Основные положения теории сознания. Сущность сознания Краткий обзор функций сознания свидетельствует о диалектическом их характере, вытекающем из диалектической же природы сознания - как единства объективного и субъективного, единства отражения и отношени
Главная » Пол » Основные положения теории сознания. Сущность сознания Краткий обзор функций сознания свидетельствует о диалектическом их характере, вытекающем из диалектической же природы сознания - как единства объективного и субъективного, единства отражения и отношени

Основные положения теории сознания. Сущность сознания Краткий обзор функций сознания свидетельствует о диалектическом их характере, вытекающем из диалектической же природы сознания - как единства объективного и субъективного, единства отражения и отношени

Тезис: Сознание есть сознание субъекта

Сознание - или вещь, или ее свойство, действие и т.п. Если сознание вещь, то оно субъект самого себя. Если сознание свойство вещи или действие вещи, то субъектом будет та вещь, свойством которой есть сознание.

Субъект - это активный, самостный момент в вещи, в действительности. Поэтому бессубъектного в действительности не бывает. Поскольку, чтобы быть в действительности нужно иметь какую-то активность в этой действительности, нужно как-то действовать в этой действительности. Бытие вещи и есть самое простое, самое первое действие вещи. Поэтому любая вещь, чтобы быть в действительности должна действовать, по-крайней мере простейшим образом, - быть. Поэтому любая вещь есть субъект, субъект своего действия, субъект своего простейшего действия, субъект своего бытия.

Поэтому если сознание не имеет субъекта отличного от себя, то это значит, что оно само субъект.

Антитезис: Сознание есть бессубъектное сознание

Экспликация тезисов Шпета

Я уникально и индивидуально. Именно в силу его уникальности, его невозможно обобщить и говорить о некоем «всеобщем Я». Но при этом сущность единичного я всё же мыслима, и эта мыслимость не делает его чем-то всеобщим. Возможно мышление о единичном, мышление единичного.

Индивидуальность я фиксируется не через его общность и тождество с другими я , а через различие с ними. Это различие возникает за счет пребывания я «здесь и сейчас» в определенной «среде».

Обычно под «общим», «родовым» я подразумевается субъект , который мыслится в соотношении с объектом. Но это соотношение совершенно не обязательно. Если субъект = я , то он абсолютен, а не соотносителен. Субъект оказывается понятием объекта .

В такой позиции, хотя субъект и приравнивается к я , тем не менее он выступает в своем абсолютном значении неопределенного лица, а значит, как нечто безличное , что противоречит его отождествлению с я.

Первоначальное значение слова «субъект» - подлежащее. Такое значение термина не соотносительно, а абсолютно.

Если начинать исследование сознания с анализа я , то это я будет везде себя обнаруживать. Если же исследовать само сознание, то можно найти только то, что оно есть всегда сознание чего-нибудь. «Что-нибудь» раскрывается как система отношений, в которых я может присутствовать, а может и не присутствовать.

Исследование чистого сознания как чистой интенциональности выявляет другие формы единства сознания, помимо я .

Поскольку не всякий акт сознания обраруживает присутствие я ни в качестве «предмета», ни в качестве носителя таких актов, то можно предположить, что я констатируется в переживании только тогда, когда оно является «предметом» на который направлен сознательный акт.

«Сознание, субъект и я – вещи совершенно разные, и нельзя одну из них подменять другою». Если мы говорим о единстве сознания, то совершенно ни к чему для этого единства придумывать особый термин, т.е. не нужно обозначать его субъектом или я. Вывод, что единство многообразия является субстанцией, субъектом и пр. не является непосредственным переживанием.

Первоначально дано лишь сознание и сознаваемое, без всякого отношения к я . Поскольку индивид констатирует у себя сознание, то это его сознание, но оно не есть единственно возможное сознание. Возможны сознания, которые суть единства, но не принадлежат я . Стало быть, если я есть субъект, то такие сознания не субъективны; это не есть некое всеобщее я. Субъект сам является предметом для сознания, поэтому его нельзя перенести в другой член корреляции в качестве основы, источника и принципа сознания.

Сознание, таким образом, может быть не только личным - оно может быть не-личным, т.е. в том числе сверхличным, многоличным и единоличным.

Ни для кого не составляет труда утверждать сознание самого себя. Но когда мы начинаем рассказывать о своем я , то уже не можем сказать, что оно в своей целостности дано нам также непосредственно. Напротив, оно является нам «предметом», содержание которого раскрывается не путем непосредственного констатирования, но сложным образом. Также мы вынуждены будем констатировать, что не всё в нашем сознании существенно связано с я .

Для я возможно сомнение в собственном тождестве и непрерывности, и единственным способом проверки будет обращение к чужому опыту, а это говорит о том, что предмет этого сомнения является предметом не только для сомневающегося я , но и для других. Моё я оказывается предметом не только для меня, в отличие от только моих переживаний.

Синтез: ?

Начнем с того, что Я - это слово русского языка. Это прежде всего, это до всяких рассуждений и объяснений. Далее, любое слово языка имеет четыре основных момента:

  1. Любое слово кем-то говорится.
  2. Любое слово о чем-то говорит.
  3. Любое слово что-то говорит о чем-то.
  4. Любое слово кому-то говорится.

Если нет говорящего, то нет и слов. Если речь ни о чем, то это бессмысленная речь и, значит, вообще не речь. Если ничего не говорится о том, о чем говорится, то и слов нет - немота. Так же невозможно говорить, ни к кому не обращаясь.

Чтобы определить слово Я , достаточно самому сказать слово Я и ответить самому себе на четыре вопроса:

  1. Кто говорит слово Я?
  2. О чем говорит слово Я?
  3. Что говорит слово Я?
  4. Кому говорится слово Я?

На все четыре вопроса ответ один и тот же - слово Я . Таким образом, слово Я - это такое слово русского языка, с помощью которого можно назвать самому себе самого себя. Поэтому слово Я - это имя субъекта русского языка . Субъект какого-либо языка - это тот, кто говорит на этом языке. Слово Я единственное слово, в котором то , о чем говорится, совпадает с тем , что говорится. Поэтому это слово есть истина по определению. Все остальные слова являются ложью, т.к. во всех остальных словах то, что говорится не совпадает с тем, о чем говорится. Среди чисел есть очень важное и так же единственное в своем числовом роде число - 0 . 0 - это такое число, в котором нет никакого количества, т.е. знак 0 не обозначает никакого количества, а обозначает только отсутствие количества, обозначает своим присутствием и, значит, обозначает только самого себя. По аналогии с этим, слово Я можно называть нулевым словом русского языка. Итак, слово Я - это имя субъекта русского языка или его, языка, нулевое слово.

У меня есть следующие мысли, пока недоразвитые:

  1. Всякое сознание предполагает субъекта этого сознания.
  2. Субъект - не то же самое, что я , но лишь один из его моментов.
  3. Я (личность) есть самотождественное различие субъекта и объекта, положенное как факт (вещь).
  4. Всякая вещь имеет (предполагает) адекватное ей сознание. Но это не означает, что всякая вещь актуально обладает сознанием. След., всякая вещь обладает сознанием как принципом. Адекватное сознание вещи есть самосознающая идея вещи (самосоотносящийся смысл).
  5. Смысл, эйдос тоже есть некий факт. Но если вещь есть смысл, реально погруженный в меон, то смысл предполагает погруженность в меон потенциальную .
  6. Если всякое сознание предполагает субъекта, то в принципе любое сознание личностно. Животные обладают сознанием, но не являются личностями. Даже человек может не сознавать себя в качестве личности. То есть, всякая вещь есть личность в себе , но не обязательно для себя.
  7. Переходя к «коллективному сознанию», отметим основные типы объединения нескольких личностей.
    • «Внешнее» объединение; несколько личностей связаны внешним образом, механически, случайно. Пример: студенты одного курса, пассажиры одного автобуса. Идея, согласно которой объединяются данные индивиды есть лишь абстрактная идея, она не является идеей для себя и таким образом не является сознанием.
  8. «Идейное» объединение; несколько личностей внутренне связаны единой идеей, при этом субстанцией этой идеи является сама совокупность данных индивидов. Коллектив, общество, народ, семья. Индивиды сознают объединяющую их идею и таким образом, эта идея становится (само)сознанием данного коллектива. Объединяющую идею в этом случае можно назвать духом , соборным разумом и т.п.
  9. «Субстанциальное» объединение; несколько личностей объединены идейно, но при этом данная идея сама реализована как реальная личность. Таким образом, индивиды этой общности объединены не только идеально, но и субстанциально. Каждый индивид, будучи сам личностью, а значит и самостоятельной субстанцией, становится частью <…> .
  10. Таким образом, «сознание вообще» в себе всегда личностно, но для нас может представать в разных аспектах.
admin, 16 Ноябрь, 2006 - 13:19

Комментарии

1. Я - это слово русского языка. Это научный факт, с которым не поспоришь. От этой беспорной очевидности и предлагаю танцевать дальше.

Если же исследовать само сознание, то можно найти только то, что оно есть всегда сознание чего-нибудь.

Вранье. Если исследовать само сознание, то мы обнаруживаем прежде всего вранье, поскольку сознание есть всегда сознание 1. о чем-то 2. чего-то. И то, о чем сознание принципиально не есть то, что сознание сознает о том, о чем оно сознание. Сознавать все! о чем-то невозможно, так же, как и знать. Знание, сознание всего! о чем-то равносильно полному! незнанию этого чего-то. Знать, сознавать в каждый конкретный момент о чем-то можно только что-то!, только часть. Другая часть будет незнанием, которое и определяет текущее сознание. Если нет какого-то! незнания о чем-то, то нет и знания о чем-то, поскольку знание, чтобы быть, должно отличаться от незнания. Если все точки видимого предмета видны, освещены, выглядят одинаково, да еще и на таком же фоне, то вы не сможете видеть предмета. Предмет видим только если все его точки освещены по разному, одни светлее, другие темнее, одни более знаемы, другие менее. Итак, знать, сознавать о чем-то можно только что-то. И это что-то не равно этому о чем-то. Стало быть, знание, сознание - всегда ложно, всегда вранье.

Не знаю, не знаю, друг мой... Вы рассматриваете тот тип сознания, который присущ нашему падшему греховному состоянию и потому вполне ущербному. Ведь можно говорить о сознании в его первозданности, в его первоначальной чистоте. Хоть это и будет разговор всё о том же тварном сознании, но всё же чистом и умном. Собственно, говоря о таком первозданном сознании, мы вступаем в сферу диалектики целого и части. Сознание как часть целого - это сознание целого в свете части: мы видим ВСЁ целое, без остатка, но тем не менее в том единичном свете, который присущ этому частному сознанию, его "индивидуальному эйдосу".
Далее, можно говорить о Сознании с большой, как вы видете, буквы. Ну, здесь просто нелепо отрицать тот факт, что ЭТО и ТАКОЕ Сознание обнимает всё зараз, причём в одинаковой мере. И здесь мы вступаем в сферу диалектики абсолютной интеллигенции.

[ quote ]ЭТО и ТАКОЕ Сознание обнимает всё зараз, причём в одинаковой мере Но такое Сознание - это же вроде просто абстракция? Реально (конкретно) же оно нам не дано, мы можем лишь предполагать его, фантазировать о нём.

А оно вообще не может быть нам дано по определению как Божественное. Однако из этого вовсе не вытекает, что его, ЭТОГО и ТАКОГО Сознания, вообще нет. Незнание - не критерий небытия.

Нет. До божественного сознания еще далеко. Помимо индивидуального сознания имеется надындивидуальное, но не божественное. "Для каждой вещи имеется адекватное ей сознание".

Если угодно - обсудим на форуме.

Цитата:
1. Кто говорит слово Я?
2. О чем говорит слово Я?
3. Что говорит слово Я?
4. Кому говорится слово Я?

Вопросы 2,3 и 4 необходимо переформулировать, так как словосочетание "слово говорит" противоречиво. Слово не может говорить, оно может быть сказанным кем-то, а само по себе оно может либо нечто обозначать, либо быть бессмысленным.

Вариант:
1. Кто говорит слово Я? (Я.)
2. О чем я говорю, когда произношу слово Я? (О себе.)или Что (вернее: кого) обозначает слово Я? (Меня.)
3. Что я говорю о себе, когда произношу слово Я? (Ответ неочевиден.)
4. Кому я говорю слово Я? (Себе.)

В итоге, уточняя эти вопросы, мы обнаруживаем необходимость более глубокой проработки ответа на третий вопрос.

И еще замечание: Вам не кажется, что слова "Я", "Меня", "Себе" - не тождественны, так как обозначают субъекта в разных отношениях.
Или я не прав?

ЭТО и ТАКОЕ Сознание обнимает всё зараз, причём в одинаковой мере. И здесь мы вступаем в сферу диалектики абсолютной интеллигенции.

Но такое Сознание - это же вроде просто абстракция? Реально (конкретно) же оно нам не дано, мы можем лишь предполагать его, фантазировать о нём.

Оно дано в состоянии просветления или самореализации. Вопрос лишь в том, как такое состояние возможно достигнуть.

Самое главное, что бы у человека возник, в конце концов основной вопрос КТО Я?
Отсюда возможно выяснение того центра, откуда всё происходит.

Иванов, всего лишь фамилия доставшаяся по наследству. Тело тоже не он, т.к. для наблюдения тела нужно быть вне системы -- «тело, психосоматический аппарат», включающий в себя и мысли, и чувства. Что же остаётся?

Остаётся истинное восприятие, означающее восприятие с точки зрения субъективного функционального центра, а не с точки зрения объективного действующего центра.
В то время как объективный действующий центр представлен трехмерным психосоматическим видимым проявлением, субъективный центр лишен формы и феноменально отсутствует, ибо феноменальное появление в пространстве-времени сделало бы его объектом. Субъективный центр присутствует везде и всегда, но не связан с «где» и «когда», поскольку он находится вне пределов пространства и времени. Он является бесконечностью и безвременностью – существуя вечно ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Говоря кратко, истинное восприятие – это восприятие того, что любое восприятие между двумя чувствующими существами может быть лишь ложным восприятием, ибо они оба являются объектами.

Восприятие, которое обычно осуществляется человеческим существом, обязательно является ложным, поскольку и предполагаемый субъект и воспринимаемый объект представляют собой объекты, видимости в сознании. Псевдосубъект сам становится объектом, когда он воспринимается другим объектом, принимающим позу псевдосубъекта. Когда же сознание отсутствует, как это бывает в состоянии сна или под воздействием седативных средств, никакого восприятия в этом смысле быть не может, хотя псевдосубъект существует. На самом деле любое восприятие, как его понимают человеческие существа, является ложным. Истинное восприятие в действительности является не-восприятием, восприятием, находящимся вне пределов тела и мысли. Когда есть истинное восприятие (сознание воспринимающее проявленный мир в пределах самого себя), что есть такое, что можно воспринимать? Весь проявленный мир представляет собой лишь объективное выражение единого субъекта. Восприятие этого является истинным восприятием – выход за рамки дуальности «субъект-объект».

Нельзя рассматривать «других людей» как других людей!
Представим, что перед вами висят два, три или более зеркал под разными углами. Зеркальных отражений будет несколько, но лишь один вы. Все движения этих отражений будут контролироваться вами, сами по себе они не будут иметь свободы действий. А теперь представьте, что вы также можете наделить эти отражения чувствительностью, так чтобы они могли «воспринимать» друг друга. Разве не ясно, что взаимное восприятие отражениями – каждый из которых является псевдосубъектом, в то время как другие представляют собой объекты – будет ложным восприятием? Истинным является лишь то восприятие, которое осуществляется субъективным центром, находящимся вне пределов зеркал, истинным субъектом. На самом деле это истинное восприятие есть не-восприятие, ибо все, что есть – это ОДИН субъект без каких-либо объектов. Если бы субъект мог видеть другой объект, обладающий независимым существованием, сам этот субъект был бы объектом!

Таким образом, истинное восприятие – это поворот расщепленного ума от внешнего объективирование (что и означает восприятие в дуальности) к внутреннему, к его целостности, или к его не-обективности, из которой возникает объективность видеть другой объект, обладающий независимым существованием, сам этот субъект был бы объектом!

Таким образом, истинное восприятие – это поворот расщепленного ума от внешнего объективирования (что и означает восприятие в дуальности) к внутреннему, к его целостности, или к его не-обективности, из которой возникает объективность

Можно всё сказанное суммировать одним предложением -- «истинное восприятие – это ноуменальная функция, в которой нет ни вещи, которая бы воспринимала, ни вещи, которая могла бы быть воспринятой».

Таким образом, сознание зависимо от ТОГО что стоит за ним. ТО, что не может познать САМОЕ СЕБЯ. Первородный грех познания добра и зла изживается, т.к. в таком глубочайшем понимании возникает состояние самореализации (райское Всеприятие).

Сознание - одно из основных понятий не только психологии, но и философской науки.

В философии понятие сознания раскрывается путем его сопоставления с другим важнейшим философским понятием материи. Поэтому понимание сущности сознания оказывается в зависимости от способа решения вопроса о взаимоотношении материи и сознания, от понимания сознания а широком или узком смысле.

При понимании сознания в широком смысле оно трактуется как самостоятельная сущность, субстанция, способная творить мир. Подобное субстанциональное, широкое понимание сознания характерно для идеалистической философии.

Такой подход был впервые наиболее последовательно выражен в период античности философией Платона. Тот же подход развивался и в христианской философии средневековья, признававшей в качестве носителя высшего сознания Bora, а позднее и в немецкой классической философии, в идеалистической системе Гегеля, в которой роль первоначала мира выполняла абсолютная идея. Абсолютная идея (мировой разум), по Гегелю, есть первичная субстанция, творяшая все другие формы бытия; она пронизывает и природу, и человека, которые трактуются Гегелем лишь как формы инобытия все той же абсолютной идеи.

В материалистической философии термин «сознание» используется в другом, узком смысле. В толковании материал иегов объем понятия «сознание» значительно сужается. Оно теряет здесь характер самостоятельной сущности и приобретает облик лишь одного из свойств материи, причем свойства, возникающего только с появлением высокоорганизованной материи — человеческого мозга. Здесь роль вечной и бесконечной субстанции, первоначала передается материи. В этом узком смысле слова сознание оказывается не всеобщим первоначалом, а лишь одной из форм бытия, причем формой вторичной. тесно связанной с материей, без которой оно существовать не может. В понимании материалистов, не сознание порождает материю, а наоборот, материя порождает сознание как вторичное бытие. Сознание здесь спускается с пьедестала творящей субстанции и превращается всего лишь в специфическую форму отношения человека к природе, в отношение человеческого «Я» к природному «Не-Я».

Анализ сознания будет неполным без выяснения его происхождения.

Происхождение сознания при разном его понимании — в широком и узком смысле — объясняется по-разному.

Сознание в широком, субстанциональном смысле является вечным, и поэтому вопрос о его происхождении в идеалистической философии даже не ставится. В этом смысле, как отмечалось, оно близко к понятию Бога, обстоятельства появления которого в религии и религиозной философии также не обсуждаются.

Но при понимании сознания в узком смысле как свойства материи неизбежно возникает вопрос о его происхождении из материи.

Вопрос этот оказался весьма сложным из-за очевидной противоположности материи и сознания, феномены которого — ощушения-восприятия, понятия и суждения — совершенно противоположны материальным объектам, поскольку в отличие от них не обладают ни цветом, ни запахом, ни вкусом, ни какой-либо видимой формой.

Из стремления разрешить это непростой вопрос и возникла материалистическая теория отражения. В этой теории возникновение сознания связывается с всеобщим, фундаментальным свойством ма- терн и - отражением . которое якобы существует наряду с такими более известными свойствами материи, как время, пространство и движение.

Отражение понимается как свойство материальных систем в процессе взаимодействия воспроизводить особенности других систем, сохраняя в себе их следы, отпечатки. В рамках этой теории сознание выступает в качестве высшей формы такого отражения.

Первым уровнем отражения признаются физико-химические взаимодействия в неживой природе, а вторым — биологические взаимодействия при участии органов чувств.

Таким образом, по представлениям материалистов, сознание возникло на основе свойства отражения как фундаментального свойства материи, а также на основе трудовой деятельности и человека с себе подобными. Последнее имеет особенно большое значение для развития человеческого сознания, поскольку оно особенно быстро обогащается на основе всех форм социальной деятельности.

Современные психологи, характеризуя сферу сознания, прежде всего отмечают, что при всей кажущейся стройности как идеалистического, так и материалистического подходов к объяснению природы сознательного каждый из этих подходов все же имеет свои недостатки.

Так, по представлению материалистов, сознание как бы внезапно, «чудесным образом», без видимых причин появляется на определенном этапе развития живой материи. Кроме того, содержание наших знаний нельзя свести только к результатам отражения. Об этом свидетельствует содержание наших знаний: в них велика роль знаний, полученных независимо от процесса отражения, в результате автономной, творческой активности самого сознания. Проблема психо-физиологического субстрата этих и многих других процессов сознания остается одной из сложнейших, еше нерешенных проблем психологической науки.

Вместе с тем, конечно, имеется множество фактов, которые определенно свидетельствуют о зависимости , существующей между мозговыми и психическими процессами, материальными и идеальными явлениями. Это обстоятельство является одним из основных аргументов в пользу материализма. Но эта взаимосвязь все же не является свидетельством того, что развитие материального является причиной появления и формирования идеального.

По остроумному замечанию одного из критиков материалистической концепции французского философа Анри Бергсона (1859- 1941): плащ, висящий на вешалке, связан с вешалкой и даже может покачиваться вместе с ней. но это не означает, что плащ и вешалка одно и то же. Точно так же взаимодействуют материальное с идеальным. Хотя они и связаны между собой, на что указывает теория отражения, но никак не тождественны друг другу.

Но и идеалистический взгляд, утверждающий независимость идеального от материального, тоже сталкивается с проблемами, когда требуется объяснить факты, накопленные современной медициной, физиологией и психологией о зависимости между психическими процессами, физическими состояниями человека и работой его мозга.

Поэтому сегодня некоторые определения сознания пытаются как-то объединить в себе два этих противоположных подхода, что выражается, например, в следующем синтетическом определении:

Сознание является высшим уровнем отражения человеком действительности, если психику рассматривать с материалистических позиции, и собственно человеческой формой психического начала бытия, если психику рассматривать с идеалистических позиции.

Однако, очевидно, что это определение страдает неопределенностью, двойственностью.

Сознание — высшая форма психического отражения и саморегуляции, присущих только человеку как общественно-историческому существу, формируется в процессе общения, опосредуется речью, направлено на преобразование действительности; связано с , ориентированным на внутренний мир субъекта.

И наконец, если центром, ядром всей человеческой психики признается организация оптимального поведения организма по удовлетворению потребностей индивида, то сознание с его главной функцией «отражения» оказывается лишь начальным этапом функционирования психики, а не ее высшей ступенью, как это представляется в предыдущем определении.

При таком понимании главная задача всей психики, в том числе и сознания, состоит в том, чтобы организовать целесообразное поведение по осуществлению выбранной индивидуумом актуальной для него на данный момент потребности.

Для понимания сущности сознания, которое раскрывается приведенными определениями, следует учитывать, что в них идет речь именно о сознании, как одной из структурных частей психики, а не о всей психике в целом. Сознание и психика близкие, но неодинаковые по содержанию понятия, хотя в философской, а иногда и в психологической литературе допускается их неправомерное отождествление.

Следует также учитывать, что приведенные определения сознания пытаются выделить лишь его сущность, главное свойство, но не исчерпывают всего богатства его содержания. Содержание всегда богаче сущности. Поэтому справедливо мнение о том, что всякое определение сущности всегда «хромает». Чтобы преодолеть эту «хромоту», недостаточность любых определений, их обычно дополняют характеристикой других, не главных, но существенных свойств предмета. а также описанием структуры , т.е. тех частей, из которых они слагаются.

Структура и уровни сознания

При описании структуры сознания обычно выделяются следующие ее особенности:

Сознание — двумерное явление:

  • во-первых, оно включает в себя информацию о внешнем мире, объекте;
  • во-вторых, оно направлено и на самого носителя, субъекта сознания, т.е. сознание выступает в качестве самосознания.

В ту картину мира, которую формирует сознание, включен и сам человек, его действия и состояния. Наличие у человека способности к самопознанию является основанием для существования и развития психологии, ибо без нес психические явления были бы закрыты для познания. Без рефлексии человек не мог бы иметь представление о том, что у него есть психика.

Самосознание — это осознание человеком своей деятельности, мыслей, чувств, потребностей.

Способность осуществлять самопознание, т.е. направлять психическую деятельность на самого себя, — уникальное свойство человека, отличающее его от животных.

В процессе самосознания человек осознает смысл собственной жизни, развивает свои умственные, нравственные, а также профессиональные качества, самосовершенствуется.

Сознание, самосознание в психике человека тесно связаны с бессознательным. Бессознательное иногда, например во фрейдизме, резко противопоставляется сознанию. Причем решающая роль в жизни человека этой концепцией отводится не сознанию, а подсознанию, особенно сексуальным чувствам. Подсознание, по Фрейду, проявляется прежде всего в сновидениях, в состоянии гипноза.

Существует, однако, и другая трактовка соотношения сознательного и бессознательного, суть которой состоит в признании приоритета сознания, особенно рационального сознания, мышления. В философии эта трактовка представлена рационализмом (Декарт), а в психологии гештальпсихологией (Кёлер) и когнитивной психологией (Нейссер).

Современная психология считает, что сознательное и бессознательное в психике человека не отгорожены и постоянно влияют друг на друга. Кроме того, человек в состоянии контролировать всю свою психику на уровне сознания.

Сознание включает несколько основных структурных блоков, главными из которых являются:

  • , к которым относятся ощущения, восприятия, представления, мышление, память, язык и речь;
  • эмоциональные состояния - позитивные и негативные, активные и пассивные и т.д.;
  • волевые процессы - принятие и исполнение решений, волевые усилия.

Все эти структуры сознания обеспечивают формирование знаний и предметно-практическую деятельность человека по удовлетворению его многообразных потребностей.

В завершение характеристики феномена сознания следует обратить внимание на некоторые его существенные черты, которые наиболее часто указываются в психологической литературе.

Сознание динамично, подвижно, изменчиво. В фокусе сознания непрерывно, с утра до вечера и даже во сне, у человека появляются, сменяя друг друга, то одни, то другие образы, мысли, представления. Сознание напоминает течение реки. Поэтому его иногда характеризуют термином «поток сознания». Эту черту сознания впервые подметил античный философ Демокрит, высказавший мысль о том, что в мире все течет, все изменяется, нельзя дважды войти в одну и ту же реку, и души человеческие текут как ручьи.

Сознание никогда не существует в «чистом виде» , само по себе, изолированно от его конкретного носителя. Эта особенность сознания выражается термином «субъектность сознания», а также отражается формулой: «Сознание — есть субъективный образ объективною мира». Все произведения человеческой культуры — материальные и духовные — первоначально возникли в сознании их творцов.

Но всякое индивидуальное сознание возникает не па пустом месте, не в вакууме. Важнейшей особенностью сознания, которую особенно настойчиво выделяла отечественная психология, является тесная связь индивидуального сознания с общественным. Эта связь осуществляется через язык и речь, которые в своем содержании воплощают весь опыт человеческой культуры. Каждый человек в ходе индивидуального развития через язык и речь так или иначе приобщается к общественному сознанию.

Сознание активно. Эта черта сознания проявляется не только в процессе создания и изменения «картины мира», но и в предметно- практической деятельности по удовлетворению потребностей человека, которому необходим адекватный образ мира для того, чтобы его деятельность была эффективной. Эта особенность сознания выражается формулой: «сознание не только отражает мир, но и творит его». Это означает, что если психика животных обеспечивает прежде всего приспособление животного к окружающему миру, то сознание человека может позволить ему изменить мир, приспособив его к своим потребностям.

Сознание может не только отражать реальный мир, но и создавать идеальные конструкции, представления, которым нет аналогов, прообразов в реальном мире. Человек способен, отвлекаясь от реального восприятия окружающей действительности, рисовать в своем воображении то, что в данный момент не существует, или даже то, что никогда не существовало и не будет существовать. Таково содержание религий, социальных утопий, а также некоторых гипотез, претендующих на статус научности.

В составе сознания с совершенною очевидностью наличествуют следующие три слагаемые: нечто сознаваемое, т.е. объект сознания, некто сознающий, т. е. субъект сознания, и какое-то отношение между субъектом и объектом. Об отношении между субъектом и объектом речь будет позже; теперь сосредоточимся на субъекте. Субъект сознания есть то существо, которое обозначается словом «я». Субъект и объект суть два полюса сознания, отличающиеся друг от друга следующим образом: объектов сознания много, они постоянно сменяются; гуляя среди полей и лугов, я радуюсь наступлению весны, слежу за полетом жаворонка, через минуту, получив известие о болезни друга, переживаю и сознаю печаль и т.д., и т. д. При всех этих сменах объектов субъект все время есть одно и то же мое я. Благодаря тожеству я существует единство сознания", и недавняя радость и теперешняя печаль, и все восприятия во

== 140

время прогулки принадлежат к составу единого индивидуального сознания, которое я называл своим сознанием.

Я, служащее объединяющим центром сознания, глубоко отличается от таких объектов, как радость, печаль, полет жаворонка: эти объекты имеют временную форму; они возникают, протекают и исчезают во времени, а. я не имеет времен ной формы.

Назовем все, что имеет временную форм> словом событие. Полет жаворонка, радость, печаль суть нечто ежемгновенно меняющееся, отпадающее в прошлое и все вновь нарождающееся Но я, сознающее все эти события, само не течет bi времени, не отпадает в прошлое и не нарождается вновь и вновь: оно не совершается, а незыблема есть как одно и то же я, стоящее над головокружительным течением событий во времени. Итак я не есть событие; оно онтологически (бытийственно) принадлежит к иной области бытия, чем события. Назовем события, т. е. все, что имеет временную форму и, следовательно, течет во времени, словом реальное бытие, а все, что не имеет временной формы, словом идеальное бытие. Со гласно этому словоупотреблению, я есть идеальное бытие.

Найдя субъекта сознания, можно установить что следует называть словами «субъективный и «психический». Когда я, субъект сознания, переживаю радость или печаль и путем различения опознаю их, я нахожу эти процессы как «мои» состояния: они суть проявление моего я во времени, мою жизнь; я есмь источник и носитель этих чувств что и выражается вполне точно словами «я радо стен», «я печален». Точно так же интенциональ-

== 141

ные акты, например акт внимания, акт различения, непосредственно испытываются как «мои» акты, что и выражается словами «я внимательный», «я различающий». Во всех перечисленных случаях строение найденного мною таково, что в нем есть два резко различные элемента- стоящее выше времени я и принадлежащие ему проявления его во времени. Я не имеет временной формы, однако оно есть источник не только содержания своих проявлений, но и их временной формы; некоторые из своих проявлений, например акты внимания, различения, я легко могу начать, продлить, прекратить. Это распоряжение мое формою времени следует отметить, называя я не только невременным, но еще к тому же и сверхвременным существом.

Сверхвременное существо, которое есть источник и носитель своих проявлений во времени, есть субстанция. Ввиду того, что многие люди привыкли разуметь под этим словом мертвый пассивный субстрат качеств, я предпочитаю заменять слово «субстанция» словом субстанциальный деятель, имея в виду тот смысл понятия субстанции, который придан ему Лейбницем. Словами «субъективное состояние», «субъективный акт» и т. п. мы будем обозначать все то, найденное в сознании, что непосредственно переживается как «мое»,-моя радость, моя печаль, мое внимание и т. п. Непосредственное наблюдение открывает, что между я и этими процессами существует отношение их принадлежности нашему я.

== 142

тывая отвращение, отталкиваю тарелку от се Совершенно очевидно, что акт отталкивания это мое проявление, по крайней мере в том смысле что я инициатор этого действия и соучастник в осуществлении его *.

Сравним теперь такие содержания сознаю как «мои» радость, печаль, акт внимания, чувство отвращения, с одной стороны, и сознаваемое отталкивание тарелки-с другой стороны. Явным образом это крайне различные друг от друга явления моего я: первые имеют временную форму и не имеют никакой пространственной формы тогда как второе имеет и временную и пространственную форму. Первые суть психические, т душевные процессы, отталкивание есть физический, т. е. материальный процесс. Под слове «психический процесс» мы будем разуметь те процессы, которые имеют только временную форму а под словом «материальный процесс» - те, которые имеют пространственно-временную форм}

Итак, опираясь на абсолютно достоверное самосвидетельство предметов, имманентных сознанию, мы установили две существенно важных истины. Во-первых, одно и то же я, т. е. один и те же субстанциальный деятель способен совершать не только психические, но и материальные акты. Во-вторых, в составе сознания могут находиться не только психические, но и материальные процессы: отталкивание может быть в такой я

* Подробности о строении таких актов см. в моей стат «Психология человеческого я и психология человеческого тела». Зап. Русск. Научн. Инст. в Белграде, 1940, вып. 17; Psych logie des menschlichen Ich und Psychologie des menschlichen Kc pers, Зап. Русск. Научно-Исслед. Объединения, № 75, 194 Prag.

== 143

мере непосредственно осознано, как и моя радость. Итак, психологизация всего состава сознания, т. е. утверждение, что все имманентное сознанию есть психическое, опровергается свидетельством опыта.

Первая истина устраняет такие ложные, но весьма распространенные учения, как, например, мысль Декарта, что существует субстанция-дух/ или душа, которая есть носитель только психических процессов, и другая субстанция, материя, которая есть носитель только материальных процессов. В действительности мы нашли, что один и тот же субстанциальный деятель, я, способен творить как психические, так и физические процессы. Следовательно, я, субстанциальный деятель, есть существо метапсихофизическое (термин В.Штерна), стоящее выше области психических и материальных процессов, способное, творя эти процессы, сочетать их в единое целое, например, производить акт отталкивания осмысленно и целесообразно под руководством своего стремления освободиться от неприятного предмета.

Вторая установленная выше истина показывает ошибочность мысли, будто все имманентное сознанию должно быть моим психическим состоянием: мое материальное проявление тоже может быть осознано мною непосредственно в подлиннике.

Теперь необходимо сделать еще один важный шаг вперед, касающийся вопроса о познании внешнего мира.

СОЗНАНИЕ

СОЗНАНИЕ

Многообразие различений и их различий (первичный ), а также предпочтений (выделение того или иного элемента различаемого в качестве переднего плана) и идентификаций различенного. В корреляции с миром как различенностью сущего С. образует серии подвижных смысловых и ценностных иерархий, определяющих индивидуального и интерсубъективного опыта. Последовательность таких иерархий позволяет говорить, избегая субстантивации, об истории человеческого С. различая при этом первый период (и небольшой сегмент современного мира) - т.н. первобытное с преобладанием конкретных различий и интуитивно-номинативных идентификаций, и последующие периоды, составляющие смыслообразующие и ценностные каркасы определенных эпох и культур с преобладанием абстрактных различий и дескриптивно-концептуальных идентификаций. Как многообразие различений С. - это непосредственный и первичный опыт человека, пронизывающий все др. виды опыта, источник и человеческого бытия. Если различать характеризует психическое вообще, то человеческому С. свойственна уникальная способность различать различия (самосознание) и различать типы и иерархии различий (рефлексия). Различие между различением и идентификацией (то, что традиционно рассматривается как субъекта и объекта, или и не-Я) и неизбежный переход от различений к идентификациям в процессе любого рода деятельности и коммуникации (переход в сфере С. - прерогатива предпочтения) характеризует С. как смыслообразующее начало психической жизни и позволяет отнести «С.» как к самому этому переходу, так и к идентификации, которая, в свою очередь, есть исходный пункт сравнения и классификации. Сравнение и предполагают , различение - нет. Различение нельзя определить через и видовое отличие, ибо само различие между родом и видом - это одно из различий. Различение можно сопоставить с идентификацией, ассоциацией (синтезом), сравнением и классификацией ( функций С), с представлением, суждением, фантазией, воспоминанием, оценкой, сомнением и т.д. (иерархия модусов предметного отношения), чувством и волей (иерархия ценностных ориентаций), с пространством и временем (иерархия первичных телесных ориентаций и ритмов), с этическим, эстетическим, познавательным и др. опытами (иерархия опытов) и, наконец - с иерархией указанных иерархий только на «основе» самого различения. В этом смысле различение самореферентный (хотя и не замкнутый) опыт. Из различных значений слова «С», а также ряда родственных слов: «осознать», «сознательный» и др. (напр., «потерять С», «прийти в С», «поступить сознательно» в «совершить в состоянии аффекта» и т.д.) два значения имеют непосредственное к филос. проблематике: совесть , или нравственное С. (напр., «осознать вину»), и когнитивная способность. Лат. conscientia употреблялась как в первом, так и во втором значении; в схоластике conscientia означает , у Р. Декарта и Г.В. Лейбница - ментальную функцию (ср.: в англ. - conscience и consciousness, в нем. - Gewissen и BewuBtsein, во фр. - conscience и conscience). В букв. смысле С. - соотнесенность знаний, т.е. первичных различий и ориентаций, определяющих многообразные отношения человека к миру, включая отношение к другим и к самому себе. С. как совесть - это соотнесение «знания добра и зла», т.е. их различия, со способом жизни. С. как ментальной сферы в целом - это соотнесение между собой восприятия, памяти, фантазии, суждения, предпочтения, любви и ненависти, радости и огорчения, сомнения, воли, желания, решения и др. своих модусов, каждый из которых отделяет себя от других в своем специфическом формировании смыслового или ценностного коррелята (напр., осознается как восприятие воспринятого), образуя вместе с др. модусами единство С. Впервые на непосредственную нравственного С. со структурой ментальной жизни указал Ф. Брентано.
Начиная с И. Канта, термин «С.» в сочетании с др. терминами обозначает зачастую одну из узловых проблем того или иного учения - как исследования и как определенный способ человеческого существования: С. несчастное С. классовое С. утопическое С. инструментальное С. чистое С. действенно-историческое С. соборное С. и т.д.
В широком смысле С. - основная проблема философии, а С. - связующая нить всего гуманитарного знания; в узком смысле - это взаимосвязанных проблем, которых имеет тенденцию к возрастанию: 1) единство С; 2) классификация модусов С. их иерархия, напр., о первичности воли или представления; 3) отношение С. - ; 4) С. и , знак и символ; 5) и внутреннее восприятие, и рефлексия; 6) С. и (источник достоверности, абстрагирования и т.д.); 7) С. и ; 8) и интерсубъективность; 9) С. и предмет; 10) внутренняя С. (самовоздействие, темпоральность, творчество); 11) С. и ; 12) С. и ; и др.
Для истории учений о С. в европейской философии до Канта характерны две основные тенденции, которые в разных формах концептуально фиксируют подвижную и одновременно иерархическую природу С. Редукционистские учения, сводящие С. к материальному или социальному началу (от огненных атомов Демокрита до нейрофизиологических и экономических структур), все же предполагают, по меньшей мере, два уровня: феноменальный (представления, ощущения и т.д.) и , фундирующий. Противоположная, субстанциалистская формируется в результате трансформации исходных для философии различий: божественное - человеческое, - тело в иерархии типа: высшее духовное начало (идея , логос, Бог , единое, душа и т.д.) - тело, . В свою очередь, в рамках этой тенденции различаются платоно-августиновская традиция: душа мыслится как , которая может существовать вне тела, и аристотелевско-томистская: душа мыслится как или форма тела. В обеих традициях исследуется также внутренняя иерархия С. (от ощущений до созерцания, интеллекта, мышления).
Философия Нового времени в значительной степени утрачивает в традиционной (внешней) иерархии, интенсифицируя исследования внутренней иерархии С. и полагая мерилом истинности и достоверности человеческий . На первый план выходит проблема С. как самосознания, сопровождающего ментальную активность - по Декарту, всю в целом (cogitatio, perceptio, conscientia - ), по Лейбницу, который вводит в новоевропейскую философию тему бессознательного, - лишь малую часть (conscientia - апперцепции). Другое направление критики Декарта - постепенный отказ от понятия мыслящей субстанции в англ. эмпиризме (у Д. Юма Я - это лишь связка восприятий), при сохранении тенденции сближения С. и самосознания. Различие - определяет как вопрос об источнике познания, так и вопрос об общей структуре разума, способного получать знание и быть основой справедливых социальных отношений.
Концепцию С. в кантовской философии, где основной становится уже затронутая Лейбницем самовоздействия С. определяют различия 1) рационального и иррационального ( как способность к познанию и трансцендентальная воображения - слепая, но необходимая сила души); 2) трансцендентального и эмпирического С; 3) синтетического единства С. и созерцания. Место апперцепции как С. сопровождающего перцепции, занимает синтетическая , или синтетическое единство С. которое выстраивает и благодаря этому выстраивает синтетически свою самотождественность как постоянную соотнесенность с самим собой в процессе конструирования объекта: «Мы не можем мыслить линию, не проводя ее мысленно...» Воздействие рассудка на , т.е. привнесение связи в само по себе аморфное «многообразие» осуществляется через схемы времени - продукты силы воображения. Начиная с Канта формируется функционалистская ; духовно-рационального, аисторичного и в принципе постижимого абсолюта занимает и непрозрачное для человеческого С. начало (трансцендентальная сила воображения, дело-действие, исторический , воля, воля к власти, практика , развивающееся знание, бессознательное), которое берет на себя роль исходного момента и опосредствования чувственности и рассудка, представления и предмета, субъекта и объекта, материального и идеального и т.п. Между С. и действительностью - иррациональная область их взаимопревращения ( тождества бытия и мышления). С. рассматривается как особого рода и как средство общения: «Сознание лишь средство взаимного общения» (Ф. Ницше); «Подобно сознанию, возникает из необходимости общения с другими людьми» (К. Маркс, Ф. Энгельс). Кантовский - исходный пункт методологии изучения С. по его объективациям, ибо схематизм рассудка «есть в глубине человеческой души », и связанной с ней методологии структурного анализа С. Это не только осмысление метода новоевропейской науки, но и принцип современных идеологий, функционирующих как совокупность схем, формирующих из исходного многообразия опыта: «в основе наших чистых чувственных понятий лежат не образы предметов, а схемы». Выполняя функции служанки социальных утопий, теологии, науки, политики, литературной критики и т.д., ориентируется на соответствующие объективации С.
Вопрос о сущности С. впервые эксплицитно поставил Брентано, обратившись к учению о первой философии Аристотеля и его учению . Понятие интенциональности становится у Брентано основным критерием различия актов С. (психические феномены) и объектов С. (физические феномены). Внутреннее восприятие, а не , сопровождает каждый феномен и служит источником нашего знания о сознании. Брентано, и вслед за ним Э. Гуссерль, подвергают критике позитивистскую доктрину о принципиальном тождестве психического и физического, различие между которыми устанавливает якобы лишь исследования. В феноменологии Гуссерля различие психических и физических феноменов претерпело существенную модификацию и было развито учение о чистом сознании с его сложными интенциональными, нередуцируемыми смыслообразующими структурами. В отличие от Брентано, пытавшегося выйти за пределы менталистских концепций и представить С. как нечто «подобное отношениям» (Relativen (Ahnliches) или как «относительностное» (Relativliches), Гуссерль, под влиянием У.Джеймса, понимает С. как поток переживаний, а его предельный слой - как абсолютную субъективность, сохраняя в то же кантовское С. как синтеза. Антиредукционизм в сочетании с ментализ-мом (тенденция , близкая по содержанию к феноменологии) был присущ ряду учений о С. в рус. философии 19 - нач. 20 в. (М.И. Каринский, B.C. Соловьев, Г.Г. Шпет и др.). В советской философии 1960-1980-х гг. преобладал т.н. деятельностный подход с ориентацией на Маркса и Гегеля или Маркса и Канта. К антиредукционизму, но уже в сочетании с элементами функционалистской методологии (изучать С. по его объективациям - предметным или символическим), можно отнести в определенной мере воззрения Э.В. Ильенкова и М. К. Мамардашвили.
Для современной аналитической философии С. (philosophy of mind), в которой исследования С. и языка тесно связаны, основной является проблема соотношения ментального и телесного (mind-body-problem). Современное положение дел характеризуется наличием постоянных дискуссий и широким спектром теорий - от менталистской ориентации до натуралистической. Крайней формой последней является эли-минативный , отождествляющий С. с нейрофизиологическими структурами. Характерно также сочетание функционалистского (в широком смысле) и менталистского подходов: рассматривается как организма, а ментальное - как основная С. Указанная выражается, напр., в определении: «мышление есть ментальная активность мозга» (С. Прист).
Трудности в постановке проблемы С. связаны в основном с т.н. загадкой С: непосредственная доступность модусов (представление , суждение, сомнение , радость и т.д.) явно контрастирует с неуловимостью «субстанции»; С. сравнивают или с Протеем или с такими понятиями, как « », «флогистон». Превращение загадки в проблему, обсуждение которой имеет в виду процедуры верификации и фальсификации, предполагает отказ от понимания С. как своего рода экстракта из многообразия опытов и с выделением первичного опыта С. - опыта различения. Впервые попытку связать С. и различие предпринял амер. психолог Е. Толмэн: «Сознание имеет место там, где в определенный раздражения переходит от готовности реагировать менее дифференцированно к готовности в той же ситуации реагировать более дифференцированно... Момент этого перехода есть момент сознания». Способность различения интерпретируется как функция организма и как на уже дифференцированную ситуацию, тогда как сама не становится предметом рассмотрения.
Дескрипция опыта различений, т.е. первичного опыта С. возможна только как воспроизведение определенных различений в рамках определенного опыта и контекста. Она всегда опирается на известный уровень рефлексии, которая не есть нечто внешнее сознанию, но лишь определенный уровень различения различений. Различение коррелятивно различенности, не первично и не вторично, не активно (спонтанно) и не пассивно (рецептивно), различение - не интуитивно (это не восприятия, но то, что подразумевается в любом акте), и его нельзя представить наглядно; различение не предметно и не определяется через предмет. Различение никогда не может быть единственным, вне иерархии или ряда: любое различение - это, по существу, различение различений. Напр., различая два цвета, мы сразу же выделяем (различаем) , в котором это различение проводим: красный и зеленый могут быть сигналами светофора, символами общественных движений, обозначением степени спелости определенных фруктов и овощей и т.д. Каждый из этих контекстов занимает определенный уровень в контекстуальной иерархии (встроен в др. контекстуальное различение) водитель - пешеход, избираемый - избиратель, продавец - покупатель и т.д. Различение - это не , не знак, не предмет, но источник образа, знака, предмета (как различенного). Различение всегда сопряжено со значением образа, знака, предмета. Само значение - это не ментальный , способный к соединению с др. атомами, но отношение уровней контекстуального деления. В случае светофора значение цвета для нас - это знак запрета или разрешения движения. Значение быть знаком основано, однако, на значении внезнаковой природы: в данном случае значение - это необходимость различения движений транспортных потоков или движения транспорта и пешеходов. Значение как различие определяет возможный набор знаков - носителей этого значения (сигнал с помощью цвета, жест регулировщика). Значение - это прежде всего мира как иерархии различенностей, а затем уже свойство предметов, образов или знаков. Не С. наделяет предмет значением, как бы испуская элементарно-ментальную частицу, которая достигает предмета, но предмет становится значимым, когда он коррелятивно различению обнаруживает свои функции на границе двух или нескольких опытов и контекстов. Различение ориентации в мире - «работать», «обедать», «отдыхать» и т.д., делает значимыми соответствующие объекты. В основе иерархии первичных различий и ориентации, определяющих многообразные отношения человека и мира, следующие первичные различия: 1) различие между различением, различенностью и различенным; 2) различие между передним планом и фоном; 3) различие между нормой и аномалией; 4) различие между значением (значимостью), знаком и символом, а также - между игрой и тем, что игрой не является. Два первых различия дополняют друг друга: с одной стороны, само выделение переднего плана и фона как первичной характеристики любого различия в целом, а не только различенного, т.е. предметного (передним планом может быть определенное различение), предполагает уже отделение различения от различенности и различенного. С др. стороны, второе различие неизбежно является исходным пунктом в описании и экспликации первого различия, в частности, в описании перехода от различения к идентификации. Акцент на различении (первичный из всех передних планов) выделяет опыт в собственном смысле, его самоотнесенность (любое различение - это различение различий), то, что традиционно называют самосознанием; акцент на различенности выявляет коррелят абсолютной дискретности различения, а именно: различие дискретности и непрерывности как основное свойство мира: идет о границах определенных опытов и контекстов и иерархии этих границ; акцент на различенном указывает на идентифицированный предмет, причем понятия трансцендентного и имманентного получают отчетливый дескриптивный смысл: различие различения и различенного характеризует трансцендентность предмета по отношению к опыту (различенное нельзя редуцировать к различению); различие между различенностью (опытов, контекстов) и предметом (различенным) характеризует имманентность предмета миру (предмет - всегда в определенном опыте и контексте). Различие переднего плана и фона, их принципиальная « » - характеризует такой опыт С. как предпочтение. В свою очередь, устойчивое предпочтение определенного переднего плана и фона характеризует объективирующую функцию С. приостанавливающую дальнейшие контекстуальные различения и определяющую тем самым границы предмета. Смысл объективности предмета достигается приостановкой различений. Объективирующая функция - почва для трансформации С. как опыта в С. как идентификацию, рекогницию предмета, который трактуется при этом как «сформированный» из комплексов ощущений, в которые вносится связь. В таком случае проблема трансцендентного и имманентного оказывается неразрешимой: С. создает предмет, который должен затем предстать перед С. как независимый от него. Напротив, коррелятом С. как различения оказывается предмет, который выделяется из мира как иерархии контекстов, но не привносится в него. Связи и отношения - в предметах, в сознании как первичном опыте - лишь различения; посредником между ним выступает как различие дискретности опытов и непрерывности контекстов.
Приостанавливаемые различения образуют не только иерархию предметности (различенного), но и создают иерархию диспозиций - предрасположенностей к определенным различениям, предпочтениям, идентификациям (Habitus), которые, с одной стороны, регулируют телесно-физиологическое человека, а с др. - позволяют возобновлять после перерыва определенную ментальную или практическую деятельность, т.е. реактивировать определенную иерархию различий в рамках определенного опыта. Способность различать определяет способность направлять , т.е. выделять и отдавать устойчивое предпочтение тому или иному различенному, а также предвосхищать, предвидеть и прогнозировать то, что может различенным, выделяя устойчивые переходы от определенных различений к определенным идентификациям как устойчивые тенденции.

Философия: Энциклопедический словарь. - М.: Гардарики . Под редакцией А.А. Ивина . 2004 .

СОЗНАНИЕ

одно из осн. понятий философии, психологии и социологии, обозначающее высший уровень психич. активности человека как социального существа. Своеобразие этой активности заключается в том, что реальности в форме чувствит. и умств. образов предвосхищает практич. действия человека, придавая им целенаправленный . Это обусловливает творч. преобразование действительности первоначально в сфере практики, а затем и во внутр. плане в виде представлений, мыслей, идей и др. духовных феноменов, образующих содержание С., которое запечатлевается в продуктах культуры (включая язык идр. знаковые системы) , приобретая форму идеального и выступая как знание. С. включает также аксиологич., ценностный аспект, в котором выражается избирательность С., его ориентация на выработанные обществом и принятые субъектом С. ценности - философские, научные, политические, нравственные, эстетические, религиозные и др. С. включает отношение субъекта как к этим ценностям, так и к самому себе, выступая тем самым в виде самосознания, которое также имеет социальную природу. Познание человеком самого себя становится возможным благодаря его соотносить свои установки и ориентации с жизненными позициями других людей, умению встать на эти позиции в процессе общения. На диалогич. характер С. указывает и термин: «со-знание», т. е. знание, которое приобретается совместно с другими.

Многоплановость С. делает его предметом изучения многих наук. Для философии главным является вопрос об отношении С. к бытию (см. Основной вопрос философии) . Представляя собой свойство высокоорганизованной материи - мозга, С. выступает как осознанное , субъективный образ объективного мира, субъективная , а в гносеологич. плане - как в противоположность материальному и в единстве с ним.

При социологич. подходе С. рассматривается прежде всего как отображение в духовной жизни людей интересов и представлений различных социальных групп, классов, наций, общества в целом. Будучи отображением материального бытия, С. выступает в различных" относительно самостоят. формах.

В психологии С. трактуется как особый, высший уровень организации психич. жизни субъекта, выделяющего себя из окружающей действительности, отражающего эту в форме психич. образов, которые служат регуляторами целенаправленной деятельности. Важнейшей функцией С. является мысленное построение действий и их последствий, и управление поведением личности, её способность отдавать себе отчёт в том, что происходит как в окружающем, так и в своём собств. духовном мире. С. есть отношение субъекта к среде, что означает в акт С. как всей жизни субъекта в её уникальности и неповторимости, так и непосредств. им системы своих отношений к реальности.

Идеализм исходит из того, что С. развивается имманентно, спонтанно и может быть понято исключительно из самого себя. В противоположность этому историко-материалистич. учение исходит из того, что невозможно анализировать С. изолированно от других явлений обществ. жизни. «Сознание... с самого начала есть общественный продукт и остаётся им, пока вообще существуют люди» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 29) . Мозг человека заключает в себе выработанные историей человечества потенции, передающиеся по наследству , которые реализуются в условиях обучения, воспитания и всей совокупности социальных воздействий. Мозг становится органом С. только тогда, когда вовлекается в обществ. , усваивает исторически выработанные формы культуры.

Важную роль в формировании взглядов на С. как особую форму психического, в отличие от др. его форм, сыграли достижения естествознания и медицины. Они I позволили отграничить С. как способность человека иметь знание о собств. умств. и волевых актах от др. проявлений психического (Гален) . С. соотносилось со своеобразием функционирования организма, в котором носитель психики - - локализовалась в различных частях тела.

В антич. философии С. сопричастно разуму, который космичен и предстаёт как действит. мира, как синоним универс. . В ср. века С. трактуется как надмировое начало (бог) , крое существует до природы и творит её из ничего. При этом разум толкуется как бога, а за человеком оставляется лишь крохотная «искорка» всепроникаю-щего пламени божеств. разума. Вместе с тем в недрах христианства возникает идея спонтанной активности души, причём в понятие о душе включалось и С. По Августину, всё знание заложено в душе, которая живёт и движется в боге. Основанием истинности этого знания является внутр. опыт: душа поворачивается к себе, постигая с предельной достоверностью со"бств. деятельность. В дальнейшем понятие о внутр. опыте стало основным для т. н. интроспективной концепции С. Для Фомы Ак-винского внутр. опыт - это средство самоуглубления и общения с всевышним в форме сознат. разума. Бессознат. душа была оставлена за растениями и животными, у человека же все психич. акты, начиная с ощущения, наделены признаками сознательности. Было введено понятие об интенции как особой операции С., выраженной в его направленности на внеположный С. объект (интенциональный образ) . Материалистич. в эпоху средневековья развивали арабоязычные мыслители - Рази и Ибн Сина, а также Иоанн Дунс Скот, выдвинувший учение о том, что материя мыслит.

На разработку проблемы С. в философии нового времени наибольшее влияние оказал Декарт, который, выдвигая на первый план момент самосознания, рассмат-ривал С. как внутр. созерцание субъектом содержания собств. внутр. мира, как непосредств. субстанцию, открытую лишь для созерцающего её субъекта и противостоящую пространств. миру. Душа, по Декарту, только мыслит, а тело только движется. Этот взгляд оказал огромное влияние на все последующие учения о С., кpое отождествлялось со способностью субъекта иметь знание о собств. психич. состояниях. В противовес Де-карту было выдвинуто учений о бессознат. психике (Лейбниц) . Франц. материалисты 18 в. (особенно Ла-метри и Кабанис) , опираясь на достижения передовой физиологии и медицины, обосновали положение о том, что С. является особой функцией мозга, отличной от др. его функций тем, что благодаря ей человек способен приобретать знания и самом себе. Вместе с тем домарксистские материалисты не смогли раскрыть обществ. природу и активный характер человеч. С.

Генетич. родство человека и животных не означает тождества их психики. Психич. деятельность животных полностью обусловлена биологич. закономерностями и служит приспособлению к внешней среде, тогда как С. человека служит преобразованию мира. В отличие от животного, человек выделяет свое отношение к миру и сам мир как объективную реальность.

Становление человека связано с переходом от присвоения готовых предметов к труду (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3, с. 19, прим.). В процессе труда происходило разложение инстинктивной основы психики животных и формирование механизмов сознат. деятельности. Зарождаясь и развиваясь в труде, С. в нем прежде всего и воплощается, создавая мир очеловеченной природы, мир культуры. С. могло возникнуть лишь как функция сложноорганизованного мозга, к-рый формировался по мере усложнения структуры чувственно-предметной деятельности и социальных отношений, а также связанных с этим форм знаковой коммуникации (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 490).

С помощью орудий человек вовлекал предметы в искусств. формы взаимодействия. Применение орудий и системы речевых знаков в виде жестов и звуков, т.е. переход к опосредствованной не только практической, но и символич. деятельности, в условиях первобытного человеч. стада, а затем и родового общества видоизменил всю структуру человеч. активности. Логика чувственно-предметной деятельности и воспроизводившая ее система жестов в актах коммуникации, диктуемых необходимостью совместного труда, интериоризировалась, т.е. превращалась во внутренний план мыслит. деятельности. Орудием этой внутр. деятельности выступила система знаков – язык. "Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание..." (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 3, с. 29).

Объективируя мысль, речь делает ее вместе с тем идеальным объектом для самого субъекта этой мысли. Язык является необходимым средством координирования трудовых усилий членов общества, средством не только социального контроля, но и волевого самоконтроля личности, формирования понятийного мышления и самосознания. Если видовой опыт животных передается с помощью механизмов наследственности, что обусловливает медленный темп прогресса, то у людей передача социально выработанных приемов воздействия на мир происходит прежде всего в процессе обучения, осуществляемого через орудия труда и через речь. Благодаря языку С. формируется и развивается как духовный продукт жизни общества, осуществляется преемственность человеческой деятельности и общения.

С. прошло две основные стадии развития: период стадного С., охвативший около миллиона лет становления человека и человеч. общества, и С. общественно развитого, разумного человека. Характеризуя самую раннюю формирования С., Маркс и Энгельс отмечали, что это было еще "чисто стадное сознание", представлявшее собой "вначале осознание ближайшей чувственно воспринимаемой среды и осознание ограниченной связи с другими людьми и вещами, находящимися вне начинающего сознавать себя индивида" (там же). На начальных этапах осознание человеком своих действий и окружающего мира не выходило за пределы чувств. представлений и простых обобщений. В дальнейшем в ходе усложнения форм труда и обществ. отношений формировалась способность к мышлению в виде понятий, суждений и умозаключений.

Если стадное С. по существу совпадало с С. отд. индивидов и представляло собой единую, синкретич. совокупность знаний о внешнем мире, насыщенных еще слабо сдерживаемыми эмоциями, то на стадии разумного человека С. дифференцировалось в виде разветвленной системы многообразных духовных способностей человека и духовной деятельности (науч., художеств., нравственной и т.п.). В связи с этим происходила постепенная дифференциация между индивидуальным и общественным С., формировалась начальная форма мировоззрения – .

Дальнейшие коренные преобразования в С. наступили при переходе к классовому обществу. Понятия, идеи и ценностная ориентация различных классов преломляются в С. отд. людей и приобретают для них соответствующий жизненный смысл в зависимости от их места и положения в системе общественных отношений.

Социальная сущность С.

Личное и общественное С.

Идеализм исходит из того, что С. развивается имманентно, спонтанно и может быть понято исключительно из самого себя. В противоположность этому, марксизм исходит из того, что невозможно анализировать С. изолированно от др. явлений обществ. жизни. "Сознание... с самого начала есть общественный продукт и остаётся им, пока вообще существуют люди" (там же).

Мозг человека – это не "чистое полотно", на к-ром жизнь рисует свое изображение. Он заключает в себе выработанные всей мировой историей человеч. потенции, передающиеся по наследству "задатки", к-рые реализуются в условиях обучения, воспитания и всей совокупности социальных воздействий. "...Все, что мы имеем от природы, то мы первоначально получаем лишь в виде возможностей и впоследствии преобразуем их в действительность" (Этика Аристотеля, СПБ, 1908, с. 23). Без учета биологич. факторов наследственности невозможно уяснить все индивидуальные особенности психич. склада личности. Однако абсолютизация наследственного фактора воздвигает непреодолимые трудности на пути раскрытия сущности человека и его С. Натуралистич. , пытающаяся свести сущность С. к внутриорганич. отношениям в пределах мозга, является несостоятельной в научном отношении и реакционной в политическом: она тесно связана с идеологией расизма. Сам по себе мозг, каким он выходит из "рук природы", не может мыслить по-человечески. Он становится органом человеч. С. только тогда, когда человек вовлекается в обществ. жизнь, усваивает исторически выработанные формы культуры. Подчеркивая обществ. сущность С. индивида, к-рая остается таковой и вне непосредств. контакта, его общения с другими, Маркс писал: "Но даже и тогда, когда я занимаюсь н а у ч н о й и т.п. деятельностью – деятельностью, которую я только в редких случаях могу осуществлять в непосредственном общении с другими, – даже и тогда я занят о б щ е с т в е н н о й деятельностью, потому что я действую как ч е л о в е к. Мне не только дан, в качестве общественного продукта, материал для моей деятельности – даже и сам язык, на котором работает мыслитель, – но и моё с о б с т в е н н о е бытие е с т ь общественная деятельность; а потому и то, что я делаю из моей особы, я делаю из себя для общества, сознавая себя как общественное существо" (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 590).

С. имеет не только внутриличностное бытие, оно объективируется и существует надличностно – в системе материальной и духовной культуры, в формах обществ. С. Обществ. С. развивается через С. отд. людей, будучи лишь относительно независимым от последнего: нерасшифрованные письмена сами по себе еще не заключают в себе мыслит. содержания, только в отношении к отд. людям книжные богатства библиотек мира, памятники искусства и т.п. имеют смысл духовного богатства. Обществ. С. – это отражение обществ. бытия, выраженное в языке, в науке и философии, в произв. иск-ва, в политической, правовой и нравств. идеологии, в религии и мифах, в нар. мудрости, в социальных нормах и воззрениях классов, социальных групп, человечества в целом. Обществ. С. обладает сложной структурой и различными уровнями, начиная от обыденного, массового С. и кончая высшими формами теоретич. мышления. В состав обществ. С. входят различные его формы: наука , философия, искусство , нравственность, религия , политика, право . Отражая обществ. бытие, обществ. С. обладает относит. самостоятельностью и оказывает обратное воздействие на обществ. бытие: идеи, когда они овладевают массами, становятся материальной силой.

Обществ. С. составляет вместе с тем формирования и существования личного индивидуального С., к-рое выражает специфич. черты индивидуального развития личности, особенности ее воспитания и т.п., при прочих равных условиях определяющие отличие ее духовного мира от духовного мира др. личностей. В главном отношение личного С. к миру опосредовано его отношением к формам обществ. С., к-рые в том виде, в каком они существуют в данном обществе, изо дня в день воздействуют на личность, делают из каждого отд. человека представителя определ. образа жизни, уровня культуры и психологии.

Когда имеют в виду обществ. С., то отвлекаются от всего индивидуального, личного и берут взгляды, идеи, характерные для данного общества в целом или для определ. социальной группы. Подобно тому как общество не есть "сумма" составляющих его людей, так и обществ. С. есть не "сумма" сознаний отд. личностей, а качественно особая духовная система, к-рая живет своей относительно самостоят. жизнью и оказывает влияние на каждого человека, заставляет его считаться с исторически сложившимися нормами обществ. С. как с чем-то реальным, хотя и нематериальным. Над индивидуальным С. существует всемирно-историч. массив духовной культуры, представляющий собой все усложняющуюся систему научных, художеств., нравств., правовых, политич. идей и представлений; "...за нами, как за прибрежной волной, чувствуется напор целого океана всемирной истории; мысль всех веков на сию минуту в нашем мозгу..." (Герцен А. И., Былое и думы, 1946, с. 651). Между личным и обществ. С. происходит постоянное взаимодействие. Исторически выработанные обществом нормы С. становятся предметом личных убеждений индивида, источником нравств. предписаний, эстетич. чувств и представлений. В свою очередь, личные идеи и убеждения приобретают характер обществ. ценности, значение социальной силы, когда они входят в состав обществ. С., приобретают характер нормы поведения. Личное С. представляет собой, т.о., аккумулированный опыт общества, а обществ. С. не существует вне личного.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., 2 изд., т. 2; Mapкс К., Тезисы о Фейербахе, там же, т. 3; Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классической нем. философии, там же, т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, Филос. тетради, там же, т. 38; Бехтерев В. М., С. и его границы, Каз., 1888; Кaптерев П. Ф., Из истории души, СПБ, 1890; Πотебня Α. Α., Мысль и язык, 2 изд., X., 1892; Вагнер В. Α., Вопросы зоопсихологии, СПБ, 1896: Челпанов Г. И., Мозг и душа. Критика материализма и очерк совр. учений о душе, 5 изд., М., 1912; Аскольдов С., С. как , М., 1918; Выготский Л. С., Сознание как проблема психологии поведения, в сб.: Психология и марксизм, Л., 1925; Сеченов И. М., Впечатления и действительность, в кн.: Сеченов И. М., Павлов И. П., Введенский Η. Ε., Физиология нервной системы, Избр. труды, вып. 1, М., 1952; его же, Предметная мысль и действительность, там же; Xасхачих Φ. И., Материя и С., М., 1952; Рубинштейн С. Л., Бытие и С., М., 1957; Фурст Дж., Невротик. Его среда и внутр. мир, пер. с англ., М., 1957; Ладыгина-Котс Η. Η., Развитие психики в процессе эволюции организмов, М., 1958; Резников Л. О., Понятие и слово, Л., 1958; Антонов Н. П., Происхождение и сущность С., Иваново, 1959; Дембовский Я., Психология животных, пер. с польск., М., 1959; Меграбян Α. Α., О природе индивидуального С., Ереван, 1959; Протасеня П. Ф., Происхождение С. и его особенности, Минск, 1959; Выготский Л. С., Развитие высших психич. функций, М., 1960; Спиркин А. Г., Происхождение С., М.. 1960; Украинцев Б. С., О сущности элементарного отображения, "ВФ", 1960, No 2; Веккер Л. М., Ломов Б. Ф., О чувств. образе как изображении, там же, 1961, No 4; Бернштейн Η. Α., Пути и задачи физиологии активности, там же, No 6; Ананьев Б. Г., Теория ощущений, Л., 1961; Бочоришвили А. Т., Проблема бессознательного в психологии, Тб., 1961; Михайлов Φ. Τ, Царегородцев Г. И., За порогом С., М., 1961; Поликаров Α., Материя и познание, София, 1961; Шорохова Е. В., Проблема С. в философии и естествознании, М., 1961; Анохин П. К., Опережающее отражение действительности, "ВФ", 1962, No 7; Журавлев В. В., Общественное и индивидуальное С., М., 1963; Туровский М. Б., Труд и мышление, М., 1963; Тюхтин В. С., О природе образа, М., 1963; Михайлов Ф. Т., Загадка человеческого Я, М., 1964; Келле В. Ж., Структура и некоторые особенности развития обществ. С., М., 1964; Кузьмин В. Ф., Филос. С. и совр. , М., 1964; Пономарев Я. Α., Проблема идеального, "ВФ", 1964, No 8; Леонтьев Α. Α., Язык и разум человека, М., 1965; Леонтьев А. Н., Проблемы развития психики, 2 изд., М., 1965; его же, Понятие отражения и его значение для психологии, "ВФ", 1966, No 12; Бойко Е. И., С. и роботы, "Вопр. психологии", 1966, No 4; Левада Ю. Α., С. и управление в обществ. процессах, "ВФ", 1966, No 5; Ярошевский М. Г., История психологии, М., 1966; С. и , М.–Л., 1966; Георгиев Ф. И., С., его происхождение и сущность, М., 1967; Бассин Ф. В., Проблема бессознательного, М., 1968; Уледов А. К., Структура обществ. С., М., 1968; Настев Г., Койнов Р., Съзнание и ретикуларна формация, София, 1961; Ryle G., The concept of mind, L., 1951; Ducasse С. J., Nature, mind and death, La Salle, 1951; Conference on problems of consciousness, 1 st., Ν. Y., 1950; 2 nd., N. Y., 1951; 4 th., Princeton, 1953; 5 th., N. Y., 1955; Santayana G., The life of reason, N. Y., 1954; Hook S. , Dimensions of mind, N. Y., 1960; Вlanshard В., Reason and analysis, L., 1962; Crescini Α., Ricerche sulla struttura delta conoscenza. Mil., 1962; Вelоff J., The existence of mind, L., 1962; Frey G., Sprache – Ausdruck des Bewußtseins, Stuttg., 1965; Brain and mind. Modern concepts of the nature of mind, by H. Kuhlenbeck . N. Y., 1965; Gorsen P., Zur Phänomenologie des Bewußtseinsstroms, Bonn, 1966; Greidanus J. H., A theory of mind and matter, Amst., 1966; Rothacker Ε., Zur Genealogie des menschlichen Bewußt seins, Bonn, 1966; Langer S. K., Mind: an essay on human feeling, v. 1, Balt., 1967.

19в. биолог Т. Гексли даже выразил мнение о том, что природа сознания в принципе не поддается научному исследованию. Многие психологи в 19-20 вв. (В. Вундт и др.) считали, что научно исследовать можно только отдельные явления сознания, что же касается его сущности, то она не может быть выражена, хотя сознание субъективно дано в переживании. Между тем философы пытались анализировать его природу и сформулировали следующие концепции сознания.

1. Концепция отождествления сознания с знанием: все, чтомы знаем, - это сознание, и все, что мы осознаем, - знание. Большинство представителей классической философии разделяли это представление, подкрепляя его ссылкой на этимологию слова: латинское для сознания происходит от слов cum и sciare, т. е. означает совместное знание (то же самое и в русском языке). Правда, некоторые философы не соглашались с таким пониманием. Напр., Кант считал, что в принципе не может иметь знания о находящемся внутри его сознания Трансцендентальном Субъекте” хотя последний и осознается в качестве глубинного носителя индивидуального опыта. Другие философы приводили восприятия незнакомого предмета, которое, с их точки зрения, не есть знание, но, безусловно, является актом сознания.

В действительности все, что осознается, является знанием того или иного рода. Это относится, в частности, и к восприятию незнакомого предмета. Чтобы это восприятие стало возможным, субъект должен располагать определенными перцептивными гипотезами и даже осуществлять акт мышления - при этом сам процесс использования этих гипотез не осознается (см. Восприятие). Восприятие, т. о-, является знанием, вопреки мнению, распространенному в классической философии. Другое дело, что это знание может быть очень поверхностным, связанным лишь с выделением предмета, отличением его от остальных и предполагающим возможность дальнейшего изучения. Осознание субъектом своих эмоций, желаний, волевых импульсов тоже является знанием. Конечно, сами эмоции, желания, волевые импульсы не сводятся к знанию, хотя и предполагают последнее. Но их осознание есть не что , как знание об их наличии.

Из сказанного, однако, не следует о тождестве сознания и знания. Современная философия, психология и другие науки столкнулись с фактом несознаваемого знания. Это не только то, что я знаю, но о чем в данный момент не думаю и потому не сознаю, но что я легко могу сделать достоянием своего сознания: напр., мое знание теоремы Пифагора, фактов моей биографии и т. д. Это также и такое знание, которым я располагаю и которым пользуюсь, но которое с большим трудом может быть осознано, если вообще может стать таковым. Это индивидуальное , используемое, напр., экспертами, но это также неявные компоненты коллективного знания: осознание всех предпосылок и следствий научных теорий возможно лишь в определенных условиях и никогда не бывает полным. Обычно не осознаются некоторые эмоции и желания, некоторые глубинные установки личности. Т. о., знание является необходимым условием сознания, но условием далеко не достаточным.

2; Ряд философов (прежде всего разделяющих позиции феноменологии или близких к ней концепций - Ф. Брентано, Э. Гуссерль, Ж.-П. Сартр и др.) в качестве главного признака сознания выделяют не знание, а интенциональность: направленность на определенный предмет, объект . Таким признаком с этой точки зрения обладают все виды сознания: не только восприятия и мысли, но и представления, эмоции , желания, намерения, волевые импульсы. Согласно этой точке зрения, я могу не знать ничего об объекте, но если я выделяю его посредством моей интенции, он становится объектом моего сознания. При таком понимании сознание - это не только совокупность интенций, но и их источник. Носителем эмпирического сознания, по Э. Гуссерлю, является эмпирическое Я, ”носителем “чистого”, трансцендентального сознания (воплощающего его априорную структуру) Трансцендентальное Я. При этом иитенциональный объект сознания не обязательно должен существовать реально: он может быть мнимым. Сознание может быть интенционально нацелено на физические предметы (реальные или мнимые), на идеальные предметы (числа, значения и др.) или же на состояния самого сознания (реальные или мнимые). В отличие от Гуссерля, Сартр считает, что изначальная интенциональность сознания направлена на реальный мир, что Трансцендентального Я не существует и что эмпирическое Я не только не предположено с необходимостью индивидуальным сознания, но даже его появление искажает природу сознания (см. ).

Характерной особенностью психических явлений, в т ч. и сознания, отличающей их от всех других явлений, выступает интенциональность. Но ведь интенциональные переживания могут быть и вне сферы сознания - бессознательные мысли, эмоции, намерения и т. д. В феноменологии по сути дела отождествляется психика и сознание, субъект истолковывается как абсолютно прозрачный для самого себя. Факты неполной очевидности Я для себя не могут найти объяснения при приравнивании сознания к интенциональности. Т. о., интенциональность тоже является необходимым, но недостаточным условием сознания.

3. Иногда сознание отождествляется с вниманием. Эта позиция разделяется рядом философов, но особенно популярна у некоторых психологов, пытающихся с точки зрения когнитивной науки истолковать сознание (т. е. внимание при данном понимании) как некоторый фильтр на пути информации, перерабатываемой нервной системой. Сознание при подобной интерпретации играет роль своеобразного распределителя ограниченных ресурсов нервной системы. В этой связи предпринимались попытки измерения “поля сознания”. Между тем ряд фактов психической жизни не поддается объяснению с подобной точки зрения. Известны, напр., факты невнимательного сознания, в частности, у водителя автомашины, ведущего разговор, осознающего то, что происходит на пути его следования, но внимательно следящего далеко не за всем. Можно говорить о центре и периферии поля сознания. Внимание направлено только на центр этого поля. Но то, что находится на периферии, тоже осознается, хотя и неотчетливо. Можно говорить о разных степенях сознания. Спящий человек не сознает того, что происходит вокруг, но определенная степень сознания имеется во время сновидений. Что-то из окружения (хотя далеко не все) осознается и при сомнамбулизме.

Важное значение для понимания взаимосвязи сознания и внимания имеют эксперименты современных американских психологов Дж. Лэкнера и М. Гэррет, показавших, что , воспринимаемая субъектом без внимания, тем не менее в какой-то мере осознается им и влияет на понимание того, что осознается при наличии внимания.

4. Наиболее влиятельное в философии и психологии понимание сознания связано с истолкованием его как самосознания, как самоотчета Я в собственных действиях. Подобное понимание может сочетаться с интерпретацией сознания как знания (в этом случае считается, чтознание имеет место только тогда, когда субъект рефлективно отдает себе отчет в способах его получения) или как интенциональности (в этом случае считается, чтосубъект осознает не только интенциональный предмет, но и сам акт интенции и себя как ее источник). Классическое понимание сознания как самосознания связано с теорией Дж. Локка о двух источниках знания: ощущений, относящихся к внешнему миру, и рефлексии как наблюдению ума за своей собственной деятельностью. Последняя, по Локку, и является сознанием. Такое же понимание сознания характерно для Канта и 1уссерля. Согласно Канту, условием объективности опыта является самосознание Трансцендентального Субъекта (трансцендентальное единство апперцепции) в виде утверждения “Я мыслю”, сопровождающего течение опыта. Именно это самосознание, по Канту, обеспечивает единство сознания. По Гуссерлю, “чистое сознание” выражается в виде трансцендентальной рефлексии, направленной на само сознание.

Сознание при таком понимании выступает как специфическая реальность, как особый “внутренний мир”, данный субъекту совершенно непосредственно и познаваемый с полной несомненностью. Способом познания сознания является самовосприятие, которое в результате тренировки может принять форму самонаблюдения (интроспекции). Последнее широко использовалось в науках, имеющих дело с явлениями сознания, в частности в психологии.

Самосознание является несомненным фактом, который выражает важную особенность сознания. Вместе е тем понимание сознания в качестве непосредственно данной в самосознании самостоятельной реальности порождает ряд трудностей (см. Самосознание). К тому же можно указать ряд фактов, когда сознание не сопровождается четким самосознанием. Вопреки мнению Канта реальное единство опыта не обязательно сопровождается мыслью - “Я мыслю”. Представляется, что прав Ж.-П. Сартр, когда он различает самосознание вообще и такую его особую форму как рефлексия. Без какой-то формы самосознания (иногда очень нечеткой, слабо выраженной) сознание действительно невозможно. Без такого рода самосознания субъект не может контролировать собственные действия - как внешние, так и внутренние (работу мышления, воображения, желания и т. д.). ПЮкость действия, его вариативность, творческий характер невозможны без определенного самоконтроля. Субъективно это выступает в виде особого переживания событий внешнего мира и жизни самого субъекта, в виде самоотчета в этих событиях, что является характерными особенностями сознания. Рефлексия - это высшая форма самосознания, выражающаяся в том, что субъект осуществляет специальный способов своей деятельности и явлений сознания, в т. ч. и своего Я. Рефлексия возникает только на основе овладения языком и другими средствами межчеловеческой коммуникации. Поэтому сознание в его развитых формах является культурносоциальным продуктом. Специфически человеческое сознание и Я как его центр определяются не биологией человека; они возникли в определенный исторический период и в конкретных культурных условиях, Современная в сотрудничестве е философией пытается изучать, именно природу сознания (вопреки популярному в психологии кон. 19 -- нач. 20 вв. мнению о невозможности такого исследования как научного). Особый представляет выдвинутая в рамках такого изучения концепция Д. Деннета о том, что сознание - это не и не фильтр, а особого рода деятельность психики, связанная с интерпретацией информации, поступающей в мозг из внешнего мира и от самого организма. Каждая такая гипотетична и может мгновенно сменяться , более соответствующей реальной ситуации. В качестве факта сознание субъекту репрезентируется та гипотетическая интерпретация, которая одерживает верх над другими (этот процесс осуществляется за миллионные доли секунды). Однако отброшенные варианты интерпретации не исчезают, а сохраняются и могут быть осознаны в некоторых условиях. Поэтому, согласно Деннету, граница между сознаваемыми и несознаваемыми явлениями весьма размыта.

Важной особенностью сознания является его единство. Оно выражается как в единстве всех компонентов внешнего и внутреннего опыта в данный момент времени, так и в осознании единства переживаемого прошлого и настоящего. И. Кант считал, что единство сознания может иметь место только при условии единства Трансцендентального Я, являющегося центром и носителем сознания. Результаты современного исследования сознания (как в философии, так и в психологии и других науках ), дают основания для утверждения о том, чтоЯ является культурно-историческим продуктом и что поэтому единство сознания, которое это Я обеспечивает, тоже не изначально дано. Единство сознания определяется не биологией, не особенностями работы мозга (наличием s нем некоторых “центральных инстанций”) и не психикой самой по себе. Оноопределяется наличием Я как ответственного за деятельность и поступки субъекта. Поэтому единство сознания строится вместе с Я в конкретных культурно-исторических условиях. Современная культурная и социальная ситуации несут угрозу единству Я и сознания.

В истории философии сознание иногда понималось как синоним совокупности идей - индивидуальных или коллективных.

В таком смысле употребляли этот термин, напр., ГегеяьиМаркс (“общественное сознание”, “классовое сознание” и т. д.). Лит.; Декарт Р. Рассуждение о методе. Метафизические размышления.- Он же. Избр. произв. М., 1950; ЛоккДж. Опыт о человеческом разумении.- Он же. Избр. , произв., т. 1, М-, I960; Кант И. Критика чистого разума.- Он же. Соч. в 6 т., т. 3. M., 1964; Гуссерль Э. Картезианские медитации. М., 1997; Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957; ЛеонтъевА. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975; СпиркинА. Г. Сознание и самосознание. М., 1972; Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. М., 1980; Sartre J.-P. L"Etre et le néant. Essai d"ontologie phénoménologique. P., 1943; Kyle G. Thé Concept of Mind. L., 1945; Lackner J. R. and Garnit M. Resolving Ambiguity: Effects of Biasing Context in the Unattended Ear Cognition. N. Y, 1973, p. 359-372; JaynesJ. The Origins of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind. L., 1976; Nagel T. What Is it Like t Be a Bat? -Readings in Philosophy of Psychology, v. l. L., 1980; The Mind"s I. Fantasies and Reflections on Self and Soul. Composed and arranged by D. Hofstadter and D. Dennett. Toronto-N. Y.-L, 1981; Armstrong D. and Malcolm N. Consciousness and Causality. Oxf., 1984; Ham R. Personal Being. Cambr. (Mass.), 1984; Searle J. R. The Rediscovery of Mind. Cambr. (Mass.), 1992; Dennett D. Consciousness Explained. N.Y., 1992.

В. А. Лекторский

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль . Под редакцией В. С. Стёпина . 2001 Большая медицинская энциклопедия


  • Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

    Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

    Размещено на http://www.allbest.ru/

    Министерство транспорта Российской Федерации (Минтранс России)

    Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация)

    ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации"

    Кафедра философии

    Контрольная работа

    по "Философии"

    тема : " Сознание как предмет философии "

    выполнена студентом 1 курса

    заочного факультета ОПУВТ

    Потяпкиной Людмилой

    • Введение
    • Глава 1. Сознание
    • 1.1 Понятие сознания и его определение
    • 1.2 Отличительные черты психики и сознания
    • 1.3 Структура и источники сознания
    • Глава 2. Сущность сознания
    • 2.1 Функции сознания
    • 2.2 Активность сознания
    • 2.3 Общественная природа сознания
    • Заключение
    • Список литературы

    Введение

    Человеческое сознание является сложным феноменом; оно многомерно, многоаспектно. Многогранность сознания делает его объектом изучения множества наук, среди которых философия. Проблема сознания всегда привлекала пристальное внимание философов, ибо определение места и роли человека в мире, специфики его взаимоотношений с окружающей действительностью предполагает выяснение природы человеческого сознания. Для философии эта проблема важна и потому, что те или иные подходы к вопросу о сущности сознания, о характере его отношения к бытию затрагивают исходные мировоззренческие и методологические установки любого философского направления. Естественно, что подходы эти бывают разные, но все они, по существу, всегда имеют дело с единой проблемой: анализом сознания как специфически человеческой формы регуляции взаимодействия человека с действительностью. Эта форма характеризуется прежде всего выделением человека как своеобразной реальности, как носителя особых способов взаимодействия с окружающим миром, включая управление им.

    Такое понимание природы сознания предполагает очень широкий спектр вопросов, который делается предметом исследования не только философии, но и специальных гуманитарных и естественных наук: социологии, психологии, языкознания, педагогики, физиологии высшей нервной деятельности, а в настоящее время и информатики, кибернетики. Рассмотрение отдельных аспектов сознания в рамках этих дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую позицию в трактовке сознания. Центральным философским вопросом всегда был и остается вопрос об отношении сознания к бытию, вопрос о тех возможностях, которые предоставляет человеку сознание, и о той ответственности, которую возлагает сознание на человека.

    Вторичность сознания по отношению к бытию означает, что бытие выступает как более широкая система, внутри которой сознание является специфическим условием, средством, предпосылкой, "механизмом" вписывания человека в эту целостную систему бытия.

    Сознание выступает как особая форма отражения, регуляции и управления отношением людей к окружающей действительности, к самим себе и своим способам общения, которые возникают и развиваются на основе практически-преобразовательной деятельности. Оно не только отражает, но и творит мир.

    Сознание с самого начала является общественным продуктом. Оно возникает и развивается только в совместной деятельности людей в процессе их труда и общения.

    Цель: раскрыть сущность и особенности темы.

    Задачи:

    - рассмотреть предмет(сознание) и объект(философское осмысление);

    - изучить цели и задачи;

    - определить особенности данной темы.

    Цель и задачи работы обусловили выбор ее структуры. Работа состоит из введения, нескольких глав, заключения, списка использованной при написании работы литературы.

    Глава 1. Сознание

    1.1 Понятие сознания и его определение

    Психика есть способность живых существ создавать чувственные и обобщённые образы внешней действительности и реагировать на эти отображения сообразно своим потребностям, а у человека также соответственно его интересам, целям и идеалам.

    Сознание является частью психики, ибо в ней происходят не только сознательные, но и подсознательные и бессознательные процессы. Сознательными называются такие психические явления и действия человека, которые проходят через его разум и волю, опосредуются ими, которые, следовательно, совершаются со знанием того, что он делает, мыслит или чувствует.

    Перейдем к вопросу к вопросу о том, чем определяется, обусловливается возникновение и развитие сознания. Факторы, которые определяют этот процесс, называют детерминантами или детерминаторами. Внешними детерминаторами сознания являются природа и общество. Сознание присуще лишь человеку, возникает и развивается лишь в условиях общественной жизни. Однако оно обусловлено не только социально. Внешняя действительность для животного - природа; для человека - природа и общество. Поэтому сознание человека детерминировано внешними факторами двояко: явлениями и законами природы и общественных отношений. В содержание сознания входят мысли о природе и обществе (а также о людях как природных и общественных существах).

    Природа в процессе органической эволюции создала ту анатомическую и физиологическую систему, без коей невозможно сознание, как продукт действия этой "машины". Но природа детерминирует сознание не только генетически, создав предпосылки сознания. Она действует и в условиях общества, формируя вторую сигнальную систему действительности и изменяя характер действия рецепторов и анализаторов сообразно условиям общественной жизни.

    Итак, вся телесная основа и механизмы сознания созданы и изменяются природой как в условиях животного, так и человеческого существования. Хотя физиологическая основа сознания и ее механизмы и не входят в само содержание сознания, т. е. в ту совокупность мыслей и чувств, которая в нем содержится, однако это содержание обусловливается и определяется не только характером внешних явлений, но и устройством воспринимающего их аппарата. Образ внешнего мира отличается от самого внешнего мира. Сознание есть субъективный образ объективного мира. Сознание присуще только человеку и возникло в условиях общественной жизни. Лишь в последних условиях развился человеческий разум и его контроль над волей. Именно общественная жизнь, основанная на труде, создала человека с его сознанием.

    Таким образом, говоря о сознании как единстве двух детерминации, мы имеем в виду органический и неразрывный комплекс двоякого рода факторов, определивших и определяющих развитие психики человека, факторов, действовавших не порознь, а в единстве и взаимопроникновении. Поэтому, занимаясь человеческим сознанием, мы все время будем иметь в виду не только факторы чисто социальные, т. е. сверхличные, но и факторы биологические, подвластные в полной мере законам органической природы, а также факторы психологические, подвластные двум указанным детерминаторам.

    Сознание детерминировано не только действием внешних факторов. Сознание человека подчинено еще действию законов нейрофизиологии и психологии (общей и социальной), т.е. имеет еще и внутреннюю, психофизическую детерминацию. При этом физиологическая обусловленность сознания, будучи внутренней, в том смысле, что она осуществляется внутри организма, является объективной, материальной, а психологическая детерминация имеет субъективный, идеальный характер. Внешняя детерминация - воздействие на сознание объективного мира, природы и общества - является первичной, а внутренняя, психофизиологическая обусловленность - вторичной.

    Если содержание сознания определяется внешними факторами, то, с другой стороны, все явления психики и сознания протекают в тех формах, которые фиксируются законами и категориями физиологической и психологической наук. Это ощущения, восприятия и представления, мысли, эмоции, чувства, Память, воображение и пр. Психологические формы - это как бы соединяющиеся сосуды, в которых "переливается" все содержание сознания. По своей форме сознание не выходит за пределы психологических процессов. Содержание и форма сознания не вполне идентичны. Сознание человека есть отражение действительности, ее образ. Всякий образ носит на себе отпечаток как того, что в нем отражается, так и того материала, на котором этот снимок отпечатывается, и свойств того аппарата, которым этот снимок сделан. Сознание это не только субъективно-психологическое явление, а единство объективного и субъективного на основе объективного. Оно имеет объективное содержание, прошедшее через различные психологические "сита", "экраны", в виде установок и ориентации, налагаемых общественным положением человека и его прошлым жизненным опытом.

    В отдельных областях сознания последнее подчиняется также и более специальным законам. Так, в области познания оно совершается по законам логики, без соблюдения которых невозможна правильная обработка полученного материала наблюдений и экспериментов. В области явлений, ориентация в которых связана с оценками (политика, идеология, этика, эстетика, право), сознание действует в соответствии со спецификой каждой из этих областей. Вся умственная, познавательная, идеологическая и оценочная деятельность людей подчинена закономерностям. Действие всех указанных групп законов, выражающих сложный характер детерминации сознания, осуществляется в их неразрывной связи и взаимопереплетении. Однако эта нераздельность не означает потери каждой из этих групп своей самостоятельности и специфичности. Поэтому мы, например, различаем рабочего:

    а) как производительную силу, как природную "машину", производящую продукт;

    б) как члена общества, т. е. как социальную единицу

    в) как психологический, разумно-эмоциональный комплекс в отличие от машины, на которой он работает.

    Как же можно определить сознание?

    Сознание - это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека.

    1.2 Отличительные черты психики и сознания

    Особенности человеческой психики и сознания в большой степени также проблема философская и социологическая. При исследовании этих последних сторон сознания необходимо, учитывать достижения естественных и психологических наук о человеке, исправлять или конкретизировать уже утвердившиеся положения на основе новых данных этих наук. Не только познание, т. е. определенная функция сознания, но и сознание в целом включают в себя две ступени, или формы, - чувственную и рациональную.

    Особенности человеческого сознания проявляются как на первой, так и на второй ступени, а также в соотношениях и в "удельном весе" этих двух форм. Обычное представление, что сознание человека отличается от психики животных лишь развитием рациональной ступени, является, с нашей точки зрения, неполным, недостаточным. Эти отличия имеются и в чувственности. С одной стороны, ряд живых существ обладает такими органами чувств или таким развитием общих с человеком анализаторов, которые отсутствуют или неразвиты у человека; с другой стороны, чувственная форма или сторона сознания человека как результат навыков, воспитания, культуры и техники стоит на несравнимо более высоком уровне, чем чувственность животных. Глаз художника, ухо музыканта, чувства современного человека, вооруженного микроскопом и телескопом, сейсмографом, средствами видения в темноте, на больших расстояниях и т. д., знают о вещах и их свойствах несравненно больше, чем органы чувств животных, несмотря на специфическое развитие некоторых из этих органов у последних. Это обстоятельство следует, как нам кажется, считать первой отличительной особенностью сознания человека.

    Второй особенностью следует считать большую роль в жизнедеятельности человека рациональной формы сознания сравнительно с чувственной. Все развитие культуры вело не только к тому, что действия человека становились все более разумными, не непосредственно импульсивными, а обдуманными, но и к тому, что сама чувственность обрабатывалась, меняя свое животное лицо, и теряла свое господство в сознании, подчиняясь рациональному началу.

    Третья особенность сознания человека заключается в совершенствовании качества этой рациональной ступени, состоящей:

    а) в развитии все большей широты и абстрактности обобщений;

    б) в уменьшении роли в них чувственного элемента;

    в) во все большем отходе абстракций от непосредственного практического приложения.

    Указанные тенденции характеризуют не только отличие мышления человека сравнительно с животными, но и сопутствуют развитию цивилизации. Научное мышление очищает сознание от иллюзий и предрассудков, порождаемых невежеством и поверхностными обобщениями,

    Четвертая особенность сознания связана с развитием у человека особых, новых сравнительно с животными форм рационального познания: понятийного мышления и связанной с ним членораздельной речи, оценочного мышления и целевого характера мышления и поведения. Эти особенности человеческого сознания также имеют свои предпосылки в животном мире. Но в своей развитой форме они присущи лишь человеку. Отличительной особенностью сознания человека является, наконец, развитие общественного сознания, его сторон и форм: общественной психологии, идеологии, науки, искусства, морали, религии, философии. Общественное сознание есть не только достояние всего человечества, но и входит в содержание сознания каждого человека.

    1.3 Структура и источники сознания

    сознание психика личность общественный

    Понятие "сознание" неоднозначно. В широком смысле слова под ним имеют в виду психическое отражение действительности независимо от того, на каком уровне оно осуществляется - биологическом или социальном, чувственном или рациональном.

    В более узком и специальном значении под сознанием подразумевают не просто психическое состояние, а высшую, собственно человеческую форму психического отражения действительности. Создание здесь структурно организовано, представляет собой целостную систему, состоящую из различных элементов, находящихся между собой в закономерных отношениях. В структуре сознания наиболее отчетливо выделяются прежде всего такие моменты как осознание вещей, а также переживание, т.е. определенное отношение к содержанию того что отражается. Развитие сознания предполагает прежде всего обогащение его новыми знаниями об окружающем мире и самом человеке. Познание, осознание вещей имеет различные уровни, глубину проникновения в объект и степень ясности понимания. Отсюда обыденное, научное, философское, эстетическое, религиозное осознание мира, а также чувственный и. рациональный уровни сознания. Ощущения, восприятия, представления, понятия, мышление образуют ядро сознания. Однако они не исчерпывают его структурной полноты: оно включает в себя и акт внимания как свой необходимый компонент. Именно, благодаря сосредоточенности внимания определенный круг объектов находится в фокусе сознания.

    Богатейшая сфера эмоциональной жизни человеческой личности включает в себя собственно чувства, представляющие собой отношения к внешним воздействиям. Чувства, эмоции суть компоненты структуры сознания. Однако сознание - это не сумма множества составляющих его элементов, а их интегральное, сложно-структурированное целое.

    Перейдем теперь к вопросу об источниках сознания. Этот вопрос в течение длительного времени был и остается предметом анализа философов и естествоиспытателей. Выделяют следующие факторы:

    Во-первых, внешний предметный и духовный мир; природные, социальные и духовные явления отражаются в сознании в виде конкретно-чувственных и понятийных образов. В самих этих образах, нет самих этих же предметов даже в уменьшенном виде, нет ничего вещественно-субстратного от этих предметов; однако в сознании имеются их отображения, их копии (или символы), несущие в себе информацию о них, об их внешней стороне или их сущности. Такого рода информация является результатом взаимодействия человека с наличной ситуацией, обеспечивающей его постоянный непосредственный контакт с нею.

    Вторым источником сознания является социокультурная среда, общие понятия, этические, эстетические установки, социальные идеалы, правовые нормы, накопленные обществом знания; здесь и средства, способы, формы познавательной деятельности.

    Третьим источником сознания выступает весь духовный мир индивида, его собственный уникальный опыт жизни и переживаний: в отсутствии непосредственных внешних воздействий человек способен переосмысливать свое прошлое, конструировать свое будущее и т.п.

    Четвертый источник сознания - мозг как макроструктурная природная система, состоящая из множества нейронов, их связей и обеспечивающая на клеточном (или клеточно-тканевом) уровне организации материи осуществление общих функций сознания. Не только условно-рефлекторная деятельность мозга, но и его биохимическая организация воздействуют на сознание, его состояние.

    Отметим, что при формировании актуального содержания сознания все выделенные источники сознания взаимосвязаны. При этом внешние источники преломляются через внутренний мир человека; далеко не все, идущее извне (допустим, от общества), включается в сознание.

    Мы приходим к общему выводу, что источником индивидуального сознания являются не сами по себе идеи и не сам по себе мозг. Источник сознания не мозг, а отображаемое - предметный мир. Определяющим во взаимоотношении субъекта и объекта, сознания и предмета, безусловно является бытие. Реальный образ жизни человека, его бытие - вот что определяет его сознание. А мозг - это орган, который обеспечивает адекватную связь человека с действительностью, т.е. правильное отражение внешнего мира. Источником сознания является реальность (объективная и субъективная), отражаемая человеком посредством высокоорганизованного материального субстрата - головного мозга и в системе надличностных форм общественного сознания.

    Глава 2. Сущность сознания

    2.1 Функции сознания

    Функции сознания - это такие его свойства, которые делают сознание орудием, инструментом познания, общения, практического действия. Орудие есть средство для действия. Коренная и главнейшая функция сознания есть получение знания о природе, обществе и человеке. Отражательная функция сознания, является самой общей и всеохватывающей его функцией. Однако отражение имеет различные стороны, имеющие свою специфику и связанные с этой спецификой другие, более специальные функции. Функцию сознания, а именно, что оно раскрывает отношение между человеком и действительностью. Сознание как отношение между объектом и субъектом присуще лишь человеку. У животных отсутствует субъективная сторона отношения. Животное - непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самоё свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Его жизнедеятельность - сознательная.

    Творческая функция сознания, понимаемая в широком смысле, как активное воздействие на окружающую человека действительность, изменение, преобразование этой действительности. Животные, растения, микроорганизмы изменяют внешний мир самим фактом своей жизнедеятельности. Однако это изменение нельзя считать творчеством, ибо оно лишено сознательной постановки целей. Творческая деятельность, как и вся практика в целом, имеет своей основой не только отражение, но и указанное отношение, так как в этой деятельности, человек должен сознавать свое отделение от объекта.

    В понятии отражения фиксируется преимущественно воздействие объекта на субъект, а и понятии отношения применительно к сознанию - главным образом обратное воздействие субъекта на объект. Творчество, как и практика человека вообще, нетождественно с отражением как сущностью психического процесса. В своей сущности творчество есть акт сознательный. Творческое сознание является моментом перехода от отражения к практике. Отражение в творческом сознании представляет собой образ созидаемого человеком, отличный от образа внешней действительности. Это образ того, что создает человек, а не природа.

    Важной функцией сознания является оценка явлений действительности (в том числе и совершаемого человеком). Как и творчество, оценка базируется на отражении, ибо, прежде чем что-либо оценивать, надо знать, что собой представляет предмет оценки. Но вместе с тем оценка является формой отношения человека к действительности. В сознании отражается все, что ему доступно по строению нейрофизиологического аппарата и по степени развития технических средств наблюдения и эксперимента. Оценка же производит выбор из всего того, что добывает знание. Оценивать - это значит подходить к действительности с точки зрения того, что нужно человеку. Это отношение особого рода. Здесь субъект, его потребности, интересы, цели, нормы и идеалы выступают как основания и критерии положительного или отрицательного отношения к объекту оценки.

    Поэтому оценочная функция сознания относительно самостоятельна, автономна. Указанные функции сознания, будучи относительно самостоятельными, выполняют служебную роль в отношении к практике. Они, так сказать, подготовляют решения человека о том, как надо практически действовать. Они способствуют формированию регулятивно-управленческой функции его сознания. Сознание, как и вся психика человека в целом, существует в конечном счете для практики, для регулирования и управления поведением человека, его деятельностью. Регуляторное значение для осуществления действия образ имеет уже в непосредственно воспринимаемой действительности.

    Отражаемые психикой свойства объекта по своей значимости для организма различны: необходимые, полезные, вредные, безразличные. В зависимости от характера этих свойств осуществляются и различные реакции организма. Еще большее значение имеют образы результата деятельности, образы ожидаемого.

    Эти образы направляют деятельность живого организма к достижению ожидаемого результата. Наконец, в самом процессе деятельности происходит корректирование действия, если оно не обеспечивает достижения нужного результата. В производственной области функция управления различного рода машинами остается за человеком. Не менее важна роль сознания в области регулирования и управления социальными процессами, органами и учреждениями общества.

    Краткий обзор функций сознания свидетельствует о диалектическом их характере, вытекающем из диалектической же природы сознания - как единства объективного и субъективного, единства отражения и отношения, воздействия внешнего мира и "обратной связи" субъекта с объектов.

    2.2 Активность сознания

    Активность сознания, как и его уже рассмотренные функции, является реальным свойством сознания, вытекающим из природы последнего и "работающим" на различных уровнях: сенсорном, понятийном и социальном. Психика вообще и сознание человека в частности обладают рядом свойств, проистекающих из их назначения в процессе органической эволюции и роли в общественной жизни. Из этих многообразных качеств можно выделить два атрибута психики: свойства отражения и активности.

    Отражение наиболее адекватно выражает природу, сущность психики, без коей невозможно выполнение ее назначения как орудия ориентировки организма в его жизненных условиях; активность же психики является основным внутренним условием для осуществления этого назначения. Для животного важно не только получить сигнал о присутствии пищи или врага, но и схватить пищу или отразить нападение врага. Отражение не имело бы биологического смысла без активности.

    Сознание человека как высшая форма психики имеет еще более сложное назначение - преобразование внешнего и внутреннего мира человека в целях общественной жизни. Выполнение этого объективного назначения поднимает значение активности сознания на неизмеримо большую высоту, чем активность психики животных. Последняя является основой и элементарной формой активности, а активность сознания - ее высшей формой.

    Проблема активности сознания не только нейрофизиологическая и психологическая, но и философская проблема, связанная с самими основами мировоззрения. В ряде идеалистических теорий активность рассматривается так же, как субстанциональное качество "души", духовного начала, приводящего в движение косную материю. Материалистическое мировоззрение, отрицающее существование духовного начала как особой субстанции, неразрывно связано с признанием активности как свойства всего живого.

    Активность, жизненность являются свойствами всей природы. Поэтому проблему активности вообще и активность сознания необходимо рассматривать в широком философском смысле. Из комплекса многообразных источников активности сознания следует выделить потребности, интересы, цели и убеждения человека. Перечисленные явления порождают активность, являются ее основаниями, "генераторами" активности. Человек действует либо на основании потребностей своего тела, либо на основании интересов и целей своего общества, класса или другой социальной группы, поскольку эти интересы и цели стали его собственными убеждениями, либо, наконец, побуждаемый к действию требованиями общества, государства или социального коллектива.

    Активность сознания нельзя рассматривать лишь в плане ее внешнего проявления в деятельности. Всякая деятельность опосредуется предварительно сознанием является результатом этого опосредованно и не всегда адекватна непосредственному воздействию. Поэтому активность следует изучать не только "снаружи" (т.е. как действие, практику), но и "изнутри" (т.е. как внутренние процессы психики). Активность сознания выражается как в форме внутреннего напряжения сознания (сила мысли, чувств и воли), так и в форме внешнего ее проявления (деятельности). Таким образом, активность сознания проявляется как в мышлении, так и на практике.

    Активность сознания имеет свои предпосылки, расположенные как бы в двух "этажах". Внизу, в качестве первого "этажа", находятся потребности (естественные, искусственные и культурные), интересы (общечеловеческие, общеисторические, возрастные и конкретно-исторические: классовые, национальные и пр.) и связанные с ними цели, нормы, идеалы и т. д. Второй "этаж" составляют различные оценки, имеющие своим основанием и критериями социально-психические явления нижнего "этажа".

    Решение проблемы активности сознания, взятой в ее гносеологическом и социологическом аспектах, должно, по нашему мнению, исходить прежде всего из различения внутренней активности (активности сознания и подсознательных факторов и феноменов) и внешней активности (деятельности, практики). Первая форма является предпосылкой и подготовкой второй. Внутренняя активность в свою очередь состоит из ряда звеньев: потребности, интересы, цели и пр.; познание - оценка предыдущих факторов; волевые процессы, направленные на действие. Эти звенья нельзя рассматривать как линейный ряд, так как в одних случаях внутренняя активность начинается непосредственно с чувственных импульсов, в других - с рациональных, познавательных процессов. Но во всех случаях все эти процессы, протекающие в сознании, определяют степени и формы внешней активности. Ценностное отношение также во всех (или в большинстве) случаях остается ближайшим звеном перехода к практике.

    2.3 Общественная природа сознания

    Возникновение сознания связано прежде всего с формированием культуры на основе практически - преобразовательной общественной деятельности людей, с необходимостью закрепления, фиксации навыков, способов, норм этой деятельности в особых формах отражения.

    В этой включенности индивидуальных действий в совместную коллективную деятельность по формированию и воспроизводству всех форм культуры и заключаются принципиальные основания общественной природы человеческого сознания. Существо общественного воздействия на индивидуальную психику, приобщение ее к общественному сознанию и формирования в силу этого приобщения индивидуального человеческого сознания заключается не в простом пассивном усвоении людьми норм и представлений общественного сознания, а в активном их включении в реальную совместную деятельность, в конкретные общения в процессе этой деятельности.

    К проблемной ситуации человек подходит, ориентируясь на определенные нормы сознания, в которых закреплен, отражен опыт культуры - производственный, познавательный, нравственный, опыт общения и пр. человек рассматривает и оценивает данную ситуацию с позиции тех или иных норм, выступая их носителем. Осуществляя оценку ситуации, человек вынужден фиксировать свое отношение к действительности и тем самым выделять себя в качестве такового. Эта фиксация определенной позиции по отношению к заданной ситуации, выделение себя как носителя такой позиции, как субъекта соответствующего ей активного отношения к ситуации и составляет характерную черту сознания как специфической формы отражения.

    Взгляд сознания на мир - это всегда взгляд с позиций этого мира культуры и соответствующего ему опыта деятельности. Отсюда и характерное для всех видов сознания - практически-предметного, теоретического, художественного, нравственного и т.д. - своеобразное удвоение отражения - фиксация непосредственно данной ситуации и рассмотрение ее с позиций общей нормы сознания. Тем самым сознание носит четко выраженный характер целенаправленного отражения действительности; его нормы, установки, представления всегда заключают в себе определенное отношение к действительности.

    Эмоциональная сфера индивидуальной психики, такие специфически человеческие чувства, как любовь, дружба, сопереживание другим людям, гордость и т.д., также воспитываются под воздействием норм и идеалов человечества. Выделяя себя из мира в качестве носителя определенного отношения к этому миру, человек с самых ранних этапов существования культуры вынужден как-то в своем сознании вписывать себя в мир.

    Заключение

    В заключении подведем итоги проделанной работы.

    Сознание - это высшая форма отражения мира, свойственная только человеку. Оно связано с членораздельной речью, логическими обобщениями, абстрактными понятиями. "Ядром" сознания является знание. Имея многокомпонентную структуру, сознание является, тем не менее, единым целым. Итак, сознание выступает как ключевое, исходное философское понятие для анализа всех форм проявления духовной и душевной жизни человека в их единстве и целостности, а также способов контроля и регуляции его взаимоотношений с действительностью, управление этими взаимоотношениями.

    Несмотря на огромные усилия, затраченные философией и другими науками, проблема человеческого сознания (индивидуального и общественного) далека от своего решения. Много неясного таят в себе механизмы, функции, состояния, структура и свойства сознания, его взаимоотношениями с деятельностью индивида, пути его формирования и развития, связи с бытием. Важно подчеркнуть, что вопрос о взаимоотношении сознания и бытия не сводится к вопросу о первичности и вторичности, хотя и исходит из этого. Изучение отношения сознания и бытия включает исследование всех многообразных и исторически меняющихся типов и форм, т.е. в некотором роде это "вечный вопрос". "Вечный" в том смысле, что развитие форм и человеческой жизнедеятельности, прогресс науки и культуры постоянно усложняют и изменяют конкретные формы отношения сознания и бытия и ставят множество проблем перед философской мыслью.

    Список литературы

    1. Тугаринов В.П. Философия сознания. Москва 1971г.

    2. Спиркин А.Г. Философия. Москва 1998г.

    3. Георгиев Ф.И. Сознание, его происхождение и сущность. Москва 1967г.

    4. Введение в философию. Учебник для вузов в 2 ч. ч. 2. Политиздат 1989г.

    6. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Москва 1999г.

    Размещено на Allbest.ru

    ...

    Подобные документы

      Сознание как одна из фундаментальных философских категорий. Аспекты содержания этого понятия. Проблема генезиса сознания, его структура и функции. Основные отличительные признаки сознания человека от психики животного. Социокультурная природа сознания.

      реферат , добавлен 02.04.2012

      Актуальность проблемы сознания человека. Научное понятие сознания и его классификация. Определение и структура сознания. Формы неистинного сознания: эгоизм и альтруизм. Истинно нравственная сфера сознания.

      контрольная работа , добавлен 14.08.2007

      Сознание как способность идеального (психического) отражения действительности. Основные принципы гносеологического подхода к проблемам сознания в философии. Онтологический аспект сознания, диалектико-материалистическая традиция в учении К. Маркса.

      реферат , добавлен 05.02.2014

      Сознание – высшая, свойственная человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе. Происхождение категории сознания. Сознание как основа существования человека. Философские толкования проблемы сознания.

      реферат , добавлен 15.12.2008

      Проблема сознания и основной вопрос философии. Проблема происхождения сознания. Сущность отражения. Общественная природа сознания. Становление и формирование мировоззренческой культуры. Структура и формы сознания. Творческая активность сознания.

      контрольная работа , добавлен 27.08.2012

      Понятие, структура и формы сознания. Познавательные способности человека. Отличительные признаки научного знания, уровни исследований и роль философии в нем. Классическое определение истины как суждения или отрицания, соответствующего действительности.

      тест , добавлен 15.02.2009

      Анализ эволюции концепции познания, понятие сознания. Основные положения концепции отражения. Творческая природа сознания, сознание как функция мозга. Историческая взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания. Свойства человеческого сознания.

      контрольная работа , добавлен 25.01.2010

      Проблема сознания в истории философии. Сознание и отражение. Индивидуальное и общественное сознание. Сознание и язык. Способы духовного освоения природной и социальной действительности. Господство общественного сознания.

      реферат , добавлен 02.05.2007

      Характеристика понятия сознание в философии. Проблема сознания как одна из самых трудных и загадочных. Отношение сознания человека к его бытию, вопрос о включенности человека, обладающего сознанием, в мир. Индивидуальное и надиндивидуальное сознание.

      реферат , добавлен 19.05.2009

      Историческое развитие понятия сознания как идеальной формы деятельности, направленной на отражение и преобразование действительности. Основное отличие феноменологической философии от других философских концепций. Интенциональная структура сознания.



    Предыдущая статья: Следующая статья:

    © 2015 .
    О сайте | Контакты
    | Карта сайта