будучи профессором в Иене в 1795 г. В 1794–1795 гг. он издает свой главный труд «Основа общего наукоучения» («Grundlage der gesamten Wissenschaftslehre»). Из других его трактатов заслуживает упоминания «Основа естественного права» («Grundlage des Natur-rechts»), написанный в 1797 г., и лекция «Понятие образованного человека» («Bestimmung des Gelehr-ten») (1794). В 1798 г. Фихте вынужден был оставить Иенский университет, где он был профессором начиная с 1794 г. Увольнению Фихте способствовала легенда о нем как о «демократе» и даже «якобинце», которой он обязан своими трактатами о французской революции. Из работ, которые Фихте написал после, ухода из университета, большую огласку получили его «Речи к немецкой нации» («Reden an die deutsche Nation») (1807–1808), которые способствовали росту национального самосознания в Германии в период наполеоновских войн.

Позже, когда в 1810 г. был основан Берлинский университет, Фихте становится его первым ректором, однако вскоре отказывается от своей академической должности. Это дает ему возможность шире осуществлять лекционную деятельность. Умер он в 1814 г. от тифа, которым заразился от своей жены, добровольно ухаживавшей за ранеными солдатами.

Исходным пунктом философии Фихте является тезис об автономности Я. Видный философ из ГДР М. Бур указывает, что значение Фихте связано с его поддержкой французской революции после отлива революционной волны и отрезвления революционного подъема. Он подчеркивает, что идеал необусловленного Я был идеологическим выражением сопротивления данным отношениям, тогда как механистический детерминизм, который не различал природную и общественную сферы реальности, а всю реальность подчинял слепой необходимости, понимался как поддержка данных отношении. В этом духе Фихте говорит: «Строгий детерминист полностью отрицает самостоятельность Я, на которую ставит идеалист, и делает ее случайным продуктом», т. е. чем-то производным.

Наряду с общей взаимосвязью, которая выходит за рамки философии, принцип Фихте имеет и чисто теоретический источник. Фихте пришел к пониманию того, что наше осознание существования внешнего мира обусловлено осознанием своих восприятии как независимых от нашей воли и сопровождаемых «ощущением необходимости». «Откуда взялась система представлений, сопровождаемых ощущением необходимости?» - спрашивает Фихте и отвечает, что нх источником является не «вещь в себе», но «действие интеллекта». «Действенным» здесь называется образование чувственного опыта «чистым» Я, которое, так же как и у Канта, подчиняется категориям. От «чистого» Я Фихте отличает «эмпирическое» Я, которое не осознает это «чистое» Я. Осознается «чистое» Я по его результатам, которые мы, однако, не осознаем. Если бы Я со своими восприятиями зависело от внешнего мира, то оно было бы подчинено миру (было бы его «акцидентом»), потому что ощущения побуждают наши желания.

Шеллинг, который был сначала последователем Фихте, характеризуя его позицию, говорит, что для него Я есть все. В результате Фихте пришел к тому, что он провозгласил ощущения собственным продуктом Я, однако продуктом отчужденным, который мы, собственно, не осознаем как таковой.

Принципом теоретически «действующего» «чистого» Я является, по Фихте, «абсолютная производительность», т. е. ничем внешним не обусловленное, спонтанное образование чувственного содержания. Она тождественна с действием «силы представления». Вместе с тем Фихте подчеркивает, что в «эмпирическом сознании» (которое осознает результаты деятельности «чистого» Я и считает ее чем-то чужим) осознание самого себя связано с «внешним» опытом. На вершине всей теории «наукоучения» стоит положение: «Я полагается как определенное через не-Я», т. е. осознание чего-то внешнего предшествует осозна нию самого себя. В конкретных анализах Фихте указывает на приоритет внешнего опыта, но, разумеется, после теоретического объяснения его как продукта бессознательной деятельности самого Я.

Приведенные идеи ставят Фихте в одну линию с субъективными идеалистами. С исторической точки зрения Фихте сообщает новые импульсы немецкой классической философии. В политическом отношении он был прогрессивной личностью. Нельзя также забывать о том, что его субъективный идеализм отличается от идеализма Беркли упором на активность Я (у Беркли Я остается пассивным) и тем, что «чистое» Я имеет скорее общий, надындивидуальный характер, чем тождество с нашим личным Я. Это указывает на то, что Фихте занимает переходную позицию к объективному идеализму.

В творческой образности, которая является абсолютной, а поэтому может сама себя ограничить (это самоограничение проявляется определенным повторением ее произведений), ищет Фихте предпосылку эмпирического сознания. Повторение чувственного содержания, так же как и его категориальное оформление, образует, однако, лишь абстрактные предпосылки «опыта», к которому принадлежат самосознание и убеждение в предметном характере воспринимаемого мира.

Фихте провозглашает, что объяснение «реальной жизни», «эмпирической жизни» сознания «во времени» возможно, но лишь на основе практических отношений Я к миру. Поэтому предшествующий вариант «теоретического наукоучения» должен быть дополнен изложением «практического наукоучення», в котором отстаивается тезис о том, что к осознанию предметного характера реальности субъект приходит при посредстве биологических и трудовых отношений к миру (здесь мы видим большой сдвиг в понимании практических отношений по сравнению с Кантом). Оказывается, Фихте понимает недостаточность созерцательного сознания и прокладывает путь к его объяснению на основе «практического» отношения к миру. Преодоление созерцательной, поэтической, ориентации и подчеркивание значения «практического» отношения к реальности образуют предпосылки для философского переворота, который самим Фихте не был понят в достаточной мере. Итак, является верным то, что Фихте сознавал, что «бытие для нас» предметов значит больше, чем присутствие, чем содержание в сознании, что в нем содержится практическая настоятельность предметов относительно биологического организма и их «сопротивление» (Wrderstand) влечению до сих пор не осознанного Я, которое бы их освоило.

Плоскость, в которой возникает реальное самосознание и сознание внешнего мира, можно бы назвать «биологическим опытом». Это субъективное выражение согласия или несогласия, противоречие среды со стремлением Я к ее присвоению. В «инстинктивном» Я (т. е. в живом существе) есть «ощущение силы», которое Фихте называет «принципом жизни сознания» и «переходом от смерти к жизни» сознания. Среда, однако, оказывает «сопротивление» или «противостремление» так, что инстинктивно Я чувствует силу, но также переживает и ощущение «бессилия» и «давления». Лишь здесь возникают из не-Я, т. е. из чувственной данности среды, «предметы», т. е. лишь здесь начинает «инстинктивное» Я осознавать свою среду как предметы (по Фихте, немецкое Gegenstand - предмет по значению тождественно со словом Widerstand сопротивление). Чтобы понять этот тезис Фихте, мы припомним, что у Гегеля в «Феноменологии духа» «раб» трудом приобретает опыт о «самостоятельности своего предмета», т. е. осознает его независимость от себя самого и то, что предмет не подчиняется его произволу.

Субъективным выражением противоречия между тенденцией к расширению собственной власти (которая присуща Я) и между ее ограничением, вызванным сопротивлением внешних предметов, является «стремление» преодолеть ограничение, которое давит на Я извне, и сделать внешнюю реальность самой собой. Разумеется, эта тенденция сдерживается «сопротивлением» внешних предметов, которое вызывает в Я ощущение ограничения и страха.

В стремлении и в деятельности (в которую стремление переходит) бессознательное, инстинктивное Я начинает осознавать различие «внутри» и «вне» собственного тяготения и сопротивление среды, которая сопротивляется и становится поэтому «предметом» (или «предметами»). Мотив «биологического опыта» подчеркнут в «Нравоучении» («Sittenlehre», 1797), где Фихте уже не исходит из абстрактной тенденции к овладению всем, что чуждо организму, но говорит об «инстинкте», «потребности» и «удовлетворении». «Инстинкт вытекает исключительно из моего естества. Оно определяет уже заранее, что должно быть для меня здесь, а мое побуждение и стремление его прикрывает и от того, что есть здесь для меня и на меня бы воздействовало… Не голодаю потому, что здесь для меня есть пища, но голодаю потому, что нечто становится для меня пищей». «Быть для меня» значит то же самое, что иметь биологическое значение, быть вычлененным из безразличной и нейтральной реальности на основе биологического значения для моего организма.

Самосознание, которое возникает из биологического опыта, достигается «рефлектированием» побуждения благодаря тому, что побуждение осознается как мое. Благодаря осознанию побуждение перестает быть слепым и природа лишается своих исключительных прав на мое Я, которое было до сих пор лишь пассивным зеркалом инстинктивного поведения. «Природа же не действует, действует лишь свободное существо», - говорит Фихте. Преодоление инстинктивного образа жизни, которое Фихте объясняет как осознание инстинкта побуждения, представляет собой «скачок» из природной необходимости в человеческий мир.

Если удовлетворение влечения животного происходит с: необходимостью, то челввек действует по осознанному намерению. «Человек не просто гоним естественным побуждением, короче - не в моей власти, чтобы я чувствовал или не чувствовал определенное побуждение. В моей власти, однако, удовлетворяю ли я его или же нет».

Будучи осознанным, побуждение перестает быть слепым и попадает под правомочие самосознания. Пусть я как-либо действую, в начале моего действия стоит свободное решение, хотя бы оно и не состояло ни в чем ином, кроме одобрения чувственного желания. В содержании поведения это не должно ничего изменять: так, если животное действует ради поживы, ради поживы может действовать и человек, но, однако, он действует свободно, потому что действует осознанно и по правомочию своей воли. Однако эта свобода, которая достигается вместе с сознанием, является свободой лишь в формальном смысле. Пока человек стремится лишь за поживой, он зависит от данного чувственного объекта - предмета вожделения. Поведение происходит с ведома его воли, но следствием поведения является подтверждение несамостоятельности человека и зависимости от природы, его привязанности к объектам природы.

Из этого Фихте выводит, что моральная задача человечества - это преобразование природы и общества. Человек должен сделать природу и общество идентичными с собою, со своим внутренним естеством самосознающего существа, которое способно преодолеть условия своих побуждении, инстинктов. По своему внутреннему характеру человек является «сам себе целью, должен определять сам себя и не позволять определять себя ничем внешним».

Поскольку речь идет об отношении к природе, нравственной задачей человека, по Фихте, является уничтожение изначальной природной определенности предметов и приспособление к ним так, чтобы в них стало наглядно видно, что они представляют собой его зеркальный образ, что на них он оставляет свой «след». Только таким способом он может избежать гибели удела каждого смертного существа. Из текста Фихте излучается пафос действия, переходящего границы человеческого индивида и продолжающегося в следующих поколениях: «Все, что было когда-либо среди людей великое, мудрое и благородное, - эти благочинные человеческие поколения, которых имена чтутся в мировой истории, и те многочисленные мужи, заслуги которых лишь известны, но не имена - все они работали для меня… Могу продолжать оттуда, где они должны были остановиться, могу дальше строить этот возвышенный храм, который они должны были оставить незаконченным. Мне может кто-то сказать: „Будешь, однако, должен остановиться, как и они“. Это наиболее возвышенная идея из всего. Если я перенимаю их возвышенную задачу, то никогда ее не закончу, но могу так же… никогда не прекратить действовать, никогда не перестать быть. То, что мы называем смертью, не должно прерывать мое дело, ибо оно должно быть завершено, но не может быть завершено в определенное время, тем самым мое бытие не определено во времени, а я вечен. Тем, что я перенял эту великую задачу, я обрел вечность. Я смело поднимаю голову к грозным скалистым горам, к бешеному потоку вод, к бурным тучам, плывущим в огненном море, и кричу: „Я вечен и противлюсь вашей силе. Пусть на меня обрушится все, а ты, земля, и ты, небо, смешаетесь в сумасшедшем хаосе, вы, стихии, воспеньтесь бешенством и раздерите в лютой битве последнюю пылинку тела, которое я называю своим, - моя воля, самоединая со своим определенным планом, будет смело и хладно возноситься над руинами юдоли мира, ибо я понял свое призвание, а это более долговечно, чем вы. Оно вечно, и я также вечен“».

Если речь идет об отношении к обществу, решение Фихте имеет форму философии истории, которая исходит из идеи, что в истории должно конкретно реализоваться то же равенство, которое принадлежит людям относительно того, что каждый человек «сам в себе цель». Реальное воплощение равенства пойдет через «побуждение к идентичности». Люди, которые абстрактно, в смысле своей самоцелевой ценности, равны, должны реализовать это свое абстрактное равенство и в своем смысловом бытии, в котором между ними существуют различия и в силе, и в способностях, и в положении, и в таланте и т. д.

Тенденция к взаимному воздействию или «общественное побуждение» (побуждение к идентичности по отношению к другим) «устремляется не к субординации, как это происходит в телесном мире, но… к координации» (т. е. к конкретному равенству, взаимности). Это и есть цель истории. Фихте при этом не удовлетворился лишь общей концепцией - он выводит из этого заключение в смысле утопического социализма. В трактате, где концепцию общества он разрабатывает более определенно, - в «Закрытом торговом государстве» («Der geschlossene Handelsstaat»), написанном в 1800 г.,- Фихте требует, чтобы общество гарантировало не только формальное равенство индивидов, но и их «право» на «определенную свободную деятельность» в некоторых отраслях общественного разделения труда.

Основой общества является разделение труда, реализованное без частной собственности на средства производства. Фихте является теоретиком владения без частной собственности, т. е. собственность состоит в праве индивида располагать средствами, необходимыми для выполнения работы в выбранной отрасли. Разделение труда обусловлено тем, что «никто не может работать на другого, не работая при этом на себя…». Взаимные отдачи и приятие являются источником постоянного совершенствования, облагораживания человечества для реализации идентификации индивида с другими индивидами.

Теперь возвратимся к вопросу о том, как мог Фихте иметь такое большое влияние, несмотря на спекулятивность его философии. Во-первых, Фихте преодолел Кантов дуализм «вещи в себе» и явления, который был доведен Кантом в «Критике способности суждения» до предела. Фихте своим спекулятивным решением, согласно которому и природа является отчужденным продуктом Я, соединяет познание и природу, человека и мир. Как видно, он предлагает субъективно-идеалистическое решение, в действительности, однако, - в теории «чистого» Я - оно перерастает в объективный идеализм.

Во-вторых, Фихте понимает сознание как динамическое образование, в котором чувства, восприятие и образотворчество понимаются как низшая ступень реализации основной тенденции к рефлексии самого себя или самосознания. С этой точки зрения не имеет значения, понимаются ли чувства и восприятие как зависимые от внешней реальности, но имеет значение то, что Я в своем развитии к саморефлексии не может на них остановиться, что оно должно их преодолеть в самосознании. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что Фихте понимает развитие сознания в неустанном взаимодействии с не-Я, т. е. со сферой внешнего опыта.

Наконец Фихте оказал влияние на развитие философии «активной стороны», т. е. на развитие рефлексии практических отношений Я с внешней реальностью. Преодоление границ чисто теоретического познания, которое у Канта ограничено рефлексией нравственного поведения, у Фихте распространено на рефлексию инстинкта и труда, что важно для признания ноэтического значения человеческой практики.

Из книги Философия автора Лавриненко Владимир Николаевич

3. Философия Фихте Фихте выступал в основном с работами социально-исторического и этического характера. В них, говоря его словами, излагалась «практическая философия», в которой он пытался определить цели и задачи практического действия людей в мире, в обществе.Фихте

Из книги История философии в кратком изложении автора Коллектив авторов

ФИЛОСОФИЯ ФИХТЕ Философия Фихте представляется чем-то особенным. Вызывает недоумение, как могла такая сложная, кажущаяся непонятной субъективно-идеалистическая философия иметь такое большое влияние, что тогдашние ведущие философы, как, например, пропагандист

Из книги Популярная философия автора Гусев Дмитрий Алексеевич

§ 34. Весь мир – это Я (Фихте) Следующим представителем немецкой классической философии был Иоганн Фихте, в учении которого субъективизм, начинающийся с греческой софистики, проходящий через античный скептицизм и, далее, присутствующий в воззрениях Юма, отчасти и Канта,

Из книги Философия и культура автора Ильенков Эвальд Васильевич

Фихте и «свобода воли» Тут тоже - как и в случае с мышлением - важно иметь продуманное определение. Прежде всего, под этим выражением всегда имелась в виду независимость от всего сплетения причинно-следственных зависимостей внешнего (по отношению к телу человека) мира,

Из книги Лекции по истории философии. Книга третья автора Гегель Георг Вильгельм Фридрих

C. Фихте Фихте дал своему времени значительный толчок, и его философия есть завершение и, в особенности, более последовательное изложение кантовской философии. Он не выходит за пределы основного содержания философии Канта, и сначала и не видел в своей философии ничего

Из книги Краткий очерк истории философии автора Иовчук М Т

1. Первоначальная философия Фихте Фихте устранил вышеуказанный недостаток кантовской философии, ту бессмысленную непоследовательность, благодаря которой всей системе недостает спекулятивного единства. Фихте ухватился за абсолютную форму или, другими словами, для

Из книги От Спинозы до Маркса автора Луначарский Анатолий Васильевич

2. Преобразованная система Фихте Эпоха жаждала, требовала жизни, духа. Так как дух ушел обратно в самосознание, но ушел в него как бессодержательное «я», сообщающее себе некоторое содержание, наполнение, лишь через конечные, еди{481}ничные существа, которые сами по себе суть

Из книги Трагедия философии автора Булгаков Сергей Николаевич

Глава VIII Классическая немецкая философия. Идеалистические учения Канта, Фихте, Шеллинга,

Из книги Фихте автора Бур Манфред

§ 3. Субъективный идеализм И. Фихте Иоганн Готлиб Фихте родился в 1762 г. в крестьянской семье, рано выделился своими способностями и благодаря случайным обстоятельствам получил образование. Приглашенный в 1794 г. занять кафедру философии в Иенском университете, Фихте

Из книги Философия автора Спиркин Александр Георгиевич

Из книги Несчастное сознание в философии Гегеля автора Валь Жан

Из книги автора

II. К КРИТИКЕ УЧЕНИЯ ФИХТЕ 1. Ich-Philosophie Ранняя система Фихте ("Наукоучение", 1794 г.) представляет собой единственную в истории философии попытку радикальной Ich-Philosophie и есть в этом смысле философский эксперимент первостепенной важности и значения. Его объем и задачи сближаются

Из книги автора

3. Фихте и Гегель Напрашиваются на сопоставление и противопоставление оба мыслителя. Для Фихте Ich = Alles, как и Alles = Ich, для Гегеля такую же роль играет чистое мышление, ?????? ???????. Фихте из Я "дедуцирует" и формы мысли, категории, и формы бытия - пространство и время; напротив, у

Из книги автора

ЛИЧНОСТЬ ФИХТЕ О Фихте как-то сказали, что он «лишь наполовину был философом, а другую, быть может большую, половину его составлял его характер борца» (54, стр. 405). И это верно. Для Фихте мышление и деятельность являются лишь двумя аспектами одного и того же дела.Эти два

Из книги автора

2. И.Г. Фихте Значительное место в развитии немецкой классической философии принадлежит Иоганну Готлибу Фихте (1762–1814). В философии И. Канта он пытался устранить идею предметов самих по себе и диалектически вывести все содержание знания, т. е. теорию и практику, из

Из книги автора

V. Фихте и Якоби В конце XVIII столетия мы оказываемся перед лицом философии, либо возводящей материю в абсолют, либо поднимающей до уровня абсолюта человеческое «Я». Напряжение, вызванное возрастающей противоположностью крайностей и господствующее даже внутри одной их

Иоганн Готлиб Фихте (1762--1814) родился в семье крестьян. Благодаря выдающимся способностям и редкому трудолюбию ему удалось получить образование. В отличие от Канта или Гегеля жизнь Фихте была насыщена драматическими событиями. Фихте -- не только видный представитель классической немецкой философии, но и идеолог немецкого освободительного движения, направленного против французских оккупантов. В то же время в его творчестве нашли отражение прогрессивные идеи французского Просвещения и революции. 1793 г. он опубликовал (анонимно) два сочинения, восхваляющие эти идеи. В 1799 г. в философском журнале появились статьи, в которых Фихте отождествлял идею Бога с моральным мировым порядком. Журнал был запрещен правительством, Фихте обвинен в атеизме и уволен с должности профессора Иенского университета. Только в 1805 г. ему удалось стать профессором Эрлангенского университета. В 1807 г. в оккупированном французами Берлине Фихте выступает с циклом публичных лекций -- «Речи к немецкой нации», в. которых он призывал к объединению страны, ее возрождению, демократическим реформам. Патриотическая деятельность философа находит широкий отклик в государствах тогдашней Германии. С 1809 г. Фихте -- профессор Берлинского университета, а в 1811--1812 гг. избирается его ректором. В 1813 г. он вступает в ландштурм (ополчение) и в 1814 г. умирает в госпитале, заразившись, по-видимому, тифом.

Свою философию Фихте называет «первой системой свободы», которая освобождает человеческое «Я» от оков вещей в себе, от внешнего диктата. Философия, по его мнению, не мировоззрение, а самосознание, связанное с характером, образом мыслей, практическими действиями личности.

Фихте подвергает критике философию Канта. Он не согласен с утверждением о непознаваемости вещей в себе. Эта критика ведется справа -- с позиций более последовательного субъективного идеализма. Первичной реальностью Фихте называет абсолютное человеческое «Я», которое включает в себя все, что можно мыслить. «Я» -- мыслящий субъект, обладающий большой активностью. Его деятельность выливается в диалектический процесс: происходит движение от первоначального положения (утверждение) к противоположному положению (отрицание), а от него -- к третьему положению (единство, синтез первых двух положений).

Кроме «Я» существует «не-Я», или некий объект природы, окружающей действительности. Он воздействует на «Я» и даже определяет в какой-то мере его деятельность. По словам философа, понять разумом механизм этого воздействия невозможно его можно только прочувствовать. Наряду с теоретической деятельностью «Я», мышлением, философ признает и деятельность бессознательную. К бессознательной деятельности относится нравственное поведение субъекта: исполнение им долга, повиновение законам морали и права.

«Не-Я» не только существует, но и воздействует на «Я». Физическая природа человека, его естественные склонности, составляющие «не-Я», побуждают «Я» к действию и в то же время искажают проявления нравственности, противодействуют проявлениям морального долга. Чем сильнее воздействие «не-Я», или чувственной природы человека, тем труднее для «Я» выполнять свой этический долг.

Фихте правильно схватывает то противоречие, которое действительно существует между чувством и долгом. Но что же все-таки надо понимать под категорией «не-Я»? Может создаться впечатление, что, пользуясь своеобразной терминологией, Фихте высказывает обычные материалистические взгляды на соотношение субъекта и объекта, сознания и природы. Однако это впечатление обманчиво. Фихте сознательно дистанцируется не только от материализма как философского мировоззрения, но и от половинчатых взглядов Канта, признававшего объективно-реальное существование вещей в себе. Как подчеркивает Фихте, «не-Я» нельзя отождествлять с вещью в себе в кантовском смысле. Категория «не-Я» -- это результат деятельности сознания, т.е. продукт «Я». Обыденному сознанию кажется, что окружающие его вещи, природа, весь мир существуют независимо от человеческого сознания. Фихте убежден, что мы имеем дело с иллюзией, которая преодолевается философским мышлением. Одним словом, первичен субъект, «Я». Его активная деятельность, носящая, правда, духовный характер, творит объект, внешний мир.

Нетрудно обнаружить, что в рассуждениях Фихте наличествует логический круг: «Я» порождает «не-Я», а «не-Я» порождает «Я». Пытаясь вырваться из этой логической круговерти, философ вводит еще одну категорию-- интеллектуальное созерцание», или «интеллектуальная интуиция». Она призвана устранить противоположность субъекта и объекта, но противоположность эта все же остается, а ее преодоление превращается в бесконечно далекую, недостижимую цель.

Интеллектуальная интуиция принадлежит не теоретическому мышлению, а «практической деятельности», под которой Фихте понимает сферу нравственности, морального «действования» и «долженствования», этических оценок, что очень похоже «практический разум» в философии Канта. Здесь возникает еще одно противоречие в философской системе Фихте. С одной стороны, он провозглашает всесилие разума, свое учение он называет «учением о науке», наукоучением» (Wissenshcaftslehre). Философия есть наука о науке, высшее и безусловное основоположение для всех наук, универсальный метод познания. С другой стороны, теоретический разум подчиняется «практическому», т.е. нравственному сознанию и воле, которые постигаются интуитивно, представляют собой сферы, закрытые для теоретического разума.

Философия Фихте обременена и другими противоречиями, неизбежными для субъективного идеализма. Если исходить из его посылок и быть последовательными, субъективный идеализму неизбежно приводит к солипсизму, т.е. утверждению, что существует одно-единственное мое «Я», а весь окружающий мир -- его порождение. Фихте пытается дедуктивным путем вывести из исходного «Я» возможность существования множества других свободных индивидов, других «Я». По мнению философа, данная дедукция обусловлена и нормами права. Если признать существование одного «Я», то ни о каком праве и законности не может быть и речи. Разумеется, это так, но тогда рушатся исходные посылки субъективного идеализма как монистической философии. Фактически, Фихте переходит на позиции идеалистического плюрализма типа монадологии Лейбница. Однако этот путь не привлекает Фихте, и он склоняется к объективному идеализму, сочетая его с субъективным.

По сути дела Фихте использует два значения понятия «Я»: 1) «Я», тождественное индивидуальному сознанию и 2) «Я», не: тождественное индивидуальному сознанию, абсолютное «Я», т.е. сознание сверхчеловеческое. А это уже и есть объективный идеализм. Философ не всегда предупреждает, в каком смысле он употребляет понятие «Я», что создает трудности для понимания его мысли. Оба значения то совпадают, то расходятся, и в этом философ усматривает движущий принцип мышления, ядро диалектики.

Следует учитывать эволюцию взглядов Фихте. После 1800 г он внес существенные коррективы в свою философию. В первый период в ней преобладал субъективный идеализм. Абсолютное «Я» рассматривалось как недостижимая цель деятельности субъекта, как потенциальная бесконечность. Во второй период абсолютное «Я» трактуется как актуальное бытие, равноценное Богу, а все, что находится вне этого абсолюта, есть его порождение, образ, схема. Такая трактовка близка к платонизму, является объективным идеализмом. В первом периоде деятельность субъекта отождествлялась с нравственностью, в духе протестантской этики активизм расценивался как добродетель. Во втором периоде деятельность и нравственность были разъединены, поскольку они не всегда совпадают, а активность может быть и не добродетельной.

Подверглись изменению и социально-политические взгляды: от буржуазного либерализма был совершен переход к национал патриотизму.

Фихте внес вклад в разработку диалектического метода. Правда, свой метод он называет не диалектическим, а антитетическим. В отличие от Гегеля, антитезис выводится у Фихте не из тезиса, а сопоставляется с ним, образуя единство противоположностей. «Я» приводится в движение и побуждается к действию чем-то противоположным. Субъект деятельности -- это «Я», взаимодействующее с «не-Я». Возникает противоречие между деятельностью и выполняемой ею задачей. Разрешение данного противоречия ведет к возникновению нового и так без конца.

Центральной категорией «практической философии» Фихте считает свободу. Как и Спиноза, Фихте полагал, что человек подчинен закону причинности, т.е. необходимости. Случайность трактуется им как субъективная категория; случайно то, причина чего нам неизвестна. Но поскольку все причинно обусловлено, то все и необходимо. В историческом процессе свобода возможна и она достигается осознанием необходимости, что дает возможность поступать со знанием делай обстоятельств. Поэтому свобода состоит в активной деятельности в рамках познанной необходимости. Практически-деятельное отношение к предмету предшествует теоретически созерцательному. Диалектика активной деятельности субъекта -- важнейшая черта философии Фихте, оказавшая влияние на дальнейшее развитие классической немецкой философии.

Много внимания Фихте уделял учению о праве. Наука о праве касается внешних отношений между людьми и тем отличается от этики, которая изучает внутренний мир человека, основанный на свободе. Таким образом, право и этика несопоставимы. Право опирается на отношения взаимности, на добровольное подчинение каждого гражданина установленному в обществе закону. Закон же есть договор о гражданском общежитии.

Государство как политическая организация может функционировать только там, где есть собственность. Люди делятся на собственников и не собственников, государство же есть организация собственников. Безусловно, это догадка о зависимости права:. и государственного устройства от экономических отношений, от института собственности. В труде «Замкнутое торговое государство» (1800) Фихте ратует за право на труд и трудовую частную собственность. Задача государства -- охранять эти социальные институты. Фихте стоит за активное вмешательство государства в экономическую сферу. Оно должно регламентировать денежную систему, ограничивать свободу торговли и конкуренции, « дабы защитить интересы своих граждан, оградить их от торгово-финансовой экспансии со стороны более сильных держав. Эти требования могут быть поняты только в контексте конкретно-исторических условий, в которых находились германские государства в начале XIX столетия.

Философия Фихте -- не просто связующее звено между философией Канта, с одной стороны, и философией Шеллинга и, Гегеля -- с другой. Она имеет большое самостоятельное значение как своеобразное выражение прогрессивных устремлений радикальных слоев немецкого общества, как философия человеческой свободы и активного практического действия.

Фихте - известный немецкий философ, сегодня считающийся классиком. Его базовая идея заключалась в том, что человек формирует себя в процессе деятельности. Философ повлиял на творчество многих других мыслителей, развивавших его идеи.

Биография

Фихте Иоганн Готлиб - философ, выдающийся представитель направления немецкой классической философии, также занимавшийся общественной деятельностью. Мыслитель родился 19.05. 1762 года в поселке Рамменау в многодетном семействе, занимавшемся крестьянским трудом. При содействии зажиточного родственника после выпуска из городской школы мальчик был принят на обучение в элитное учебное заведение, предназначенное для дворян - Пфорту. Затем Иоганн Фихте учился в Йенском и Лейципгском университетах. Начиная с 1788 года, философ работает в качестве домашнего преподавателя в Цюрихе. В это же время мыслитель знакомится со своей будущей супругой, Иоганной Ран.

Знакомство с идеями Канта

Летом 1791 года философ посещает лекции Иммануила Канта, проходившие тогда в Кенигсберге. Знакомство с концепциями великого мыслителя предопределило весь дальнейший ход философского творчества И. Г. Фихте. Кант положительно отозвался о его работе под названием «Опыт критики всяческого откровения». Данное эссе, авторство которого вначале ошибочно приписывалось Канту, раскрыло перед ученым возможность получения профессорского статуса в Йенском университете. Работать там он начал с 1794 года.

Биография Иоганна Фихте продолжается тем, что в 1795 году мыслитель начинает издавать собственный журнал, называвшийся «Философский журнал общества немецких ученых». Именно в тот период были написаны его главные труды:

«Основы общего наукоучения» (1794);

«Основы естественного права согласно принципам наукоучения» (1796);

«Первое введение в наукоучение» (1797);

«Второе введение в наукоучение для читателей, уже имеющих философскую систему» (1797);

«Система учения о нравственности согласно принципам наукоучения» (1798).

Данные работы оказали влияние на философов-современников Фихте - Шеллинга, Гете, Шиллера, Новалиса.

Уход из Йенского университета, последние годы

В 1799 году философа обвинили в атеизме, чему послужила публикация одной из его статей. В ней Фихте говорил о том, что Бог не является личностью, а представляет собой нравственный миропорядок. Философу пришлось покинуть стены Йенского университета.

Начиная с 1800 года, Фихте проживает и трудится в Берлине. В 1806 году после поражения в войне с Наполеоном прусское правительство было вынуждено перебраться в Кенигсберг. Фихте последовал за своими соотечественниками и занялся преподаванием в местном университете до 1807 года. Через некоторое время он снова перебирается в Берлин, и в 1810 году становится ректором Берлинского университета.

Его лекции, которые читались после поражения прусских войск при Йене, призывали немецких горожан к сопротивлению французским оккупантам. Эти речи сделали Фихте одним из главных интеллектуалов тогдашнего сопротивления режиму Наполеона.

Последние дни философа прошли в Берлине. Он умер 29. 01. 1814 года по причине заражения тифом от собственной жены, ухаживавшей тогда в госпитале за ранеными.

Отношение Фихте к Канту

Ученый считал, что Кант в своих работах показывает истину, не демонстрируя ее оснований. Поэтому сам Фихте должен создать философию наподобие геометрии, основанием которой будет сознание «Я». Такую систему знаний он называл «наукоучением». Философ указывает, что это обычное сознание человека, выступающее как оторванное от самого индивида и возведенное в Абсолют. Весь окружающий мир является порождением «Я». Оно является действенным, активным. Развитие самосознания происходит посредством борьбы сознания и окружающего мира.

Фихте полагал, что Кант не доработал до конца несколько сторон своего учения. Во-первых, заявив о том, что истинный смысл каждой «вещи в себе» непознаваем, Кант не смог устранить данный личности внешний мир и без каких-либо строгих доказательств настаивал на том, что он реален. Фихте же считал, что сама концепция о «вещи в себе» должна быть признана результатом умственной работы самого «Я».

Во-вторых, строение априорных форм сознания у Канта ученый считал достаточно сложной. Но при этом Фихте полагал, что данная часть метафизики не была развита у коллеги в достаточной мере, ведь он в своих трудах не вывел единого принципа познания, из которого бы следовали и различные категории, и интуиции.

Другие известные работы Фихте

Среди известных трудов ученого следует выделить работы:

«О назначении ученого» (1794);

«О назначении человека» (1800);

«Ясное, как солнце, сообщение широкой публике о подлинной сущности новейшей философии. Попытка принудить читателей к пониманию» (1801);

«Основные черты современной эпохи» (1806).

Основные идеи Иоганна Фихте были изложены в серии работ, вышедшей под общим названием «Наукоучение». Центром всего сущего, подобно Декарту, философ признает факт самосознания. По мнению Фихте, уже в этом ощущении заключаются все те категории, что выводил в своих трудах Кант. К примеру, «Я есмь» эквивалентно выражению «Я есмь Я». Из данной концепции вытекает и другая философская категория - тождество.

Идея свободы

В философских работах Иоганна Фихте выделяют два главных периода: этап концепции деятельности и этап концепции Абсолюта. Под деятельностью сознания философ в первую очередь понимал нравственное поведение человека. Обрести свободу и достичь активности, способной преодолеть любые препятствия - это нравственный долг каждого человека.

Философ приходит к важнейшему выводу, что к осознанию свободы человек может прийти только в определенных исторических условиях, на определенной ступени развития социума. Но вместе с тем, Иоганн Фихте полагал, что свобода сама по себе неотъемлема от знания. Она может быть обретена только лишь при высоком уровне развития духовной культуры личности. Таким образом, культура в совокупности с нравственностью делает возможной всю работу личности.

Практическая деятельность в работах мыслителя

Одной из ценнейших идей философии Фихте - это рассмотрение деятельности через призму снятия промежуточных целей при помощи всевозможных средств. В процессе жизнедеятельности человека практические противоречия неизбежны, и возникают почти постоянно. Именно поэтому процесс деятельности представляет собой бесконечное преодоление этих конфликтов, несовместимостей. Саму деятельность философ понимает, как работу практического разума, но при этом вопрос активности заставляет задумываться философов над своей природой.

Одно из важнейших достижений философии Фихте - разработка диалектического метода мышления. Он говорит о том, что все сущее противоречиво, но при этом противоположности находятся в своем единстве. Противоречие, полагает философ, является одним из важнейших источников развития. Фихте рассматривает категории не просто в качестве совокупности априорных форм сознания, а как системы понятий. Эти системы впитывают в себя те знания, которые появляются у человека по ходу деятельности его «Я».

Вопрос свободы

Свобода личности, по мнению Фихте, выражается в работе произвольного внимания. Человек, пишет философ, обладает абсолютной свободой направлять фокус своего внимания на нужный объект или же отвлекать его от другого объекта. Однако, несмотря на желание сделать личность независимой от внешнего мира, Фихте все же признает, что сама первичная активность сознания, посредством которой оно отделяется от внешнего мира (разделяется «Я» и «Не-Я»), не зависит от свободной воли отдельно взятого человека.

Высшая цель активности «Я», согласно Фихте, заключается в одухотворении противоборствующего ему «Не-Я», и поднятии его на более высокую ступень сознания. При этом реализация свободы становится возможной при условии того, что «Я» будет окружено не бездушными предметами, а другими подобными ему свободными существами. Только они могут проявлять произвольную, а не предсказуемую, реакцию на поступки «Я». Общество - это масса таких существ, постоянно взаимодействующих друг с другом и побуждающих коллективно преодолевать такое внешнее воздействие «Не-Я».

Субъективизм философа

Кратко субъективизм Иоганна Фихте можно определить его знаменитой фразой:

Весь мир - это Я.

Конечно, не стоит расценивать буквально данное выражение философа. Например, главной мыслью другого философа - Дэвида Юма - была идея о том, что весь окружающий мир является совокупностью ощущений, испытываемых человеком. Это положение не интерпретируется буквально, а понимается в том смысле, что вся окружающая действительность дается людям через их ощущения, а какой она является на самом деле, не знает никто.

Проблема онтологии

Интересовал философа и вопрос о том, что такое онтология. Определение данного понятия звучит так: онтология - это система знаний метафизического характера, раскрывающая особенности категории философского понимания бытия. Фихте вводит новое понятие в науку - онтологию субъекта. Это бытие является диалектическим процессом культурно-исторической активности всей человеческой цивилизации. В процессе раскрывания своей сущности, «абсолютное Я» содействует ограничению некоего эмпирического индивида, и посредством него познает самого себя.

Активность «Я» раскрывается в разумной интуиции. Именно она представляет собой ту путеводную нить, которая помогает перейти из статуса эмпирического субъекта посредством практической деятельности к абсолютному субъекту. Таким образом, вопрос о том, что такое онтология, Фихте рассматривается в контексте историко-культурной деятельности индивида и тех преобразований, которые происходят с ним в процессе этой активности.

В западноевропейской философии XVII-XVIII веков на одно из важнейших мест выдвинулась тема гносеологии (вопрос о человеческом познании). Глава эмпирической школы, Джон Локк , считал, что дух человека при рождении – чистая доска (tabula rasa). Никаких «врождённых идей» нет, и единственным источником нашего познания является опыт. Данные опыта оставляют в нас «отпечатки», из которых целиком складывается картина мира.

Во второй половине XVIII столетия взгляды Локка подверг критике знаменитый немецкий философ Иммануил Кант. Согласно философии Канта , основные формы человеческого восприятия – интуиции пространства и времени , а также 12 первичных категорий рассудка (понятия о реальности, причине, следствии, возможности и т. д.) – не могут быть получены из опыта и существуют в нашем духе как врождённая, предшествующая всякой практике априорная данность. Это априорное содержание обусловливает опыт, определяя основополагающие способы, в которых внешний мир («вещи в себе ») является нашему познанию. Мы не знаем, каковы вещи в себе на самом деле, ибо в процессе опыта имеем дело не с ними непосредственно, а с их образами, представленными в вышеупомянутых априорных формах нашей гносеологической способности. «Критицизм » Канта получил большую популярность как сильное возражение Локку и эмпирикам.

Иммануил Кант

Гносеология Фихте и критика в ней идей Канта

Попытку развить идеи Канта сделал его младший современник, немецкий философ Иоганн Готлиб Фихте (1762-1814). Человек волевой, весьма склонный к умственной независимости, Фихте выразил эти свойства своего характера и в созданной им философской системе.

Фихте считал, что Кант не разработал до конца следующие стороны своего философского учения:

1) Заявив, что истинная сущность «вещей в себе» непознаваема, Кант всё же не решился устранить этот внешний человеку мир целиком и без строгих доказательств настаивал на его реальности. Фихте же полагал, что само представление о вещах в себе следует признать плодом умственной деятельности человеческого Я.

2) Структура априорных форм рассудка у Канта довольно сложна. Сам он наметил (в виде так называемых схем ) связь между пространственно-временными интуициями и 12 основными логическими категориями. Но, по мнению Фихте, эта часть метафизики не получила у Канта достаточного развития, ибо он так и не указал единый принцип познания, из которого и интуиции, и категории вытекали бы с непреложной необходимостью.

Уже из постановки этих вопросов видно, что кантовский критицизм должен был получить в философии Фихте ещё более яркий субъективистский уклон. Фихте считал свою теорию «субъективного идеализма» прямым продолжением «критического идеализма» Канта, хотя сам Кант отнёсся к ней неодобрительно.

Иоганн Готлиб Фихте

Главные положения своей гносеологии Фихте развил в серии работ под общим названием «Наукоучение». Центром всего он, подобно Декарту, признаёт неопровержимый факт самосознания. По убеждению Фихте, уже в этом первичном ощущении нами собственного «Я» содержатся все кантовские категории. «Я есмь» значит: «Я есмь Я», «Я тождественен своему же Я». Отсюда и возникает категория тождества. Я реален, и в этом нельзя сомневаться – следовательно, в факте самосознания содержится и кантовская категория реальности. Наше самосознание необходимо предполагает понятие о внешнем, об объекте, который противостоит мыслящему субъекту. Отсюда мы получаем категории противоречия, отрицания («Я не есть Не-Я»), ограничения и взаимодействия. Так как Я и Не-Я (субъект и объект) не могут существовать друг без друга, их надо рассматривать как две нераздельных части одной общей сущности. Отсюда проистекают категории субстанции – принадлежности. Подобным образом Фихте выводит из самосознания и все остальные кантовские категории.

Акт самосознания распадается на три неизбежных момента: 1) самоощущение Я, 2) представление о Не-Я, 3) осознание того, что без Не-Я нет Я. Введённое в философии Фихте понятие об этих трёх моментах проявления духа – тезисе, антитезисе и синтезе – получило затем широкое развитие в системах Шеллинга и Гегеля .

Интуиции пространства и времени Фихте, в противоположность Канту, трактует не как нечто априорно данное человеку, а как создания самого нашего «я». Фихте вообще представляет сознание деятельным , тогда как Кант больше склонен считать его пассивно-созерцательным . В этом – корень различия между их системами, отсюда проистекают все главные их несходства . Деятельность ума, по философии Фихте, состоит в постоянном переносе внимания с одного объекта на другой: сознательные акты раздельны , последовательны и направляются попеременно на различные предметы . Для того чтобы эти акты могли быть таковыми, наше «я» и создаёт интуиции пространственной протяжённости и временной последовательности, а не размещает вещи в «уже существующих » пространстве и времени. Пространство и время суть продукты творческой деятельности ума. Фихте доказывает это тем, что «пустого пространства» и «пустого времени» нет. Они мыслимы только в конкретных сознательных актах, связанных с вещами и процессами. Следовательно, эти две основополагающие интуиции создаются самими этими актами , а не обусловливают их.

Свобода человеческого Я наглядно выражается в деятельности произвольного внимания . Мы, пишет Фихте, обладаем «абсолютной свободой… направлять внимание на известный объект или отвлекать его от другого объекта». Но, несмотря на постоянное стремление сделать человеческое Я полностью независимым от всего внешнего, Фихте всё же приходится признать, что сам первичный акт сознания, которым создаются Я и Не-Я, субъект и объект, не зависит от свободной воли отдельной личности . Возникновение этого акта нельзя объяснить без гипотезы о наличии наряду с нашим личным Я другого – абсолютного , сверхиндивидуального Я . Оно, подобно Богу, даёт начальный толчок к деятельности ума, которая, получив его, затем идёт свободно.

Высшая цель деятельности Я, по философии Фихте, состоит в том, чтобы одухотворить, интеллектуализировать противостоящее ему Не-Я, поднять его на высшую ступень сознания, подчинить его закону разума, тождественному закону совести. Но реализация моей свободы возможна лишь при условии, что я буду окружён не одними бездушными вещами, а и другими подобными мне свободными существами. Лишь они смогут проявлять произвольную, не предсказуемую заранее, не управляемую никакими законами реакцию на мои поступки. Сверхиндивидуальное Я создаёт массу таких существ, которые взаимодействуют и побуждают друг друга к коллективному преодолению косного противодействия Не-Я.

Философия Фихте представляется чем-то особен­ным. Вызывает недоумение, как могла такая сложная, кажущаяся непонятной субъективно-идеалистическая философия иметь такое большое влияние, что тогдаш­ние ведущие философы, как, например, пропагандист Канта К.-Л. Рейнгольд и особенно представители следующего поколения, к которому принадлежали


Ф.-В.-И. Шеллинг и Г.-В.-Ф. Гегель, отошли от канти­анства? Уже в самых первых трактатах Гегеля, из­данных в 1801 и 1802 гг., мы сталкиваемся с влия­нием Фихте. Также и гегелевская критика Канта в так называемой энциклопедической («Малой») логике имеет определенные черты влияния Фихте. Еще боль­ше повлиял Фихте на Шеллинга, который от него полностью не отошел и после того, как издал свою «Систему трансцендентального идеализма», несовмес­тимую с позицией Фихте. Гегелю оставалось лишь объяснить различие этих двух философских систем в трактате «Различие между системами философии Фихте и Шеллинга» («Differenz des Fichteschen und Schellingschen Systems»), написанном в 1801 г.

Уже говорилось о причинах успеха. Фихте. Отвер­жение непознаваемой «вещи в себе», подчеркивание моральной и познавательной автономии человека и ди­намическое понимание сознания -были позитивными элементами, которыми Фихте ознаменовал дальнейший этап философского развития.

Иоганн Готтлиб Фихте родился в 1762 г. в Рам-менау, в Лужицком крае. Он родился в семье ткача и уже мальчиком должен был работать у станка. Получить образование ему " помогает случай - его заметил хозяин и решил помочь. В 1774 г. Фихте был принят в училище в Шульпфорте. Однако, так как его покровитель в том же году умер, учеба Фихте сопровождалась постоянной нуждой. Нужда принуди­ла его оставить обучение, на некоторое время он ста­новится домашним учителем. В 1790 г. он знакомится с трактатами Канта, которые производят переворот в его жизни. Чтобы встретиться с Кантом, он пешком пошел в Кенигсберг, где и представил ему свой пер­вый крупный трактат «Опыт критики всяческого откровения» («Kritik aller Offenbarung»). Кант помог изданию его трактата, а благоприятная рецензия вместе с публичным подтверждением Кантом автор­ства Фихте помогла молодому философу стать известным. В то же время (1793) Фихте анонимно издает два трактата в защиту французской револю­ции. Один из них - «Заметка о правильности сужде­ний общественности о. французской революции» («Beitrage zur Berichtigung der Urteile des Publikums fiber die Franzosische Revolution») - Фихте издал


под своим именем вновь, уже будучи профессором в Иене в 1795 г. В 1794-1795 гг. он издает свой главный труд - «Основа общего наукоучения» («Grundlage der gesamten Wissenschaftslehre»). Из других его трактатов заслуживает упоминания «Основа естественного права» («Grundlage des Natur-rechts»), написанный в 1797 г., и лекция «Понятие образованного человека» («Bestimmung des Gelehr-ten») (1794) 70 . В 1798 г. Фихте вынужден был оста­вить Иенский университет, где он был профессором начиная с 1794 г. Увольнению Фихте способствовала легенда о нем как о «демократе» и даже «якобинце», которой он обязан своими трактатами о француз­ской революции. Из работ, которые Фихте написал после ухода из университета, большую огласку полу­чили его «Речи к немецкой нации» («Reden an die deutsche Nation») (1807-1808), которые способство­вали росту национального самосознания в Германии в период наполеоновских войн.



Позже, когда в 1810 г. был основан Берлинский университет, Фихте становится его первым ректором, однако вскоре отказывается от своей академической должности. Это дает ему возможность шире осуще­ствлять лекционную деятельность. Умер он в 1814 г. от тифа, которым заразился от своей жены, добро­вольно"ухаживавшей за ранеными солдатами.

Исходным пунктом философии Фихте является тезис об автономности Я- Видный философ из ГДР М. Бур указывает, что значение Фихте связано с его поддержкой французской революции после отлива революционной волны и отрезвления революционного подъема 71 . Он подчеркивает, что идеал необусловлен­ного Я был идеологическим выражением сопротивле­ния данным отношениям, тогда как механистический детерминизм, который не различал природную и обще­ственную сферы реальности, а всю реальность подчи­нял слепой необходимости, понимался как поддержка данных отношений. В этом духе Фихте говорит: «Строгий детерминист полностью отрицает самостоя­тельность Я, на которую ставит идеалист, и делает ее случайным продуктом» 72 , т. е. чем-то производным.

Наряду с общей взаимосвязью, которая выходит за рамки философии, принцип Фихте имеет и чисто теоретический источник. Фихте пришел к пониманию того, что наше осознание существования внешнего


мира обусловлено осознанием своих восприятий как независимых от нашей воли и сопровождаемых «ощу­щением необходимости». «Откуда взялась система представлений, сопровождаемых ощущением необхо­димости?» - спрашивает Фихте и отвечает, что их источником является не «вещь в себе», но «действие интеллекта» 73 . «Действенным» здесь называется обра­зование чувственного опыта «чистым» Я, которое, так же как и у Канта, подчиняется категориям. От «чи­стого» Я Фихте отличает «эмпирическое» Я, которое не осознает это «чистое» Я. Осознается «чистое» Я по его результатам, которые мы, однако, не осознаем. Если бы Я со своими восприятиями зависело от внеш­него мира, то оно было бы подчинено миру (было бы его «акцидентом»), потому что ощущения побуждают наши желания.

Шеллинг, который был сначала последователем Фихте, характеризуя его позицию, говорит, что для него Я есть все. В результате Фихте пришел к тому, что он провозгласил ощущения собственным продук­том Я, однако продуктом отчужденным, который мы, собственно, не осознаем как таковой.

Принципом теоретически «действующего» «чистого» Я является, по Фихте, «абсолютная производитель­ность», т. е. ничем внешним не обусловленное, спон­танное образование чувственного содержания. Она тождественна с действием «силы представления». Вместе с тем Фихте подчеркивает, что в «эмпириче­ском сознании» (которое осознает результаты деятель­ности «чистого» Я и считает ее чем-то чужим) осо­знание самого себя связано с «внешним» опытом. На вершине всей теории «наукоучения» стоит поло­жение: «Я полагается как определенное через не-Я», т. е. осознание чего-то внешнего предшествует осозна­нию самого себя 75 . В конкретных анализах Фихте указывает на ^приоритет внешнего опыта, но, разу­меется, после теоретического объяснения его как про­дукта бессознательной деятельности самого Я.

Приведенные идеи ставят Фихте в одну линию с субъективными идеалистами. С исторической точки зрения Фихте сообщает новые импульсы немецкой классической философии. В политическом отношении он был прогрессивной личностью. Нельзя также забы­вать о том, что его субъективный идеализм отличается от идеализма Беркли упором" на активность Я


(у Беркли Я остается пассивным) и тем, что «чистое» Я имеет- скорее общий, надындивидуальный характер, чем тождество с нашим личным Я- Это указывает на то, что Фихте занимает переходную позицию к объек­тивному идеализму.

В творческой образности, которая является абсо­лютной, а поэтому может сама себя ограничить (это самоограничение проявляется определенным повторе­нием ее произведений), ищет Фихте предпосылку эмпи­рического сознания. Повторение чувственного содер­жания, так же как и его категориальное оформление, образует, однако, лишь абстрактные предпосылки «опыта», к которому принадлежат самосознание и убеждение в предметном характере воспринимаемого мира.

Фихте провозглашает, что объяснение «реальной жизни.», «эмпирической жизни» сознания «во вре­мени» 76 возможно, но лишь на основе практических отношений Я к миру. Поэтому предшествующий ва­риант «теоретического наукоучения» должен быть дополнен изложением «практического наукоучения», в котором отстаивается тезис о том, что к осознанию. предметного характера реальности субъект приходит при посредстве биологических и трудовых отношений к миру (здесь мы видим большой сдвиг в понимании практических отношений по сравнению с Кантом). Оказывается, Фихте понимает недостаточность созер­цательного сознания и прокладывает путь к его объяс­нению на основе «практического» отношения к миру. Преодоление созерцательной, ноэтической, ориентации и подчеркивание значения «практического» отношения к реальности образуют предпосылки для философского переворота, который самим Фихте не был понят в достаточной мере. Итак, является верным то, что Фихте сознавал, что «бытие для нас» предметов значит больше, чем присутствие, чем содержание в сознании, что в нем содержится практическая настоятельность предметов относительно биологического организма и их «сопротивление» (Widerstand) влечению до сих пор не осознанного Я, которое бы их освоило.

Плоскость, в которой возникает реальное само­сознание и сознание внешнего мира, можно бы назвать «биологическим опытом». Это субъективное выражение согласия или несогласия, противоречие среды со стремлением Я к ее присвоению. В «инстинктивном» Я


(т. е. в живом существе) есть «ощущение силы», которое Фихте называет «принципом жизни сознания» и «переходом от смерти к жизни» сознания 77 . Среда, однако, оказывает «сопротивление» 78 или «противо-стремление» так, что инстинктивно Я чувствует силу, но также переживает и ощущение «бессилия» и «давления» 79 . Лишь здесь возникают из не-Я, т. е. из чувственной данности среды, «предметы», т. е. лишь здесь начинает «инстинктивное» Я осознавать свою среду как предметы (по Фихте, немецкое Gegenstand - предмет по значению тождественно со словом Wider-stand- сопротивление). Чтобы понять этот тезис Фихте, мы припомним, что у Гегеля в «Феноменологии духа» «раб» трудом приобретает опыт о «самостоя­тельности своего предмета» 80 , т. е. осознает его неза­висимость от себя самого и то, что предмет не под­чиняется его произволу.

Субъективным выражением противоречия между тенденцией к расширению собственной власти (кото­рая присуща Я) и между ее ограничением, вызванным сопротивлением внешних предметов, является «стрем­ление» преодолеть ограничение 81 , которое давит на Я извне, и сделать внешнюю реальность самой собой. Разумеется, эта тенденция сдерживается «сопротивле­нием» внешних предметов, которое вызывает в Я ощу­щение ограничения и страха.

В стремлении и в деятельности (в которую стрем­ление переходит) бессознательное, инстинктивное Я начинает осознавать различие «внутри» и «вне»"собст­венного тяготения и сопротивление среды, которая сопротивляется и становится поэтому «предметом» (или «предметами»). Мотив «биологического опыта» подчеркнут в «Нравоучении» («Sittenlehre», 1797), где Фихте уже не исходит из абстрактной тенденции к овладению всем, что чуждо организму, но говорит об «инстинкте», «потребности» и «удовлетворении». «Инстинкт вытекает исключительно из моего естества. Оно определяет уже заранее, что должно быть для меня здесь, а мое побуждение и стремление" его при­крывает и от того, что есть здесь для меня и на меня бы воздействовало... Не голодаю потому, что здесь для меня есть пища, но голодаю потому, что нечто становится у для меня пищей» 82 . ,«Быть для меня» значит то же самое, что иметь биологическое значение, быть вычлененным из безразличной и нейтральной


реальности на основе биологического значения для моего организма.

Самосознание, которое возникает из биологиче-CKoroNonbiTa, достигается «рефлектированием» побуж­дения благодаря тому, что побуждение осознается как мое. Благодаря осознанию побуждение перестает быть слепым и природа лишается своих исключитель­ных прав на мое Я, которое было до сих пор лишь пассивным зеркалом инстинктивного поведения. «При­рода же не действует, действует лишь свободное существо» 83 ,- говорит Фихте. Преодоление инстинк­тивного образа жизни, которое Фихте объясняет как осознание инстинкта побуждения, представляет собой «скачок» из природной необходимости в челове­ческий мир.

Если удовлетворение влечения животного происхо­дит с необходимостью, то человек действует по осо­знанному намерению. «Человек не просто гоним естественным побуждением, короче - не в моей власти, чтобы я чувствовал или не чувствовал опре­деленное побуждение. В моей-власти, однако, удовлет­воряю ли я его или же нет» 84 .

Будучи осознанным, побуждение перестает быть слепым и попадает под правомочие самосознания. Пусть я как-либо действую, в начале моего действия стоит свободное решение, хотя бы оно и не состояло ни в чем ином, кроме одобрения чувственного жела­ния. В содержании поведения это не должно ничего изменять: так, если животное действует ради поживы^ ради поживы может действовать и человек, но, однако, он действует свободно, потому что действует осознанно и по правомочию своей воли. Однако эта свобода, которая достигается вместе с сознанием, является свободой лишь в формальном смысле. Пока человек стремится лишь за поживой, он зависит от данного чувственного объекта - предмета вожделения. Пове­дение происходит с ведома его воли, но следствием поведения является подтверждение несамостоятель­ности человека и зависимости от природы, его привя­занности к объектам природы.

Из этого Фихте выводит, что моральная задача человечества - это преобразование природы и обще­ства. Человек должен сделать природу и общество идентичными с собою, со своим внутренним естеством самосознающего существа, которое способно преодо-


леть условия своих побуждений, инстинктов. По сво­ему внутреннему характеру человек является «сам себе целью, должен определять сам себя и не позво­лять определять себя ничем внешним» 85 .

Поскольку речь идет об отношении к природе, нравственной задачей человека, по Фихте, является уничтожение изначальной природной определенности предметов и приспособление к ним так, чтобы в них стало наглядно видно, что они представляют собой его зеркальный образ, что на них он оставляет свой «след» 86 . Только таким способом он может избежать гибели - удела каждого смертного существа. Из текста Фихте излучается пафос действия, переходя­щего границы человеческого индивида и продолжаю­щегося в следующих поколениях: «Все, что было когда-либо среди людей великое, мудрое и благород­ное,-эти благочинные человеческие поколения, кото­рых имена чтутся в мировой истории, и те много­численные мужи, заслуги которых лишь известны, но не имена - все они работали для меня... Могу про­должать оттуда, где они должны были остановиться, могу дальше строить этот возвышенный храм, который они должны были оставить незаконченным. Мне может кто-то сказать: «Будешь, однако, должен остано­виться, как и они». Это наиболее возвышенная идея из всего. Если я перенимаю их возвышенную задачу, то никогда ее не закончу, но могу так же... никогда не прекратить действовать, никогда не перестать быть. То, что мы называем смертью, не должно прерывать мое дело, ибо оно должно быть завершено, но не может быть завершено в определенное время, тем самым мое бытие не определено во времени, а я вечен. Тем, что я перенял эту великую задачу, я обрел вечность. Я смело поднимаю голову к грозным скалистым горам, к бешеному потоку вод, к бурным тучам; плывущим в огненном море, и кричу: «Я вечен и противлюсь вашей силе. Пусть на меня обрушится все, а ты, земля, и ты, небо, смешаетесь в сумасшед­шем хаосе, вы, стихии, воспеньтесь бешенством и раздерите в лютой битве последнюю пылинку тела, которое я называю своим,- .моя воля, самоединая со своим определенным планом, будет смело и хладно возноситься над руинами юдоли мира, ибо я понял свое призвание, а это более долговечно, чем вы. Оно

вечно, и я также вечен»» .


Если речь идет об отношении к обществу, решение Фихте имеет форму философии истории, которая исхо­дит из идеи, что в истории должно конкретно реали­зоваться то же равенство, которое принадлежит людям относительно того, что каждый человек «сам в себе цель» 88 . Реальное воплощение равенства пойдет че­рез «побуждение к идентичности». Люди, которые абстрактно, в смысле своей самоцелевой ценности, равны, должны реализовать это свое абстрактное равенство и в своем смысловом бытии, в котором между ними существуют различия и в силе, и в способ­ностях, и в положении, и в таланте и т. д.

Тенденция к взаимному воздействию или «общест­венное побуждение» (побуждение к идентичности по отношению к другим) «устремляется не к субордина­ции, как это происходит в телесном мире, но... к коор­динации» 89 (т. е. к конкретному равенству, взаимно­сти) . Это и есть цель истории. Фихте при этом не удовлетворился лишь общей концепцией - он выводит из этого заключение в смысле утопического социа­лизма. В трактате, где концепцию общества он раз­рабатывает более определенно,- в «Закрытом- 1 торго­вом государстве» («Der geschlossene Handelsstaat»), написанном в 1800 г.,- Фихте требует, чтобы обще­ство гарантировало не только формальное равенство индивидов, но и их «право» на «определенную свобод­ную деятельность» в некоторых отраслях обществен­ного разделения труда 90 .

Основой общества является разделение труда, реа­лизованное без частной собственности на средства производства. Фихте.является теоретиком владения без частной собственности, т. е. собственность состоит в праве индивида располагать средствами, необходи­мыми для выполнения работы в выбранной отрасли 91 . Разделение труда обусловлено тем, что «никто не может работать на другого, не работая при этом на себя...» 92 . Взаимные отдачи и приятие являются источ­ником постоянного совершенствования, облагоражи­вания человечества для реализации идентификации индивида с другими индивидами.

Теперь возвратимся к вопросу о том, как мог Фихте* иметь такое большое влияние, несмотря на спекулятивность его философии. Во-первых, Фихте преодолел Кантов дуализм «вещи в себе» и явления, который был доведен Кантом в «Критике способности


суждения» до предела. Фихте своим спекулятивным решением, согласно которому и природа является отчужденным продуктом Я, соединяет познание и природу, человека и мир. Как видно, он предлагает субъективно-идеалистическое решение, в действитель­ности, однако,- в теории «чистого» Я - оно пере­растает в объективный идеализм.

Во-вторых, Фихте понимает сознание как динами­ческое образование, в котором чувства, восприятие и образотворчество понимаются как низшая ступень реализации основной тенденции к рефлексии самого себя или самосознания. С этой точки зрения не имеет значения, понимаются ли чувства и восприятие как зависимые от внешней реальности, но имеет значение то, что Я в своем развитии к саморефлексии не может на них остановиться, что оно должно их преодолеть в самосознании. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что Фихте понимает развитие сознания в неустанном взаимодействии с не-Я, т. е. со сферой внешнего опыта.

Наконец Фихте оказал влияние на развитие фило­софии «активной стороны», т. е. на развитие рефлексии практических отношений Я с внешней реальностью. Преодоление границ чисто теоретического познания, которое у Канта ограничено рефлексией нравственного поведения, у Фихте распространено на рефлексию инстинкта и труда, что важно для признания ноэти-ческого значения человеческой практики.



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта