Социальные движения в начале XX в. Охарактеризуйте основные социальные движения в странах Европы и США в начале XX в. В чём состояла их преемственность по отношению к движению XIX в.? Что было новым? Охарактеризуйте основные социальные движения
Главная » Из бетона » Социальные движения в начале XX в. Охарактеризуйте основные социальные движения в странах Европы и США в начале XX в. В чём состояла их преемственность по отношению к движению XIX в.? Что было новым? Охарактеризуйте основные социальные движения

Социальные движения в начале XX в. Охарактеризуйте основные социальные движения в странах Европы и США в начале XX в. В чём состояла их преемственность по отношению к движению XIX в.? Что было новым? Охарактеризуйте основные социальные движения

(Рабочее, национально-освободительное)

Рабочее движение . Быстрое промышленное развитие стран Европы и США, увеличение численности рабочих вело к росту социальных движений.

Началось объединение профсоюзов в федерации. Так возникли Американс-кая федерация труда (АФТ) в США (1886 г.), Всеоб­щая конфедерация труда во Франции (1895 г.) и др. Рабочие выд­вигали требования повышения зарабо-тной платы и установления 8-часового рабочего дня.

В США активным было движение фермеров . Объединяясь в «фермерские аль­янсы» (союзы), фермеры организовывали хранение и сбыт своей про­дук-ции, выступали против монопольных цен на перевозки, которые ус­танавливали железнодорожные корпорации, они также выступали против земельных спекулянтов.

В Италии в начале XX в. большого размаха достигло движение малоземельных крестьян и батраков . Итальянские крестьяне отказывались от уплаты налогов, напада­ли на муниципалитеты (местные органы власти) и помещичьи усадь­бы. В ходе борьбы создавались крестьянские организации - лиги. В 1901 г. была образована Национальная федерация трудящихся кресть­ян. Выступления крестьян безжалостно подавлялись полицией и правительственными войсками.

В 1907 г. Франция была потрясена выступлением крестьян-виноделов. Оказавшись в бедственном экономическом положе­нии, они потребовали от правительства помощи, отказывались платить налоги. Крестьяне объединились в Генеральную конфедерацию виноде­лов, провели несколько крупных демонстраций. В этот период во Франции участились выступления учителей, работников почт, телеграфа, железных дорог. Они добивались повышения своего крайне низ­кого жалованья. В ответ на это правительство инициировало закон, запрещавший государственным служащим организовывать проф­союзы и проводить забастовки.

В начале XX вв. активизировалось феминист­ское движение . Его участницы выступали за равноправие жен­щин с мужчинами в важнейших сферах жизни. Перед первой мировой войной всеобщее избирательное право (распространяв­шееся и на женщин) существовало лишь в Норвегии, Австра­лии и Новой Зеландии. На производстве женщины за равный с мужчинами труд по­лучали в 1,5-2 раза меньшую оплату. Женщины были нерав­ноправны с мужчинами и в семейных отношениях. Для них ограничивались возможности получить высшее образование, стать, например, врачом, преподавателем в университете или юристом. Нетерпимость подобного положения стала осознаваться осо­бенно остро, по мере того как женщины все больше вовлекались в трудовую и общественную деятельность. Активистки феминистского движения устраивали митинги, публично нападали на официальных лиц, которые, по их мнению, препятствовали предоставлению женщинам права голоса. Достичь поставленных целей феми­нисткам удалось лишь после первой мировой войны.



Национально-освободительная борьба в Индии . Противники колониального режима в 1885 г. объединились в партию Индийский национальный конгресс (ИНК). В его руководстве были сторонники лояльной оппозиции колониза-торам. Но на рубеже веков в ИНК появилось и радикальное направление, вы-ступавшее за активную борьбу против англичан. Все большую популярность получали лозунги свадеши (отечественное производство) и сварадж (собст-венное правление). С начала 1906 г. движение свадеши стало принимать форму мас­совых выступлений. Произошли забастовки железнодорожников. В ходе стачечной борьбы были созданы профсоюзы. В ответ британцы раз-вернули репрессии против радикальных лидеров ИНК.

Представляют собой социальные движения . По определению Д. Делла Порта и М. Диани, социальные движения представляют собой «неформальные сети, базирующиеся на разделяемых всеми их участниками ценностях и солидарности, мобилизующие своих участников по поводу конфликтных проблем посредством регулярного использования различных форм протеста».

Социальные движения — это неинституциональный тип коллективного действия, и соответственно их не следует смешивать с социальными институтами. Социальные институты — это устойчивые и стабильные образования, а социальные движения имеют неопределенный временной цикл, они нестабильны, при некоторых условиях легко распадаются. Социальные институты призваны поддерживать систему социальных отношений, общественный порядок, а социальные движения не имеют устойчивого институционального статуса, большинство членов общества относится к ним равнодушно, а некоторые даже с неприязнью.

Социальные движения представляют собой особую разновидность социальных процессов. Все социальные движения начинаются с чувства недовольства существующим социальным устройством. Объективные события и ситуации создают условия для понимания несправедливости существующего положения вещей. Люди видят, что власти не принимают мер, чтобы изменить ситуацию. При этом существуют определенные эталоны, нормы, знание того, как должно быть. Тогда люди объединяются в общественное движение.

В современном обществе можно выделить различные социальные движения : молодежные, феминистские, политические, революционные, религиозные и др. Общественное движение может быть структурно не оформлено, в нем может не быть фиксированного членства. Это может быть стихийное кратковременное движение или общественно-политическое движение с высокой степенью организованности и значительной продолжительностью деятельности (из них рождаются политические партии).

Рассмотрим такие социальные движения, как экспрессивные, утопические, революционные, реформаторские.

Экспрессивные движения

Участники таких движений с помощью особых ритуалов, танцев, игр создают мистическую реальность, чтобы практически полностью отделиться от несовершенной жизни общества. К ним можно отнести мистерии Древней Греции, Древнего Рима, Персии и Индии. Сейчас экспрессивные движения наиболее ярко проявляются в среде молодежи: в объединениях рокеров, панков, готов, эмо, байкеров и т.д. с их попытками создать свою субкультуру. Как правило, взрослея, молодые люди — участники этих движений — получают профессию, работу, обзаводятся семьей, детьми и в конце концов становятся рядовыми обывателями.

К экспрессивным движениям относят и разного рода монархические объединения в России, движения ветеранов войны. Общей основой в подобных объединениях служат традиции прошлого, реальные или воображаемые подвиги предков, стремление идеализировать старые обычаи и стиль поведения. Обычно эти безобидные объединения заняты воспоминаниями и созданием мемуаров, однако именно они при определенных условиях могут побудить пассивное до этого население к действиям, могут стать промежуточным звеном между неполитическими и активными политическими движениями. В процессе этнических конфликтов они могут играть чрезвычайно негативную роль.

Утопические движения

Уже в античности Платон пытался описать будущее совершенное общество в своем диалоге «Государство». Впрочем, попытки философа создать такое общество не увенчались успехом. Движения первых христиан, которые были созданы на основе идей всеобщего равенства, оказались более жизнестойкими, так как их члены не стремились к личному счастью и материальному благополучию, а желали создать идеальные отношения.

Светские «совершенные» общества стали появляться на земле с тех пор, как в 1516 г. английский гуманист Томас Мор написал свою знаменитую книгу «Утопия» (слово «утопия» (греч.) можно понимать и как «место, которого нет» и как «благословенная страна»). Утопические движения возникали как попытки создать на земле идеальную социальную систему с добрыми гуманными людьми и справедливыми общественными отношениями. Мюнстерская коммуна (1534), коммуны Роберта Оуэна (1817), фаланги Шарля Фурье (1818) и многие другие утопические организации быстро распадались по многим причинам, и прежде всего из-за недооценки естественных качеств человека — желания достичь жизненного благополучия, стремления реализовать свои способности, работать и получать за это адекватное вознаграждение.

Однако нельзя недооценивать и желание людей изменить условия, в которых они живут. Это особенно относится к группам, члены которых считают существующие отношения несправедливыми и в связи с этим стремятся решительно изменить свое социальное положение.

Революционное движение

Революция — это неожиданное, стремительное, часто насильственное, кардинальное изменение социальной системы, структуры и функций основных социальных институтов. Революцию следует отличать от верхушечного переворота. «Дворцовые» перевороты совершают люди, стоящие у руля правления, они оставляют неизменными

социальные институты и систему власти в обществе, заменяя, как правило, только первых лиц государства.

Обычно революционное движение развивается постепенно в атмосфере всеобщей социальной неудовлетворенности. Выделяются следующие типичные стадии развития революционных движений:

  • накопление социальной неудовлетворенности в течение ряда лет;
  • появление мотивов к активным действиям, восстанию;
  • революционный взрыв, вызванный колебаниями и слабостью правящей верхушки;
  • выход на активные позиции радикалов, которые захватывают
  • власть и уничтожают оппозицию; о период режима террора;
  • возврат к спокойному состоянию, устойчивой власти и некоторым образцам прежней предреволюционной жизни.

Именно по такому сценарию протекали все наиболее значимые революции.

Реформаторское движение

Реформы проводятся с целью исправить дефекты существующего социального порядка в отличие от революции, цель которой — разрушить всю социальную систему и создать принципиально новый социальный порядок, радикально отличающийся от прежнего. Исторический опыт свидетельствует, что своевременно проведенные необходимые реформы часто предотвращают революцию, если основой для социальных реформ выступают интересы населения. Там, где тоталитарное или авторитарное правление блокирует движение реформ, единственным способом устранения недостатков социальной системы становится революционное движение. В традиционно демократических странах, например Швеции, Бельгии, Дании, радикальные движения имеют мало сторонников, в то же время в тоталитарных режимах репрессивная политика постоянно провоцирует революционные движения и беспорядки.

Стадии социального движения

В любом социальном движении при всех особенностях, обусловленных спецификой страны, региона, народа, выделяют четыре одинаковые стадии: начального беспокойства, возбуждения, формализации, последующей институционализации.

Стадия беспокойства связана с возникновением у населения неуверенности в завтрашнем дне, чувства социальной несправедливости, с ломкой системы ценностей и привычных норм поведения. Так, в России после событий августа 1991 г. и официального введения рыночных механизмов миллионы людей оказались в непривычной обстановке: без работы, без средств к существованию, без возможности в рамках традиционной идеологии оценить ситуацию, когда подверглись эрозии устоявшиеся нормы морали, права, стали изменяться ценности. Это привело к возникновению сильного социального беспокойства у значительной части населения и создаю предпосылки для формирования различных социальных движений.

Стадия возбуждения наступает, если на стадии беспокойства люди начинают связывать ухудшение своего состояния с реальными социальными процессами в такой степени, что у них возникает потребность в активных действиях. Сторонники движения собираются вместе для обсуждения существующего положения. На стихийно возникающих митингах произносятся речи, выдвигаются ораторы, которым лучше других удается сформулировать волнующие всех проблемы, агитаторы и, наконец, лидеры с идеологическим организационным талантом, которые обозначают стратегию и цели борьбы и превращают массы недовольных в эффективное социальное движение. Стадия возбуждения весьма динамична и быстро заканчивается либо активными действиями, либо потерей у людей всякого интереса к этому движению.

Социальное движение, которое пытается добиться коренных изменений в обществе, обычно в той или иной мере организовано. Если энтузиазм возбужденных масс не упорядочен и не направлен на достижение определенных целей, начинаются стихийные уличные беспорядки. Поведение возбужденной толпы непредсказуемо, его итогом становится разрушение: люди поджигают автомобили, переворачивают автобусы, бросают камни в полицейских, выкрикивают угрозы. Так иногда ведут себя футбольные фанаты, провоцируя своих оппонентов. При этом возбуждение обычно быстро проходит и о каком-либо организованном и длительном по времени движении не может быть и речи.

На стадии формализации происходит оформление движения (структуризация, регистрация и т.д.), появляются идеологи для его теоретического обоснования, формулирования четких и ясных целей и задач. Через агитаторов населению разъясняют причины создавшегося положения, перспективы самого движения. На этой стадии возбужденные массы превращаются в дисциплинированных представителей движения, которые имеют более или менее реальную цель.

На стадии институционаяизации социальному движению придается завершенность и определенность. Движение вырабатывает определенные культурные образцы с разработанной идеологией, структурой управления, собственной символикой.

Социальные движения, достигшие своей цели, например получившие доступ к государственной власти, превращаются в социальные институты или организации. Многие движения распадаются под влиянием внешних условий, внутренних слабостей.

Причины возникновения социальных движений

Почему в одном обществе возникают социальные движения, бурлит революционная деятельность, появляются беспорядки, а другое общество живет без значительных потрясений и конфликтов, хотя там также есть богатые и бедные, правящие и управляемые? По-видимому, однозначного ответа на данный вопрос не существует, поскольку действует множество факторов, в том числе цивилизационных.

В экономически развитых, демократически устроенных обществах большинство населения испытывает чувство относительной безопасности, стабильности, равнодушно к изменениям в общественной жизни, не хочет присоединяться к радикальным социальным движениям, поддерживать их, а тем более участвовать в них.

Для изменяющихся нестабильных обществ более характерны элементы социальной дезорганизации, состояние аномии.

Если в традиционных обществах человеческие потребности удерживаются на достаточно низком уровне, то с развитием цивилизации свобода личности от традиций, коллективных нравов и предрассудков, возможностьличного выбора занятий и способов действия резко расширяются, но одновременно возникает состояние неопределенности, сопровождающееся отсутствием твердых жизненных целей, норм и образцов поведения. Это ставит людей в двойственное социальное положение, ослабляет связь с конкретной группой и со всем обществом, что ведет к росту случаев отклоняющегося поведения. Особой остроты аномия достигает в условиях свободного рынка, экономических кризисов и неожиданных перемен социально-политических постоянных факторов.

Американский социолог Р. Мертон у членов такого рода нестабильных обществ подметил некоторые основные социально-психологические черты. В частности, они полагают, что те, кто управляет государством, равнодушны к желаниям и стремлениям его рядовых членов. Рядовому гражданину кажется, что он не может достичь своих основных целей в обществе, которое видится ему непредсказуемым и беспорядочным. У него растет убеждение в том, что невозможно рассчитывать на какую-либо социальную и психологическую поддержку институтов данного общества. Комплекс чувств и мотивов такого рода можно рассматривать как современную разновидность аномии.

В этих случаях людям присущи установки на социальные изменения. Данные установки становятся основой формирования движений, которые вызывают контрдвижения, тождественные по направленности, но противоположные по ценностям. Движения и контрдвижения всегда сосуществуют там, где представлены группы с разными интересами и целями.

Наиболее эффективной формой предупреждения столкновения социальных движений с противоположными целями является устранение его причин на разных уровнях.

На общесоциальном уровне речь идет о выявлении и устранении экономических, социальных и политических факторов, которые дезорганизуют общественную и государственную жизнь. Перекосы в экономике, разрыв в уровне и качестве жизни больших групп и слоев населения, политическая нестабильность, неорганизованность и неэффективность системы управления служат постоянным источником крупных и мелких, внутренних и внешних конфликтов. Чтобы предупредить появление радикальных движений, необходимо последовательно проводить социальную, экономическую, культурную политику в интересах всего общества, укреплять правопорядок и законность, содействовать повышению духовной культуры людей. Указанные меры — это общая «профилактика» любых социально негативных явлений в обществе, в том числе конфликтных ситуаций. Восстановление и укрепление законности, изживание «субкультуры насилия», характерной для многих слоев населения, все, что может способствовать сохранению нормальных деловых отношений между людьми, укреплению их взаимного доверия и уважения, предупреждает возникновение радикальных и экстремистских движений, а если они уже образовались, способствует смягчению их позиций до приемлемого для общества уровня.

Таким образом, социальные движения можно определить как совокупность протестных действий, направленных на поддержку социальных изменений, «коллективную попытку осуществить общие интересы или добиться общей цели посредством коллективного действия вне рамок установленных институтов» (Э. Гидденс). Важную роль в развитии общества сыграли экспрессивные, утопические, революционные и реформаторские социальные движения. Практика показывает, что, достигая своей цели, социальные движения прекращают существование в качестве собственно движений и преобразуются в институты и организации.

Социальные движения – особый класс социальных явлений, который обычно рассматривается в связи с анализом больших социальных групп и массового стихийного поведения. Социальное движение представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности . Социальные движения подразделяются на широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, за разоружение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т. п.), локальные движения , которые ограничены либо территорией, либо определенной социальной группой (против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т. д.), и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета).

Социальные движения разных уровней обладают несколькими общими чертами. Во-первых, они базируются всегда на определенном общественном мнении, которое как бы подготавливает социальное движение, хотя впоследствии само формируется и укрепляется по мере развития движения. Во-вторых, они ставят своей целью изменение ситуации: в обществе в целом, в определенном регионе или в какой-либо группе. В-третьих, в ходе организации движения любого уровня формулируется его программа. В-четвертых, любое движение определяет те средства, которые могут быть использованы для достижения целей. Наконец, в-пятых, всякое социальное движение реализуется в той или иной степени в различных формах массового поведения, включая демонстрации, манифестации, митинги, съезды и пр.

Исходным пунктом всякого социального движения является проблемная ситуация, которая и дает импульс возникновению движения. Она одновременно преломляется и в индивидуальном сознании, и в сознании определенной группы: именно в группе достигается некоторое единство мнений, которое и будет “выплеснуто” в движении. Здесь важно подчеркнуть, что значимыми будут как относительно устойчивые социальные представления, сформировавшиеся на протяжении предшествующего развития группы, так и подвижные элементы массового сознания, сформировавшиеся на основе последней информации, часто неполной и односторонней. Отсюда – относительная легкость изменения содержания лозунгов и целей движения. Чрезвычайно важными, с точки зрения социальной психологии, являются три следующих аспекта: механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства, характеристика лидеров .

Механизмы присоединения к движению специалистычаще всего объясняют через анализ мотивов участников. Они подразделяются на фундаментальные , которые определяются условиями существования конкретной социальной группы, ее статусом, устойчивым интересом по отношению к какому-либо явлению, политическому решению, законодательству, и сиюминутные , которые порождены проблемной ситуацией, общественным инцидентом, новым политическим актом. От соотношения фундаментальных и сиюминутных мотивов в значительной степени зависят основательность и “прочность” движения, успешное достижение целей.

Поиск сторонников движения осуществляется различными путями: в локальных движениях он может происходить буквально “на улице”, когда организуется сбор подписей в целях поддержки какой-либо акции. В движениях более высокого уровня поиск сторонников происходит в тех группах, в которых родилась инициатива. Так, в движении за гражданские права инициаторами могут быть люди, подвергшиеся репрессиям; в движении «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» инициаторы – профессиональная группа и т. д. Каждый новый потенциальный участник движения индивидуально решает проблему присоединения или неприсоединения по призыву инициативной группы. Обычно человек принимает в расчет и степень близости интересов группы своим собственным, и меру риска, оценивает свою готовность заплатить определенную цену в случае, например, неудачи движения.

Коротко остановимся на двух теориях, объясняющих причины присоединения индивида к социальному движению.

Теория относительной депривации утверждает, что человек испытывает потребность достижения какой-либо цели не в том случае, когда он абсолютно лишен какого-то блага, права, ценности, а в том случае, когда он обнаруживает, что лишен чего-то значимого в сравнении с другими. И это побуждает человека присоединиться к определенному социальному движению. Оппоненты данной теории справедливо отмечают упрощение проблемы, которое выражается в том, что в этой теории абсолютизируется один из факторов и не принимаются в расчет другие факторы, которые в действительности могут иметь место.

Другая теория – теория мобилизации ресурсов утверждает, что человек, решая для себя вопрос о присоединении к какому-либо движению, руководствуется потребностью идентифицироваться с группой, ощутить себя частью ее, тем самым почувствовать свою силу, мобилизовать ресурсы. В данном случае, по мнению Г. М. Андреевой, также можно сделать упрек в односторонности и переоценке лишь одного из факторов . Таким образом, вопрос о механизмах присоединения людей к социальным движениям требует дальнейшей разработки.

Вторая проблема касается соотношения позиций большинства и меньшинствав любом массовом, в том числе социальном движении. В связи с тем, что социальные движения объединяют представителей разных социальных групп, характеризуются специфическими формами действий, в социальных движениях с неизбежностью выделяется большинство и меньшинство. Игнорирование позиции меньшинства может ослабить движение. Следовательно, необходим диалог, обеспечивающий права меньшинства.

Современный французский психолог С. Московичи считает, что меньшинство может рассчитывать на влияние в движении только при определенных условиях. Главное из них – последовательный стиль поведения. Под этим понимается обеспечение последовательности в двух “сечениях”: в синхронии (единодушие участников в каждый данный момент) и диахронии (стабильность позиции и поведения членов меньшинства во времени). Только при соблюдении таких условий переговоры меньшинства с большинством (а это неизбежно во всяком движении) могут быть успешными. Важен стиль переговоров и наличие определенных умений. Особо значимы умения идти на компромиссы, “снимать” излишнюю категоричность, отделять идею от её носителя, разрабатывать варианты продуктивных решений.

Третья проблема, возникающая в социальном движении, – это проблема лидера . Как правило, прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения. Понятно, что лидер такого специфического типа массового поведения должен обладать особыми чертами. Он должен наиболее полно выражать в своей активности базовые ценности, “дух” данного движения. Он должен уметь отстаивать цели, принятые участниками. Кроме того, он должен быть внешне привлекательным для довольно большой массы людей. Эти качества лидера способствуют удержанию движения в принятых рамках поведения, не допускающих легкости изменения избранной тактики и стратегии действий.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что социальные движения – сложнейшее явление общественной жизни со своими специфическими социально-психологическими характеристиками. Они не могут быть строго привязаны к изучению лишь больших организованных социальных групп или, напротив, сугубо стихийных образований. Тем не менее они включают в себя весь набор тех специфических способов общения людей, который свойствен этим типам групп .

Резюме

Социально-психологический анализ больших групп можно рассматривать как “ключ” к познанию содержания психики индивида. К большим социальным группам относят два вида групп: устойчивые группы, сложившиеся в ходе исторического развития, и стихийные группы, возникающие всякий раз случайно на короткий период времени. Большие устойчивые группы – это социальные классы, этнические группы, профессиональные и половозрастные группы. Большие стихийные группы: толпа, масса, публика. Большие (устойчивые) группы отличаются от малых групп по ряду признаков: а) в больших группах, в отличие от малых, непосредственного общения нет, каждый каждого знать не может; б) в больших группах существуют специфические регуляторы социального поведения – нравы, традиции, обычаи; в) в них складывается ифункционирует специфический язык. В структуре психологии больших устойчивых групп выделяют две составные части: а) психический склад группы и б) эмоциональную сферу группы. Психический склад группы является достаточно устойчивым образованием, а эмоциональная сфера – более подвижной частью групповой психологии. К психическому складу принято относить социальный или национальный характер, нравы, традиции, обычаи. В эмоциональную сферу входят потребности, интересы, настроения. Важнейшей из этнических групп является нация. Под нацией обычно понимается социальная общность, исторически сложившаяся на определенной территории, осознающая свое этническое единство и обладающая относительно стабильными особенностями культуры, в том числе и общим языком. Основными регуляторами деятельности и поведения нации являются национальные традиции и обычаи. Они представляют собой сложившиеся на основе длительного опыта жизнедеятельности нации и прочно укоренившиеся в повседневной жизни, передающиеся новым членам этнической общности правила, нормы и стереотипы поведения, действий, общения людей, соблюдение которых стало общественной потребностью. Эмоциональную сторону психологии нации составляют национальные чувства и настроения. Национальные чувства и настроения – это эмоционально окрашенное отношение людей к своей этнической общности, к её интересам, другим народам и ценностям. Этнические стереотипы – своеобразные шаблоны восприятия, в соответствии с которыми определенным нациям приписываются определенные психологические характеристики. Главный отличительный признак взаимодействия в стихийных группах заключается в том, что здесь возникает стихийная передача эмоционально насыщенной информации, и ситуация взаимодействия характеризуется тем, что личность практически “снимает” с себя персональную ответственность за происходящее, утрачивает личный контроль над ситуацией. В стихийных группах три механизма воздействия: психическое заражение, внушение, подражание. Психическое заражение – это бессознательная невольная подверженность индивида психическим состояниям других. Внушение – целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. Подражание – воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения. Социальное движение представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности.

Вопросы и задания для самопроверки:

1. Чем большие группы отличаются от малых групп?

2. Чем обусловлена значимость социально-психологического анализа больших групп?

3. Что отличает большие устойчивые группы от стихийных групп?

4. Что понимается в этнопсихологии под нацией?

5. Какие две сферы (части) выделяют в структуре психологии нации?

6. Что понимается под национальным характером, национальным темпераментом, этническими чувствами?

7. В чем опасность этнических стереотипов?

8. Сопоставьте между собой типы стихийных групп (выделите общее и различия).

9. Охарактеризуйте психическое заражение, внушение и подражание как механизмы воздействия людей друг на друга в стихийных группах.

10. Каковы особенности поведения индивида в стихийных группах?

11. Что понимается под социальными движениями?

12. Какими общими характеристиками обладают социальные движения разных уровней?

Краткая характеристика социальных движений

Социальные движения – особый класс социальных явлений, который обычно рассматривается в связи с анализом больших социальных групп и массового стихийного поведения. Социальное движение представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности . Социальные движения подразделяются на широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, за разоружение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т. п.), локальные движения , которые ограничены либо территорией, либо определенной социальной группой (против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т. д.), и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета).

Социальные движения разных уровней обладают несколькими общими чертами. Во-первых, они базируются всегда на определенном общественном мнении, которое как бы подготавливает социальное движение, хотя затем само формируется и укрепляется по мере развития движения. Во вторую очередь, они ставят своей целью изменение ситуации˸ в обществе в целом, в определенном регионе или в какой-либо группе. Третий аспект заключается в том, что в ходе организации движения любого уровня формулируется ᴇᴦο программа. В-четвертых, любое движение определяет те средства, которые могут быть использованы для достижения целей. Наконец, в-пятых, всякое социальное движение реализуется в какой-либо степени в различных формах массового поведения, включая демонстрации, манифестации, митинги, съезды и пр.

Исходным пунктом всякого социального движения является проблемная ситуация, которая и дает импульс возникновению движения. Она одновременно преломляется и в индивидуальном сознании, и в сознании определенной группы˸ именно в группе достигается некоторое единство мнений, которое и будет “выплеснуто” в движении. Здесь важно подчеркнуть, что значимыми будут как относительно устойчивые социальные представления, сформировавшиеся на протяжении предшествующего развития группы, так и подвижные элементы массового сознания, сформировавшиеся на базе последней информации, часто неполной и односторонней. Отсюда – относительная легкость изменения содержания лозунгов и целей движения. Чрезвычайно важными, с точки зрения социальной психологии, являются три следующих аспекта˸ механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства, характеристика лидеров .

Краткая характеристика социальных движений - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Краткая характеристика социальных движений" 2015, 2017-2018.

Массовые социальные движения - особый класс социальных явлений, обладающий различными уровнями. Это могут быть широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, против ядерных испытаний и за охрану окружающей среды), локальные движения, ограниченные определенной территорией или определенной социальной группой (против использования ядерного полигона в конкретной местности или движение за равноправие женщин) и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета).

Любое социальное движение всегда базируется на определенном общественном мнении, хотя впоследствии оно само укрепляется и формируется по мере развития движения. Всякое социальное движение имеет в качестве цели изменение ситуации и формирует программу. Движение обычно отдает себе отчет в тех средствах, которые могут использоваться для достижения целей, в частности в том, допустимо ли насилие как одно из средств. Всякое социальное движение также реализуется в той или иной степени на различных проявлениях массового поведения - демонстрациях, митингах, съездах и пр.

В социальной психологии важными являются три вопроса: механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства и характеристика лидеров.

Механизмы присоединения к движению могут быть объяснены через анализ мотивов участников движения. Они подразделяются на фундаментальные (определяются условиями существования, статусом конкретной социальной группы и ее отношением к политическому решению или акту законодательства) и сиюминутные (порождены проблемной ситуацией и основаны чисто эмоциональными реакциями). Их соотношение определяет основательность и прочность движения.

В современной литературе предложены две теории, объясняющие причины присоединения индивида к социальному движению: теория относительной депривации и теория мобилизации ресурсов. В первой утверждается, что человек испытывает потребность достижения цели не в том случае, когда он абсолютно лишен каюого-то блага (права, ценности), а только тогда, когда он этого лишен частично и может сравнить свое положение с положением других. Вторая теория делает акцент на более "психологические" основания присоединения к движению, утверждая, что человек испытывает потребности идентифицироваться с группой, ощутить себя ее частью и тем самым почувствовать свою силу, мобилизовать ресурсы. Обе теории страдают односторонностью, переоценивая значение лишь одного фактора, и, по-видимому, вопрос о рекрута-ции сторонников социальных движений еще ждет своих исследователей.

Проблема соотношения большинства и меньшинства в любом массовом движении является одной из центральных в концепции французского социального психолога С. Московией (1984). В любом социальном движении, поскольку оно объединяет разнородные группы людей, легко обозначается меньшинство, которое не соглашается с мнением большинства о способах достижения цели или по иным вопросам. Это может ослабить движение и, следовательно, необходим диалог, обеспечивающий права меньшинства, перспективы для торжества его точки зрения. Автором предлагаются характеристики условий, при которых меньшинство может рассчитывать на влияние в движении: они должны действовать синхронно, т.е. демонстрировать единодушие участников в каждый данный момент; а их позиции и поведение должно быть стабиль6* 163 ными во времени. Только при соблюдении этих условий переговоры меньшинства с большинством могут быть успешными. Необходима проработка и самого стиля переговоров: умение достигать компромисса, снимать излишнюю категоричность и др.



Лидер массового движения должен обладать особыми чертами: кроме умения наиболее полно выражать и отстаивать цели движения, он должен и чисто внешне импонировать большинству членов движения. Имидж лидера социального движения должен быть предметом его повседневного внимания. Прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения. Эти же качества лидера способствуют удержанию движения в принятых рамках поведения, не допускающих легкости изменения избранной тактики и стратегии действий.

Масса – это достаточно организованное, сознательное образование с нечеткими границами, которое отличается разнородностью и поэтому не слишком устойчиво.

Масса представляет собой совокупность большого количества людей, составляющих аморфное образование, не имеющих обычно непосредственных контактов, но объединенных общими устойчивыми интересами.

Масса является субъектом различных политических и социо-культурных движений, аудиторией многих средств массовой коммуникации, потребителем произведений массовой культуры. Массы образуются на всех уровнях общественной иерархии и отличаются значительным разнообразием (массы большие и малые, устойчивые и ситуативные, контактные и дисперсионные).

Признаки массы:

1) вхождение индивидов в данную общность носит неупорядоченный, случайный характер;

2) имеет ситуативный характер, т. е. не существует вне какой-либо конкретной деятельности;

3) открытость, размытость границ;

4) статистический характер общности – общность совпадает с множеством дискретных «единиц» и не представляет собой какого-либо самостоятельного, целостного образования, отличного от составляющих ее элементов;

5) существует вне групп и образований, в ней разрушаются границы между всеми существующими социальными, демографическими, политическими, региональными, образовательными и иными группами;

6) обладает неопределенным количественным и качественным составом;

7) изменяется в зависимости от конкретной ситуации.

Отличительные черты массы:

1) состоит из анонимных индивидов;

2) члены массы практически не взаимодействуют между собой;

3) неспособна действовать согласованно и едино, как толпа;

4) члены группы могут иметь различное общественное положение;

5) включает людей с различными классовыми позициями, профессиональному и культурному уровню, материальному состоянию;

6) члены массы обычно физически отделены друг от друга;

7) лишена черт общества или общины;

8) не имеет социальной организации, структуры статусных ролей.

Психологические характеристики массы:

1) импульсивность и изменчивость – массой руководят бессознательные повелительные импульсы, которые могут быть как положительными (героизм, благородство), так и отрицательными (трусость, жестокость), способные победить даже инстинкт самосохранения;

2) непреднамеренность – у массы нет продуманных намерений, все её намерения и чувства рождаются в зависимости от ситуации и существуют ограниченное время. Масса не выносит никакой отсрочки между своим желанием и его осуществлением;

3) внушаемость, легковерность, не критичность – масса лишена разума, она не знает ни сомнений, ни колебаний и немедленно переходит к самым крайним действиям;

4) раздражительность – возбуждается от незначительных раздражителей склонная ко всему крайнему;

5) низкая интегрированность, слабая сплоченность большей ей части;

6) богатое воображение, которое требует иллюзий, мифов.

Массой управляет элита. Она легко подчиняется вождю, жаждущему власти, который не убеждает массу, а подчиняет силой, авторитетом. Вождь не нуждается ни в какой логической оценке своих аргументов. Его задача состоит лишь в постоянном преувеличении и повторении одного и того же. Для сохранения власти над группой вождю необходим противостоящий реальный или воображаемый объект, противник, на которого он направляет агрессивное влечение членов массы. Верным союзником вождя является страх.

Согласно психоаналитической теории З. Фрейда, в основе связей, которые объединяют массу, лежит идентификация ребенка с отцом. Масса проецирует на вожде бессознательный образ праотца, который превращается в массовом сознании в Бога.

Толпа – это бесструктурное, контактное, неорганизованное скопление людей, характеризующееся отсутствием общей цели, связанных сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания. Для толпы свойственна высокая степень конформизма составляющих ее индивидов, на которых она оказывает сильное психологическое влияние.

Социально-психологические особенности толпы:

1) подавление чувства ответственности за собственные поступки;

2) повышение групповой внушаемости и снижение эффективности действия механизмов контрвнушения;

3) повышение эмоциональности восприятия действительности;

4) появление чувства силы и осознания анонимности.

Механизмами формирования толпы являются слухи и циркулярная реакция, под которой понимают нарастающее взаимонаправленное эмоциональное заражение. Механизмами воздействия на толпу также являются заражение, внушение, убеждение и подражание. Основную роль в развитии этих механизмов играет массовое общение, обладающее свойством психологического воздействия на поведение и деятельность участников толпы, которое сознательно используется организаторами эксцессов.

Основными средствами , используемыми при формировании толпы являются:

1) слово в экспрессивном выражении в виде призывов, междометий и т. д.;

2) сила шума и его частота.

Потенциальными толпами являются:

1) публика – большое кратковременное образование людей, возникающее на основе общих интересов;

2) внешне неорганизованные контактные общности, действующие крайне эмоционально и единодушно;

3) большие по численности аморфные группы, члены которых не имеют в своем большинстве прямых контактов между собой, но связанны каким-либо общим более или менее постоянным интересом.

Ролевая структура толпы:

1) организаторы массовых эксцессов – физические лица, которые чаще всего принадлежат какой-либо организации или действуют по её указанию. Они проводят подготовительную работу по созданию толпы (заранее «проигрывают» и планируют эксцессы), выбираются удобное время и повод для создания эксцессов;

2) зачинщики – это лица, претендующие на завоевание лидирующего положения, которые развертывают активную подстрекательную деятельность, направляют действия участников, распределяют роли, распространяют провокационные слухи и т. д.;

3) подстрекатель – это физическое лицо, задача которого заключается в том, чтобы спровоцировать, развязать конфликт;

4) активные участники – лица, входящие в состав, т. н. «ядра» толпы, образующие её ударную группу;

5) конфликтные личности – лица, стремящиеся в анонимной обстановке свести счеты с лицами, состоящими с ними в конфликте, разрядить эмоциональное напряжение, дать выход своему необузданному нраву, садистским импульсам. В числе таких личностей немало психопатических лиц, хулиганствующих элементов, наркоманов;

6) добросовестно заблуждающиеся – физические лица, которые являются непосредственными участниками эксцессов, в результате ошибочного восприятия причин сложившейся обстановки, ложного понимания принципа справедливости или под влиянием слухов;

7) эмоционально неустойчивые личности, которые идентифицируют свои поступки с общим направлением действий участников. Для них свойственна повышенная внушаемость, заражаемость общим настроением, пониженная сопротивляемость влияниям других людей;

8) любопытствующие – люди, которые наблюдают со стороны и не вмешивается в ход событий, но своим присутствием усиливают эмоциональное возбуждение других участников;

9) примкнувшие – лица, которые становятся участниками эксцессов из-за боязни физической расправы, под влиянием угроз со стороны организаторов и подстрекателей.

26. Психология межгрупповых отношений: основные концепции и история исследования.

Примером исследований межгруппового взаимодействия могут служить исследования межгрупповой агрессии в концепции Г. Лебона, негативных установок на другую группу в работе Т. Адорно, враждебности и страха в психоаналитических теориях и т. д.

Экспериментальные исследования в этой области были проведены М. Шерифом в американском лагере для подростков. В ходе трудовой деятельности, были замерены изменения межгрупповой враждебности после формирования и разбиения стихийно сложившихся групп, а также в процессе выполнения различной деятельности в условиях соревнования, ходе которой и был зафиксирован рост межгрупповой враждебности.

М. Шериф предложил групповой подход к изучению межгрупповых отношений: источники межгрупповой враждебности или сотрудничества отыскиваются здесь не в мотивах отдельной личности, а в ситуациях группового взаимодействия, однако были утрачены чисто психологические характеристики – когнитивные и эмоциональные процессы, регулирующие различные аспекты этого взаимодействия.

В рамках этой ориентации и были выполнены эксперименты А. Тэшфела. Изучая межгрупповую дискриминацию (внутригрупповой фаворитизм по отношению к своей группе и в негрупповую враждебность по отношению к чужой группе), А. Тэшфел рассматривал причину этих явлений. Он показал, что установление позитивного отношения к своей группе наблюдается и в отсутствии объективной основы конфликта между группами.

В эксперименте студентам показали две картины художников и предложили посчитать коли-чест-во точек на каждой картине. Затем произвольно разделили участников эксперимента на две группы: в одну попали те, кто зафиксировал больше точек у одного художника, в другую – те, кто зафиксировал их больше у другого. Немедленно возник эффект «своих» и «чужих» и была выявлена приверженность своей группе (внутригрупповой фаворитизм) и враждебность по отношению к чужой группе. Это позволило А. Тэшфелу заключить, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявлении враждебности к чужой группе.

Был сделан вывод о том, что область межгрупповых отношений – это сфера, включающая в себя четыре основных процесса: социальную категоризацию, социальную идентификацию, социальное сравнение, социальную (межгрупповую) дискриминацию.

Анализ этих процессов и должен, по мнению А. Тэш-фела, представлять собой собственно социально-психологический аспект в изучении межгрупповых отношений.

Группа несет в себе структуру внутренних межличностных формальных и неформальных отношений, которые связаны с внешними отношениями группы. Внешние отношения влияют на внутренние отношения группы. Эта зависимость была определена в исследованиях М. Шерифа, изучающего закономерности межгрупповых отношений. В условиях соревновательной деятельности конфликт интересов провоцирует развитие агрессии, враждебности по отношению к представителям другой группы. Происходит усиление внутригрупповой солидарности, увеличивается непроницаемость границ группового членства, усиливается социальный контроль в группе, уменьшается степень отклонения индивидов от выполнения групповых норм. Угроза со стороны другой группы вызывает позитивные изменения в структуре группы, чувствующей себя в опасности. Ведущим отношением между социальными группами является отношение соперничества.

Важнейший фактор влияния на межгрупповые отношения – характер совместной деятельности, исследованием которого занимался В. Хановес, участник международной экспедиции. Ее участники отличались друг от друга по национальности, возрасту, культуре, религии, политическим взглядам и т. д. За время экспедиции группа делилась на подгруппы три раза. На первом этапе группа разделилась на две подгруппы по признаку общительности. Межгрупповые отношения изменились, как только экспедиция стала сталкиваться с трудностями, требующими максимального приложения сил. Наблюдалось появление трех подгрупп, образование которых было связано с отношением к работе. Когда экспедиция подходила к концу, произошло деление на подгруппы по уровню культуры.

Вывод В. Хановеса: ни расовые, ни возрастные, ни социальные различия не играют существенной роли в отношениях между людьми. Исключение – культурный уровень.

В экстремальной ситуации группа делится на микрогруппы, в зависимости от обстоятельств и личностных особенностей индивидов.

Основными функциями межгрупповых отношений являются сохранение, стабилизация и развитие групп как функциональных единиц общественной жизни. При взаимодействии с другими группами каждая стремится к устойчивому состоянию посредством сохранения относительного баланса тенденций интеграции дифференциации. Если во внешних отношениях группы усиливаются тенденции дифференциации, то внутренние отношения будут характеризоваться усилением тенденции интеграции. Соперничество, сотрудничество, отношения неучастия – основные стратегии взаимодействия между группами. Доминирующая стратегия – стратегия соперничества.

Межгрупповые взаимодействия – это совокупность социально-психологических явлений, возникающих между различными группами.

В основе межгрупповых отношений лежит межгрупповое восприятие многообразных социально-психологических связей, возникающих между социальными группами.

Специфика межгруппового восприятия:

1) в объединении индивидуальных представлений в некоторое целое, качественно отличное от составляющих его элементов;

2) в длительном и недостаточно гибком формировании межгрупповых представлений, обладающих устойчивостью к внешним влияниям;

3) в схематизации и упрощении возможного диапазона сторон восприятия другой группы.

Одним из феноменов межгруппового взаимодействия являетсямежгрупповая дифференциация – социально-психологические процессы межгруппового восприятия, сравнения и оценки, связанные с установлением различий между своей и другими группами.

Межгрупповая дифференциация состоит из двух взаимосвязанных процессов:

1) внутригруппового фаворитизма (от лат. favor – благосклонность) – это социально-психологическое явление, характеризующееся осознанием членов собственной группы (аутгруппа), как «своих» и оказание им содействия, психологической протекции, в противовес членам другой группы (ингруппы);

2) межгрупповой дискриминации (от лат. discriminatio – различение) – это социально-психологическое явление, характеризующееся стремлением к недооценке или пониженной оценке успехов и переоценке неудач других групп, по сравнению с собственной группой.

Согласно теории социальной идентичности Г.Тэджфела и Д.Тернера причиной данных феноменов является серия когнитивных процессов:

2) социальная идентификация – отнесение самого себя к определенной социальной категории и переживание своей групповой социальной принадлежности;

3) социальное сравнение – установление различий социальных групп.

Другим феноменом межгруппового взаимодействия является межгрупповая интеграция, представляющая наличие между группами таких связей и зависимостей, которые способствуют их объединению, взаимосодействию. Интеграция способствует более успешной реализации функций, как своей группы, так и той более широкой общности, в которую включены обе взаимодействующие группы.

Феномены межгрупповой интеграции:

1) групповая аффилиация – это отношения между группами, которые предполагают, что одна из них является составной частью другой, т. е. взаимодействие групп разнопорядкового масштаба и объема. Малая группа, поглощенная большой функционирует по законам первой;

2) групповая открытость состоит в стремлении группы получить информацию и влияние извне, вследствие чего она подвергается различного рода воздействиям и оценкам со стороны других групп. Она способствует обновлению группы и соблюдению баланса процессов дифференциации и интеграции. Чем благополучнее группа, тем более она открыта;

3) межгрупповая толерантность – терпимость к другим группам;

4) межгрупповая референтность – стремление к достижению уровня значимой внешне группы, которая выступает в качестве носителя определенных ценностей и норм.

Процессы межгрупповой дифференциации и интеграции сосуществуют в любой группе. Преобладание процесса дифференциации в результате излишней закрытости ведет группу к стагнации (застою), доминирование процесса интеграции в результате излишней открытости приводит к потере группой социальной устойчивости.

27. Понятие социализации .

Социализация – это двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей; с другой стороны (часто недостаточно подчеркиваемой в исследованиях), процесс активного воспроизводства индивидом системы социальных связей за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду.

Вопрос ставится именно так, что человек не просто усваивает социальный опыт, но и преобразовывает его в собственные ценности, установки, ориентации. Этот момент преобразования социального опыта фиксирует не просто пассивное его принятие, но предполагает активность индивида в применении такого преобразованного опыта, т.е. в известной отдаче, когда результатом ее является не просто прибавка к уже существующему социальному опыту, но его воспроизводство, т.е. продвижение его на новую ступень. Понимание взаимодействия человека с обществом при этом включает в себя понимание в качестве субъекта развития не только человека, но и общества, объясняет существующую преемственность в таком развитии. При такой интерпретации понятия социализации достигается понимание человека одновременно как объекта, так и субъекта общественных отношений.

Первая сторона процесса социализации – усвоение социального опыта – это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему социальных связей и отношений требует принятия определенного решения и, следовательно, включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Таким образом, процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной психологии наиболее интересен взгляд на эту проблему "со стороны личности", то для социальной психологии – "со стороны взаимодействия личности и среды".

28. Этапы и институты социализации.

Поскольку наиболее подробно вопросы социализации рассматривались в системе фрейдизма, традиция в определении стадий социализации складывалась именно в этой схеме. Как известно, с точки зрения психоанализа, особое значение для развития личности имеет период раннего детства. Другие, не ориентированные на фрейдизм, школы социальной психологии делают сегодня особый акцент на изучении социализации именно в период юности. Но в качестве стадий социализации называются не только периоды детства и юности. Так, в отечественной социальной психологии сделан акцент на то, что социализация предполагает усвоение социального опыта прежде всего в ходе трудовой деятельности. Поэтому основанием для классификации стадий служит отношение к трудовой деятельности. Если принять этот принцип, то можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андреенкова, 1970; Гилинский, 1971).

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода: а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится, безусловно, все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деятельности, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С другой стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Так или иначе, но в литературе вопрос получает двоякое освещение, хотя при любом решении сама проблема является весьма важной как в теоретическом, так и в практическом плане: студенчество – одна из важных социальных групп общества, и проблемы социализации этой группы крайне актуальны.

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы "зрелого" возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений – это весь период трудовой деятельности человека. Вопреки мысли о том, что социализация заканчивается вместе с завершением образования, большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Более того, акцент на том, что личность не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Трудно согласиться с тем, что труд как условие развертывания сущностных сил человека прекращает процесс усвоения социального опыта; еще труднее принять тезис о том, что на стадии трудовой деятельности прекращается воспроизводство социального опыта. Конечно, юность – важнейшая пора в становлении личности, но труд в зрелом возрасте не может быть сброшен со счетов при выявлении факторов этого процесса.

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни – с одной стороны, определенная социальная политика государств – с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место. Прежде всего увеличивается его удельный вес. В значительной степени сохраняется трудовой потенциал тех лиц, которые составляют такую социальную группу, как пенсионеры. Не случайно сейчас переживают период бурного развития такие дисциплины, как геронтология и гериатрия.

В социальной психологии эта проблема присутствует как проблема послетрудовой стадии социализации. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его социальные функции свертываются. С этой точки зрения указанный период вообще нельзя описывать в терминах "усвоения социального опыта" или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея "десоциализации", наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция, напротив, активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психологической сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся социальной активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период.

Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов – "зрелость" (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом "мудрость", что соответствует окончательному становлению идентичности (Бернс, 1976. С. 53; 71-77). Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Институты социализции.

На дотрудовой стадии социализации такими институтами выступают: в период раннего детства – семья и играющие все большую роль в современных обществах дошкольные детские учреждения. Семья рассматривалась традиционно как важнейший институт социализации в ряде концепций. Именно в семье дети приобретают первые навыки взаимодействия, осваивают первые социальные роли (в том числе – половые роли, формирование черт маскулинности и фемининности), осмысливают первые нормы и ценности. Тип поведения родителей (авторитарный или либеральный) оказывает воздействие на формирование у ребенка "образа-Я" (Бернс, 1986). Роль семьи как института социализации, естественно, зависит от типа общества, от его традиций и культурных норм. Несмотря на то, что современная семья не может претендовать на ту роль, которую она играла в традиционных обществах (увеличение числа разводов, малодетность, ослабление традиционной позиции отца, трудовая занятость женщины), ее роль в процессе социализации все же остается весьма значимой (Кон, 1989. С. 26).



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта