Индивидуальность. Пути развития индивидуальности. Достижение личности Личные данные - что должно быть в этом разделе
Главная » Монтаж » Индивидуальность. Пути развития индивидуальности. Достижение личности Личные данные - что должно быть в этом разделе

Индивидуальность. Пути развития индивидуальности. Достижение личности Личные данные - что должно быть в этом разделе

Индивидуальные отношения [Теория и практика эмпатии] Курпатов Андрей Владимирович

Механизмы достижения индивидуальных отношений

Две основные тенденции, которые мы должны пояснить в настоящем разделе, рассказывающем о средствах, позволяющих (при прочих, уже названных условиях) достичь реальности индивидуальных отношений, звучат очень просто: осознание и сострадание. Однако, это не то и не другое, точнее – это нечто иное, нежели привычные нам «осознание» и «сострадание».

Осознание, которое мы имеем в виду, проще понять, если соотнести его с понятием «инсайта». Последнее, как известно, имело достаточно неоднозначное историческое прошлое, однако именно перипетии развития этого термина, взятые вместе, позволят нам понять суть искомого «осознания». В научный мир понятие инсайта ввел В. Кёлер в 1917 году, как результат своих исследований на обезьянах. Он наблюдал, как животные при решении какой-то задачи, оказавшись в своеобразном интеллектуальном тупике, безрезультатно используя некую стандартную стратегию, вдруг находили обходной путь, приводящий к правильному решению. В результате феномен «инсайта» многим показался столь очевидным, что этот термин моментально зажил своей жизнью во множестве школ и направлений, как психологических, так и психотерапевтических. Например, его с нескрываемым энтузиазмом подхватили гештальтисты, убедительно показывая: инсайт – это постижение целого, схватывание не отдельных элементов ситуации, а всей системы отношений сразу.

Впрочем, не следует забывать изначальное значение того слова, которое явилось прародителем современного «инсайта»: это английское insight, что дословно можно перевести как «проницательность» или, что самое интересное, – «проникновение в суть». Нетрудно заметить, что такая трактовка, при внешней схожести, серьезно отличается от позиции гештальтистов по данному вопросу. Но на этом несоответствии рано останавливаться. В психотерапии «инсайт» часто понимается как озарение, внезапное мгновенное постижение ситуации. Для психоанализа характерны, если так можно выразиться, «сухие» инсайты, в практике психологического консультирования «инсайт», напротив, тесно связан с «катарсисом» и достаточно бурным эмоциональным всплеском, своего рода потрясением. Для Я. Морено и, соответственно, психодрамы, понятие «инсайта» приобретает чуть ли не ключевое значение и теряет свою единичность, превращаясь из «инсайта» в перманентное «инсайтирование», в разворачивающееся во времени осознание. Нечто подобное, но в другом содержательном континууме предлагает нам Ф. Пёрлз в рамках своей гештальтпсихотерапии.

Осознание – это не единичный момент озарения, это длительный процесс последовательных внутренних изменений, который приводит к «переворачивавнию мира». Можно было бы сказать – переосмыслению, переоценке, но эти термины не раскрывают той полноты изменений, которые переживает личность, входящая в этот новый для себя континуум осознавания. Выводы, к которым личность приходит на этом пути, иногда являются диаметрально противоположны ее прежним взглядам и всегда отличны от предполагавшихся, ожидавшихся изначально. Неслучайно, осознание приводит не просто к постижению какого-то факта, но к перестройке всего мировоззренческого пространства, так или иначе связанного с рассматриваемым фактом. Осознание разрушает стереотипы, которые ответственны за «предполагание», поэтому перестройка оказывается действительно системной.

Поверхностные интерпретации различных теорий буддизма часто отводят «сознанию» в мировоззрении буддистов последнее место, что, конечно, не совсем так. Рассудочность, действительно, не в чести у буддистов, но осознанность, осознание занимают особое и крайне важное положение. Сознание стимулирует развитие, осуществляет его, но оно делает это не через интеллектуальное решение возникающих вопросов и задач (то есть, не через спекулятивную игру голыми идеями), а через столкновение с реальностью. И именно это, совершенно особое столкновение человека с реальностью порождает его новое мироощущение, но не сознание отдельно, само по себе, и не реальность, отделенная от ее сознавания. Удачливый на яркие аналогии Лама Анагарика Говинда уподобил сознание электрическому току, а реальность – вольфрамовой нити: сопротивление нити движению электрических частиц рождает свет. Реальность заставляет «вибрировать» сознание, сталкивающееся с ней, и чем чаще, чем явственнее эти столкновения, тем больше вероятность, что необходимый результат будет достигнут. «Когда эта вибрация достигает своей высшей точки, – пишет Лама Анагарика Говинда, – поток, струящийся ниже границ актуального или периферического сознания, прерывается и, как бы наталкиваясь на плотину, выходит из своих прежних берегов, превращаясь из потенциального состояние в состояние активности» 53 .

В своей знаменитой монографии «Основы Дзэн-Буддизма» Д. Судзуки словно повторяет за Говиндой: «Ищущий разум взволнован до предела в связи со своими беспощадными усилиями, но когда это беспокойство достигает кульминационной точки, разум рушится или взрывается, и вся структура сознания принимает совершенно иной вид. Это – постижение Дзэн. Вопрос, поиск, созревание и взрыв – таким образом развивается это переживание» 54 . Иными словами, гибель сознания, на которое частенько обращают внимание незадачливые западные исследователи, не есть отказ от сознания как такового, даже напротив, через осознание чего-то, ранее не замечавшегося, это приводит к рождению нового сознания. «Разум, который нигде не имеет убежища, – пишет Д. Судзуки, – есть не что иное, как “разум Будды”. Такой разум, нигде не обитающий, есть абсолютное настоящее, то есть оно нигде не имеет убежища, ни в прошедшем, ни в будущем, ни в настоящем: этот разум, конечно, совсем не то, что обычно о нем думают непробудившиеся до сатори» 55 . Далее Д. Судзуки подчеркивает, что сознание должно оказаться в умственном тупике и далее, сосредоточившись в одной точке, переживет свое перерождение. «Тупик – это выход», – как говорит один восточный афоризм.

Именно истинное философское противоречие, суть которого состоит в осознании очевидной невозможности сосуществования двух элементов в рамках одной системы, тогда как иначе они не могут быть рассмотрены, именно такое противоречие позволяет разрушить стереотипы восприятия и прикоснуться к истинной реальности, а не иллюзии, созданной нашим мышлением, по причине его закрыто-системности. Обычно, созерцая мир, мы осмысляем его, и он трансформируется («для-нас») в идеалистические формы, далее, что бы мы ни делали, мы пребываем в мире иллюзии. Пути постоянного становления реальности и нашего представления о ней расходятся в диаметрально противоположных направлениях, даже если мы постоянно сверяем их с реальностью.

Когда противоречие мир-мышление осознается, человек вдруг постигает, что устройство мира (другого, самого себя) – это сложнейшая, неповторимая система, прелесть которой именно в этой уникальности, невоспроизводимости и самое главное – самостоятельности, можно даже сказать – самостийности. Это подобно интеллектуальной катастрофе – энтропия стремительно растет, система трещит по всем швам, готовая рассыпаться, взорваться, дав тем самым жизнь новому, иному, скрытому за ней… Вот почему Д. Судзуки говорит об этом ищущем разуме, который взволнован до предела в связи со своими беспощадными усилиями. И только когда это беспокойство достигает своей кульминационной точки, разум рушится, и вся структура сознания принимает совершенно иной вид 56 .

Обычно мы наивно отождествляем мир и наше мировосприятие, но, осознавая это глубочайшее истинное противоречие, мы уже не можем более удерживать вечно рассыпающуюся дихотомию реальности и нашего ее понимания (над чем в типичной ситуации постоянно трудится наше сознание). В тот момент, когда осознаётся эта дихотомичность, иллюзия рассеивается и все встает на свои места. Освобождая от себя, своего давления мир (другого, себя), мы освобождаемся сами. Если мы позволяем ему быть таким, каков он есть, мы можем расслабиться и стать теми, кем мы и являемся.

Сильнейшее напряжение, которое всегда сопутствует нашему существованию, напряжение, необходимое для принудительного удержания в одной узде двух совершенно самостоятельных систем – нас и чего-то принципиально иного, противопоставленного нам, в момент такого просветления (в Дзэн оно именуется – «сатори») одномоментно исходит из нас. Происходит своеобразный энергетический взрыв, который можно, наверное, уподобить тому, что, согласно теории «большого взрыва», послужил рождению нашей Вселенной. Буддисты говорят о том, что так мы сбрасываем довлеющий покров майи и познаём реальность. Д. Судзуки говорит по этому поводу: «С самого начала нашей сознательной жизни нас приучили реагировать на внутренние и внешние явления определенным умозрительным и аналитическим образом. Практика Дзэн состоит в том, чтобы разрушить эти искусственные построения раз и навсегда и возвести новое сооружение на совершенно новом фундаменте» 57 . Старое здание – это «неведение», «авидья», а новое – «просветление» (самбодхи).

Никакая интеллектуальная работа, никакое индивидуальное сознание не способны повторить процесса реальности хотя бы потому, что не может увидеть его во всей полноте из-за ограничений, налагаемых способом своего существования, а потому выдумывает, создает, новый. Это подобно тому, как компьютер, даже если мы представим себе некую его совершенную версию, не способен повторить специфической мыслительной деятельности человека и поэтому предлагает свою, значительно отличающуюся от мыслительной функции человека. Вместе с тем, непредвзятое видение, синхронизирование собственного процесса с реальностью возможно. Такое видение мы называем эйдисическим, а восточные мыслители уподобили бы его своего рода медитации – «созерцанию», состоящему из интуитивных прозрений.

Итак, появление истинного противоречия разрушает банальное рассудочное мировосприятие, определяемое закрыто-системностью мышления. Все формулировки причинно-следственного характера, императивные, установки долженствования и тому подобные внутренние императивы теряют для человека свою прежнюю значимость. Напротив, постигается естественность данности, а значит, становится понятным и то, каковы должны быть собственные действия человека. Мир перекрашивается в иные краски, теперь это не зависимость и необходимость, а естественность и спонтанность.

Заметим попутно, что содержательно это переживание может быть «обставлено» как угодно. Религиозные формы, которые мы приводим здесь в качестве примера, просто более показательны, хотя с тем же успехом можно было разобрать переживания конкретного человека, когда тот же самый процесс содержательно выразился или в творчестве, или в профессиональном пространстве, или семейной жизни. Вне зависимости от содержательной обертки механизм всегда один и тот же.

В процессе развития личности эти противоречия-осознания (сатори) случаются не однажды. Так, например, осознание собственной исключительности – это то же своего рода сатори, но в отличие от того конечного, «основного», «последнего» сатори, о котором и пишут в книгах по духовным практикам, здесь все полно грубой, детерминирующей выводы содержательностью, подчас суждения такой личности можно принять даже за бредовую манию величия. Так что основной критерий того, самого важного сатори-противоречия, ведущего в реальность индивидуальных отношений, – бессодержательность его эффекта. Но не в меньшей степени важны и те промежуточные сатори, о которых шла речь. А для того чтобы задать им нужное русло в содержательности, мы всякий раз должны выявлять то, что осознанно человеком в качестве действительной ценности в результате такого очередного прозрения, и акцентировать именно это.

Осознание истинной реальности, реальности индивидуальных (сущностных) отношений происходит именно в тот момент, когда проявляется это базовое, системное противоречие. Реальность ощущается тогда, когда нечто рушится, сам момент падения и крушения – это момент соприкосновения с истинной реальностью, когда все становится ясно, понятно, светло. Ценность такого открытия в момент его проявления – абсолютна, потому что, кроме него, в этот момент ничего более не существует. Именно такого сжатого в единый комок, сосредоточенного в одной точке внимания требует от нас реальность. Только тогда, когда критическая масса наших усилий достигает необходимой величины, чаши весов приходят в движение, и мы переходим в мир истинной реальности индивидуальных отношений.

И чем могущественнее и величественнее разрушаемое здание, тем, как правило, отчетливей это соприкосновение с реальностью. По легенде, Гаутама Будда провел шесть лет в джунглях Урувелы, подвергая себя жесточайшему аскетизму, посвятив себя беспрестанным духовным исканиям. И можно только догадываться о том, как велик был его результирующий идеалистический концепт относительно «умервщления собственного тела и желаний», относительно «победы духовного над физическим». Разрушение этой сложной логической структуры перевернуло мировоззрение Будды, дало ему осознание непрерывной целостности и единства духовного и физического. «Я не смогу ничего достичь в области духа, если у меня не будет на то физических сил», – сказал Будда, удивившись собственному нехитрому, на первый взгляд, выводу, который, однако же, противоречил всем его сложным, логически выверенным установкам.

Это простая мысль потребовала огромной предварительной работы, но именно это сочетание сложности и простоты решения позволило ему правильно расставить приоритеты. И именно поэтому перед нами не заповедь чревоугодника, а откровение Будды – самым что ни на есть кардинальным образом отличается от привычного нам чревоугодника. Как говорит по этому поводу С. Радхакришнан: «Для Будды аскетизм означает не разрыв жизненных уз, а искоренение эгоизма» 58 . Итак, ценность осознания не в том, что осознано, и даже не в том, что человек пережил значительные мировоззренческие изменения, а в самом акте проникновения в суть истинных ценностей, которые, соединившись с сущностью человека, определяют теперь его деятельность. И именно это отличает осознание, о котором мы ведем речь, от просто интроецирования, пусть и формально правильных, но абсолютно пустых в таком случае умозрительных конструктов.

Впрочем, и это не является главным, заключительным моментом. Следующий диалог из традиции Дзэн прояснит это. Как-то одного дзэнского аскета спросили: «Как вы дисциплинируете себя в повседневной жизни?», на что тот ответил: «Когда я голоден, я ем, когда устаю – ложусь спать». «Но это делает каждый!» – удивился вопрошавший. «Нет, это совсем другое», – невозмутимо ответил аскет. «А почему же не то же самое?» – продолжал недоумевать спрашивающий. «Когда они едят, они не смеют есть, их ум наполнен всякого рода планами. Поэтому я говорю, что это совсем другое», – «разъяснил» аскет.

Итак, недостаточно только осознавать ценности и понимать истинное устройство мира и его отношения с человеком, недостаточно даже просто искренне действовать, исходя из истинных ценностей, нужно еще и принадлежать этому отношению с миром (а значит, и самим собой и другими людьми). Именно поэтому мы отметили, что в значении инсайта как осознания, наравне с «проникновением в суть», есть еще и вверение себя «целостности». Но это уже относится к реальности полных индивидуальных отношений, тогда как предыдущее изложение действительно и для неполных.

Трудно найти серьезный текст по восточной философии, который бы не обращался к понятию «абсолютного настоящего». Последнее помогает нам лучше понять те изменения в способе существования, которые характерны для индивидуальных отношений: в абсолютном настоящем времени нет, то есть способ нашего существования по сути аннигилируется, что, как мы помним, является критерием, неопровержимо доказывающим действительность индивидуальных отношений. Так вот, аскет из приведенного диалога говорит именно об этом абсолютном настоящем, без которого индивидуальные отношения невозможны, но которое необходимо удерживать. Здесь стоит заметить, что для нашей языковой среды, привычной семантики в этом смысле более подходящим является слово «теперь», а не «настоящее», на что указывает и Хайдеггер: «Настоящее – называя его само по себе, мы уже думаем также о прошедшем и будущем, о Раньше и Позже в отличие от Теперь» 59 . Достижение такой способности – быть Теперь – закрепляет осознание, теперь оно постоянно с нами, это не просто единичное внезапное и кратковременное инсайтирование, а принадлежность и этой целостности (согласно гештальтистам), и проникновение в суть (следуя дословному переводу «инсайта»), и переживание жизни (как у Я. Морено), и постоянное осознавание (гештальтпсихотерапия и другие).

Этим достигается полное растворение, но не в сущем , с полным самоуничтожением, как может предположить логик, а в реальности отношений . И это принципиально важно, поскольку, растворяясь, мы, казалось бы, теряем свою индивидуалистичность, но это, на самом деле, это вовсе не означает, что мы теряем себя. Уничтожение видимого и воспринимаемого не означает уничтожения как такового. Не случайно Будда называл мысль о том, будто бы Нирвана – это уничтожение, «дурной ересью». Обычно есть воспринимающий и воспринимаемое, такое «раздвоение, – говорит Д. Судзуки, – помогает нам прийти в контакт с реальностью, заставить ее удовлетворять наши физические и умственные потребности, но в действительности это никогда не затрагивает наших сокровенных интересов. Для удовлетворения последних реальность должна быть постигнута в непосредственном переживании» 60 отношений того, что обычно разделено надвое нашим сознанием, – воспринимающего и воспринимаемого.

То, что мы здесь называем «растворением», – это непосредственное переживание отношения. Именно принадлежность отношениям, а не тому, что стоит по его сторонам и как бы образует его, стирает грани. Это позволяет нам говорить о том, что в реальности полных индивидуальных отношений нет разделения на индивидуальные отношения с собой, другими, миром – они целостны и не дифференцированы, они полны .

Пребывание в «абсолютном настоящем» требует от нас полностью отказаться от всякого мира идей, оно избавляет нас от пут причин и следствий, а значит, избавляет и от страдания. Избавление от страданий – краеугольный камень буддийской философии, и, казалось бы, именно к нему сводится весь труд личностного развития и именно это является результатом заветного Пробуждения. Тот, кто именно таким образом понял буддизм, вправе обвинить его и в эгоизме, и низвержении этических начал, что, кстати, и сделал Н.О. Лосский в своей работе «Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция». Впрочем, его позицию, казалось бы, поддерживает не только этот вывод, но и совершенно «очевидная» внутренняя замкнутость восточного философа. Однако, подобные выводы поспешны.

Восточный человек, действительно, более интровертирован, нежели человек Запада, но сказать это, следуя К. Юнгу, на самом деле, не сказать ничего, или, по крайней мере, очень не многое. Если экстравертированность западного человека в ситуации неразрешимости его личностно-социальных проблем приводит его к глубокому кризису и, по сути, вынужденной интроверсии (о чем мы говорили, описывая ПЗМ), то восточная интроверсия, напротив, словно бы создана для служения другим. После того, как результат сосредоточенной работы восточного человека над собой будет достигнут, его интроверсия странным образом трансформируется в экстраверсию служения, которое становится эффективным и действенным. Неслучайно восточная традиция дала миру такое количество сподвижников-Учителей, которые неустанно проповедуют себя, свой психологический опыт и, исходя из него, идеи наставников, причем, проповедуют с радостью и чувством дарения этой радости слушателю и читателю. Эта «поздняя экстраверсия» восточного человека – по сути, осознанное служение другим.

В западной философии полная противоположность. Первоначальная, зачастую экзальтированная экстравертность быстро сменяется чувством разочарования и последовательным уходом в себя. Измученные, страдающие люди передают нам боль своего страдания: Лейбниц, Паскаль, Шопенгауэр, Ницше, Шелер… Речь наших мыслителей (слово, обращенное к другому) чем дальше, тем более становится туманной, запутанной, все менее понятной, зачастую маловразумительной, конструкциями ради конструкций. Нет этой внутренней потребности нести знание, передавать опыт, делиться . Кажется, что все сводится в конечном итоге к поиску и перепрятыванию кладов. И много ли толку от такой «экстраверсии»?

Восточные Учителя – те, кто прошел этап подчас тотальной интроверсии, чтобы вернуться в мир, став идеальным помощником в духовном становлении других живых существ: «Священная Дхарма, – пишет В. Эванс-Вентц в книге “Тибетская йога и тайные доктрины”, – раскрывает Человечеству Бодхический вид Пути и высшее учение о том, что Те, которые завоевали право на свободу от дальнейшего мирского существования, должны отказаться от этого права и продолжать воплощаться для того, чтобы Их Божественная Мудрость и Опыт не были утеряны для этого мира, а были использованы для приближения всех просветленных существ к тому же Состоянию Освобождения.» «Тот, кто достиг состояния Арханта, обычно переходит к Нирване. Если, однако, он берет обет не принимать Нирвану, пока каждое чувствующее существо не будет спасено, встав на тот же самый Великий Путь, который он уже прошел, и таким образом становится Бодхисаттвой (или “Просветленным Существом”), он будет сознательно вновь принимать плотское тело в качестве Божественного Воплощения, Нирманакайа». «Человек должен выбирать путь Бодхисаттв, Господов Сострадания, а не жизнь, как делает толпа в преследовании иллюзии, и быть тружеником для освобождения существ, кармически скованных Цепью Неведения» 61 .

Идея целостности – одна из центральных в философии буддизма. Только тогда, когда каждое живое существо достигнет просветления, – целостность Нирваны действительно ис-полнится. До тех пор, она, будучи собой, не является целой, она, в своем роде, ущербна, пока в мире есть хоть одно страдающее существо. Невозможно единичное полное достижение высшего религиозного идеала, и поэтому каждый, кто достиг Просветления, стремится своим служением помочь другим дойти до этой ступени. «Я беру на себя груз всех страданий, – говорит в своей клятве бодхисаттва, – я буду нести их. Я не поверну назад, не побегу и не задрожу. Я не боюсь, не уступлю, не поколеблюсь. Почему же? Потому что Освобождение всех существ – мой обет. Я тружусь для того, чтобы среди существ утвердилось царство знания. И заинтересован я не только в своем собственном спасении. Всех существ я должен спасти из океана сансары, мною – носителем совершенного Знания» 62 .

Идея служения в буддизме, как мы видим, имеет огромное значение. Но что это за служение? Гаутаму Будду на путь прозрения, согласно легенде, подтолкнули встречи с четырьмя случаями страдания. «Мир полон страдания», – понял будущий Будда, а на тот момент – царственный принц, живущий в роскоши, не зная ни смерти, ни болезней, ни нищеты. Но и после того, как Гаутама достиг Пробуждения, идея страдания осталась центральной, хотя превзошла прежнюю свою форму: прежде лишь ощущавшееся со-страдание соединило в себе страдание со служением каждому конкретному человеку ради преодоления этого страдания в общей целостности Нирваны.

Мир исполнен страданием. Но, как сказал один монах Дзэн, «наше обожание цветов не мешает им увядать, а наша антипатия к сорнякам не мешает им процветать», а потому его невозможно исчерпать его же средствами – одним лишь состраданием. Однако, сострадание способно указать нам путь, по которому следует идти, дорогу помощи. До той поры, пока мы раздвоены, всякие попытки окажутся тщетными, сострадание станет спасительным только тогда, когда оно родится не в реалиях формальных отношений, знакомых всем нам, но лишь в индивидуальных отношениях с другим человеком. Сострадание к боли, в болезни, в беде и даже в смерти – это естественная и нормальная реакция достойно воспитанного человека, однако только сострадание человеку в его душевных терзаниях – есть подлинная ценность.

Первое, воспитанное в нас сострадание, является, благодаря самому этому факту своей «воспитанности» (привитости, привнесенности), по сути, формальным. Второе же, идущее изнутри, свидетельствующее о большой внутренней работе, – это истинное, сущностное сострадание, которому и учил Будда. И это истинное сострадание – подлинная экзаменовка духа, подлинная проверка истинности стремления человека к реальности индивидуальных отношений, подлинное испытание проповедуемой им ценности индивидуальных отношений.

Таким должен быть специалист, оказывающий психотерапевтическую помощь, причем вне зависимости от своей «конфессиональной принадлежности» – гуманист он, психоаналитик или бихевиорист. Вот какие слова принадлежат классическому психоаналитику Ральфу Гринсону: «Когда пациент так страдает, не только естественно, но и необходимо проявить сострадание». «Аналитик должен быть личностью, которая может сопереживать и сочувствовать, искренне и просто, но не теряя самообладания». «Просто необходимо постоянно помнить о том, что пациент – это не просто человек, поставляющий материал для анализа, но и страдающий невротик» 63 .

Сострадание – это и проявление индивидуальных отношений, и, отчасти, механизм их возникновения, и, что, может быть, самое важное, способ их «укрепления» (хотя, конечно, данный термин вряд ли подходит для оценки состояния несодержательной реальности). Так или иначе, но сострадание, действительно, делает индивидуальные отношения все более и более полными – в них появляется не только изначальный (само-смысл), но и последующий, «объективный» смысл, поскольку именно в них мы получаем возможность, сострадая, избавляться от страданий и избавлять от них. Сострадание, как своего рода плотина, удерживает, до поры до времени, то, что достигнуто сознаванием, но далее, когда это служение достигает критической точки, просто погружает человека в это состояние сознавания, чем избавляет его и от страдания, и от страха бессмысленности собственного существования.

В своей книге «Путь к сердцу мудрости» Д. Голдстейн и Д. Корнфилд пишут: «Усвоение идеи випассаны на Западе началось с акцента на внутренней медитации и трасформации на индивидуальной основе. Буддийские учения имеют акцент на другом аспекте – на следовании путем соединения своего сердца с миром действия . Их самые первые универсальные принципы содержат основные моральные требования и призыв к культивированию щедрости. Это фундамент для любой духовной жизни. Кроме этого, буддийская практика и вся древнеазиатская традиция зиждутся на духе служения. Некоторым служение может казаться просто дополнением к их внутренней медитации. Однако служение есть нечто большее: оно является проявлением зрелой мудрости в духовной жизни. Понимание этого духа служения и всеобщей взаимосвязи возрастает с возрастанием глубины мудрости. Для многих людей служение и отдавание (дарение) с широко открытым сердцем становятся самим средством их освобождения и принимаются ими как их индивидуальная тропа практики» 64 .

Впрочем, что там до неверного понимания буддизма… Этого младенца в какой-то момент вместе с водой выплеснули и из христианской купели. За дидактической стройностью церковной концепции как-то совершенно позабылась главная идея Нового Завета – идея служения Бога человеку. Христос умирает на кресте за человека, за человечество, за его грехи. И что это, если не пример для подражания, не идея о служении конкретному человеку, с его слабостями и пороками, но доведенная до своей высшей, абсолютной степени? Отсюда, эти слабости и пороки человека – не повод для осуждения, а лишь свидетельство о том, что он нуждается в помощи. Но этот вывод в доктрине как-то не прижился, и все закончилось самоуничижением, переходящим в нотации, и нотациями, переходящими в самоуничижение.

К счастью, дела творятся реальностью, а не рассудком, человеком, а не доктриной. Может быть, поэтому на Руси таким почетом и уважением пользовались «старцы», которые одно время даже испытывали гонения официальной церкви. А старцы осуществляли и тем самым проповедовали именно христовый подвиг служения человеку. Одним из самых известных и почитаемых на Руси старцев был Серафим Саровский. «Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, – говорил он, – столько не хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего» 65 . Этому же он и учил после долгих лет столпничества, пустынножительсва и затворничества, когда «жизнь его поменяла новое направление: если прежде он заботился о спасении своей души, а забота о ближних состояла в горячих молитвах за весь мир, то теперь настала пора посвятить себя подвигу душеспасительного назидания паломников» 66 .

В литературе поразительный образ старца создан в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» – образ старца Зосимы. Вот как характеризует его наш учитель О.Н. Кузнецов в своей работе «Достоевский о тайнах психического здоровья»: «Зосима предстает почти как профессиональный психотерапевт с богатым опытом, все ждут от него “совета и врачебного слова”. Старец – человековед, в совершенстве владеющий методами психотерапевтического воздействия, гибко меняющий их в зависимости от личностных особенностей каждого страждущего» 67 . То есть, речь идет о прямом сущностном участии, истинной заботе, выраженной в подлинном сострадании. Не имея возможности достучаться до агрессивно настроенного Дмитрия Карамазова, Зосима просто встает перед ним на колени. «Я не ему, я страданию его поклонился», – объяснит потом старец свой поступок. Да, изучение же доктрины, сколь бы ревностным оно ни было, не идет ни в какое сравнение с тем простым актом служения, на который способна личность, открывшаяся для реальности индивидуальных отношений. Доктрина же не способствует тому, чтобы, говоря словами Бергсона, «Бог действовал через душу и в ней» 68 .Раздел второй: Феноменология индивидуальных

Глава восьмая Способ достижения индивидуальных отношений Этапы развития индивидуальных отношений Способность к индивидуальным отношениям – есть, по сути, характеристика уровня развития личности человека (в том смысле, в котором этот процесс понимается психософией).

автора

Этапы развития индивидуальных отношений Способность к индивидуальным отношениям – есть, по сути, характеристика уровня развития личности человека (в том смысле, в котором этот процесс понимается психософией). Иными словами, человек способен на то или иное качество

Из книги Индивидуальные отношения [Теория и практика эмпатии] автора Курпатов Андрей Владимирович

Раздел третий: Виды индивидуальных отношений Глава девятая Индивидуальные отношения с самим собой …наше собственное бытие – или то, что с ним связано, – представляется нам лишь тогда подлинно реальным и – тем самым – «понятным», когда мы сознаем его осмысленным. С.Л.

Из книги Игры, в которые играет "Мы". Основы психологии поведения: теория и типология автора Калинаускас Игорь Николаевич

Структура дуальных отношений, или отношений полного дополнения Этому виду отношений А. Аугустинавичюте уделяла особое внимание. По сути, квинтэссенция ее теории интертипных отношений вполне выражена работой «О дуальной природе человека». В ней А. Аугустинавичюте

Из книги Управляющий мозг [Лобные доли, лидерство и цивилизация] автора Голдберг Элхонон

Нейропсихология индивидуальных различий Сравнение функции нормального и аномального мозга было главной задачей нейропсихологии. Всегда считалось, что заболевание мозга может принимать различные формы, каждая из которых соответствует определённому неврологическому

Из книги Психология обмана [Как, почему и зачем лгут даже честные люди] автора Форд Чарльз В.

Эгозащитные механизмы - механизмы психологической защиты Механизмы эгозащиты впервые были описаны Анной Фрейд (1936–1966). Не все психологи и психиатры принимают психоаналитические концепции и идею активного бессознательного. Д. Хамлин (1985), профессор философии

Из книги Сновидения, гипноз и деятельность мозга автора Ротенберг Вадим Семенович

Самовосприятие («образ Я») и психологические механизмы зависимых отношений Я все понимаю, Но Вам это лучше не знать. Почти как немая Вы силитесь что-то сказать. Нельзя мне помочь Вам Уж лучше я буду жесток, Чтоб зыбкая почва Совсем не ушла из-под ног. Все на

Из книги Женщина. Учебник для мужчин. автора Новоселов Олег

Из книги Женщина. Учебник для мужчин [Вторая редакция] автора Новоселов Олег

2.1 Культурные наслоения и компенсационные механизмы. Религии как системы противодействия стадным инстинктам и балансировки межполовых отношений Лучше всего обращаются в ислам язычники, хуже - христиане и вообще никак - иудеи. Пророк Мухаммед С уровнем стада и

Из книги Женщина. Руководство для мужчин автора Новоселов Олег

2.1 Культурные наслоения и компенсационные механизмы. Религии как системы противодействия стадным инстинктам и балансировки межполовых отношений Лучше всего обращаются в ислам язычники, хуже – христиане и вообще никак – иудеи. Пророк Мухаммед С уровнем стада и

Из книги Интегральные отношения автора Учик Мартин

Характеристики индивидуальных холонов В следующих абзацах мы обсудим три уникальные характеристики, которые присущи исключительно индивидуальным холонам и важны для формирования социальных холонов, таких как любовные отношения:Индивидуальные холоны обладают одной

Из книги Избранные работы автора Наторп Пауль

Индивидуальность рассматривается в психологии как вершина развития личности. До­стижение индивидуальности означает наиболее полную реализацию психического потенци­ала индивида, в результате чего человек превращается в уникальное явление, единственное и неповторимое существо в ряду себе подобных.

Уникальность предполагает не только непохожесть на других, но также качественно новую значимость человека, его особую ценность для сообщества людей. Эта ценность определяется тем, что человек-индивидуальность содержит в себе качества, обеспечиваю­щие оригинальные решения общечеловеческих проблем. Такой человек всегда ценен для общества, потому что он видит новые перспективы его развития.

В то же время уникальность выделяет и отделяет человека от других, что становит­ся предпосылкой его одиночества, которое переживается как негативная сторона жизни.

Индивидуальность с трудом находит понимание со стороны окружающих людей, потому что человек-индивидуальность думает, говорит и поступает не так, как все, а это нарушает взаи­моотношения в человеческом сообществе. Человек «не такой, как все» воспринимается в пси­хологическом контексте как «не наш». Он вызывает раздражение и отвергается. Вокруг него возникает атмосфера всеобщего нерасположения со стороны людей «обычных» и жесткой конкуренции со стороны других индивидуальностей. Жить при постоянном нерасположении со стороны окружающих людей - это тяжелое испытание для любого человека.

Выход из этого противоречия человек вынужден искать сам.

Это предполагает обращение к себе как самодостаточному человеку, Связано это с самосознанием и самоотношением человека. Здесь важно для каждого из нас достигнуть эффекта тождественности самому себе. Эта проблема обозначена в психологической науке как проблема самоидентификации.

Достижение самотождественности предполагает самореализацию психического по­тенциала человека в его общественно полезной деятельности, что связано с ощущением состоявшейся личности и чувством собственного достоинства, которое не в последнюю очередь обусловлено превосходством одного человека над другими. Однако стремление к превосходству ставит человека в позицию соперника по отношению к другим людям, в ре­зультате чего возникает состояние повышенной напряженности. А здесь кроется еще один источник конфликтных отношений и с окружающими людьми, и с самим собой. Выход из этого состояния может быть найден через трудоемкий процесс самосовершенствования.

Самосовершенствование предполагает концентрацию психической и физической энер­гии человека на преодолении собственных недостатков, на поиск и реализацию внутренних резервов. Постоянное обращение к себе посредством внутреннего диалога позволяет чело­веку шаг за шагом убедиться в своих возможностях и соответствии их своим притязаниям. Уменьшение разрыва между ними лежит в основе чувства самодостаточности и достижения тождественности самому себе.

Однако осознание этого разрыва порождает одновременно чувство неудовлетворенно­сти собой и обстоятельствами жизни. Неудовлетворенность собой стимулирует активность человека в отношении к себе, а неудовлетворенность обстоятельствами - в отношении к условиям жизни. И в том и в другом случае человек вынужден совершать преобразователь­ную работу, если он хочет достигнуть внутренней гармонии и личного счастья.

Следовательно, индивидуализация - это многотрудный путь человека к самому себе. На этом пути он открывает миру свой субъектный потенциал, заключенный в его способ­ностях и характере - основных результирующих компонентах психологической структуры личности. Поэтому индивидуализация приводит к обнаружению талантов и незаурядных характеров человека. В свою очередь, они проявляются в своеобразном стиле поведения и деятельности, по которым мы с наибольшей убедительностью различаем друг друга как индивидуальности. Например, писателей-классиков трудно спутать по стилистике их пись­менной речи, а живописцев по манере письма. Тексты и картины классиков нами легко угадываются именно в силу их ярко выраженной индивидуальности, то же самое можно сказать о музыкальном искусстве и архитектуре.

Итак, индивидуальность человека проступает в субъектных качествах его способностей, характера, стиля поведения и деятельности, в опредмеченных результатах его труда. Но вместе с тем возникает вопрос об индивидуализации объектных качеств человека. Про­исходит ли индивидуализация его телесной организации? И если да, то в чем она про­является? Иными словами, запечатлевается ли субъектная индивидуализация во внешнем облике человека?

Задаваясь этим вопросом, мы сталкиваемся с проблемой распознавания человека по его антропологическим признакам и конституциональным особенностям его внешнего об­лика. В практической плоскости этой проблемой более других озабочена криминалистика, которая занимается вопросами опознания преступников, жертв, свидетелей. Она формули­руется как проблема идентификации участников происшествия по элементам их внешно­сти. Это нашло отражение в «словесных портретах», а также в дерматоглифике, изучающей дактилоскопические узоры кожи на пальцах и кистях рук.

В настоящее время антропологическая медицина пытается установить связи между дактилоскопическими узорами руки и предрасположенностью человека к различным видам заболеваний.

Для психологии важен факт неповторимости дактилоскопического узора, который мож­но рассматривать как выражение генетически обусловленной индивидуальности человека в ряду его объектных особенностей. Однако установить прямую зависимость способностей и характера человека от своеобразия кожных узоров на руке человека оказывается весьма проблематично, хотя хиромантия как гадание по руке это делает с завидной легкостью. Наука отвергает достоверность подобных предсказаний.

Тем не менее, дактилоскопия полностью себя оправдала в рамках проблемы опознания людей. В то же время криминалистика не оставляет без внимания лицо человека, особен­ности его строения (пропорции). Разрабатываются специальные технологии антропологиче­ских измерений и расчетов пропорциональных отношений между элементами лица человека.

В этом деле имеется значительный прогресс благодаря трудам антрополога М. М. Ге­расимова, который разработал точнейшую технологию восстановления лица по черепу. Благодаря этой технологии были восстановлены лица многих исторических личностей. На­пример, в числе недавних работ экспертов-антропологов можно отметить восстановление по останкам черепа внешности Николая II, что позволило идентифицировать его личность и место предполагаемой гибели.

Особый интерес для психологии развития индивидуальности представляет явление асим­метрии левой и правой половин лица. На это обращал внимание М. М. Герасимов, который связывал асимметрию лица с индивидуализацией внешнего облика. Асимметрия лица усили­вается с возрастом человека, и обусловлено это не только изменениями костной основы, но и функциональной асимметрией парных органов человеческого тела, в том числе дифферен­цированной работой левого и правого полушарий человеческого мозга. Б. Г. Ананьев считал проявление яркой асимметрии в человеке признаком высокого уровня его индивидуализации. Исследования этой проблемы позволяют считать данную гипотезу устоявшимся научным по­ложением, которое открывает обнадеживающие перспективы для разработки практической диагностики индивидуализации личностного роста и психологического развития человека.

Другим важнейшим показателем объектно-субъектной индивидуализации человека, об­наруженным в моих опытах на опознание людей по фотографиям, является экспрессия лица, заключенная в его мимике. Наиболее успешные испытуемые при опознании лиц ссылались на выразительные особенности мимики. Эта выразительность определялась эмоционально окрашенными словами с очевидной психологической нагрузкой. Например, грустное, злое, веселое лицо и т. п. Это свидетельствует о том, что наиболее надежными признаками иден­тификации человека при опознании выступают экспрессивные компоненты его внешнего облика. Именно в них заключена предельно возможная индивидуализация объектных осо­бенностей человека. Но вместе с тем в них включены данные о психологических качествах субъектного содержания. Это свидетельствует о более целостном отражении человека при опознании, что и обеспечивает высокий уровень эффективности этого процесса.

Экспрессия мимики и пантомимики человека содержит в себе не только объектное своеобразие личности, но и приобретенные субъектом черты выразительного поведения. Она воспроизводит в себе объектно-субъектную целостность человека и служит надежным признаком его индивидуализации.

Индивидуальность - единичное явление в человеческом сообществе. Если в телесной организации каждый человек рождается с признаками индивидуальности, то психическая организация человека на уровне качественного проявления достигает индивидуальности в результате многотрудного развития телесно-психического потенциала в целом. На этом пути человек преобразует свои индивидные свойства через типологизацию своей лично­сти в качестванеповторимого субъекта социального взаимодействия, совместной жизне­деятельности людей, общения, труда, познания и других форм человеческой активности. В результате он достигает тождества с самим собой, что представляет собой конечную цель его бытия.

Уровень притязаний и уровень достижений личности

С возрастом у каждого из нас появляется какая-то оп-ределенная область знания или практики, наиболее для нас существенная, интересная, соответствующая, как мы считаем, нашим потребностям, склонностям, способнос-тям, деятельность в этой области воспринимается как весь-ма социально значимая, а успехи в осуществлении этой деятельности переживаются нами как личностно значи-мые. С.Л. Рубинштейн говорил так об этом: «Я очень люб-лю пение, с величайшим удовольствием слушаю и очень ценю хороших певцов, но никто не уязвит меня, если взду-мает сказать, что я не умею петь. Я это сам отлично знаю и как ни люблю прекрасный человеческий голос, особен-но не страдаю от сознания, что сам им не обладаю. Но для человека, избравшего профессию певца, но для юноши, который мечтает именно на этом поприще завоевать себе славу, такое сознание было бы убийственным» 1 .

Самооценка человека в решающей степени складыва-ется на основании успеха или неуспеха в значимой для

1 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологиии. - М., 1946. - С. 568.него деятельности и формирует тот или иной уровень при-тязаний личности на достижения в этой области. Реализо-ванный в деятельности уровень притязания личности ук-репляет ее самоуважение, нереализованный - разрушает или не дает возможности вообще сформироваться.

Американский психолог У. Джеймс вывел формулу са-мооценки, которую обозначал термином «самоуважение»: «Наше довольство собой в жизни, - писал он, - обуслов-лено всецело тем, к какому делу мы себя предназначаем. Самоуважение определяется отношением наших действи-тельных способностей к потенциальным, предполагаемым - дробью, в которой числитель выражает наш действи-тельный успех, а знаменатель - наши притязания:

При увеличении числителя или уменьшении знамена-теля дробь будет возрастать» 1 .

Таким образом, уровень самоуважения порождается 1 двумя противоположными тенденциями: тенденцией под-держивать свою самооценку, свой успех в деятельности на как можно более высоком уровне; тенденцией снижать свои притязания, чтобы не потерпеть неудачи и тем самым не нанести ущерба привычной самооценке. Умение «прими-рить» эти тенденции и в ходе конкретной деятельности реалистически отнестись к себе, к своим достижениям -одно из важных условий эффективности деятельности и развития личности. От уровня достижений в деятельности зависит уровень притязаний личности. Поэтому так важ-но, чтобы уровень достижений соответствовал реальному вкладу труда и творчества человека в деятельность, тогда уровень притязаний его будет оправдан. В противном слу-чае притязания будут формироваться как бы на «пустом месте», что может привести человека к разочарованию не только в деятельности, но и в себе самом, к нервному срыву и т.д. «Если ты что-нибудь делаешь, - говорил Л.Н. Толстой, -делай это хорошо. Если же ты не можешь или не хочешь делать хорошо, лучше совсем не делай». Эту же мысль высказывал Г. Лихтенберг: «Остерегайся занять благодаря случайностям пост, который тебе не по плечу,

1 Джеймс У. Психология. - М., 1991.чтобы не казаться тем, чем ты не являешься на самом деле».

Еще на один аспект отношения человека к деятельности и к себе в этой деятельности необходимо обратить внима-ние: успех и неуспех могут быть поняты по-разному - или как чисто личный успех или как успех коллектива, успех общественного дела. Это зависит от мотивов деятельности: во имя чего человек работает. Великие люди потому, навер-ное, и становятся великими, что думают об успехе дела, которым они поглощены, а не о своем успехе и даже не о своей судьбе. Например, оставляя Москву без боя в 1812 г., вопреки мнению большинства русских военачальников, вразрез с требованиями царя и правящих сфер Петербурга, мало того, вразрез с голосом большинства армии и народа, М.И. Кутузов рисковал своим личным успехом полковод-ца, своей репутацией. Бессмертное величие М.И. Кутузова в том, что он не испугался страшной тяжести взятой на себя ответственности и сделал то, что по совести считал единственно правильным 1 .

1.5. Основные виды деятельности

Основным, исторически первым видом деятельности человека является труд. В процессе онтогенеза возникают игровая и учебная деятельности, связанные с трудом и про-изводные от него. Каждый из этих видов деятельности име-ет свою структуру, свои психологические особенности, свое целеназначение и реализуется в конкретных видах челове-ческой деятельности: художественной, производительной, спортивной, инженерной, педагогической, научной, прак-тической, в сфере нравственности, религии и пр.

Все основные виды деятельности - игра, учение, труд -присутствуют в жизни каждого человека, в недрах этих де-ятельностей происходит развитие психики и личности. Все эти основные виды деятельности не изолированы друг от друга, они взаимодействуют, обогащают друг друга, созда-вая тем самым новые перспективы развития личности, их осуществляющей. Но на каждом возрастном этапе требует-ся особое соотношение этих деятельностей как в плане их представленности, так и в плане их содержания. Одни дея-тельности имеют на данном этапе онтогенеза большее зна-

1 Теплое Б.М. Ум полководца // Избранные труды: В 2 т. - М., 1985. -Т. 1.-С. 253.чение для развития личности, другие - меньшее. А.Н.Ле-онтьев ввел понятие ведущей деятельности.

Ведущей называется деятельность, в наибольшей степе-ни способствующая развитию психики и личности ребенка на данном возрастном этапе. Ведущая деятельность обус-ловливает главнейшие изменения в психических процессах и психологических особенностях личности ребенка на дан-ной стадии его развития.

Для ребенка дошкольного возраста ведущей деятельно-стью является игра, для школьника - учебная деятельность, для взрослого - труд. Игровая и учебная деятельность со-здают условия для развития способностей и личности ре-бенка, обеспечивающих ему возможность достойного вхож-- дения в трудовую деятельность взрослых.

Вопросы и задания

1. Что такое деятельность?

2. Какая деятельность называется ведущей и почему?

3. Как связана деятельность со знаниями и умениями?

4. Всегда ли переживание успеха в какой-либо деятельности соответствует ее результату?

5. Какими способами учитель может поддержать успешную деятельность школьника?

Тема 2 ЛИЧНОСТЬ

Личность, индивид, индивидуальность. Личность и социальные роли. Самосознание личности, «Я-концепция». Механизмы психологической защиты личности.

2.1. Личность, индивид, индивидуальность

Вопрос о том, что такое личность, какого человека мож-но назвать личностью - один из центральных не только для психологии, но и для философии, литературы, религии -практически для всех отраслей гуманитарного знания.

В психологии понятие личности является одним из ос-новополагающих. Личность, - писал С.Л. Рубинштейн, -образует «основу, изнутри определяющую трактовку пси-хики человека в целом. Все психические процессы состав-ляют психическое содержание жизни личности. Каждый вид психических процессов вносит свой специфический вклад в богатство ее внутренней жизни» 1 . С другой стороны, - под-черкивал он, - и все «психические процессы... протекают в личности, и каждый из них в своем реальном протекании зависит от нее» 2 .

Понятие «личность» соотносится с такими понятиями как «индивид», «индивидуальность». Из этих понятий «че-ловек» - самое широкое и общее, все остальные включа-ются в него.

Понятие «индивид» может относиться и к человеку, и к животному. Человек как индивид представляет свой био-логический род, род Homo sapiens , «человек разумный». Индивид является носителем врожденных свойств и тех, которые получены, приобретены в ходе развития. Основ-ные характеристики индивида - активность, целостность, устойчивость и специфичность взаимодействия с окружа-ющим миром.

Понятие «индивидуальность» подчеркивает неповтори-мое своеобразие человека, то, в чем он отличен от дру-гих, а также в определенной степени указывает на выра-женность этого отличия. Недаром мы говорим, «яркая ин-дивидуальность», «у него нет никакой индивидуальности».

Это же можно сказать и о понятии «личность». В повсе-дневной жизни мы часто говорим: «Это личность», «Она -сильная личность», «Он - не личность», оценивая таким образом своих близких, знакомых или героев книг, филь-мов. Говоря так, мы выделяем прежде всего цельность чело-века, его способность занять некое, только ему присущее место в обществе, в мире других людей, умение управлять собой, своим поведением и своим развитием, оказывать влияние на других людей.

Обратите внимание на то, что если понятие «индивид» не несет в себе никакой оценки, то понятия «индивиду-альность» и «личность»» подчеркивают, выделяют неко-торые особые присущие человеку качества, выражает вы-сокий уровень его развития.

Именно поэтому многие психологи подчеркивают, что «индивидами рождаются, а личностью становятся» (А.Н. Ле-онтьев, В.В. Давыдов). «Личность, - подчеркивал А.Н. Ле-

1 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1946. - С. 618. 2 Там же. -С. 617.онтьев, - есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека» 1 .

Какого же человека можно назвать личностью? Л.И. Бо-жович отвечала на этот вопрос так: «Человек, являющийся личностью, обладает таким уровнем психического разви-тия, который делает его способным управлять своим пове-дением и деятельностью... Личность, достигшая полного раз-вития, характеризуется наличием собственных взглядов и отношений. Собственных моральных требований и оценок, делающих человека относительно устойчивым и независи-мым от ситуативных воздействий среды. Необходимой ха-рактеристикой личности является особая форма ее актив-ности, связанная с наличием иерархического строения мо-тивационной сферы; человек, достигший такого уровня психического развития, способен действовать, не только следуя непосредственным побуждениям, но и в соответ-ствии с сознательно поставленными целями и принятыми намерениями. Иными словами, для личности становится ха-рактерной активная, а не „реактивная" 2 форма поведения» 3 .

Таким образом, человек, достигший уровня личности, обладает определенной иерархией мотивов, т.е. способен подчинять низшие мотивы высшим, преодолевать непос-редственные побуждения ради высших, т.е. действовать опосредованно. Он относительно независим от внешних воз-действий и ведет себя в соответствии с собственными, самостоятельно, сознательно выработанными целями и намерениями.

Если понятие «индивид» соотносится с понятиями «дру-гие индивиды», понятие «индивидуальность» - «другие люди», то понятие «личность» - не только с понятиями «другие личности», но и «общество», «социум». В понятии «личность» подчеркивается социальный характер жизни че-ловека. Личность - «социальный человек», человек в мире других людей.

Черты человека как индивидуальности могут проявлять-ся в особенностях темперамента, характера, интересах, потребностях, способностях. Они могут быть социально значимы и социально нейтральны. Например, способность к живописи может стать социально значимой, если чело-

1 Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. - С. 176.

2 Реактивное действие, поведение - действие, поведение, возника-ющие в ответ на то или иное воздействие извне.

3 Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. -М., 1968.-С. 421.век становится художником, и может остаться нейтраль-ной, если он рисует для себя, для своего удовольствия и никому своих картин не показывает.

Человек как личность является носителем исторически выработанных и общественно, социально значимых ка-честв, форм поведения, деятельности. Качества личности, черты личности всегда значимы для других людей. Напри-мер, доброта - качество личности, потому что она всегда направлена на других людей, а значит, и на общество в целом. Различные стороны, черты личности воспитывают-ся, целенаправленно формируются.

Многие ученые (А.В. Петровский, В.А. Петровский и др.) считают, что человек является личностью настолько, насколько он значим для других людей, насколько он спо-собен отдать, передать себя другим людям, оставить в них свой след. Только так он становится значимым и для себя. То, насколько человек значим как личность, во многом зависит от особенностей его деятельности, реализуемых в ней ценностей, смысла, которые эта деятельность имеет для каждого из тех, кто ее осуществляет.

Пользуясь определением известного французского писателя А. де Сент-Экзюпери, можно сказать, что лич-ность - «человек как узел связей». Связи личности мо-гут далеко выходить за пределы ее непосредственного окружения, соотноситься с обществом, с миром лю-дей вообще.

Именно это определяет активность личности - ее спо-собность производить значимые изменения в окружающем мире и самом себе. Человек рассматривает себя как источ-ник и причину своего поведения, своего развития. Счита-ет себя хозяином собственной жизни. Это обеспечивает. устойчивость и последовательность его поведения.

2.2. Личность и социальные роли

Слово «личность» в западных - английском, французс-ком, немецком - языках первоначально означало маску в древнегреческом театре, которую надевал актер, исполняя роль. Этот же смысл содержится и в русском слове, от кото-рого образовано слово «личность», - «личина». По словарю В. Даля, значение слова «личина» - «накладная рожа, харя, маска... Ложный, притворный вид, лукавое притворство» 1 .

1 Даль В. Толковый словарь: В 2 т.- М., 1955. - Т. 2. - С. 259.Это послужило основанием для представлений о том, что «личность» - маска, которую человек надевает на себя, исполняя некоторую роль для общества, для близкого ок-ружения (семьи, друзей), даже для самого себя. И эта маска часто скрывает его истинные черты, то, что он представляет собой на самом деле. Это положение легло в основу теории личности как носителя социальных ролей.

Согласно этой теории, таким образом, человек может в семье играть роль сына, в школе - ученика, в компании друзей - вожака, лидера. Роль формирует определенные ожидания со стороны других, определяя, как должен вес-ти себя носитель («исполнитель) той или иной роли, она формирует его действия.

Против этой теории выступили многие психологи, под-черкивавшие, что личность не может быть сведена к сум-ме «исполняемых» ею ролей и это не «маска», за которой человек «прячет» свою истинную сущность. Личность со-знательно принимает и исполняет определенную соци-альную роль, относясь к ней и преобразуя ее. Социальные роли есть формы реализации личности.

В психологии существует множество теорий личности. Представления о личности в отечественной психологии личности основываются на том, что личность нельзя рас-сматривать «как индивида, обладающего психофизиоло-гическими и психологическими особенностями, изменен-ными в процессе его адаптации к социальной среде». Ее следует рассматривать как новое качество, порождаемое движением системы объективных общественных отноше-ний, в которое вовлекается его деятельность. Личность, таким образом, перестает казаться результатом прямого наслаивания внешних влияний; она выступает как то, что человек делает из себя, утверждая свою человеческую жизнь. Он утверждает ее и в повседневных делах и общениях, и в людях, которым он передает частицу себя 1 .

2.3. Самосознание личности, «Я-концепция»

Для самого человека, субъективно, личность - это «Я». Мы думаем, размышляем о себе, даем себе отчет в своих поступках. Процесс осознания себя, своих потребностей, мотивов, своих качеств называется самосознанием.

1 См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. -С.217.Самосознание личности начинает формироваться очень рано. Оно основывается на тех элементарных ощущениях младенца, которые возникают, когда он направляет дей-ствия на самого себя. Еще И.М. Сеченов выделял возни-кающее в результате этого «цельное самоощущение» как первичную форму самосознания.

Самосознание развивается. Ребенок начинает говорить о себе «Я», узнавать себя в зеркале и на фотографиях (это про-исходит у разных детей в разное время, но, как правило, не позднее 2,5-3 лет). Постепенно он начинает осознавать себя как причину происходящих вокруг него и с ним событий. Начинает осознавать себя как субъекта собственных действий и поступков. Понимать свои потребности, желания. Он стре-мится выразить себя через собственные действия («Я сам!»). С этим связан так называемый кризис трех лет. Важное вли-яние на развитие самосознания оказывает исполнение роли в играх, когда ребенок начинает четко отличать себя от ис-полняемой им в игре роли. В 6-7 лет происходит еще один существенный сдвиг в самосознании - ребенок начинает смот-реть на себя как бы со стороны, представлять, как он выгля-дит в глазах окружающих. Он смущается и от этого «кривля-ется». Недаром этот период носит название «кризиса непо-средственности».

Существенный сдвиг в развитии самосознания проис-ходит в подростковом и юношеском возрастах. Человек начинает целенаправленно думать о себе, ставить перед собой вопросы «Кто Я? Какой Я? Кем мне быть? Каким мне быть? В чем смысл моей жизни? Могу ли Я уважать себя и за что?», т.е. думать о себе как о личности. Не слу-чайно подростковый и юношеский возраст называют воз-растом второго рождения личности, личности как перио-да открытия «Я» для самого себя. Ведь, думая о себе, мы крайне редко бываем нейтральны, мы всегда каким-то об-разом относимся к себе. Эти представления реализуются в поведении, отношениях с другими людьми, в том, чего следует ждать от себя в будущем.

Думая о себе, человек крайне редко бывает нейтрален, он всегда каким-то образом относится к себе. Поэтому мысли о себе всегда эмоционально окрашены и часто содержат оценку себя, отдельных сторон своей личности, деятельности. Мне-ние человека о себе реализуется в поведении, в отношениях с другими людьми, в его ожиданиях относительно того, чего следует ждать от себя в будущем. Они создают основу устой-чивого личностного образования - «Я-концепции». «Я-концепция» объединяет все знания человека о себе и то, как он оценивает себя. Она существует не только на осознаваемом, но и на неосознаваемом уровне, отражая неосознанные, представленные только в переживании ус-тановки человека по отношению к себе.

В «Я-концепции» обычно выделяют три основных ком-понента - когнитивный, эмоционально-оценочный и по-веденческий.

1. Когнитивный компонент «Я-концепции» - «образ Я» -характеризует содержание представлений человека о себе. В «образ Я» могут входить представления человека о своих способностях, отношениях с окружающими, внешности, социальных ролях, интересах, качествах личности и т.п. Перечисление практически бесконечно, поскольку в «об-раз Я» может включаться все, что значимо для человека, все, что позволяет ему, с одной стороны, чувствовать общ-ность с другими людьми, объединять с ними, а с другой, -отличать себя от них, осознавать себя как особую, неповто-римую личность. Поэтому содержание «Я-концепции» ха-рактеризуют две составляющие: (1) «присоединяющая», обеспечивающая объединение индивида с другими людьми и (2) дифференцирующая, способствующая его выделению по сравнению с другими и создающая основу для чувства собственной неповторимости, уникальности.

Например, для одного человека наиболее значимы пред-ставления о себе как о человеке, который многим интере-суется, хочет узнать больше о разных сторонах жизни. Ве-дущее место в его «образе Я» будет занимать его представ-ления о своей эрудиции, познавательных интересах - их разнообразии, глубине и т.п. Для другого - самым глав-ным может быть то, что он отец. В этом случае централь-ными в образе Я будут характеристики, качества, связан-ные с отцовством. Это не означает, что этими характерис-тиками исчерпываются представления человека о себе. Но они включаются в «образ Я» как менее значимые, второ-степенные.

2. Второй компонент - эмоционально-ценностное отно-шение к себе - отражает отношение человека к себе в це-лом или к отдельным сторонам своей личности, деятель-ности и т.п. и проявляется в самоуважении, чувстве соб-ственного достоинства, самооценке и уровне притязаний.

Фундамент эмоционально-ценностного компонента со-ставляет самоуважение, или чувство собственного достоин-ства, собственной ценности. Самоуважение - это вера всобственные силы, возможности. Оно не связано конкрет-но с какой-либо областью, и выражает столько оценку, сколько общее отношение человека к себе. Самоуважение -это принятие себя, любовь к себе.

В понятии самооценка, как видно из самого названия, на первый план выходит именно оценочный компонент. Самооценка - оценка личностью себя в целом (общая са-мооценка) и отдельных сторон своей личности, деятель-ности, отношений с другими людьми (частные, или пар-циальные самооценки). Самооценка может быть устойчи-вой, т.е. сохраняться в разных ситуациях и на достаточно длительное время, и неустойчивой.

Для развития очень важно разумное сочетание устой-чивости и неустойчивости самооценки. Так, сохранение устойчивой самооценки при изменившихся условиях си-туации препятствует и нормальному осуществлению дея-тельности, и самореализации в ней. Сильная неустойчи-вость самооценки, порождая колебания, своеобразные «качели» - от очень высокого до очень низкого представ-ления о себе.

Самооценка тесно связана с уровнем притязаний, т.е. уровнем трудности целей, которые человек ставит перед собой и определяющее, какие достижения он будет вос-принимать как неудачу, а какие - как успех. Уровень при-тязаний основывается на самооценке, сохранение кото-рой стало для человека потребностью.

Для нормального развития личности очень важно, что-бы уровень притязаний был несколько выше самооценки, несколько опережал ее, создавая тем самым возможности роста. Поэтому уровень притязаний, полностью совпадаю-щий с самооценкой, для личностного развития неблаго-приятен. Столь же неблагоприятным является низкий или средний уровень притязаний в значимых для человека об-ластях. Подробнее об уровне притязаний рассказано в теме «Деятельность».

В конкретной деятельности самооценка и уровень при-тязаний могут быть достаточно точно установлены. Поэто-му применительно к конкретной деятельности можно го-ворить об уровнях самооценки и притязаний - высоком, среднем и низком.

В этих случаях можно говорить и об адекватности само-оценки. Самооценка является адекватной, если она соот-ветствует реальной успешности человека в какой-либо де-ятельности. Неадекватной самооценка бывает в тех случа-ях, когда она не соответствует успешности человека. Не-адекватная самооценка может быть завышенной (человек существенно завышает свои актуальные возможности) и заниженной (занижает их). И неадекватно завышенная, и неадекватно заниженная самооценка - сильный тормоз и общего развития, и успешности в какой-либо деятельнос-ти.


Психология . Учебник для студ . сред . пед . учеб . заведений . М., ИЦ Академия. 2004. 464 с.doc ...

Итак, каждый человек - личность. Он такой потому, что наделен этим с рождения, природой, небом, удачей. Не нам об этом знать на сто процентов. Но факт есть факт, потому каждый человек обладает своими чертами личности, возможностями, своими, ни с кем не сравнимыми талантами и своим образом жизни. Человек должен сам понять, каков он, каково его предназначение, он должен почувствовать свое место в жизни и пойти верным путем. Вторым шагом этого верного пути должно быть самоусовершенствование, стремление к бесконечному улучшению и развитию полученных им дарований. Развить знания, навыки, приобрести интересы. Сказав это другими словами, человек стремиться стать универсальным. Но именно в этих ситуациях наиболее четко проявляются различия и противоречия внутри самого индивида.

Важная черта, которая изменила все положение человека в мире, это время. Время стало не просто независимым, идущем от Бога и неуправляемым, как не интересующий и независимый с человеком фактор. Время рассматривалось лишь как огромный ареал культурного пространства, как эпоха, например. Впервые, именно в эпоху, эпоху Возрождения, человек, наконец-то, стал жить во времени, в какой-то мере, он даже стал им управлять. Это может означать то, что появляются зачатки развития прогрессивного разума, то есть, человеку уже почти свойственно прогнозировать будущее, начиная пока с самых маленьких временных границ. Индивид уже осознал, насколько важно время, насколько оно ценно.

Между тем, личность человека остается несформированной. Здесь играет роль сверхличности, идеальной, непобедимой, самой главной, без самокритики, в отсутствии негативных качеств, а с другой стороны, роль как бы не личности, не до конца личности, скажем. И то и другое совмещено в одном человеке, поэтому нельзя утверждать о наличии истиной индивидуальности. Тут еще нет чего-то, что сделало бы его особенным. Ведь даже взять некоторую группу предметов, например, карандаши - они тоже все разные, отличаются друг от друга цветом, формой, длиной. Конечно, эти отличия делают каждый по-своему особенным. Но это повседневно и не вечно. Все это не содержит настолько содержательной информации, чтобы понять личность, эти отличия не столь существенны, или, не столь видны, чтобы можно было понять сущность каждого индивида, каждой индивидуальности. Но это не означает, что личность не состоялась, что это плохо и недоделано. Да, нельзя понять истину личности, да, все не настолько точно. Но посмотрите, как все идеализировано, как гармонично. Ведь в этом главный отличительный плюс такого возвышения личности. Это огромная культурная ценность, большая ценность эпохи, огромный скачок в понимание сущности человека. Значит, есть то, над чем можно работать дальше, значит, все хорошо и путь выбран достаточно правильно. Исторически очень важно понимание индивида в эпоху Возрождения. По сравнению со средневековым восприятием личности, человек этой эпохи может называться зрелым, он обладает особой мощью, что придает некую безграничность. Словом, можно смело сказать, что человек данной эпохи является человеком ренессансным.

Акмеология, как активно развивающаяся наука, решает сложнейший вопроссовременного человекознания, а именно феноменологию, становление и закономерности развития взрослого человека.Акмеологию как понятие, обозначающее психологию зрелости или взрослостиввел Н.А.Рыбников (1928), дальнейшее развитие акмеологии как науки связано с трудами Б.Г.Ананьева («Человек как предмет познания», 1969) и продолжено А.А.Бодалевым («Акмеология как учебная и научная дисциплина»,М., 1993). Ананьев, Бодалев,Деркач, Кузьмина назвали акмеологией науку, комплексно изучающую развитие взрослого человека.

Возникнув, как новая парадигма на стыке наук общественных, технических, гуманитарных и естественных, акмеология решает задачи выявления оптимальных факторов и условий, которые позволяют взрослому человеку состояться как индивиду, личности и субъекту деятельности, т.е. достичь своего «акме» (прежде всего в профессиональной деятельности).

Акмеология определяет взрослость как возрастную ступень, начало которой относится к 18-20 годам, при этом за индивидные характеристики принимается состояние организма в целом и каждого органа в отдельности по сравнению с нормой, за личностные характеристики - сформировавшиеся у человека отношения к разным сторонам действительности, включая его самого, а за субъектные характеристики - все качества человека, от которых зависит осуществление его деятельности.

Под акме в профессиональной деятельности подразумеваетсяустойчиво успешный по получаемым результатам высокий уровень решения задач, составляющих содержание деятельности специалиста в той или иной области.

Достижение акме - это результат взаимодействия многих объективных и субъективных условий и обстоятельств в жизни человека. Талант, способности, физическое и психическое здоровье могут быть рассмотрены как субъективные факторы, а условия воспитания, обучения, качество образования и др. как объективные факторы этого процесса. Более того, само понятие акме, равно, как и процесс его достижения, будет сильно зависеть от конкретной профессиональной деятельности. Акмеология была бы исключительно описательной наукой, если бы свелась к каталогизации акме по профессиям. Кроме этих задач, акмеологияс самого начала разрабатывает технологии и стратегии формирования профессионалов высокого класса в разных сферах человеческой деятельности. Таким образом, уже сейчас можно говорить о таких видах прикладной акмеологии как педагогическая, управленческая, политическая, военная, медицинская и пр., а также целесообразно рассматривать психолого-акмеологические условия и факторы формирования профессиональной мотивации старшеклассников и студентов.

Все зрелости человека: физическая, психическая, личностная, зрелость как субъекта деятельности связаны между собой, но человек не достигает всех вершин одновременно. Более того, скорости достижения акме в разных областяхжизнедеятельности могут сильно отличаться. Акме спортивных достижений может не совпадать со зрелостью межличностных отношений, а вершины научных достижений не всегда приходятся на пик здоровья и т.д.

Комплексное изучение развития человека позволяет проанализировать корреляции индивидных, личностных и субъектных характеристик взрослого человека и особенностей его формирования в детстве и юности. Важной задачей акмеологии является нахождение единичного, особенного и общего в индивидном, личностном и субъектном развитии человека при достижении им микро (промежуточных)и макро(значительных)акме, а также выявление единичного, общего и частного в процессе достижения мастерства в разных областях профессиональной деятельности.

Акмеологическое изучение человека подразумевает не только анализ его достижений в профессии, а прежде всего изучение высшего этапа зрелости человека - постижение смысла своего существования. С точки зрения акмеологии психологические понятия субъект и индивидуальность получают новое смысловое наполнение. Субъект на высшей стадии своего развития выступает не просто как активный деятель, но как человек, способный взять ответственность за свою жизнь. Индивидуальность же определяетсяне только как неповторимое своеобразие психики человека, но как своеобразное триединство индивида, личности и субъекта деятельности.

В современной акмеологии вводится целостная характеристика индивидуальных свойств человека- интегральная индивидуальность. Это больше, чем совокупность особых качеств личности, а «особый, индивидуально своеобразный характер связи между всеми свойствами человека» (см. В.С.Мерлин Очерк интегрального исследования индивидуальности, с.10)В интегральной индивидуальности выделяются различные аспекты: биохимический, индивидуально-психический (темперамент, особенности личности), социально-психологический (роль в социуме).

Вторым феноменом процесса развития индивидуальности является становление индивидуального стиля как способа адаптации человека к конкретной профессиональной среде, социальной группе и обществу в целом. Развитие этих двух феноменов взаимосвязано, при этом индивидуальный стиль опосредует взаимодействиеиндивидуальности человека и внешних условий его жизнедеятельности. Проблема индивидуального стиля - это не проблема одного индивида, а задача интеграции различных индивидуальных стилей в одном рабочем пространстве, т.к. индивидуальный стиль - это прежде всего стиль профессиональной деятельности.

В контексте развития индивидуальности стоит особо остановиться на понятии аутопсихологической компетентности. Прежде всего, аутопсихологическая компетентность - это полное и глубокое знание себя как личности, своего темперамента, особенностей мышления, своеобразия характера, выносливости в пиковых нагрузках, т.е. знание всех своих сильных и слабых сторон, чтобы уметь адекватно компенсировать уязвимые стороны своей личности и всемерно развить внутренний психологический потенциал, формируя эффективные стратегии своего развития.

Аутопсихологическая компетентность - это готовность и способность личности к подобным изменениям, закрепление соответствующих навыков саморегуляции и гармонизации своего состояния, умение держать фокус на значимой поставленной цели, создавать благоприятную атмосферу для своей деятельности, активируя самые лучшие и сильные черты своей личности, являясь своебразным коучем (тренером) самому себе. Это становится возможным при надлежащем уровне собственной осознанности, сформированной воле и значительного опыта саморазвития и самосовершенствования. Как объект такой акмеологической преобразующей деятельности может выступать часть личности, воспринимаемая как наличие внутренней проблемы, препятствующей дальнейшему личностному росту.

А.А.Деркач выделяет акмеологические компоненты аутопсихологической деятельности.

Интрапсихическая акмеологическая деятельность направлена на творческое саморазвитие. Компонентами этой деятельности является:

Сформированная позиция внутреннего наблюдателя, как метакоммуникатора, «субъекта самопреобразующей деятельности» (см. там же), способного коммуницировать с разными уровнями психики и в разных каналах восприятия,

Способность личности планировать этапы своего развития и предусматривать коррекцию неблагоприятных периодов за счет нейтрализации негативных психологических образований и активизации позитивных личностных ресурсов,

Умение поддерживать постоянную позитивную динамику своего развития.

При этом, аутопсихологическая компетентность включает в себя знание своих типических черт, главные из которых - тип личности, свои защитные механизмы и стиль мышления. Знание стиля своего мышления позволяет человеку значительно повысить свою аутопсихологическую компетентность, а знание доминирующей личностной защиты позволяет сохранять позитивный образ Яв экстремальных условиях.

Резюмируя, можно сказать, что акмеологичность - это неотъемлемая черта самого человеческого развития,устремленность человека к своему акме есть стремление к вершинам личностного, профессионального развития, асамосовершенствование - это естественныйпроцесс реализации своеготворческого потенциала.

Современная акмеология развивается во взаимодействии естественных, технических и общественных наук. Развитие акмеологии обусловлено необходимостью изучения целостного образа человека, включая исследование процесса формирования, становления и закономерностей развития человека на этапе его взрослости, учитывая особенности его личной истории на предшествующих возрастных стадиях. Это исследование дает возможность проанализировать предпосылки, которые благоприятствуют формированию его как профессионала высокого класса. Другой важной частью акмеологических исследований является теоретическое обоснование и практическое создание технологий, способствующих достижению человеком своего «акме».

Индивидуальность человека является интегральным феноменом, проявляющимся на разных стадиях личностного развития. У человека при этомформируется интегральная индивидуальность, как своеобразный характер связи между всеми свойствами человека и индивидуальный стиль, как способ адаптации к конкретной профессиональной среде, социальной группе и обществу в целом. Индивидуальный стиль способствует эффективному продвижению человека к вершинам личностного и профессионального развития.Творческое саморазвитие личности определяется акмеологической деятельностью в интрапсихическом пространстве. Результатом этой деятельности является аутопсихологическая компетентность - одно из главных психических условий активизации личностного потенциала, обеспечивающее развитие «акме» человека в контексте его индивидуальности.

Литература:

1. Б.Г.Ананьева («Человек как предмет познания», 1969

2. А.А.Деркач, Л.Э.ОрбанАкмеологические основы становления психологической и профессиональной зрелости личности М.,РАГС, 1995

3. А.А.БодалевымАкмеология как учебная и научная дисциплина М., 1993

4. А.А. Бодалев, Л.А. РудкевичКак становятся великим или выдающимся. М., 1997.

5. А.А. БодалевВершина в развитии взрослого человека М., Наука, 1998.

6. А.А. Реан., Н.В. Бордовская, С.И.РозумПсихология и педагогика // Учебник для вузов. С-Пб. "Питер". 2000

7. А. МаслоуМотивация и личность. М., 1989.

8. А. МаслоуНовые рубежи человеческой природы М., Смысл, 1999

9. В.С.Мерлин Очерк интегрального исследования индивидуальности,М., 1986



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта