Что значит временной континуум. Теория относительности и пространственно-временной континуум. Виртуальные путешествия во времени
Главная » Пол » Что значит временной континуум. Теория относительности и пространственно-временной континуум. Виртуальные путешествия во времени

Что значит временной континуум. Теория относительности и пространственно-временной континуум. Виртуальные путешествия во времени

Понятие «пространственно-временной континуум» является одним из центральных в современном восприятии физической картины мира. Данная теория основывается на представлении современного мира с точки зрения четырех основных измерений - три из них относятся к пространственным характеристикам, а четвертое - к временным.

Пространственно-временной континуум как основная модель, описывающая окружающую действительность, претендует на то, чтобы создать как можно более исчерпывающую картину миру. В то же время постоянно появляются теории, которые ставят отдельные положения этой теории или всю концепцию в целом под сомнение.

Основа для современного представления о пространстве и времени была заложена еще более ста лет назад при выходе в свет А. Эйнштейна. Опираясь на ее положения, сам Эйнштейн и его последователи пришли к выводу, что каждая из трех пространственных характеристик, как, впрочем, и временной континуум, равнозначны между собой, поэтому только непосредственно от наблюдателя зависит, какая из них будет принята за отправную систему отсчета.

Движение, пространство и время представляют собой характеристики окружающей действительности, которые постоянно изменяются. Основным механизмом, с помощью которого происходит взаимодействие этих элементов со всеми физическими телами, является гравитация.

Первичным понятием, характеризующим пространственно-временной континуум, согласно теории Эйнштейна, является некое «событие», которое есть не что иное, как обладающая конкретными характеристиками точка, имеющая четкие пространственные и временные координаты.

Все эти точки располагаются не беспорядочно, а в точном соответствии с основными аксиомами, лежащими в основе данной теории. К наиболее важным аксиомам следует отнести концепцию упорядоченности, топологические аксиомы, основным принципом которых служит принцип размерности, аксиомы допустимых координатных систем, а также все основные арифметические аксиомы.

Пространственно-временной континуум - это безостановочно, постоянно меняющее свой облик многообразие. При этом оно носит объемный характер и может в зависимости от тех или иных внешних условий изменять свою кривизну.

Особое место в данной теории отводится временному континууму. Многие ученые не согласны с тем, что он обладает теми же правами и может быть такой же системой отсчета, как и пространственные характеристики - длина, ширина, высота. Но все дело в том, что одно из принципиальных положений теории относительности заключается в признании зависимости времени от скорости движения наблюдателя, который находится в исходной точке отсчета. Таким образом, мы получаем, что временной континуум напрямую зависит от пространственных характеристик, как, впрочем, последние зависят от самого времени.

Если для нашей планеты является вполне привычным и понятным, то на уровне Вселенной многие ученые выделяют уже гораздо больше уровней. Так, например, один из первых вариантов знаменитой «теории суперструн» подразумевал неизбежность существования 27 измерений. Сегодня их количество снизилось до десяти, хотя характеристики самих «лишних» измерений значительно усложнились.

И есть материя занимающая место в пространстве, над которым действует сила - время.

Я и сейчас считаю, что в природе есть только постоянно перемещающийся момент времени здесь и сейчас. Разум, благодаря памяти и аналитике, оперирует с прошлым и будущим. Время - это форма движения. По аналогии с местом, как формой пространства, время также является местом на стреле аксиоматической компоненты Абсолюта - Движения.

Боже упаси...

Абсолют=Идея+Пространство+Движение

Идея=качество+количество

Пространство=место+протяженность

Движение=время(место)+длительность

Форма=качество+место+время

Как видите, все расположено строго на своих местах. Время - это форма Движения. Движение в природе есть только в одном виде - здесь и сейчас. Соответственно, время в природе - только настоящее. Разум открыл для себя прошлое и будущее.

/Раньше писал, что "разум придумал", за что искренне раскаиваюсь./

Процесс по направлению к маразму?

Да как скажете. В природе все нужны.

Разум открыл для себя прошлое и будущее.

Единственная стоящая фраза из всего набора слов. Да и то её нужно дополнить словами: создав для этого материю, а также пространство и время.

Прямо наоборот: от нынешнего маразма к чему-то более здравому.

Вы явно пропустили обсуждения тем об Абсолюте. В двух словах не перескажу. Недавно создал новый сайт, где формирую теорию Абсолюта http://perezagruzka-1.mozello.com/teorija-absoljuta/ . Время - это форма Движения, как одной из трех составных частей Абсолюта в смысле ВСЕ.

Да и то её нужно дополнить словами: создав для этого материю, а также пространство и время.

Увы: человеку еще далеко до таких творений.

Я и сейчас считаю, что в природе есть только постоянно перемещающийся момент времени здесь и сейчас.

Если есть только "здесь и сейчас", то нет никакой длительности и протяжённости, а значит нет ничего. Ведь для восприятия длительности и протяженности понадобится мир относительности, т.е. материя (узелки на память).

Вы ведь знаете, как создается кино?

Движение в природе формируется именно таким же способом .

Согласно Кантору, мощность множества точек на линии есть абсолютная величина. При этом не имеет значения длина отрезка. Мало того, такую же абсолютную мощность имеют множества точек на плоскости и в объеме. Современная теория перемещения объекта от точки к точке на всем непрерывном множестве точек траектории порождает парадоксальную ситуацию, поскольку объект, обладающий конечной скоростью, бесконечно долго будет двигаться при переборе бесконечного множества точек на своем пути. Отсюда можно сделать вывод, что, для избавления от парадоксальности движения от точки к точке, dt, при своем стремлении к нулю, никогда не может достичь нуля. Это значит, что в природе имеется минимальный временной параметр. И этот параметр - длительность момента "здесь и сейчас", как своеобразная длительность элементарного кадра в бесконечном "кинофильме" бытия природы.

Движение в природе формируется именно таким же способом

Согласно Кантору, мощность множества точек на линии есть абсолютная величина. При этом не имеет значения длина отрезка.

Это значит, что в природе имеется минимальный временной параметр.

в бесконечном "кинофильме" бытия природы .

Движение чего? И откуда это чего-то взялось, а заодно и природа?

Пространство отдельно создавать не нужно. Оно не материальное. Ящик без стенок, потолка и пола. Откуда оно взялось? Интересный вопрос. Если предположить, что когда-то пространства не было, а потом оно вдруг появилось, то придется ввести еще одно понятие пространства, в котором появилось это пространство. Значит, пространство вечное. Было, есть и будет. Другое дело материя. Лично я уперся в своей теории в факт, что материя - это фикция. Есть только некие полевые разномасштабные "скелеты" с фрактальной структурой, напоминающие матрешечную архитектуру. Онтология поля уводит в философию акаши с библейским определением "в начале было Слово".

Что-то Вы на Кантора явно наговариваете. Он-то, если мне память не изменяет, наоборот, "сотворил" разномощные бесконечности, чем по-моему и прославился.

Не обманывайте себя. Никакого бытия природы в нашем понимании без прошлого и будущего нет и быть не может.

Вы хотите сказать, что Аннушка непременно разольет масло? А будет ли Аннушка: вот в чем вопрос...

Человек уж точно со своим знанием прошлого и предсказанием будущего не творит свое бытие. Он - букашка, наблюдающий спектакль Мироздания в режиме он-лайн. То, что человек научился запоминать проходящие события, откладывая их в память, тем самым формируя прошлое в своем осознавании природы - ни коим образом не повлияет на Его Превосходительство Мироздание остановить он-лайн трансляцию бытия Вселенной ради повторения понравившихся сцен букашке-человеку на бис.

Что-то Вы на Кантора явно наговариваете. Он-то, если мне память не изменяет, наоборот, "сотворил" разномощные бесконечности, чем по-моему и прославился.

По Кантору, мощности множеств точек на линии, плоскости и объеме равновелики абсолютному числу С. Так что я чист перед Кантором.

ДЖОЗЕФ У. ДАУБЕН

Надеюсь, что остальные Ваши доказательства не такие же "чистые"?!

Кантор доказал, что каждой точке линии можно поставить в однозначное соответствие точку квадрата, и дальше - куба и так далее. Иначе говоря, можно провести линию, проходящую через ВСЕ точки квадрата или куба. Доказательство называется "канторов квадрат".

Г.Кантор квадрата . Теорема I.

Только Вы тогда были не согласны.

Цитата из предложенной Вами работы:

В августе 1874 г. Кантор женился на Валли Гутман. Супруги провели конец лета в горах Гарца, где они встретились с Дедекиндом. Этот период оказался чрезвычайно плодотворным для Кантора. Несколько раньше в одном из своих писем Дедекинду Кантор писал: «Можно ли сопоставить поверхность (например, квадратную площадку, включая её границы) с отрезком прямой (включающим свои концы) таким образом, чтобы каждой точке поверхности соответствовала одна точка на этом отрезке, и наоборот?» Кантор полагал, что ответ должен быть отрицательным, но это требовало доказательства.

Так какой может быть разговор о принятии или игнорировании доводов оппонента просто на слово?

Юрий Павлович, Вы не правы.

В подтверждение своего комментария:

Однако в 1877 г. Кантор сообщает Дедекинду о своём поразительном результате: вопреки мнению, распространённому среди математиков, ему удалось доказать, что взаимно однозначное соответствие между точками прямой и точками плоскости возможно. Доказательство состояло в представлении каждой точки квадрата парой десятичных дробей. Эти десятичные представления «перемешиваются» строго определенным образом, чтобы получить одно десятичное разложение, и эта десятичная дробь сопоставляется с точкой на отрезке прямой. Весь этот процесс обратим [см. рисунок ниже]. Слова Кантора: «Я вижу это, но никак не могу этому поверить!» — говорят о том, насколько этот результат оказался неожиданным для него самого.

Но Вы тут же пишете:

Опять двадцать пять! Там ведь уже в эпиграфе была показана самая суть работ Кантора!

и обвиняете меня в игнорировании доводов оппонентов:

Не я, а Кантор был с Вами не согласен, но Вы проигнорировали доказательства по моей ссылке. Ну да ладно. Я уже заметил, что Вы игнорируете аргументы всех Ваших оппонентов, так что всё в порядке.

Не наоборот ли?

Нет, не наоборот. Вы опять в данном случае всё сводите к одной цитате, хотя я оспаривал совсем не её и Вы это отлично знаете. Насколько это корректный приём в дискуссии - ясно любому. Так что правота в данном случае явно не на Вашей, Владимир, стороне.

Вы это отлично знаете.

Искренне: не знаю.

Я даже сейчас думаю, что Вы возражаете против фразы:

Согласно Кантору, мощность множества точек на линии есть абсолютная величина. При этом не имеет значения длина отрезка. Мало того, такую же абсолютную мощность имеют множества точек на плоскости и в объеме.

Если Вы возражаете против какого-то другого моего высказывания, то приведите пример и свой контраргумент или критику.

Насколько велико бесконечное множество? Кантор доказал существование иерархии бесконечностей, каждая из которых «больше» предшествующей.Его теория множеств — один из краеугольных камней математики

ДЖОЗЕФ У. ДАУБЕН

Разве я Вам это не приводил? Речь шла про бесконечности и я Вам показал эту цитату и дал ссылку. И что Вы опровергли то, что Кантор создал иерархию бесконечностей, трансфинитные числа, чем собственно и прославился? Что-то я Ваших опровержений этого не заметил.

И что Вы опровергли то, что Кантор создал иерархию бесконечностей, трансфинитные числа, чем собственно и прославился?

Я это и не опровергал. Не было повода. Речь ведь шла, как я понял, о Вашем несогласии с моей фразой:

Согласно Кантору, мощность множества точек на линии есть абсолютная величина. При этом не имеет значения длина отрезка. Мало того, такую же абсолютную мощность имеют множества точек на плоскости и в объеме.

Если Вы согласны с ней, то вопрос исчерпан. На том основании, что мы друг друга не поняли. Думаю, что сейчас-то поняли друг друга?

Я не считаю себя специалистом по математике и Кантору, но мне пока ясно только, что то, что привели Вы сейчас и то, что говорится в цитате, приведённой мною - вещи прямо противоположные. Лично для меня это странно, но пока сильно зарываться в эту тему я не готов. Хотя бы потому, что вряд ли сам смогу в этом разобраться. Но если бы кто-то смог мне это недоразумение прояснить - я бы ему был благодарен. В общем, если можете, Владимир, то проясните, если нет - то тоже никаких претензий.
Но спорить нам тут точно не о чем, т.к. у нас с Вами, судя по всему, просто разные Канторы.

Г.Кантор . о равномощности точек стороны и площади квадрата .

Интересно, что само доказательство построено как матрица(квадрат, таблица) где счёт идёт сразу по двум направлениям. Хотя геометрического смысла, то есть отношения к непрерывным стороне и площади квадрата эти построения не имеют! Какой смысл считать, или точнее выписывать, последовательности бесконечностей из не имеющих размера точек!? Это ведь даже не бесконечно малые, (дифференциалы) ! Естественно все эти точки в бесконечной сумме бесконечных сумм равномощны. Точнее, они никак не соотносятся с геометрически непрерывнами линиями,площадями,объёмами и пр. Парадоксы теории множеств это результат попытки перенести правила отношений между дискретными, конечными элементами на непрерывные среды(пространства), к которым применимы только геометрические(топологические) аксиомы и правила.

Площадь(плоскость) просто несравнима с длиной(прямой) и(или) объёмом и т.д.. А Кантор в итоге подобных рассуждений подорвал психическое здоровье..

Ага. Такую хрень по-моему пятиклассник при желании может опровергнуть. Тем более, что при таком подходе, как мне кажется, нужно было придти к тому, что все они равномощны, но мощность эта равна "мощности" точки. Так по-моему логичнее получается. И смешнее.

Пространство отдельно создавать не нужно. Оно не материальное.

Т.е. оно нетварное?

Значит, пространство вечное.

Другое дело материя. Лично я уперся в своей теории в факт, что материя - это фикция.


Была тут недавно одна гражданка, которая тоже утверждала, что пространство - это Бог, а всё остальное - фикция.

Есть только некие полевые разномасштабные "скелеты" с фрактальной структурой, напоминающие матрешечную архитектуру.

Да, помню, поля Вы любите. А ещё любите пустоты. Но не любите, как оказалось, континуум. А значит, как мне кажется, не любите целостность и единство.

Онтология поля уводит в философию акаши с библейским определением "в начале было Слово".

Человек уж точно со своим знанием прошлого и предсказанием будущего не творит свое бытие.

О, как это по философски.

Он - букашка, наблюдающий спектакль Мироздания в режиме он-лайн.

То, что человек научился запоминать проходящие события, откладывая их в память, тем самым формируя прошлое в своем осознавании природы - ни коим образом не повлияет на Его Превосходительство Мироздание остановить он-лайн трансляцию бытия Вселенной ради повторения понравившихся сцен букашке-человеку на бис.

Вся материя - это память, без которой невозможно развить, да наверное и сформировать, Сознание. А человек со своей памятью - только микрокопия того самого Мироздания. Так что внимательней его (или её, Аннушку) изучайте. Иначе ничего никогда не поймёте.

Т.е. оно нетварное?

Разумеется. Можно создать что-то в..., но не создать само в... - это нонсенс.

Вечное, в смысле закольцованное?

При чем здесь геометрические конструкты? Просто оно не требует создания. И его не возможно уничтожить. Как Вы себе представляете схлопывание Пространства в точку при его уничтожении? Точка где будет находиться? А что будет вне точки? То же самое относится и к рождению Пространства из точки: где находилась до этого точка и что было вне точки?

Т.е. у Вас время - фикция, материя - фикция, и только пространство - реальное?

Пространство - тоже фикция.

Идея, Пространство и Движение - предельные абстракции. Вспомните определение абстракции.

которая тоже утверждала

"Все смешалось в доме Обломовых".

Но не любите, как оказалось, континуум.

Пространственно-временной континуум - это философский нонсенс.

Материально-временной континуум в пространстве - это нормально.

А значит, как мне кажется, не любите целостность и единство.

Единство - в переплетении

В Библии Слово, Логос и Иисус, если мне память не изменяет, - одно и то же. Но Иисус ещё и "Альфа и Омега, Начало и Конец". В общем, замкнутость по-моему на лицо.

Есть и другие трактовки. Та же Тора, по сути являющаяся Библией. Так что однозначности нигде нет. Что нам мешает интерпретировать слова "в начале было Слово" как "в начале была Идея"? Налицо - присутствие трех аксиоматических сущностей Абсолюта: Идея+Пространство+Движение.

У Вас сомнения по поводу планковских величин?

В точных науках все должно быть точно.

О, как это по философски.

"Я не волшебник. Я только учусь".

Вам просто пока не дано понять смысл Наблюдателя и концепцию "сборки мира".

Мне ведь надо заполнить страницу http://perezagruzka-1.mozello.com/nabljudatel/

Вся материя - это память

Ленин говорил по-другому.

изучайте. Иначе ничего никогда не поймёте.

Ну так учите!

При чем здесь геометрические конструкты?

Просто оно не требует создания.

где находилась до этого точка и что было вне точки?

Вы забыли что такое точка?

Пространство - тоже фикция.

Сущий мир - это тот случай, когда из ничего проявляется все.

А не творится?

Единство - в переплетении Идеи, Пространства и Движения. Именно такое единство и порождает материально-временной континуум в пространстве.

Это уже немного интереснее.
А почему тогда не признать материю искривлённым (а потому потерявшим "прозрачность") под воздействием времени пространством? Этаким "замороженным" временем-пространством?

Есть и другие трактовки. Та же Тора, по сути являющаяся Библией.

Налицо - присутствие трех аксиоматических сущностей Абсолюта: Идея+Пространство+Движение.

Думаю, что для того, что было "налицо", нужно-таки "лицо". А вот субъективный фактор у Вас, как мне пока видится, что-то не просматривается.
И отбрыкиваясь от времени, как мне кажется, Вы его, этот фактор, не найдёте.

Увы, стройной физической теории Наблюдателя не встречал, а концепцию "сборки мира" легко найти у толтеков. Кастанеда или Марез.

Ленин говорил по-другому.

Вам виднее.

Ну так учите!

Вас учить - только портить. Да и не стал бы я сюда писать, если бы не нарвался в цитате, приведённой Вами, на утверждение, что время - сила.

Ладно, мы уже всё вроде выяснили, так что спасибо за беседу.

Есть другие способы "изготовления" вечности.

Материальной вечности?

Да ну? Это в тварном-то мире? Вы же себя вроде как православным позиционировали?

что-то есть, то оно есть где-то . Что-то , не находящееся где-то нигде

Вы забыли что такое точка?

Как я могу забыть определение точки, которое сам же и создал?

Очень хорошо. А что же Вы его явно постоянно выделяете, принижая при этом по-моему роль времени?

Ошибочка. Я постоянно выделяю троицу: Идею, Пространство и Движение.

Время - это форма Движения. Мухи всегда должны быть разделены с котлетами: и Идея, и Пространство, и Движение обладают своими формами и своими содержаниями. Негоже выхватывать форму одного из элементов этой троицы и лепить ее к оставшимся двум элементам целиком. Некоторые поступают еще мудренее: берут время, как форму Движения, и лепят ее со всей троицей, в том числе и с тем же Движением, формой которого время является.

Формы троицы должны рассматриваться в контексте их форм, а содержание - в контексте с их содержанием. Вольные манипулирования ведут к ляпсусам.

А не творится?

"замороженным" временем-пространством?

Согласитесь, что для православного это "сильное" утверждение?

А вот субъективный фактор у Вас, как мне пока видится, что-то не просматривается.

Это что еще такое? И для чего необходимо в контексте смысла критикуемой фразы?

И отбрыкиваясь от времени

Не понял.

Время - это форма Движения. От чего я отбрыкиваюсь?

у толтеков. Кастанеда или Марез.

спасибо за беседу.

Вам также спасибо, Юрий Павлович.

Не пропадайте.

Материальной вечности?

А Вы разве не мироздание обсуждали? Кстати, а оно, Мироздание, у Вас материально? И что такое материальность в Вашей концепции?

Я постоянно пишу, что даже наличие Бога и отсутствие Мира требует Пространства нахождения Бога: если что-то есть, то оно есть где-то . Что-то , не находящееся где-то - это философское невежество. Вот и ответьте: что было раньше - Бог, находящийся в Пространстве, не нуждающемся в отдельном сотворении, или Бог, нигде не находящийся, но ради сотворения Мира создавший Пространство?

Ого, Вы уже и Бога в пространство заключили!
Кстати, вопрос: "что было раньше " предполагает наличие времени. Т.е. Вы Бога ещё и во время втиснули.
Оригинально. А я-то наивный всегда думал, что Бог у православных (да и вообще у христиан и последователей монотеистических религий) трансцендентен Творению.

Трансцендентность Бога (лат. transcendens - выходящий за пределы) - богословское понятие, отражающее запредельность Бога тварному миру, подчеркивающее Его существование по ту сторону созданного Им бытия и всех видов человеческого опыта, недоступность познанию.

Как Причина всего сущего, Бог запределен всему сущему, бесконечно возвышается над всем тварным бытием, есть Сущий над всем сущим. «Естество Божие, само по себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления, - учит св. Григорий Нисский , - оно недоступно и неуловимо ни для каких рассудочных приемов мысли, и в людях не открыто еще никакой силы, способной постигнуть непостижимое».

Вместе с тем, согласно учению Церкви, трансцендентной является только Божественное естество (сущность), но неБожественные действия (энергии), в которых Бог становится имманентен тварному бытию. «Невидимый по естеству делается видимым в действиях», - отмечает св. Григорий Нисский .

Раскрывая Себя в Своих энергиях, Бог остается неприступным по существу. Таким образом, Бог выступает одновременно трансцендентным и имманентным творению. «Бог остается трансцендентным по своей природе в самой имманентности Своего проявления», - указывает православный богослов В. Н. Лосский .

Точка - это абстрактный безмерный образ, характеризующий место рождения или смерти идеи движения.

Кто же всё-таки рождает и убивает эти идеи? И каким образом из этой "безмерности" появляются все "меры", да и всё вообще в Вашей концепции?

Мухи всегда должны быть разделены с котлетами:

Пока что лично для меня у Вас всё как раз наоборот. Ну заменили время движением и чего добились? Не по этому ли Вам пришлось ещё и "здесь и сейчас" (прямо как у постмодернистов с их "ризомой") втискивать?

А не творится?

Пока Вы не видите Луну - она не сотворена?

Вы в данном случае невнимательны. Вы написали про проявление, а я Вам напомнил, что у православных вообще-то речь про Творение идёт, а не про проявление.

Я уже устал писать: время - это форма Движения. Движением обладает только то, что находится в Пространстве, но не само Пространство. Пространство-время - это "конек- горбунок теплота/краснота/".

Устанете ещё сильнее, так как Ваши утверждения очевидны видимо только Вам.
Думаю, что утверждение Мареза на эту тему ничуть не хуже (и возможно не лучше) Вашего: "С точки зрения неспециалиста, пространство представляется как результат восприятия предназначения жизни, а время - как результат восприятия процесса жизни. Иными словами, пространство неразрывно связано с предназначением жизни, а время - с процессом жизни. Это означает, что пространство представляет собой осознание предназначения Невыразимого, а время - осознание того процесса, посредством которого это предназначение может и должно исполниться. Это позволяет предположить, что время является не только выражением стремления к проявлению, но и выражением намерения. Поскольку намерение представляет собой единую и единственную силу всей проявленной вселенной, а сама проявленная вселенная является только результатом намерения (см. «Крик Орла»), становится совершенно ясно, почему Толтеки рассматривали время как изначальную сущность проявленной вселенной ."
Нечто похожее есть и у православных: (цитата из книги Кургиняна "Исав и Иаков")

Дионисий Ареопагит пишет в сочинении «О Божественных именах»: «Сущий (Исх.3,14) является сверхсущностной субстанциональной Причиной всякого возможного бытия, Творцом сущего, существования, субстанции, сущности, природы, начала, и Мерой веков, и Реальностью времен и Вечностью сущих, и Временем возникающих, и Бытием всего, что только бывает, и Рождением всего, что только появляется... Всех сущих и веков бытие от Предсущего; и всякие вечность и время - от Него». Так, значит, время - от Него!?

Преподобный Максим Исповедник так комментирует Дионисия: «...Выход Божией благости в чувственное, при его сотворении, мы называем временем». Время - выход Божественной благости!

Православие - это Новый Завет, его признание и следование его положениям.

Только Новый? Да ну? А православные об этом знают?

Не пропадайте.

Ага. Опять зачем-то взялся отвечать Вам. И опять по кругу.Кстати, вопрос: "что было раньше " предполагает наличие времени.

Разумеется. Я и начал с момента, когда "в начале было Слово". Вы же не будете возражать, что начинать нужно с начала?

Т.е. Вы Бога ещё и во время втиснули.

Бог был и в начале, Бог есть и сейчас. Разве я создал неестественные конструкции?

Оригинально. А я-то наивный всегда думал, что Бог у православных (да и вообще у христиан и последователей монотеистических религий) трансцендентен Творению.

Если Бог существует по ту сторону созданного Им бытия, то должны быть два Пространства - трансцендентное и общебытовое?

Если есть два Пространства, то обязательно должно быть еще одно - единое для обоих Пространств, которЫЕ являются по отношению к нему подпространствами, или ограниченными пространствами, находящимися в едином Пространстве. По которому пространству плачет бритва Оккама? Предоставлю этот выбор Вам.

Трансцендентность Бога (лат. transcendens - выходящий за пределы) - богословское понятие, отражающее запредельность Бога тварному миру, подчеркивающее Его существование по ту сторону созданного Им бытия и всех видов человеческого опыта, недоступность познанию.

Абсолют имеет два смысла: ВСЕ и ИМЯ.

ВСЕ - это список абсолютно всей информации.

За ИМЕНЕМ скрывается либо Бог (теизм), либо Природа/Мироздание (материализм), либо Принцип (восточные философии).

Абсолют, как ВСЕ, содержит в себе информацию об Абсолюте в смысле ИМЕНИ. В противном случае возник бы парадокс: что это за ВСЯ информация, если среди нее нет сведений об операторе, владеющем этой информацией? Абсолют в смысле ИМЕНИ использует Абсолют в смысле ВСЕ. Не зря ведь существует крылатое выражение "Кто владеет информацией - тот владеет миром".

Оно недоступно и неуловимо ни для каких рассудочных приемов мысли, и в людях не открыто еще никакой силы, способной постигнуть непостижимое».

Логично, поскольку Абсолют не достижим. Наши знания - капля в море.

«Невидимый по естеству делается видимым в действиях», - отмечает св. Григорий Нисский .

Опять логично, поскольку Абсолют не достижим.

«Бог остается трансцендентным по своей природе в самой имманентности Своего проявления», - указывает православный богослов В. Н. Лосский .

Ответ - аналогичный предыдущим.

//////////////////////////////////////////////////

Все прекрасно укладывается в факт недостижимости Абсолюта.

Это мнение Пипы об этой теме

"Лично я за континуум . А неприятие идеи континуума возникает по двум причинам:
1) непроявленности релятивистских эффектов в мире малых скоростей, в котором мы привыкли жить.
2) ошибочного представления о равноправии

Кстати, любопытные идеи относительно времени, близко лежащие к представлениям Успенского. Только сначала преамбула, т.к. иначе будет непонятно, какой принцип здесь эксплуатируется:
Всякое пространственное измерение (как геометрическое, так и нет) есть дисперсия. Т.е. проявляет оно себя как некий РАЗБРОС (это и есть синоним слова "дисперсия") в наблюдениях/измерения некоторой величины. Например, дисперсия/разброс температуры между холодными и горячими телами позволяют говорить о таком измерении, как температура (здесь я для примера специально выбрала негеометрическое измерение). А вот если бы все тела в мире были одной температуры, то и самого слова "температура" мы бы никогда не знали. Т.е. оно не было для нас измерением, поскольку само понятие измерения включает в себя сравнение измеряемой величиной с какой-то другой (обычно со стандартом).
Таким образом, в мире сперва возникает разброс/дисперсия по какому-то отдельному свойству/качеству, и лишь только потому мыслящие существа квалифицируют направление, в котором тот разброс происходит, как пространственную координату.
Ровно по той же причине нельзя считать существующим для нас 4-ое измерение по Успенскому, поскольку в нашем мире отсутствует дисперсия по тому измерению, т.е. грубо говоря, величина по 4-й координаты повсюду одинакова. И в этом смысле не мы лопухи, что его не замечаем, а мир наш таков, что по этой координате не имеет разброса.
А вот теперь, после этой необходимой преамбулы, можно взяться за время и заметить, что на координату оно никак не тянет, поскольку в его отношении отсутствует необходимый элемент - дисперсия/разброс, т.к. практически все элементы бытия находятся в ОДНОМ и том же времени - настоящем. А разброс в интервале прошлое-настоящее-будущее нельзя считать полноценным разбросом, поскольку реально существует только настоящее, тогда как прошлое успело исчезнуть, а будущее еще не наступило. Проще говоря, прошлые и будущие объекты никогда не могут между собой встретиться.
И вот в этом месте нам может оказаться полезной... теория относительности, которая декларирует не только изменение "локального" времени, но линейных габаритов объекта в направлении его движения с скоростью, близкой к скорости света. В пространстве Минковского достижение объектом скорости света трактуется как поворот на 90 градусов в 4-мерном континууме пространства-времени, в результате чего временная координата и направление движения меняются местами! Т.е. бывшее время превращается в нормальную пространственную координату, неотличимую от остальных, а направление, в котором объект разогнался до скорости света, становится временной координатой. Здесь особо любопытно то, что габаритное сжатие до нуля в направлении такого движения тоже относительно. Это означает, что сами пассажиры разогнанного до световой скорости корабля не будут чувствовать себя приплюснутыми, а будут воспринимать ситуацию так, что это встречное пространство сплющилось до нулевой толщины. Ибо с их локальной точки зрения именно пространство несется им навстречу со световой скоростью. А это значит, что для них уже не будет ни позади, ни спереди, а весь мир будет находиться лишь по бокам.
Эта ситуация и есть нулевая дисперсия в направлении движения со световой скоростью. Достигнув светового предела по данной оси движения, дальнейшее различие прекращается, т.к. превысить скорость света невозможно. И здесь такая ось по своим свойствам ведет себя в точности, как время - типа того, что движение само по себе есть, но нет ни обогнавших, ни отстающих. Вот и мы движемся в потоке времени точно так же - нет никого, кто бы исчез из нашего мира, обогнал по времени остальных или отстал от остальных. Впрочем, возможно, что такие и есть, но они уже давно покинули горизонт событий, оставив нас наедине с миром, который несется вперед со световой скоростью в одном с нами направлении..."

"Лично я за континуум

1) непроявленности релятивистских эффектов в мире малых скоростей, в котором мы привыкли жить.

Подозреваю, что в своё время найдём и эти эффекты, разве что проявленные несколько иначе в нашем мире.

2) ошибочного представления о равноправии времени с остальными 3-мя координатами, тогда как в реальности этого нет (математически временная координата относится к остальным, как мнимая ось к действительной в 4-мерном гиперкомплексном пространстве).

Равноправия в смысле тождества конечно быть не может, но вот по поводу математической аналогии ничего сказать не могу, т.к. все эти термины уже благополучно забыл.

И здесь такая ось по своим свойствам ведет себя в точности, как время - типа того, что движение само по себе есть, но нет ни обогнавших, ни отстающих. Вот и мы движемся в потоке времени точно так же - нет никого, кто бы исчез из нашего мира, обогнал по времени остальных или отстал от остальных. Впрочем, возможно, что такие и есть, но они уже давно покинули горизонт событий, оставив нас наедине с миром, который несется вперед со световой скоростью в одном с нами направлении..."

Странно. То нет равноправия, то уже вроде как появилось.

Предположение о том, что за категорией «пространство» должна стоять, некая универсальная материальная субстан­ция, само по себе не ново. Впервые об этом обстоятельно за­думались, когда были обнаружены волновые свойства света. Реализация волновых процессов предполагает наличие неко­торой физической системы или среды, способной приходить в состояние волнового возмущения и нести на себе энергию. В соответствии с этими представлениями, волновые признаки света наиболее естественным образом объясняются существо­ванием особого рода светоносного эфира, являющегося выра­жением определенных свойств материального пространства и обеспечивающего процесс распространения световых волн. Долгое время идея светоносного эфира занимала прочное место в теоретических рассуждениях, и казалось, что остает­ся только закрепить приоритет этой гипотезы с помощью до­полнительных экспериментальных наблюдений. Выдвигались различные, чаще всего довольно неуклюжие, модели «газооб­разного» или «желеобразного» состояния эфира, что соот­ветствовало продольному или поперечному характеру проис­хождения световых волн.

Мы хорошо понимаем, что идея светоносного эфира сооб­щает физическому пространству качества объективной реаль­ности, которые должны поддаваться наблюдению и регистри­роваться наряду с материальными объектами вещества. В та­ком случае, движение должно рассматриваться не только, как видимое перемещение материальных объектов друг относи­тельно друга, но и как поддающееся контролю перемещение материальных объектов относительно наблюдаемого прос­транства, выступающего в роли светоносной среды. В этой ситуации вполне закономерными представляются попытки рассматривать материальное пространство, как абсолютную неподвижную систему отсчета, относительно которой спра­ведливо проводить всевозможные измерения и наблюдения. В конце прошлого века ни у кого не вызывало сомнения, в том числе и у физиков-экспериментаторов Майкельсона и Морли, что земные приборы должны регистрировать скорость посту­пательного движения нашей планеты (по своей орбите вокруг Солнца) относительно светоносного пространства.

Будучи приверженцами идеи светоносного эфира, эти уче­ные наделяли абсолютное пространство некоторыми гипоте­тическими свойствами, позволяющими пространству прихо­дить в состояние волнового возмущения и функционировать, как механическая светопередающая среда. Из чего неизбеж­но следовало, что скорость прохождения светового сигнала у поверхности Земли должна быть неодинаковой в различных направлениях и зависить от ориентации полета планеты в аб­солютном светоносном пространстве. Иными словами, дол­жно выполняться простое правило сложения скоростей, учи­тывающее скорость распространения света в гипотетическом эфире и скорость полета нашей планеты относительно свето-несущего пространства. Ожидалось, что в результате сравне­ния сумм этих скоростей но различным направлениям, удас­тся вывести абсолютную скорость полета Земли относительно неподвижного светоносного пространства Вселенной.
Когда Майкельсон и Морли решили провести свои знаме­нитые эксперименты по обнаружению эффекта эфирного вет­ра, они, надо полагать, в немалой степени были воодушевле­ны успехами опытов Фуко. Эти опыты позволяли лаборатор­ным путем наблюдать вращение Земли на своей оси. Если удавалось с помощью земных приборов регистрировать ре­зультаты такого вращения, казалась вполне закономерным наблюдать движение нашей планеты относительно абсолют­ного светоносного пространства, фигурирующего в качестве универсальной системы отсчета. Имея в виду, что Земля ле­тит вокруг Солнца по своей орбите со скоростью около трид­цати километров в секунду.

Ученые блестяще подготовили и выполнили серию остро­умных экспериментов, которые, как представлялось, обязаны были зарегистрировать наличие эфирного ветра. Велико же было разочарование естествоиспытателей, когда их приборы отказались выдавать ожидаемые результаты. Скорость про­хождения световых сигналов по всем направлениям остава­лась неизменной. Как будто, Земля сохраняет состояние по­коя относительно светового эфира и нет никаких признаков эффекта сложения скоростей. Отрицательные результаты эк­спериментов по регистрации эфирного ветра привели науч­ную мысль в глубокое замешательство. Слишком настоятель­но требовалось введение в научный обиход активной прост­ранственной материальной среды, способной выполнять вол-нообразующую функцию (в свете все более ярко проявляю­щейся волновой природы физики микромира). И, конечно, очень уж хотелось иметь надежную универсальную систему отсчета, связанную с мировым пространственным и времен­ным каркасом. Всеобъемлюющую систему отсчета, на фоне которой удобно было бы разворачивать глобальную картину окружающего мира из любой точки Вселенной. Однако неп­реодолимая логика результатов экспериментальных данных всячески препятствовала выполнению этих, как казалось, вполне обоснованных ожиданий.
Обстановка, тем не менее, требовала принятия каких-то эффективно приемлемых объяснений. Ведь отрицательные результаты экспериментов - это тоже своеобразный итог и, как всякий итог, он нуждается в соответствующих коммента­риях. Надо сказать, что мы подчас заблуждаемся, превозно­ся в науке роль эксперимента. По настоящему судьбоносные решения принимаются не экспериментами, как таковыми, а пояснительными сопровождениями к ним. И здесь, как пов­сюду в человеческой деятельности, присутствуют заинтересо­ванные стороны. Одно и то же событие, или явление, они мо­гут интерпретировать удобным для своего мировоззрения об­разом, отвечающим субъективным творческим устремлениям. Последнее сполна проявилось в дебатах по итогам экспери­ментов Майкельсона-Морли.

В этой связи зададимся вопросом, на каком основании Альберт Эйнштейн, по итогам экспериментов не подтвердив­ших наличие эфирного ветра, сделал категорическое заявле­ние - будто никакого светоносного эфира в природе не су­ществует и быть не должно. Ведь подобный вывод на самом деле не такой уж и бесспорный, как может показаться на пер­вый взгляд. Майкельсон и Морли поставили перед собой кон­кретную задачу, заключающуюся в попытках регистрации эффекта эфирного ветра. Эксперименты, как оказалось, дали отрицательные результаты. То есть они четко зафиксировали, что никакого эфирного ветра у поверхности нашей планеты не наблюдается. Вот, собственно говоря, в чем заключаются и чем ограничиваются действительно бесспорные выводы по итогам комментируемых экспериментов. Эйнштейн же произ­вольно развивает это положение и совершает отнюдь не бе­зупречный с логической точки зрения шаг. Он заявляет, что если нет эфирного ветра, то нет и не может быть никакого светоносного эфира. Формально в этом случае сработала по­рочная практика, когда берет верх известный принцип: «если факты против нас, то тем хуже для фактов».

В самом деле, задумаемся, а почему Эйнштейн так нераз­рывно увязывает между собой существование светоносного эфира и эффект эфирного ветра? Ведь эти, вполне самостоя­тельные физические аргументы, могут иметь и независимое самовыражение. Сама по себе, идея существования светового эфира, вовсе не обязана однозначным образом приводить к эффекту эфирного ветра. Нам известно, что для возникнове­ния эффекта эфирного ветра необходимо строгое выполнение двух принципиальных условий. Во-первых, наличие свето­носного эфира и, во-вторых, наличие пары относительных скоростей (постоянной скорости распространения светового сигнала в пустоте и собственной скорости полета Земли отно­сительно светонесущего пространства). Невыполнение любо­го из двух обязательных условий приводит к отрицательным результатам экспериментов по обнаружению эфирного ветра. Эйнштейн строил свои рассуждения наиболее простым путем, как бы лежащим на поверхности. Он предположил, что эфир­ного ветра нет за отсутствием светоносного эфира и объявил это положение принципиальным условием функционирова­ния своей теории относительности. Однако, сохраняет свою актуальность так и не получивший должного развития другой способ толкования результатов экспериментов Майкельсона-Морли. Альтернативный вариант формулируется следующим образом: эфирного ветра нет потому, что отсутствует фактор наличия одной из пары относительных скоростей, являющих­ся обязательным условием для возникновения эффекта эфир­ного ветра. То есть, отсутствует принципиально необходимая скорость перемещения Земли относительно светонесущего пространства.

Если наша планета в действительности обращается вокруг Солнца, из этого никоим образом не следует однозначно, что она перемещается относительно светоносного пространства. Для того чтобы утверждение: «Земля движится относительно светового эфира со скоростью тридцать километров в секун­ду», имело реальный физический смысл, мы должны уметь показать, что метрическая структура мирового светоносного эфира жестко связана именно с солнечной массой. Без выпол­нения этого ключевого требования, любые эксперементы по обнаружению эффекта эфирного ветра, не могут, и не дол­жны приводить к положительным результатам. Однако у нас нет убедительных причин абсолютизировать солнечную массу и рассматривать ее, как привелигерованный материальный объект во Вселенной, с которым только и связана метрика светового эфира. Стало быть, нет никаких причин увязывать скорость обращения нашей планеты по своей орбите вокруг Солнца, со скоростью полета Земли относительно мирового светонесущего пространства.

Надо отметить, что попытки устранения одной из двух скоростей, обеспечивающих возможность регистрации эффек­та эфирного ветра, предпринимались в науке неоднократно.

Как правило, это было связано с идеей гравитационной при­вязки светоносного эфира к массе нашей планеты. Предпола­галось, что Земля во время полета в абсолютном пространс­тве, увлекает вместе с собой пространственную светоносную оболочку, подобно тому, как она увлекает в своем движении оболочку атмосферы. Очевидно, что подобная версия устра­няет фактор перемещения Земли относительно светоносного эфира и позволяет развивать контр-эйнштейновскую интер­претацию результатов экспериментов Майкельсона-Морли. Принципиальная слабость этой идеи заключается в разнооб­разных «технических» трудностях, возникающих в связи с реализацией модели подходящего светоносного эфира, спо­собного перемещаться относительно абсолютного пространс­тва вместе с массой планеты.

Между тем сама теоретическая установка, на перемещение акцентов с абсолютного светоносного эфира в пользу персо­нально ориентированного светонесущего пространства, орга­нически связанного с массой исследуемого объекта, находит­ся в хорошем согласии с эйнштейновскими световыми посту­латами. На самом деле, ничто не запрещает предположить, что каждый материальный объект обладающий массой покоя, будь-то наша планета, присутствует и взаимодействует с аб­солютным материальным пространством Вселенной, таким образом, что у Земли образуется свое персанально ориенти­рованное светоносное пространство. Именно наличие персо­нального, метрически связанного с центром массы нашей пла­неты четырехмерного пространство-времени, обеспечивает выполнение световых постулатов и препятствует возникнове­нию эффекта эфирного ветра.

Если это положение сделать всеобщим и объявить, что не только Земля, но и каждый материальный объект обладаю­щий массой покоя располагает во Вселенной своим персо­нальным светоносным пространством-временем, то закон о постоянстве скорости света в пустоте станет обязательным для наблюдателя связанного с любым телом отсчета. Тогда один и тот же луч света будет иметь одинаковую скорость для наблюдателей движущихся со своими приборами друг отно­сительно друга. Идея существования персонального светонос­ного эфира хорошо согласовывается с энштейновскими свето­выми постулатами, хотя и вопреки категорическим заявлени­ям автора теории относительности, провозгласившего недо­пустимость присутствия светоносного эфира.

Конечно, наполнить идею, отстаивающую наличие персо­нального светоносного пространства-времени, конкретным физическим содержанием и развить ее до фундаментальных, в том числе и математических следствий, куда как сложнее, нежели избранный Эйнштейном путь отрицания светоносного эфира. Тем не менее мы настоятельно подчеркиваем, что мно­гократно подтвержденные результаты экспериментов по обна­ружению эфирного ветра, в принципе позволяет разрабаты­вать контр-эйнштейновскую теорию движения, не вступаю­щую в противоречие с присутствием светоносного эфира. Ни­же мы покажем, что подобная, скажем так, эфироприемлемая концепция кинематики движения способствует выведению те­ории относительности на более содержательный уровень, поз­воляющий задействовать в ее орбите квантовые закономер­ности.

Как мы уже говорили, на момент построения специальной теории относительности, призванной описывать инерциальное состояние физических систем, вокруг атрибутации кате­гории «пространство» сложилась крайне противоречивая си­туация, в связи с результатами экспериментов Майкелсона-Морли. С одной стороны, эксперименты четко продемонстри­ровали, что никакого эфирного ветра нет. С другой стороны, эти же эксперименты явно указывали на принадлежность околоземного пространства к наблюдаемой материальной суб­станции, ибо исследуемое пространство распологало набором конкретных физических свойств. Последние были лаконично сформулированы Эйнштейном в его световых постулатах. Должно быть понятно, что вне материальной атрибутации световые постулаты выглядят, как интеллектуальные призра­ки, поэтому мы просто обязаны отнести околоземное прос­транство, снабженное световыми постулатами, к наблюдаемой материальной субстанции. В результате, выстроилась очень ответственная дилемма - то ли следовало отказаться от идеи светоносного эфира, то ли для околоземного пространства требовалось находить такое теоретическое понятийное сопро­вождение, которое объединяло в себе, казалось бы, взаимоис­ключающие свойства. Потому что воображаемое нами около­земное пространство должно работать в режиме световых постулатов и, следовательно, поддаваться материальной атри­бутации. В то же самое время, воображаемое нами пространс­тво должно исключать явление эфирного ветра.

В этой крайне противоречивой обстановке, Эйнштейн, как известно, не пошел по пути нахождения для околоземного пространства адекватного физического образа, удовлетворяю­щего результатам экспериментов Майкельсона-Морли. Он решил упростить ситуацию с помощью отказа от самой идеи светоносного пространства. Однако, отказавшись от идеи све­тового эфира и не предложив взамен никакой сколь угодно приемлимой альтернативы, для атрибутации снабженного световыми постулатами околоземного пространства, автор те­ории относительности поставил себя в исключительно слож­ное положение.

Ему ничего не оставалось, как перевести ре­шение этого преимущественно физического вопроса в матема­тическую плоскость. Ученый набросил на околоземное прос­транство четырехмерную координатную сетку и стал исполь­зовать ее, как мировой пространственно-временной каркас, на фоне которого развернул картину окружающего мира. А что­бы математическая координатная система обрела статус, как бы объективной реальности и действительно соответствовала результатам экспериментов по обнаружению эфирного ветра, Эйнштейн вынужден был совершить беспрецедентный шаг. Он наделил математическую структуру физическими свойст­вами, которые были компактно сформулированы в световых постулатах.
Разумеется, надо отдавать должное решительности учено­го, рискнувшего возвести математическую структуру в ранг физического аргумента, но при этом необходимо отдавать се­бе отчет, что подобное положение не является нормой. Под­мена физических реалий математическими конструкциями, вне всякого сомнения, процедура вынужденная, она требует настойчивого поиска подлинной физической сути, стоящей за этими абстрактными построениями, особенно в решении фун­даментальных проблем. Здесь всегда существует скрытая опасность увода наших знаний в область искусственных ин-телектуальных сентенций. Мы, естественно, должны надеять­ся, что выведенные нами математические закономерности от­ражают реальное положение дел в окружающем мире, и мо­гут выступать в качестве следствий наблюдаемых физических явлений. Но ни при каких обстоятельствах математические конструкции не должны выступать в роли самих причин, обуславливающих объективные физические свойства. Потому что два яблока плюс два яблока - будет, конечно, четыре яб­лока. Но для того чтобы совместить четыре яблока, необхо­димо проделать определенную работу, связанную, например, с преодолением инерции. Сами яблоки, по команде «два плюс два», прыгают только в цирке.

Спору нет, любая физическая идея, претендующая на со­ответствие объективной реальности, должна доводится до ма­тематических следствий. Математические уравнения, при всей своей абстрактности, обладают внутренней строгостью. Во взаимодействии с понятийными формулировками они, как бы контролируют чистоту наших теоретических построений от возможно логического произвола. Между тем, это положе­ние не должно принимать формы противоположной зависи­мости, когда математические построения возводятся в ранг физических аргументов. Методология нарочитого «вытягива­ния» математических структур на уровень физических реа­лий, вне всякого сомнения, процедура вынужденная. Она яв­ляется прямым следствием дефицита понятийного арсенала, задействованного в современном научном обращении.

Борис Дмитриев

Пространство-время -- физическая модель, дополняющая пространство временным измерением и, таким образом, создающая новую теоретико-физическую конструкцию, которая называется пространственно-временным континуумом. В соответствии с теорией относительности, Вселенная имеет три пространственных измерения и одно временное измерение.

Концепцию пространства-времени допускает и ньютоновская механика, но в ней это объединение искусственно, так как пространство-время классической механики -- прямое произведение пространства на время, то есть пространство и время независимы друг от друга. В контексте теории относительности время неотделимо от трех пространственных измерений и зависит от скорости наблюдателя (см. собственное время).

Количество измерений, необходимых для описания Вселенной, окончательно не определено. Теория струн, например, требовала наличия 10, а теперь даже 11 измерений (в рамках М-теории). Предполагается, что дополнительные (ненаблюдаемые) 6 или 7 измерений свёрнуты до планковских размеров, так что экспериментально они пока не могут быть обнаружены. Ожидается, тем не менее, что эти измерения каким-то образом проявляют себя в макроскопическом масштабе.

Первый вариант модели естественного объединения пространства и времени, пространство Минковского, был создан Германом Минковским в 1908 году на основе специальной теории относительности Эйнштейна.

Несмотря на то, что, на первый взгляд, временное измерение абстрактно, понятие времени как измерения вполне конкретно. Когда мы хотим с кем-то встретиться, мы говорим, где «в пространстве» мы рассчитываем встретиться с ним, например, на 9-м этаже здания на углу Верхней Полевой улицы и шоссе Энтузиастов. В этом описании содержатся три элемента информации (9-й этаж, Верхняя полевая улица, шоссе Энтузиастов), описывающих конкретное место в трёх пространственных измерениях Вселенной. Не менее важным является указание времени встречи, например, в 3 часа пополудни. Эта часть информации указывает, где «во времени» состоится встреча. Следовательно, события описываются четырьмя элементами информации: тремя, указывающими расположение в пространстве, и одним, указывающим положение во времени. Таким образом характеризуется положение события в пространстве и времени, то есть в пространстве-времени. В этом смысле время представляет собой ещё одно измерение. .

Пусть мы имеем плоскость или, если вы предпочитаете что-либо более конкретное, поверхность прямоугольного стола. Положение точки на этом столе можно охарактеризовать двумя числами, а не одним, как раньше. Два числа суть расстояния от двух перпендикулярных краев стола. Не одно число, а пара чисел соответствует каждой точке плоскости; каждой паре чисел соответствует определенная точка. Другими словами: плоскость есть двухмерный континуум. Тогда существуют точки, сколь угодно близкие к данной точке плоскости. Две отдаленные точки могут быть связаны кривой, разделенной на отрезки, сколь угодно малые. Таким образом, произвольная малость отрезков, последовательно укладывающихся на кривой, связывающей две отдаленные точки, каждая из которых может быть определена двумя числами, снова является характеристикой двухмерного континуума.

Еще один пример. Представим себе, что вы хотите в качестве системы координат рассматривать свою комнату. Это означает, что вы хотите любое положение тела определить относительно стен комнаты. Положение кончика лампы, если она в покое, может быть описано тремя числами: два из них определяют расстояние от двух перпендикулярных стен, а третье -- расстояние от пола или потолка. Каждой точке пространства соответствуют три определенных числа; каждым трем числам соответствует определенная точка в пространстве. Это выражается предложением: наше пространство есть трехмерный континуум. Существуют точки, весьма близкие к каждой данной точке пространства. И опять произвольная малость отрезков линии, связывающей отдаленные точки, каждая из которых представлена тремя числами, есть характеристика трехмерного континуума.

Все, что мы только что сказали, нетрудно обобщить для случая движения, не ограниченного прямой линией. В самом деле, для описания событий в природе нужно применить не два, а четыре числа. Физическое пространство, постигаемое через объекты и их движения, имеет три измерения, и положения объектов характеризуются тремя числами. Момент события есть четвертое число. Каждому событию соответствует четыре определенных числа; каким-либо четырем числам соответствует определенное событие. Поэтому: мир событий образует четырехмерный континуум. В этом нет ничего мистического, и последнее предложение одинаково справедливо и для классической физики, и для теории относительности. И опять различие обнаруживается лишь тогда, когда рассматриваются две системы координат, движущиеся друг относительно друга. Пусть движется комната, а наблюдатели внутри и вне ее определяют пространственно-временные координаты одних и тех же событий. Сторонник классической физики разобьет четырехмерный континуум на трехмерное пространство и одномерный временной континуум. Старый физик заботится только о преобразовании пространства, так как время для него абсолютно. Он находит разбиение четырехмерного мирового континуума на пространство и время естественным и удобным. Но с точки зрения теории относительности время, так же как и пространство, изменяется при переходе от одной системы координат к другой, и преобразования Лоренца рассматривают трансформационные свойства четырехмерного пространственно-временного континуума --нашего четырехмерного мира событий. .

Мир событий может быть описан динамически с помощью картины, изменяющейся во времени и набросанной на фоне трехмерного пространства. Но он может быть также описан посредством статической картины, набросанной на фоне четырехмерного пространственно-временного континуума. С точки зрения классической физики обе картины, динамическая и статическая,-- равноценны. Но с точки зрения теории относительности статическая картина более удобна и более объективна.

Даже в теории относительности мы можем еще употреблять динамическую картину, если мы ее предпочитаем. Но мы должны помнить, что это деление на время и пространство не имеет объективного смысла, так как время больше не является «абсолютным». Дальше мы еще будем пользоваться «динамическим», а не «статическим» языком, но при этом всегда будем учитывать его ограниченность. .

Разумеется, не одна лишь Земля, но и каждое массивное тело располагает в абсолютном пространстве Вселенной сво­им персональным пространственно-временным континуумом. Имея дело с системой двух и более массивных тел, любой ПП-ВК может быть успешно использован, как мировой прос­транственно-временной каркас, на фоне которого справедли­вым будет проводить всевозможные измерения и наблюдения. В этом смысле все персональные континуумы равноправны между собой и среди них нет привилегированной системы от­счета. Решающее слово при выборе системы отсчета, в каж­дом конкретном случае, остается за наблюдателем. Именно местонахождение наблюдателя определяет выбор персональ­ного пространства-времени, на уровне светонесущего ордина­ра которого будет разворачиваться глобальная картина внеш­него мира.

Например, для нас, людей живущих на планете Земля, вся информация о событиях, происходящих в окружающем кос­мическом безбрежии, приходит и разворачивается на уровне светоносного ординара земного персонального пространства-времени. Это обстоятельство обуславливает персональность, адресную ориентированность регистрируемой земным наблю­дателем глобальной картины внешнего мира. В частности, мы должны хорошо себе представлять, что центр массы нашей планеты, являясь исходной точкой земного ПП-ВК, вполне закономерно приходится для земного наблюдателя и абсолют­ным центром Вселенной. К обращению Земли вокруг Солн­ца, можно прийти только интеллектуальным путем. Зарегис­трировать это движение с помощью земных экспериментов не представляется возможным, о чем свидетельствуют результа­ты наблюдений Майкельсона-Морли. Стало быть, наши пра­щуры, полагая, что мир существует так, как мы его непосред­ственно воспринимаем и, что Земля есть центр мироздания, вовсе не грешили против истины. Земля, вместе со своим пер­сональным пространством-времени, действительно приходит­ся для нас тем единственным и незыблемым мировым карка­сом, на фоне которого протекают и регистрируются земляна­ми любые события происходящие во Вселенной.

Теперь самое время вспомнить священное Писание и обра­титься к пророку Моисею. По книге «Бытие», на первый день творчески-образовательных актов Божественного мироз­дания приходится сотворение: Неба, Земли и света. Заверша­ются стихотворения, посвященные первому дню возникнове­ния мира, словами «день один». Как известно, в еврейском подлиннике формулировка «день один» несет на себе не столько порядковую, сколько количественную смысловую нагрузку. Поэтому все сообщения, связанные с первым днем Великого творения, следует воспринимать, как нераздельный творчески-образовательный акт. Здесь неуместна наша обы­денная хронометрическая мера с двадцатичетырехчасовой продолжительностью земных суток. В Библии не сказано, как долго или коротко длился первый день творения мира. Важно понимать, однако, что все происходящее в этот день должно рассматриваться, как сводное одноактное действие, не допускающее независимого возникновения Неба, Земли или света в отрыве друг от друга.

Возникновение света в первый день творения мира, неод­нократно подвергалось критике и ставило под сомнение логи­ку Божественного промысла. Согласно Моисеева повествова­ния, рождение небесных светил выпадает на четвертый день творения и об этом прямо говорится в стихах, посвященных четвертому дню. Тогда неизбежен вопрос, о каком именно свете говорит святое Писание, если в первый день творения такое движение мира все небесные светила отсутствовали?

Подозревать про­рока Моисея в легкомыслии, было бы слишком наивным за­нятием.

В соответствии с логикой настоящего теоретического исс­ледования, можно предположить, что повествуя о возникно­вении Неба, Земли и света в первый день творения, пророк заявляет о единовременном происхождении Земли, ее персо­нального пространственно-временного континуума и способ­ности последнего нести на себе световолновую информацию. Наличие в абсолютном пространстве Вселенной земного ПП-ВК и его способности работать как светоносная среда, невоз­можно без присутствия массы Земли. Впрочем, как и невоз­можно существование Земли без твоего персонального прос­транства-времени, снабженного световыми постулатами. Эти три физические категории органично взаимообусловлены между собой. Ни одна из них не предполагает автономного присутствия во Вселенной и это было известно пророку Мо­исею. В Библии написано, что Бог отделил свет от тьмы. То есть, Он создал из маточной материи абсолютного простран­ства (являющегося тьмою - вследствие неспособности нести на себе электромагнитную информацию) светоносную прост­ранственно-временную среду. Если бы Земля была сотворена без своего персонального пространственно-временного конти­нуума, она оказалась бы не в состоянии подавать о себе или воспринимать из вне, какую-либо информацию. А потому, на­ходилась, как бы в изоляции от внешнего мира - существо­вала, что называется, в небытия.
Казалось бы, откуда знать Моисею о таких тонкостях фун­кционирования мироздания. Однако в этом и состоит великая мистерия, исключительная боговдохновенность священного Писания. Пророкам были открыты, по благодати Божией, та­кие сокровенные глубины бытия, которые мы ценой неверо­ятных усилий, по крупицам выспрашиваем у природы. Од­ной из таких тайн, подвластных пророкам, было умение вос­принимать нашу Землю и ее персональное светоносное прос­транство-время, как нераздельную физическую систему. Кро­ме того, пророки знали, что возникновение подобной физи­ческой системы в маточном пространстве Вселенной происхо­дило единовременно, так как это подразумевается формули­ровкой «день один».

Впрочем, разве только один Моисей повествует в священ­ном Писании о тайнах пролегания световых магистралей! Вспомним книгу Иова, ее 38-ю главу. Когда Всевышний эк­заменует Иова на знание сокровенных пружин, регулирую­щих жизнь мироздания. В стихе 19-м, Господь прямо вопро­шает Иова: «Где путь к жилищу света, и где место тьмы?» И далее по тексту, в стихе 24-м: «По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?»

Задумаемся, разве в вопросе «По какому пути разливает­ся свет?» не заключена центральная проблема эйнштейновс­ких световых постулатов, составляющих самую непостижи­мую сторону теории относительности. Ведь одно дело высту­пить с декларацией, что скорость света одинакова в любых координатных системах и одинакова по всем направлениям, в какой угодно области данной координатной системы. Но сов­сем иное дело, уметь дать физическое обоснование такому за­явлению. Эйнштейн в своей теории относительности даже не пытается отвечать на вопросы, вытекающие из световых пос­тулатов. Хотя все его мировоззрение построено на признании абсолютности скорости света.

Фактор постоянства скорости света (на первых порах только в инерциальных координатных системах) играет клю­чевую роль в теории относительности и является ее физичес­ким обоснованием. Нет сомнения, что успехи электромагнит­ной теории Максвелла-Лоренца внушили Эйнштейну веру в истинность утверждения, что свет распространяется в прост­ранстве с постоянной скоростью. Эксперименты по выявле­нию эфирного ветра только укрепили эту убежденность. Зас­луга Эйнштейна состояла в том, что он распространил, как принцип, закон постоянства скорости света на все инерциаль-ные системы отсчета.

Еще до теории относительности было известно, что урав­нения Максвелла, а стало быть, и закон постоянства распрос­транения света в пустоте, инвариантны по отношению к пре­образованиям Лоренца. Это позволило Эйнштейну прийти к заключению, что переход от одной инерциальной системы от­счета к другой также должен осуществляться согласно преоб­разованиям Лоренца, применяемым к трем пространственным координатам и одной временной.

Далее, основываясь на очевидном требовании, что законы физики должны быть одинаковыми во всех инерциальных системах, Эйнштейн нашел необходимым провозгласить ин­вариантность относительно преобразований Лоренца всех фи­зических уравнений, выражающих общие законы природы. Таким образом, содержание специальной теории относитель­ности может быть сформулировано одним предложением: все физические законы и следующие за ними уравнения должны быть выражены так, чтобы они были ковариантными относи­тельно преобразований Лоренца.

Позже, Эйнштейн решил распространить фактор постоян­ства скорости света на любые координатные системы, в том числе и на ускоренные. Это означало, что нет никакого резо­на возводить в фундаментальный принцип эквивалентность только инерциальных систем. Мы должны согласиться, что нелинейные преобразования координат Х{, Х2, Х}, Х4 также считаются эквивалентными. Если произвести такое преобра­зование прямолинейных координат специальной теории отно­сительности, то метрика становится общей римановой. Эйнш­тейном была подобрана особая группа непрерывных преобра­зований координат, выполняющая функцию преобразований Лоренца в частной теории, которая обеспечивала относитель­ную ковариантность основных уравнений физики при перехо­де от одной ускоренной координатной системы к другой.

Это позволило сделать широкое обобщение, по которому в природе не существует никакого физически выделенного сос­тояния движения. Следовательно, не может быть каких-либо привилегированных систем отсчета, а уравнения физики дол­жны быть ковариантными относительно любых точечных пре­образований четырехмерного пространственно-временного континуума. Настоящее положение у автора теории относи­тельности становится общим принципом ковариантности, представляющим единственно возможный прочный фунда­мент, на котором должно быть возведено все здание физичес­кой науки.

Спору нет, общий принцип относительности, указываю­щий, что законы физики должны быть ковариантными отно­сительно любых преобразований координатных систем, явля­ется справедливым ограничительным принципом. Может быть наподобие того, который лежит в основе термодинами­ки и запрещает конструирование вечного двигателя. Этот об­щий принцип относительности требует, чтобы физические за­коны природы оставались неизменными для наблюдателя, связанного с любой координатной системой. Надо полагать, что принцип общей ковариантности существует независимо от теории относительности - он заложен в самой природе ве­щей. А вот содержат ли эйнштейновские уравнения реальные ограничения для физических законов, или они есть сугубо математические комбинации, работающие сами на себя, это еще очень большой и критически важный вопрос.

Известно, что любой физический закон, справедливый для некоторой координатной системы, можно переформулировать таким образом, что новое выражение будет иметь общековари-антный вид. Всегда имеется большое количество уравнений поля, допускающих такую общековариантную формулировку. Конечно, теория относительности предлагает такие решения, которые, будучи общековариантными, кажутся еще и доста­точно простыми. Но само по себе, это достоинство не может служить порукой адекватности эйнштейновских систем урав­нений. Для нас, в данной ситуации, главным вопросом пред­ставляется следующий: какие физические свойства пространс­тва и времени приняты за фундаментальную основу, позволя­ющую устанавливать общую ковариантность физических зако­нов при переходе от одной координатной системы к другой? И только после этого, естественно, задаваться вопросом, како­го математического характера должны быть уравнения, удов­летворяющие фундаментальным физическим свойствам прост­ранства и времени? Иными словами, единственной твердой га­рантией, обеспечивающей полное соответствие уравнений теории относительности объективной реальности, может служить ясное изложение физических процессов, стоящих за их мате­матической фактурой. В конце концов, реальная жизнь во Вселенной протекает во взаимодействии не математических, а исключительно, только физических закономерностей.

В этом смысле, теория относительности предельно скупа, ибо ничего, кроме световых постулатов, выражающих дейст­вительно физические свойства четырехмерного пространства-времени и за счет которых осуществляется общековариант-ность эйнштейновских уравнений, она никогда не предлагала. Заявление о постоянстве и одинаковости скорости света для любых координатных систем - это всего лишь, голая декла­рация. Такое заявление не может удовлетворить наше естест­венное стремление постигнуть его действительную физичес­кую содержательность. И потом, световые постулаты нельзя принимать, как абсолютно достоверный фактор. Они никог­да никем не проверялись и имеют целиком эмпирическое про­исхождение. Никто, никогда не задавался целью замерять скорость света в любых координатных системах. Нельзя га­рантировать, например, что скорость света на поверхности Луны, равна скорости света на поверхности Марса. Поэтому световые постулаты в их широком применении являются, на самом деле, не более чем благим пожеланием.

Вообще, рассуждать о постоянстве скорости света более или менее определенно, можно только в инерциальных систе­мах отсчета, при отсутствии гравитационных полей. Когда сохраняется полное геодезическое совпадение траектории прохождения светового сигнала и имеется возможность сопос­тавлять две траектории путем наложения одной на другую. Или путем соотнесения этих траекторий с некоторыми жест­кими эталонами. В ускоренных системах отсчета проведение такой процедуры сталкивается с известными трудностями. Здесь сами координатные оси невозможно интерпретировать как результат измерения с помощью твердых самоконгруэнт­ных стандартов и изохронно текущих часов. Стало быть, со­поставление траекторий прохождения световых сигналов и сравнение их скоростей, при переходе от одной криволиней­ной системы отсчета к другой, становится делом весьма проб­лематичным, если не сказать невозможным.

И даже если в действительности скорость света постоян­на и одинакова для любых координатных систем, нам обя­зательно необходимо знать, отчего это происходит. Надо же, наконец, уметь ответить на сакраментальный вопрос, поставленный Всевышним еще в Ветхом Завете перед Ио­вом: «По каким путям разливается свет?». Без ответа на этот архиважный и архисложный вопрос, реальная физичес­кая ценность теории относительности представляется весьма относительной.

Ни для кого не является секретом, что в недрах фундамен­тальной науки лежат допущения, которые не всегда вытека­ют из опыта. Так, допущение о постоянстве и одинаковости скорости света для любых координатных систем, яркое тому подтверждение. Происходит это оттого, что мы никогда не в состоянии до конца осмыслить физическую картину внешне­го мира. На пределе наших познавательных возможностей всегда возникают такие допущения, которые позволяют при­водить теоретическую систему научных представлений об ок­ружающем мире в более или менее логически завершенную форму. В этих обстоятельствах вопрос всегда сводится к то­му, насколько глубоко и, как широко охватывается предлага­емым допущением многообразный круг явлений природы. Допущение приемлемо до тех пор, пока новые опытные и те­оретические наработки не позволят сформулировать еще бо­лее общее допущение, включающее предыдущее, как частный случай с ограниченной применимостью.

Считается, что экспериментальной основой для принятия световых постулатов, послужили результаты экспериментов по обнаружению эфирного ветра. Однако из результатов экс­периментов Майкельсона-Морли вовсе не следует обязатель­ность постоянства и одинаковости скорости света для любых координатных систем. Мы уже говорили, что единственный достоверный вывод, который напрямую вытекает из результа­тов этих экспериментов, состоит в том, что скорость света в персональном пространственно-временном континууме Земли, равна - 300000 км/сек. Но от того, что скорость света в зем­ном ПП-ВП характеризуется некоторой постоянной величи­ной, вовсе не следует свободная экстраполяция этой констан­ты на все другие пространственно-временные континуумы. Бо­лее того, у нас есть все основания полагать, что значение ско­рости света с величиной - 300000 км/сек имеет отношение только к земному ПП-ВК и характеризует физические свойс­тва именно земного персонального пространства-времени.

Так, если локальное земное гравитационное поле рассмат­ривать, согласно принципа эквивалентности, как равноуско­ренную систему отсчета, можно позволить себе следующее рассуждение. Ускорение - есть изменение скорости движе­ния контрольного тела относительно внешней системы отсче­та, или относительно начальных условий эксперимента. Ведь ускорение поддается регистрации безотносительно к каким-либо внешним ориентирам. Кроме того, известно, что, соглас­но принципа эквивалентности, изолированный наблюдатель не в состоянии отличить ускорение от наличия гравитацион­ного поля. В таком случае, изолированный в земном гравита­ционном поле классический наблюдатель (пусть закрытый в пустом лифте), может в любой момент текущего времени включить измерительные приборы и определить свое состоя­ние, как постоянное наращивание собственной скорости отно­сительно начальных условий эксперимента, с характеристи­кой, 9,8 м/сек2. В этом нет никакого противоречия, принцип эквивалентности позволяет изолированному в земном грави­тационном поле наблюдателю рассматривать свое собственное состояние, как равномерное ускорение с характеристикой - 9,8 м/сек2. Несмотря на внешнее положение покоя наблюда­теля относительно поверхности Земли.

Теперь возникает вопрос, как долго изолированный наб­людатель может регистрировать свое ускорение, если из тео­рии относительности следует - ничто не может двигаться быстрее скорости света. Ведь рано или поздно классический наблюдатель, основываясь на показаниях своих приборов, за­регистрирует достижение и превышение скорости света отно­сительно начальных условий эксперимента.

В этой связи выясним, через какой период времени клас­сический наблюдатель зарегистрирует достижение скорости света. Полученное значение, окажется равным лунному маго­метанскому календарному году.

I - период времени, содержащий двенадцать лун­ных, или синодических месяцев (каждый синодический месяц включает 29 суток, 12 часов, 44 минуты и 2,9 секунды); с - скорость света в вакууме; § - ускорение свободного падения у поверхности Земли.

Известно, что магометанский год привязан к лунному цик­лу и соответствует периоду времени, после которого Луна возвращается на исходную позицию. Если наблюдатель син­хронизирует начало эксперимента с положением Луны на не­бесном своде, то по достижении скорости света он обнаружит, что Луна вернулась на свое прежнее место. Подобная ситуа­ция очень напоминает положение путника, пытающегося дос­тигнуть края Земли. Усилия его неизменно завершаются воз­вращением в исходную точку, как бы в начальные условия эксперимента.

Луна является естественным спутником Земли и пролега­ние траектории ее движения существенно обусловлено силой земного гравитационного поля. Едва ли случайным является то обстоятельство, что достижение скорости света, изолиро­ванным в земном гравитационном поле наблюдателем, соглас­но принципа эквивалентности, приходится на период, равный (с большой точностью) лунному календарному году. Это об­стоятельство, указывает на существование пока еще неизвес­тной нам глубокой взаимосвязи между пространственно-вре­менной топологией земного гравитационного поля и характе­ристикой скорости прохождения светового сигнала в нем. Очень может быть, что значение скорости света в вакууме - 300000 км/сек не есть нечто абсолютное и универсальное для всей Вселенной. Весьма вероятно, что это значение выражает персональные метрические свойства только земного ПП-ВК и актуально исключительно для земного гравитационного поля.

Разумеется, это пока что свободное предположение, требую­щее серьезной проработки, однако для нас критически важно научится объяснять происхождение. Слишком точно и убедительно это равенство, чтобы быть обыкновенным совпаде­нием случайностей. И самое главное, если по Эйнштейну физи­ческие свойства четырехмерного пространства-времени обуслов­ливаются световыми постулатами, в их неприложной формули­ровке, то действительность может оказаться совершенно иной. Вовсе не исключено, что регистрируемая скорость света, в ваку­уме, является на самом деле выражением метрической структу­ры конкретного гравитационного поля, то есть конкретной уско­ренной системой отсчета.

Уникальность равенства состоит в том, что оно поз­воляет выводить известное нам значение скорости света, в ва­кууме, с помощью гравитационного потенциала земного пер­сонального пространства-времени.

Может случиться так, что нам придется отказаться от эйн­штейновских световых постулатов в их всеобщей категоричес­кой формулировке. За этим последует создание новой теории относительности, в которой общековариантность основных уравнений физики будет выполняться не за счет постоянства и одинаковости скорости света в любых координатных систе­мах, а наоборот - через изменение этой скорости. Во всяком случае, проблема скорости света, как опорное звено теории от­носительности, требует к себе самого пристального внимания.

Пока же нам ничего не остается, как строить свое мировозз­рение на основе эйнштейновских световых постулатов. Тем бо­лее, что земной персональный пространственно-временной кон­тинуум, в полной мере, отвечает их требованиям и позволяет полноценно описывать общую картину окружающего мира.

Борис Дмитриев



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта