Развитие эго (ego development). Психоаналитические теории развития Стадии развития эго
Главная » Из бетона » Развитие эго (ego development). Психоаналитические теории развития Стадии развития эго

Развитие эго (ego development). Психоаналитические теории развития Стадии развития эго

Мы еще раз возвращаемся к проблеме действия. В действии эго использует как соматические, так и психические аппараты. “Психический аппарат” - особенно подходящее описание предсознательных автоматизмов (и не только тех, которые имеют отношение к действию); однако, так как это подразумевает структуру и сформулированность, как и при любых других концепциях аппаратов, оно вряд ли применимо к тому, что временами называлось автоматическим характером ид. Блейлер (1920), когда он изобрел термин “нерегулярный аппарат” для объяснения процесса “абреакции”, имел в уме нечто аналогичное; но мы не можем останавливаться здесь на этом особом использовании данной концепции. Шилдер (1928) также часто использует понятие аппарата, и утверждает, что “функция облегчается посредством того факта, что организм является структурой”. Действия, поэтому, всегда подразумевают намерения, акты воли, мотивы и т.д., с одной стороны, и (психические и физические) аппараты - с другой. До сих пор исследователи уделяли мало внимания роли этих аппаратов и возможности, направлении, успехе и развитии действия. Однако, если мы принимаем в расчет свободную от конфликтов сферу эго, и если мы хотим разработать общую психологию действия, исследование этих аппаратов становится императивным, потому что в противном случае все наши утверждения относительно действия включают неизвестное: предсказание действий заранее предполагает знание этих аппаратов. Здесь опять могут возразить, что все эти проблемы находятся вне области психоанализа. Однако это неверно, если мы вперед намерены развивать эго психологию, начатую Фрейдом, и если мы также хотим исследовать те функции эго, которые не могут быть выведены из инстинктивных влечений. Эти функции принадлежат той сфере, которую мы недавно назвали - автономным развитием эго. (Здесь я не буду обсуждать, как расстройства в этой сфере могут становиться независимыми факторами в патологии; Нанберг, Шилдер и Э.Бибринг начали движение в этом направлении). Очевидно, что эти аппараты, соматические и психические, оказывают воздействие на развитие и функции эго, которое их использует; мы утверждали, что эти аппараты образуют один из корней эго. Шилдер(1937) показал это очень ясно, когда продемонстрировал, что расстройство центрального аппарата равновесия может влиять на объектные отношения. Примером более общей значимости является воздействие языкового развития на мышление. Для нас само собой разумеется, что аппаратам, как врожденным, так и приобретенным, требуется движущая сила для того, чтобы функционировать; и что психология действия непостижима без психологии инстинктивный влечений.


Индивид не приобретает всех аппаратов, которые ставятся на службу эго в ходе развития: восприятие, подвижность, интеллект и т.д., покоятся на конституциональных данных. Эти компоненты “конституции эго ” заслуживают нашего внимания в такой же большой мере, что и компоненты конституции влечения. Естественно, противопоставление эго (как регулятивного фактора) и аппаратов эго не должно приравниваться противопоставление обусловленного окружающей средой и конституционального. Эго как регулятивный орган также имеет конституциональные корни. В ходе психоанализа, конституция эго (также как и конституция влечения) предстает, так сказать, в своем негативном аспекте, то есть, как ограничение объяснению поведения воздействиями окружающей среды. Но вне психоанализа было достигнуто большое продвижение в направлении прямого доказательства наследования психических характеристик в последние двадцать лет: теперь мы имеем, благодаря главным образом исследованию на близнецах, проверенное знание, независимое от прежних произвольных концепций нативизма или эмпирических концепций.

Мы знаем, что многие функции эго - хотя определенно не все, а некоторые лишь частично - смоделированы по образцам инстинктивных влечений. Это определенно так для “давания”, “захвата”. И т.д., и частично для эго механизмов интроекции и подвижности. Как я дискутировал по другому поводу (1927), процессы восприятия не должны рассматриваться просто как проекции (или интроекции) в нашем смысле. В некоторых случаях будет разумно предположить, что как процессы инстинктивных влечений, так и механизмы эго восприятий из общего корня, предшествующего дифференциации эго и ид; хотя после того, как они структурализировались, они могут вторично вступать в самые разнообразные связи друг с другом.

Рассмотрение каждого врожденного механизма как инстинктивного влечения противоречило бы концепции инстинктивного влечения, как она обыкновенно используется в психоанализе, и заранее предполагало бы более широкую концепцию (эрос-танатос), в которой инстинктивное влечение вступает в координацию с каждым физиологическим процессом. Однако такая концепция скорее обходила бы, нежели чем объясняла, особое положение этих аппаратов. Строго говоря, нет никакого эго до дифференциации эго и ид, но также нет и никакого ид, так как оба они - продукты дифференциации. Мы можем рассматривать в качестве врожденных аппаратов эго те аппараты, которые, после этой дифференциации, недвусмысленно находятся на службе эго. Я опять хочу подчеркнуть, что раз мы предполагаем врожденные аппараты эго, наше представление о целенаправленности - которое всегда было неустойчивым --- также изменяется: адаптация лишь частично приобретается заново каждым поколением, и определенно не все вытекает из инстинктивных влечений.

Тот факт, который я уже подчеркивал, что новорожденный младенец обладает лишь немногими функциями, будет выдвигаться в качестве аргумента против этих соображений. В ответ я должен указать на то, что процессы созревания не завершены, ко времени рождения, и имеет место рост в смысле созревания также вне материнского тела. Это созревания, хотя во многих областях мы мало что о нем знаем, должно признаваться в качестве независимого фактора, вдобавок к обучению посредством опыта, памяти, упражнения, автоматизации, идентификации и других механизмов. Процессы созревания и обучения могут экспериментально различаться посредством “метода совместного контроля близнецов”, введенного Гезелл и Томпсон (1929): одного из двух идентичных близнецов обучают выполнению задачи, в то время как другого - контрольного - нет; позднее контрольного близнеца подвергают тому же процессу обучения, и результат созревания выводится из выигрыша во времени при обучении. Может быть полезно различать три разновидности эволюционных процессов: те, которые протекают без какого-либо существенного и специфического влияния внешнего мира; те, которые координируются типическими переживаниями (то есть те, спусковой механизм которых приводится в действие средне ожидаемыми ситуациями окружающей среды, как мы это уже обсуждали); и наконец те, которые зависят от атипических переживаний. Сам ход созревания частично является конституциональным свойством. Это хорошо установленный факт для органического созревания. Например, пути между древней и новой частями головного мозга еще не функционируют (еще не миелинизированы) во время рождения, также еще не завершено созревание моторных путей; контроль опорожнения кишечника предполагает в качестве предварительного условия созревания и т.д. Мы уже признали влияние процессов созревания также на последовательность фаз либидо. Даже разница в воздействии переживаний в некоторой степени зависит от уровня организации, на которой с ними сталкивается, то есть, от процессов созревания. Мы уже говорили о процессах созревания, хотя не использовали этот термин, когда обсуждали эвристические возможности и ценность психоанализа по отношению к развертыванию конституциональных данных. Рассматривая тесную взаимосвязь между физиологическим и психическим, как мы ее понимаем, оправданно предполагать также процессы психического созревания, хотя здесь более трудно продумать до конца последствия этого предположения, чем в физиологической сфере. Во многих случаях функции эго несомненно прямо зависят от физиологических процессов созревания. Однако продолжение этой линии рассуждения вовлекло бы нас в психологическую проблему, которой я не хотел бы здесь касаться.

Мы знаем, что процессы созревания не целиком непроницаемы для воздействий окружающей среды. Однако они являются независимыми факторами, которые, как до, так и после рождения, последовательно приводят в действие аппараты новорожденного, и определяют, по крайней мере грубо, ритм эволюционных процессов. Таким образом не все улучшения в адаптации возникают из опыта. Но мы должны отметить, что медленное созревание человека связано с продлением срока родительской заботы; в этой связи я напоминаю о принципе ретардации Болка. Типические отличия в скорости созревания различных функций приводит, у человека, к типическим конфликтам; например, типическая неспособность незрелого эго обеспечить удовлетворение влечений является одной из причин, почему инстинктивные влечения переживается как опасности (о других причинах, смотрите ниже). Здесь антитезой созреванию является обучение (ср. Коффка, 1924), первостепенную значимость которого для человека мы неоднократно подчеркивали. Недостаточно того, что аппараты обладают потенциальной возможностью для адаптационной функции; их специфические действия должны быть разучены, то есть, должны быть адаптированы. Мы до сих пор не уверены относительно роли условных рефлексов в этом процессе, но неправдоподобно, чтобы из них могли быть получены все функции разума. (Смотрите Шилдер (1935) и Куби (1934) относительно взаимоотношений между психоанализом и теорией условных рефлексов). Способность к обучению также, по-видимому, частично определяется конституциональными предрасположениями, которые были описаны как гибкие по контрасту с теми предрасположениями, которые не подвержены изменению посредством обучения.

Давайте теперь вернемся к унаследованным аппаратам эго в частности, и к унаследованным характеристикам эго в целом. Фрейд (1905) довольно рано предположил, что сексуальные задержки обусловлены не одним лишь воспитанием, но также действием определенных врожденных аппаратов: “В действительности это развитие [сексуальных задержек] обусловлено органически, зафиксировано путем передачи по наследству и иной раз может наступить без всякой помощи воспитания” (сс.177-178). Лишь недавно Фрейд провел несколько более подробное обсуждение врожденных характерных черт эго, предполагая, что индивидуальный выбор из различных возможных защитных механизмов определяется конституциональным фактором: “Не будет мистической переоценкой наследственности, если мы посчитаем вероятным, что даже до существования эго уже определены его последующие линии развития, наклонности и реакции” (1937, сс.343-344).

Недавние исследования достаточно несомненно показывают, что величина и направление даже интеллекта (чья роль в задержке моторной разрядки и в выполнении общей функции торможения нам известна), по крайней мере частично, определяются унаследованными предрасположенностями. Все упомянутые здесь аппараты поступают на службу эго в ходе индивидуального развития. С этой выгодной позиции мы можем достичь нового взгляда на проблему первичного антагонизма эго к инстинктивному влечению, который был высказан Анной Фрейд (1936). Так как многие аппараты эго являются тормозящими, и достижения эго определяются не только мобильными наклонностями эго, но также аппаратами эго, из этого следует, что “недоверие эго к требованиям инстинктивных влечений” является выражением первичного фактора. (Другим фактором может быть уже упоминавшийся частичный антангонизм между выживанием индивида и выживанием рода [беспомощность животных во время спаривания]. Представляется очевидным, что обсуждавшийся выше эго-психологический фактор имеет больший вес, чем это филогенетически рассмотрено).

Как мы только что узнали, Фрейд считал индивидуальный выбор защитных механизмов частично конституционально обусловленным. Мы можем также задаваться вопросом, оказывают ли или нет влияние на защитные процессы, созревание и развитие аппаратов свободной от конфликтов сферы эго. Мы столкнулись с данной проблемой раньше, когда, идя за Анной Фрейд, проследили связь между защитой и адаптацией в нормальном развитии. Возможно, это развитие ритма этих аппаратов является одной из детерминант той последовательности, в которой возникают защитные методы. (Происхождение этих функций эго является вопросом, отличным от тех специфических связей с защитными процессами, в которые они вступают). Механизмы отказа, избегания, реактивного образования, изоляции и отказа от содеянного, вероятно, вовлекают в себя такие детерминанты, но это менее вероятно для той другой группы защит, которая включает в себя обращение против Я, полное изменение в противоположное и т.д. Эта точка зрения находится в согласии с концепцией Фрейда, что вытеснение является защитой, которая заранее предполагает дифференциацию психического аппарата на эго и ид.

Теперь становится ясно, почему психоаналитическая психология эго должна серьезно браться за разрешение этих проблем. Наши первые соображения показали, что автономное развитие эго является одной из предпосылок всех отношений реального существования, и наше последующее обсуждение сделано вероятным, что это также является предпосылкой для многих других функций. Наша аргументация требует детального обсуждения аппаратов эго. В этой связи я опять подчеркиваю, что неосуществимо никакое удовлетворительное определение понятий эго силы и эго слабости без принятия в расчет природы и стадии созревания аппаратов эго, которые лежат в основе интеллекта, воли и действия.

Противопоставление нами здесь эго и его аппаратов инстинктивным влечениям находится в соответствии с (и поддерживает в определенных отношениях) противопоставление эго и инстинктивного влечения, циркулирующего в психоанализе. Я не могу обсуждать здесь разнообразные и интересные взаимоотношения между инстинктивными влечениями и аппаратами, а также взаимоотношения между катексическими состояниями эго в целом и этих аппаратов эго. (Интересное исследование Кадинера (1032) дает некоторые ключи к пониманию этих проблем). Акцент на аппаратах эго может более точным образом обрисовать нашу концепцию “влечений самосохранения”, к которой мы до сих пор относились как к пасынку.

Психология аппаратов эго представляется мне хорошим примером взаимозависимости конфликта и адаптации (и достижения), и это снова возвращает нас к отправной точке.

Многие из этих растянутых - но все еще неполных - соображений не являются психоаналитическими в узком смысле этого слова, и некоторые из них, по-видимому, увели нас далеко в сторону от сущности психоанализа. Многое в нашем обсуждении имело характер программы, которая должна быть выполнена и сделана конкретной посредством тщательных эмпирических исследований. Я соглашусь с вами, если вы найдете, что я был односторонним, подчеркивая определенные взаимосвязи и пренебрегая другими, столь же или даже еще более значимыми - в особенности теми, которые обычно наиболее нас интересуют: таким было мое намерение. Я буду рад, если вы согласитесь со мной, что проблема автономного развития эго, структуры и рангового порядка функций эго, организации, центральной регуляции, самоприостановки функции и т.д., и их взаимоотношения с концепциями адаптации и психического здоровья, справедливо требуют нашего внимания.


Einpassung переводится как “приспособление” - Пер.

Представленные здесь соображения ведут к êîíöåïöèи “вторичной автономии эго”. Смотрите “Комментарии к психоаналитической теории эго”. , 5: 74-96. New York: International Universities Press, 1950: “Взаимовлияния в развитии эго и ид.”Психоаналитическое исследование ребенка , 7: 9-30. New York: International Universities Press, 1952; и “Замечания относительно теории сублимации.” Психоаналитическое исследование ребенка , 10: 9-29. New York: International Universities Press, 1955.

Относительно последующей дискуссии о психологических ôóíêöèях целей смотрите “О рациональном и иррациональном действии.” Психоанализ и социальные науки , 1: 359-392. New York: International Universities Press , 1947.

Термин “èíñòèíêò” èñïîëüçóåòñÿ çäåñü â ñìûñëå ïñèõîëîãèè æèâîòíûõ: îí ïåðåâîäèòñÿ íåìåöêèì òåðìèíîì Instinkt. Ïñèõîàíàëèòè÷åñêèé òåðìèí Trieb ïåðåâîäèòñÿ çäåñü êàê “èíñòèíêòèâíîå âëå÷åíèå” - Ïåð.

См. подстрочное примечание 4 выше. - Пер.

Относительно более детального обсуждения смотрите “Применение психоаналитических êîíöåïöèй к общественным наукам”. Psa, Quart,. 19: 385-392, 1950; а также “Ежегодник психоанализа” , 7: 81-87. New York: International Universities Press, 1951.

Ср. “Психоанализ и êîíöåïöèя здоровья.” Int. J. Psa., 20: 308-321, 1939.

Ср.: "Comment on the Psychoanalytic Theory of Instinetnal Drive" Psa. Quart., 17:368-388, 1948.

Соответствующие немецкие термины – Anpassung и Zusammenpassung . (прим. перев.).

Ср. “On rational and the Social Sciences, 1: 359-392. New York: International Universities Press, 1947.

Эти вопросы рассматриваются более подробно в “Notes on the Reality Principle”. ., 11: 31-53. New York: International Universities Press, 1956.

Перечисленные здесь термины представляют термины Макса Шелера (1927, в особенности с.344сл.), в следующем порядке: sinnliche Gefuhle, Empfindungsgefuhle, Leibgefuhle, Lebensgefuhle, Seelische Gefuhle (Ichgefuhle),geistige Gefuhle (Personlichkutsge-fuhle). - ïðèì. ïåðåâ.).

Ср. “Comments on the Psychoanalytic Theory of Instiotual Drikes”. Psa. Quart., 17:368-388, 1948; и “Notes on the Theory of Aggression” (with Erast Kris L Rudolf M.Loewensten). 3/4: 9-36. New York: International Universities Press, 1949.

Смотрите подстрочное примечание 4 на с.29. - ïðèì. ïåðåâ.

Эти соображения привели к êîíöåïöèи “первичной автономии эго”. Ср. “Comments on the Psychoanalytic Theory of the Ego”. The Psychoanalytic Study of the Child,

Ср. “Psychoanalytic and the Concept of Health”. Int.J.Psa., 20:308-321, 1939.

Для более детального обсуждения смотрите “Technical Implications of Ego Psychology”. Psa. Quart., 20:31-43, 1951.

“Смысловые связи” ÿâëÿþòñÿ ïåðåâîäîì verstьndliohe Zusammenhдnge, â ñìûñëå Äèëüòåÿ, ßñïåðñà è“ verstehende Psychologie” Øïðåíãåðà.

По поводу детальной трактовки смотрите “On Rational and Irrational Action”. Psyhoanalysis and Social Sciences

Относительно более детального исследования интересов эго смотрите “Comments on the Psychoanalytic Theory of the Ego”. The Psychoanalytic Study of the Child, 5:74-96. New York: International University Press, 1950; и“On Rational and Irrational Action”. , 1:359-392. New York: International Universities Press, 1947.

Для более детальной трактовки смотрите “Psychoanalytic and the Concept of Health”. Int.J.Psa., 20:308-321, 1939.

Смотрите также “On Rational and Irrational Action”. Psyhoanalysis and the Social Sciences , 1:359-392. New York: International Universities Press, 1947.

Цит. По Фрейд 3, “Îñòðîóìèå è åãî îòíîøåíèå ê áåçñîçíàòåëüíîìó ”, в кн. “Я” и “Оно”, книга 2, Тбилиси, 1991 - с.390. - Прим. пер.

Относительно пристрастных êîíöåïöèий эго, смотрите”Psychoanalysis and Developmental Psychology”. The Psychoanalytic Study of the Child , 5:7-17. New York: International Universities Press, 1950; и “The Mutual Influences in the Develpment of Ego and Id”. The Psychoanalytic Study of the Child

Мое дальнейшее исследование этих мыслей приведено Эдвардом Бибрингом в его статье “The Conception of the Repetition Compulsion”. Psa. Quart., 12:486-519, 1943.

Смотрите также “Comments on the Psychoanalytic Theory of the Ego”. The Psychoanalytic Study of the Child, 5:74-96. New York: International Universities Press, 1950.

Ср. Psychiatrische Zwillingsprobleme”. Jahrbuch fur Psychiatrie und Neurologie , 50,51, 1934.

Эта мысль более полно развита в “Comments on the Formation of Psychic Structure (with Ernst Kris & Rudolph M.Loewenstein)”. The Psychoanalytic Study of the Child , 2:11-38. New York: International Universities Press, 1946.

Ср.“The Mutual Influences in the Develpment of Ego and Id”. The Psychoanalytic Study of the Child , 7:9-30. New York: International Universities Press, 1952.

Развитие эго (ego development)

Разные авторы употребляют термин «Р. э.» по-разному. Большинство психоаналитиков используют его в одной из трех областей: а) при описании периода формирования чувства собственного Я, или эго, в первые 2-3 года жизни; б) при описании развития всех функций эго, включая то, что X. Гартманн наз. «бесконфликтной сферой эго», т. е. локомоцию, речь и т. п.; в) при описании таких аспектов Р. э., к-рые Э. Эриксон охарактеризовал как психосоциальные задачи, вплетенные в психосексуальное развитие (напр., развитие влечений и их производных структур) и связанные с возрастными задачами жизни. В клинической психоаналитической практике нарушения Р. э. соотносят с проблемами, возникающими в период формирования эго; по-видимому, они приводят к серьезным нарушениям способности адаптироваться к окружающей обстановке или к формированию «пограничных» типов личности.

Среди психологов сложилось иное понимание Р. э., истоки к-рого можно обнаружить в «Интерперсональной теории психиатрии» (Interpersonal theory of psychiatry) Г. С. Салливана. Психол. концепция Р. э., кроме описания последовательности возрастных стадий, учитывает аспект индивидуальных различий, к-рые сказываются на развитии в любом возрасте, хотя и не в такой степени, чтобы высшие его стадии обнаруживались в раннем детстве, а низшие - в зрелости (последнее, если и встречается, то редко). Для характеристики различных аспектов стадиального Р. э. понадобились такие термины, как моральное развитие, интерперсональная надежность и когнитивная сложность.

Стадии развития эго

Самая ранняя стадия (или стадии) - период формирования эго - приходится на младенчество. Это досоциальная, сначала аутистическая, а позднее - симбиотическая (в отношениях с матерью или материнской фигурой) стадия. Считается, что овладение языком - важный фактор, приводящий к окончанию этого периода.

Вслед за ним наступает импульсивная стадия. Ребенок, проявляя упрямство, утверждает отдельное от матери существование, но остается зависимым от нее и др. в том, что касается контроля импульсов. Люди на этой стадии развития поглощены собственными потребностями, часто физ., и смотрят на др. как на источник снабжения. Они живут в концептуально упрощенном, - по крайней мере, в части челов. отношений, - мире. Нормы и правила поведения воспринимаются ими как индивидуальные запреты или отдельные препятствия на пути желаний, а не как система соц. регулирования.

Дальнейшее развитие происходит сначала в виде обеспечения более гарантированного удовлетворения потребностей и желаний за счет способности допускать задержки и обходные пути, что приводит к переходу на стадию защиты собственных интересов. На этой стадии дети часто пытаются отстаивать определенный уровень автономии, чтобы освободиться от чрезмерной зависимости; однако их отношения с др. остаются эксплуататорскими. Их интересуют вопросы власти и контроля, господства и подчинения. В раннем детстве этот период обычно успешно преодолевается с помощью ритуалов; в тех случаях, когда чел. остается на этой стадии и дальше - в отрочестве, юности и даже взрослости, - его жизненным кредо может стать оппортунизм. Такой чел. правильно толкует нормы и правила поведения, но манипулирует ими в корыстных интересах.

Обычно в позднем детстве происходит принципиальный переход, своего рода «расплата за своекорыстие». Индивидуум идентифицируется с группой сверстников и идентифицирует собственное благополучие с благополучием этой группы. Нормы и правила поведения частично интернализуются и становятся обязательными, так как приняты и поддерживаются группой. Это и есть стадия конформиста, к-рая была повсеместно признана и описана как тип личности. Конформность ценится ради нее самой, и люди склонны воспринимать себя и др. как следующих установленным нормам и правилам.

По-видимому, мн. все же продвигаются дальше стадии конформиста благодаря осознанию того, что сами они не всегда поступают в соответствии с высокими стандартами поведения, поддерживаемыми об-вом, и не всегда испытывают в типичных ситуациях одобряемые им чувства. Этот этап в развитии наз. уровнем сознательного конформиста, или уровнем самоанализа. На вопрос о том, яв-ся ли этот этап переходом между стадией конформиста и стадией сознательности, пока нельзя ответить однозначно. На этом уровне чел. считает приемлемыми различные возможности.

На стадии сознательности происходит подлинная интернализация норм и правил поведения. Чел. подчиняется им не только в силу их одобрения определенной группой, а потому что сам оценил и принял эти нормы и правила как верные и справедливые. Отношения между людьми истолковываются исходя из чувств и мотивов, а не только реальных действий. Находящиеся на этой стадии люди обладают довольно сложным внутренним миром и богатством отличительных черт, к-рое используется для характеристики др. вместо прежнего ограниченного набора стереотипных образов. Так, напр., родители в их описании уже выглядят не идеализированными портретами или полностью отрицательными персонажами, а реальными людьми со своими достоинствами и недостатками. Самохарактеристики тж обретают полутона и становятся более сбалансированными; чел. больше не описывает себя как идеального или, напротив, никуда не годного, но подмечает определенные недостатки, к-рые стремится исправить. Достижения оцениваются теперь не только в плане состязания или соц. признания, но и относительно требований, предъявляемых чел. к самому себе. Люди на этой стадии развития могут чувствовать себя чрезвычайно ответственными за участие в жизни др.

Продвигаясь в своем развитии дальше стадии сознательности, люди начинают ценить индивидуальность ради нее самой, и потому этот переходный уровень наз. индивидуалистическим. Он характеризуется возросшей концептуальной сложностью: вместо того, чтобы воспринимать жизнь в виде взаимоисключающих вариантов, чел. начинает видеть в ней многообразие возможностей. Появляется спонтанный интерес к челов. развитию и понимание психол. каузации.

На автономной стадии отличительные особенности индивидуалистического уровня получают дальнейшее развитие. Назв. «автономная» до нек-рой степени условно, как и назв. всех остальных стадий. Ни один аспект поведения не возникает внезапно на каком-то этапе развития и не исчезает бесследно при переходе к следующему. То, что характерно именно для этой стадии, можно определить как уважение автономии др. Решающее испытание связано с признанием самостоятельности своих детей, особенно их права на собственные ошибки. На этой стадии люди часто сознают различия функционирования в разных ролях. Им приходится справляться с таким внутренним конфликтом, как конфликт между собственными потребностями и обязанностями. Конфликт воспринимается теперь как неотъемлемая часть челов. состояния, а не как рез-т слабости эго, недостатков др. членов семьи или об-ва в целом.

Восприятие и понимание себя в более широком соц. контексте, начинающееся на стадии сознательности, становится особенно характерным для высших стадий развития эго. Это тем более верно для тех, кто достиг интегрированной стадии и обрел способность объединять интересы об-ва и свои интересы в единый комплексный подход к жизни.

Смежные области

Мн. авторы предлагали схематические описания стадий развития, тесно связанные с упомянутой выше последовательностью стадий Р. э. К. Салливан, Маргарита К. Грант и Дж. Д. Грант наз. свою сх. стадий «интерперсональной интеграцией». Их концепция использовалась в исслед. индивидуального подхода при работе с различными подтипами делинквентов.

Колберг разраб. систему для описания стадий развития моральных суждений. Его идеи нашли широкое применение. В школах они использовались в качестве основы для создания программ содействия моральному развитию уч-ся, включая создание альтернативных школ по образцу «справедливых сообществ».

Селман использует в качестве маркировочного знака для своей сх. стадий выражение «принятие интерперсональной перспективы». Он изучал детей школьного возраста, и потому его работа касается, гл. обр., ранних стадий. Кроме того, Селман исследовал небольшую клиническую выборку.

Последовательность стадий, предложенная Перри, согласуется с нек-рыми из описанных здесь высших стадий Р. э. Сх. Дж. М. Броутона охватывает широкий возрастной диапазон. Броутон изучал развитие «естественных эпистемологий» - стихийное формирование концепций души, Я, действительности и познания.

Методы изучения

Хотя идея развития характера восходит, по меньшей мере, к Сократу, совр. изучение этой темы начинается с работ Ж. Пиаже. Колберг, Селман и др. позаимствовали разраб. им метод клинической беседы. Колберг предъявлял своим испытуемым незаконченные истории с развязкой в форме моральной дилеммы. После того, как испытуемый выбирает один из вариантов развязки, с ним проводится зондирующая беседа, в ходе к-рой выясняются мотивы его выбора; приписываемая ему стадия морального развития как раз и будет зависеть от характера используемых им аргументов. Рест развил методику Колберга до уровня объективного теста. Броутон и Перри разраб. методики интервью, начинающихся с широких, расплывчатых вопросов.

Ловингер, Весслер и Редмор разраб. руководство к тесту незаконченных предложений, достаточно подробное для того, чтобы придать этому тесту хотя бы частичную объективность, и включающее упражнения для самообучения. Маргарита Уоррен (бывшая Грант) и др., работающие с системой интерперсональной интеграции К. Салливана и его коллег, использовали разнообразный инструментарий, включая методики интервью, тесты незаконченных предложений и объективные тесты.

Можно сформулировать 2 главных теорет. вопроса: 1) почему эго (или Я) так устойчиво; 2) если оно все же изменяется, то как и почему это происходит?

Все теории устойчивости эго яв-ся вариантами теории «селекции тревоги», предложенной Г. С. Салливаном. То, что Салливан наз. «Я-системой», действует как своего рода фильтр, шаблон или критерий для нашего восприятия и понимания мира челов. отношений. Любые наблюдения, не совместимые с текущим значением такого критерия, вызывают тревогу. Однако осн. назначение Я-системы - избежание или ослабление тревоги. Поэтому способные вызвать тревогу восприятия либо искажаются т. о., чтобы вписаться в уже сложившуюся систему, либо - по выражению Салливана - «избирательно пропускаются мимо ушей». Т. о., эта теория утверждает, что поскольку Я-система (или эго) представляет собой структуру, она обладает тенденцией к самосохранению.

У Колберга есть структурная теория изменения. Когда чел., находящийся на определенной стадии (развития моральных суждений), неоднократно сталкивается с рассуждениями и аргументами ровно на одну стадию выше его собственной и при этом пытается ухватить их ход и смысл, создаются оптимальные условия для их ассимилирования и, следовательно, для продвижения к следующей стадии.

Идентификация - ключевое понятие для совр. психоаналитической теории Р. э. Чел. продвигается вперед отчасти потому, что идентифицируется с некой моделью, к-рая вызывает у него восхищение и находится (или воспринимается как находящаяся) на неск. более высоком уровне, чем он сам. Несмотря на то, что теория Колберга, по существу, яв-ся когнитивной, а психоаналитическая теория - аффективной, обе заключают в себе модель уравновешивания Пиаже, потери равновесия и его восстановления на новом уровне. В действительности обе они яв-ся теориями «соц. научения», хотя радикально отличаются от того, что обычно наз. теорией соц. научения.

В психоаналитической теории есть и др. элемент, происхождение к-рого можно отнести на счет соц. научения, но к-рый затем становится для индивидуума сугубо интернальным. Идеал, к к-рому чел. стремится, или образец, на к-рый он хочет походить, вовсе не должен находиться во внешнем окружении. Способность создавать свою собственную модель составляет сущность того, что наз. «идеалом-Я».

Осубель предлагает еще одну теорию для объяснения ряда аспектов Р. э. Младенцы кажутся себе всемогущими, потому что их желания выполняются как по волшебству. (В этом он разделяет взгляды Ференци.) Когда же дети узнают о своей полной зависимости от родителей, они сталкиваются с катастрофическим падением самоуважения. Чтобы избежать этой катастрофы, они приписывают свое прежнее всемогущество своим родителям и т. о. превращаются в их сателлитов, сияющих отраженным светом родительского величия. В позднем детстве и отрочестве они должны будут «сойти со спутниковой орбиты», научиться выводить самооценку из своих собственных достижений. «Выход на спутниковую орбиту» и «освобождение от родительского притяжения» могут нарушаться в неск. точках, приводя к различным картинам психопатологии.

Перри подробно описывает мн. факторы, способствующие как устойчивости, так и изменению в студенческие годы. Его модель изменения имеет ряд следствий для динамического объяснения. Студент, к-рому мир поначалу представляется дуалистическим (правильно - неправильно; мы - они), научается воспринимать какую-то особо важную для себя область как более сложную и многозначную (множество возможностей; каждый имеет право на собственное мнение). По мере того как расширяется область применения многозначного видения, соответственно сокращаются области применения дуалистического подхода, пока, наконец, многозначная картина мира не становится преобладающей, если не считать редких очагов жизни, все еще воспринимаемых с дуалистической т. зр. Та же парадигма применима в отношении перехода от многозначного к релятивистскому мышлению (одни позиции лучше др., потому что лучше обоснованы - фактологически или логически). Одна из общепринятых целей гуманит. образования - содействовать признанию релятивистского характера всякого знания. С т. зр. Перри, за релятивизмом должно последовать формирование собственной твердой позиции.

Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Аватара (значения). Пример аватары Аватар, аватара, ава, также аватарка (от англ. avatar), юзерпик (от англ. user picture «картинка пользователя») графическое представление… … Википедия

Значимость предмета статьи может быть не показана в её тексте. Однако существуют авторитетные источники, показывающие значимость (см. раздел Ссылки) Вы можете помочь проекту … Википедия

Разные авторы употребляют термин «Р. э.» по-разному. Большинство психоаналитиков используют его в одной из трех областей: а) при описании периода формирования чувства собственного Я, или эго, в первые 2-3 года жизни; б) при описании развития всех функций эго, включая то, что X. Гартманн наз. «бесконфликтной сферой эго», т. е. локомоцию, речь и т. п.; в) при описании таких аспектов Р. э., к-рые Э. Эриксон охарактеризовал как психосоциальные задачи, вплетенные в психосексуальное развитие (напр., развитие влечений и их производных структур) и связанные с возрастными задачами жизни. В клинической психоаналитической практике нарушения Р. э. соотносят с проблемами, возникающими в период формирования эго; по-видимому, они приводят к серьезным нарушениям способности адаптироваться к окружающей обстановке или к формированию «пограничных» типов личности.

Среди психологов сложилось иное понимание Р. э., истоки к-рого можно обнаружить в «Интерперсональной теории психиатрии» (Interpersonal theory of psychiatry) Г. С. Салливана. Психол. концепция Р. э., кроме описания последовательности возрастных стадий, учитывает аспект индивидуальных различий, к-рые сказываются на развитии в любом возрасте, хотя и не в такой степени, чтобы высшие его стадии обнаруживались в раннем детстве, а низшие - в зрелости (последнее, если и встречается, то редко). Для характеристики различных аспектов стадиального Р. э. понадобились такие термины, как моральное развитие, интерперсональная надежность и когнитивная сложность.

Стадии развития эго

Самая ранняя стадия (или стадии) - период формирования эго - приходится на младенчество. Это досоциальная, сначала аутистическая, а позднее - симбиотическая (в отношениях с матерью или материнской фигурой) стадия. Считается, что овладение языком - важный фактор, приводящий к окончанию этого периода.

Вслед за ним наступает импульсивная стадия. Ребенок, проявляя упрямство, утверждает отдельное от матери существование, но остается зависимым от нее и др. в том, что касается контроля импульсов. Люди на этой стадии развития поглощены собственными потребностями, часто физ., и смотрят на др. как на источник снабжения. Они живут в концептуально упрощенном, - по крайней мере, в части челов. отношений, - мире. Нормы и правила поведения воспринимаются ими как индивидуальные запреты или отдельные препятствия на пути желаний, а не как система соц. регулирования.

Дальнейшее развитие происходит сначала в виде обеспечения более гарантированного удовлетворения потребностей и желаний за счет способности допускать задержки и обходные пути, что приводит к переходу на стадию защиты собственных интересов. На этой стадии дети часто пытаются отстаивать определенный уровень автономии, чтобы освободиться от чрезмерной зависимости; однако их отношения с др. остаются эксплуататорскими. Их интересуют вопросы власти и контроля, господства и подчинения. В раннем детстве этот период обычно успешно преодолевается с помощью ритуалов; в тех случаях, когда чел. остается на этой стадии и дальше - в отрочестве, юности и даже взрослости, - его жизненным кредо может стать оппортунизм. Такой чел. правильно толкует нормы и правила поведения, но манипулирует ими в корыстных интересах.

Обычно в позднем детстве происходит принципиальный переход, своего рода «расплата за своекорыстие». Индивидуум идентифицируется с группой сверстников и идентифицирует собственное благополучие с благополучием этой группы. Нормы и правила поведения частично интернализуются и становятся обязательными, так как приняты и поддерживаются группой. Это и есть стадия конформиста, к-рая была повсеместно признана и описана как тип личности. Конформность ценится ради нее самой, и люди склонны воспринимать себя и др. как следующих установленным нормам и правилам.

По-видимому, мн. все же продвигаются дальше стадии конформиста благодаря осознанию того, что сами они не всегда поступают в соответствии с высокими стандартами поведения, поддерживаемыми об-вом, и не всегда испытывают в типичных ситуациях одобряемые им чувства. Этот этап в развитии наз. уровнем сознательного конформиста, или уровнем самоанализа. На вопрос о том, яв-ся ли этот этап переходом между стадией конформиста и стадией сознательности, пока нельзя ответить однозначно. На этом уровне чел. считает приемлемыми различные возможности.

На стадии сознательности происходит подлинная интернализация норм и правил поведения. Чел. подчиняется им не только в силу их одобрения определенной группой, а потому что сам оценил и принял эти нормы и правила как верные и справедливые. Отношения между людьми истолковываются исходя из чувств и мотивов, а не только реальных действий. Находящиеся на этой стадии люди обладают довольно сложным внутренним миром и богатством отличительных черт, к-рое используется для характеристики др. вместо прежнего ограниченного набора стереотипных образов. Так, напр., родители в их описании уже выглядят не идеализированными портретами или полностью отрицательными персонажами, а реальными людьми со своими достоинствами и недостатками. Самохарактеристики тж обретают полутона и становятся более сбалансированными; чел. больше не описывает себя как идеального или, напротив, никуда не годного, но подмечает определенные недостатки, к-рые стремится исправить. Достижения оцениваются теперь не только в плане состязания или соц. признания, но и относительно требований, предъявляемых чел. к самому себе. Люди на этой стадии развития могут чувствовать себя чрезвычайно ответственными за участие в жизни др.

Продвигаясь в своем развитии дальше стадии сознательности, люди начинают ценить индивидуальность ради нее самой, и потому этот переходный уровень наз. индивидуалистическим. Он характеризуется возросшей концептуальной сложностью: вместо того, чтобы воспринимать жизнь в виде взаимоисключающих вариантов, чел. начинает видеть в ней многообразие возможностей. Появляется спонтанный интерес к челов. развитию и понимание психол. каузации.

На автономной стадии отличительные особенности индивидуалистического уровня получают дальнейшее развитие. Назв. «автономная» до нек-рой степени условно, как и назв. всех остальных стадий. Ни один аспект поведения не возникает внезапно на каком-то этапе развития и не исчезает бесследно при переходе к следующему. То, что характерно именно для этой стадии, можно определить как уважение автономии др. Решающее испытание связано с признанием самостоятельности своих детей, особенно их права на собственные ошибки. На этой стадии люди часто сознают различия функционирования в разных ролях. Им приходится справляться с таким внутренним конфликтом, как конфликт между собственными потребностями и обязанностями. Конфликт воспринимается теперь как неотъемлемая часть челов. состояния, а не как рез-т слабости эго, недостатков др. членов семьи или об- ва в целом.

Восприятие и понимание себя в более широком соц. контексте, начинающееся на стадии сознательности, становится особенно характерным для высших стадий развития эго.

Это тем более верно для тех, кто достиг интегрированной стадии и обрел способность объединять интересы об-ва и свои интересы в единый комплексный подход к жизни.

Смежные области

Мн. авторы предлагали схематические описания стадий развития, тесно связанные с упомянутой выше последовательностью стадий Р. э. К. Салливан, Маргарита К. Грант и Дж. Д. Грант наз. свою сх. стадий «интерперсональной интеграцией». Их концепция использовалась в исслед. индивидуального подхода при работе с различными подтипами делинквентов.

Колберг разраб. систему для описания стадий развития моральных суждений. Его идеи нашли широкое применение. В школах они использовались в качестве основы для создания программ содействия моральному развитию уч-ся, включая создание альтернативных школ по образцу «справедливых сообществ».

Селман использует в качестве маркировочного знака для своей сх. стадий выражение «принятие интерперсональной перспективы». Он изучал детей школьного возраста, и потому его работа касается, гл. обр., ранних стадий. Кроме того, Селман исследовал небольшую клиническую выборку.

Последовательность стадий, предложенная Перри, согласуется с нек-рыми из описанных здесь высших стадий Р. э. Сх. Дж. М. Броутона охватывает широкий возрастной диапазон. Броутон изучал развитие «естественных эпистемологий» - стихийное формирование концепций души, Я, действительности и познания.

Методы изучения

Хотя идея развития характера восходит, по меньшей мере, к Сократу, совр. изучение этой темы начинается с работ Ж. Пиаже. Колберг, Селман и др. позаимствовали разраб. им метод клинической беседы. Колберг предъявлял своим испытуемым незаконченные истории с развязкой в форме моральной дилеммы. После того, как испытуемый выбирает один из вариантов развязки, с ним проводится зондирующая беседа, в ходе к-рой выясняются мотивы его выбора; приписываемая ему стадия морального развития как раз и будет зависеть от характера используемых им аргументов. Рест развил методику Колберга до уровня объективного теста. Броутон и Перри разраб. методики интервью, начинающихся с широких, расплывчатых вопросов.

Ловингер, Весслер и Редмор разраб. руководство к тесту незаконченных предложений, достаточно подробное для того, чтобы придать этому тесту хотя бы частичную объективность, и включающее упражнения для самообучения. Маргарита Уоррен (бывшая Грант) и др., работающие с системой интерперсональной интеграции К. Салливана и его коллег, использовали разнообразный инструментарий, включая методики интервью, тесты незаконченных предложений и объективные тесты.

Можно сформулировать 2 главных теорет. вопроса: 1) почему эго (или Я) так устойчиво; 2) если оно все же изменяется, то как и почему это происходит?

Все теории устойчивости эго яв-ся вариантами теории «селекции тревоги», предложенной Г. С. Салливаном. То, что Салливан наз. «Я-системой», действует как своего рода фильтр, шаблон или критерий для нашего восприятия и понимания мира челов. отношений. Любые наблюдения, не совместимые с текущим значением такого критерия, вызывают тревогу. Однако осн. назначение Я- системы - избежание или ослабление тревоги. Поэтому способные вызвать тревогу восприятия либо искажаются т. о., чтобы вписаться в уже сложившуюся систему, либо - по выражению Салливана - «избирательно пропускаются мимо ушей». Т. о., эта теория утверждает, что поскольку Я-система (или эго) представляет собой структуру, она обладает тенденцией к самосохранению.

У Колберга есть структурная теория изменения. Когда чел., находящийся на определенной стадии (развития моральных суждений), неоднократно сталкивается с рассуждениями и аргументами ровно на одну стадию выше его собственной и при этом пытается ухватить их ход и смысл, создаются оптимальные условия для их ассимилирования и, следовательно, для продвижения к следующей стадии.

Идентификация - ключевое понятие для совр. психоаналитической теории Р. э. Чел. продвигается вперед отчасти потому, что идентифицируется с некой моделью, к-рая вызывает у него восхищение и находится (или воспринимается как находящаяся) на неск. более высоком уровне, чем он сам. Несмотря на то, что теория Колберга, по существу, яв-ся когнитивной, а психоаналитическая теория - аффективной, обе заключают в себе модель уравновешивания Пиаже, потери равновесия и его восстановления на новом уровне. В действительности обе они яв-ся теориями «соц. научения», хотя радикально отличаются от того, что обычно наз. теорией соц. научения.

В психоаналитической теории есть и др. элемент, происхождение к-рого можно отнести на счет соц. научения, но к-рый затем становится для индивидуума сугубо интернальным. Идеал, к к-рому чел. стремится, или образец, на к-рый он хочет походить, вовсе не должен находиться во внешнем окружении. Способность создавать свою собственную модель составляет сущность того, что наз. «идеалом-Я».

Осубель предлагает еще одну теорию для объяснения ряда аспектов Р. э. Младенцы кажутся себе всемогущими, потому что их желания выполняются как по волшебству. (В этом он разделяет взгляды Ференци.) Когда же дети узнают о своей полной зависимости от родителей, они сталкиваются с катастрофическим падением самоуважения. Чтобы избежать этой катастрофы, они приписывают свое прежнее всемогущество своим родителям и т. о. превращаются в их сателлитов, сияющих отраженным светом родительского величия. В позднем детстве и отрочестве они должны будут «сойти со спутниковой орбиты», научиться выводить самооценку из своих собственных достижений. «Выход на спутниковую орбиту» и «освобождение от родительского притяжения» могут нарушаться в неск. точках, приводя к различным картинам психопатологии.

Перри подробно описывает мн. факторы, способствующие как устойчивости, так и изменению в студенческие годы. Его модель изменения имеет ряд следствий для динамического объяснения. Студент, к-рому мир поначалу представляется дуалистическим (правильно - неправильно; мы - они), научается воспринимать какую-то особо важную для себя область как более сложную и многозначную (множество возможностей; каждый имеет право на собственное мнение). По мере того как расширяется область применения многозначного видения, соответственно сокращаются области применения дуалистического подхода, пока, наконец, многозначная картина мира не становится преобладающей, если не считать редких очагов жизни, все еще воспринимаемых с дуалистической т. зр. Та же парадигма применима в отношении перехода от многозначного к релятивистскому мышлению (одни позиции лучше др., потому что лучше обоснованы - фактологически или логически). Одна из общепринятых целей гуманит. образования - содействовать признанию релятивистского характера всякого знания. С т. зр. Перри, за релятивизмом должно последовать формирование собственной твердой позиции.

См. также Эриксонианские стадии развития, Формирование идентичности, Самость



Эго - это Я, Мне, Мое.
Эго есть у всех, даже у мудрецов, потому что они хотят учить людей чему-то.

Пока вы дышите, до вашего последнего вздоха, Эго существует.

Поэтому настоящий мудрец не будет говорить вам отбросьте ваше Эго. Он может сказать усмирить Эго.

В каком возрасте развивается Эго?

Первый наиболее яркий возраст - это 2 года.
Здесь мы прибегаем к системе один знак зодиака равен одному году жизни. Т.е. Овен - 1-й год, Телец - 2-й год, Близнецы - 3-й год и так далее до следующих циклов, где Овен - 13 год, Телец - 14 год и т.д.

Итак, 2-й год жизни и знак Тельца . Почему это первая стадия развития Эго?

Вспомним управление накшатрами. С какой накшатры начинается Телец? Это Криттика , которой управляет Солнце. Солнце в астрологии - это эго!

В возрасте двух лет дети начинают понимать, что это моя мама, это мой папа, это моя игрушка.

Кроме того, Телец по смыслу соответствует 2-му дому - Владения, Ценности, Благосостояние.

В 2 года основные ценности - это игрушки, семья.



Следующая ступень развития эго - это 6 лет . Этот возраст соответствует знаку Девы, которая начинается с накшатры Уттара Пхалгуни под управлением Солнца.

Это возраст, когда появляется желание бороться. Ребенок начинает защищать и бороться за свои интересы - это мое! Это моя кукла! Это моя машинка! Не трогай! Появляются первые враги в детском саду или школе.


Далее идет возраст 10 лет, знак Козерога и накшатра Уттара Ашадха . Этот этап определяет, кем вы будете дальше до своего последнего вздоха. В 10 лет ребенок начинает задумываться о своем статусе. В этом возрасте ребенок начинает понимать -я хочу быть доктором или космонавтом, актером или кем-то еще. Это время первых размышлений о карьере.

Как вы могли заметить, эти стадии развития Эго соответствуют Артха трикону , который показывает, что для нас ценно в этом мире. Эти знаки ответственны за развитие нашего Эго.

Чтобы узнать имеет ли человек сильное эго, уязвимое эго, или склонное к борьбе эго, нужно посмотреть 2, 6 и 10 дома.

Планеты в этих домах или влияющие на них, будут развивать наше эго.
Этот трикон - это трикон эго. Хочу ли я зарабатывать деньги, хочу ли я бороться за свои интересы, хочу ли я достичь уважения и статуса в обществе - это все артха трикон.

Из них самый влиятельный дом это 10-й. Вам не нужно переживать о своих врагах и соревнованиях (6 дом), вам не нужно переживать о своих накоплениях (2 дом), потому что после смерти этого не останется. Что останется после смерти, это карма - дела, которые вы совершили (10 дом). И она покажет какое будет ваше будущее в следующих жизнях.


Поэтому 10 дом - самый важный дом из домов эго.

текст Kapiel Raaj
перевод мой (Анна Кушнир)

ФОРМИРОВАНИЕ ЭГО И СУПЕР-ЭГО

Ортодоксальная точка зрения

Развитие супер-эго. Согласно Фрейду (26), супер-эго является наследником эдипова комплекса. Мальчик испытывает сексуальное влечение к матери и жестокость к отцу из-за страха кастрации. По словам Фрейда, комплекс «разбивается вдребезги шокирующей угрозой кастрации». Девочка отказывается от своего эдипова комплекса более медленно и менее полно в результате страха утраты материнской любви, который не так динамичен и силен, как страх кастрации. С разрешением эдипова комплекса «выбор объекта» регрессивно замещается идентификациями. Выбор объекта был связан со стремлением к сексуальному обладанию кем-то (например, мальчика привлекала мать), тогда как идентификация подразумевает желание стать похожим на кого-то (например, мальчик перенимает отцовские черты) (прим. 10) .

Считается, что крушение эдипова комплекса вызывает регрессию от более дифференцированного типа отношения к объекту на низшую ступень - к интроекции и оральности. Сексуальное желание обладать объектом замещается несексуальными изменениями внутри эго. Вследствие ощущения дистанции между родителями и детьми интроецированные родители не сливаются с остальным эго. Вместо этого происходит комбинирование с предшествующими интроекциями родителей, или предтечами супер-эго, чтобы сформировать «преципитат» внутри эго. Поздние идентификации отличаются от ранних в следующем: ребенок в целях избегания конфликтов, вращающихся вокруг любви, ненависти, вины, тревоги, идентифицируется не с реальными, а с идеализируемыми родителями. Он производит «очистку» их поведения в своей психике, якобы они постоянно верны проповедуемым принципам и стремятся к соблюдению морали.

По Фрейду, у ребенка осуществляется идентификация с супер-эго родителей. Идеализация, имевшая место ранее, приписывала родителям магические силы, теперь впервые идеализация касается морали поведения.

Фенихель полагает, что с формированием супер-эго связано много нерешенных проблем. Если бы супер-эго являлось простой идентификацией с фрустрирующим объектом эдипова комплекса, то у мальчика, по мнению Фенихеля, должно было бы развиться «материнское» супер-эго, а у девочки - «отцовское». Этого не происходит, хотя у каждого имеются черты супер-эго обоих родителей. Фенихель говорит о решающем значении в нашей культуре отцовского супер-эго независимо от пола (прим. 11) . Выраженная идентификация осуществляется с родителем, кто воспринимается как основной источник фрустрации. И у мальчиков, и у девочек это обычно отец.

Функции эго и супер-эго. Функции эго, как мы уже видели, сосредоточиваются на отношении к реальности. Цель эго сводится к достижению некоторого компромисса между давлениями ид, супер-эго и внешнего мира. Эго контролирует двигательный и перцептивный аппараты, ориентирует в текущей реальности и прогнозирует будущее, в его функцию входит посредничество между требованиями реальности и запросами психических образований.

Функции супер-эго концентрируются вокруг моральных устоев. Считается, что самокритика и формирование идеалов - это прерогатива супер-эго. В нем заключены усвоенные стандарты общества, куда входят родительские установки в интерпретации ребенка и его собственные идеалы. В большой степени супер-эго является бессознательным, так как формируется в очень раннем возрасте. Именно значительной неосознанностью супер-эго и недоступностью полноценного соизмерения с реальностью отчасти объясняется иррациональная суровость сознания. В известном смысле, по мнению Фрейда, посредством супер-эго происходит влияние культуры на поведение.

С возникновением супер-эго изменяются различные психические функции. Тревога отчасти трансформируется в чувство вины. Вместо ожидания опасностей извне, таких, как утрата любви, страх кастрации, появляется внутренний представитель этих опасностей. «Утрата покровительства супер-эго» начинает восприниматься как крайне болезненное снижение самоуважения. Привилегия распоряжаться удовлетворением нарциссических потребностей ребенка, способствующих сохранению умиротворенности, теперь переходит к супер-эго.

Супер-эго является наследником родителей не только в качестве источника угроз и наказаний, но и как гарант защиты и любви. Хорошее или плохое отношение супер-эго так же важно, как в прошлом отношение родителей. Переход контроля от родителей к супер-эго представляет предпосылку установления независимости. Самоуважение более не регулируется одобрением или порицанием со стороны внешних объектов, а в основном зависит от ощущения правильности или неправильности сделанного. Согласие с требованиями супер-эго доставляет чувства наслаждения и безопасности того же рода, что в прошлом ребенок получал от внешних источников любви. Отказ от послушания вызывает чувство вины и угрызения совести, которые подобны ощущениям ребенка при утрате любви.

Отношения супер-эго к эго и ид. Взаимосвязь супер-эго и эго основана на отношении их обоих к внешнему миру. Супер-эго является вариантом эго с более узкой сферой функционирования. Вследствие относительно поздней инкорпорации в супер-эго внешнего мира супер-эго сохраняет приближенность к нему. Чтобы поддержать это утверждение, Фенихель говорит, что многие люди руководствуются в поведении и самоуважении не только тем, что сами считают правильным, но также предположением о мнении других. Супер-эго и объекты, предъявляющие требования, не всегда четко различаются. Функция супер-эго поэтому легко ретроецируется, т.е. перемещается на вновь появляющиеся авторитеты. Другое подтверждение факта о более высоком уровне структуры супер-эго по сравнению с эго состоит в роли, которую играют слуховые стимулы. Для эго слуховые стимулы, или слова, приобретают важность вслед за кинестетическим и зрительным опытом архаического эго. С другой стороны, для супер-эго слова важны с самого начала его формирования, поскольку установки родителей инкорпорируются главным образом посредством слуха.

Супер-эго связано с ид своим происхождением. Наиболее существенные объекты ид - это объекты эдипова комплекса, продолжающие жить в супер-эго. Данный генезис, как считается, объясняет инстинктивное подобие и иррациональный характер многих устремлений супер-эго, которые при нормальном развитии должны быть преодолены с помощью разумных оценок эго. По словам Фрейда, «супер-эго глубоко погружено в ид».

Из книги Стратегическая семейная терапия автора Маданес Клаудио

Случай 10. Супер-монстр Руководитель отделения детской психиатрии Университетского госпиталя порекомендовал госпитализировать пятилетнего мальчика, обладателя столь необузданного нрава, что его мать отказывалась от дальнейших попыток контролировать поведение

автора Блюм Джералд

ФОРМИРОВАНИЕ ЭГО И СУПЕР-ЭГО Ортодоксальное определение: архаическое эго Механизм восприятия у младенца. У новорожденного, как мы знаем, отсутствует эго. Эго младенца дифференцируется только под влиянием внешнего окружения. Он не осознает мира, в лучшем случае просто

Из книги Психоаналитические теории личности автора Блюм Джералд

ФОРМИРОВАНИЕ ЭГО И СУПЕР-ЭГО Ортодоксальная точка зрения Развитие супер-эго. Согласно Фрейду (26), супер-эго является наследником эдипова комплекса. Мальчик испытывает сексуальное влечение к матери и жестокость к отцу из-за страха кастрации. По словам Фрейда, комплекс

Из книги Психоаналитические теории личности автора Блюм Джералд

Концепция Ранка о супер-эго Ранк (40) считает основой супер-эго отношения между матерью и ребенком, а происхождение его функций усматривает в заторможенном садизме. Существуют три различных супер-эго или три различные стадии в развитии супер-эго:1) биологическое супер-эго

Из книги Психоаналитические теории личности автора Блюм Джералд

Формирование эго и супер-эго Анна Фрейд описывает развитие в этом периоде следующим образом (21, с. 157-158):«Латентный период начинается физиологически обусловленным снижением силы инстинктов, и со стороны эго тоже наступает примирение в защитной войне. Теперь у эго

Из книги Психоаналитические теории личности автора Блюм Джералд

Формирование эго и супер-эго В предшествующем юности возрасте, как мы видели, нарушается баланс между эго и ид, достигнутый в латентный период. Физиологические силы стимулируют инстинктивные процессы и сдвигают баланс. Эго, уже усилившееся и укрепившееся, отчаянно

Из книги Исчезающие люди. Стыд и внешний облик автора Килборн Бенджамин

Дилеммы супер-эго В данной статье автор высказывает предположение, что нельзя провести адекватного обсуждения функций Супер-Эго, если не принимать во внимание культурно обусловленные взгляды на власть. Современные деконструктивистские тенденции в академии,

Из книги Фокусирование. Новый психотерапевтический метод работы с переживаниями автора Джендлин Юджин

автора Шлахтер Вадим Вадимович

Я – супер! Служи мне! (вариант для женщин) Рассмотрим еще одну область применения техники поэтапного психологического воздействия – общение с представителями противоположного пола.Предположим, вы, женщина, начали встречаться с мужчиной. Ваша задача убедить

Из книги Как поиметь мир [Настоящие техники подчинения, влияния, манипулирования] автора Шлахтер Вадим Вадимович

Я – супер! Служи мне! (вариант для мужчин) Алгоритм поэтапного воздействия для мужчин мало чем отличается от рассматривавшегося нами выше. Он состоит из тех же четырех-пяти этапов.На первом этапе, проявив к девушке здоровый интерес (иначе ничего не получится), поговорите о

автора Кернберг Отто Ф.

ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ ОТСУТСТВИЕ ИНТЕГРАЦИИ СУПЕР-ЭГО Относительно хорошо интегрированное, но очень жесткое Супер-Эго свойственно невротическому типу организации личности. Для пограничной же и психотической организаций личности характерны нарушения интеграции

Из книги Тяжелые личностные расстройства [Стратегии психотерапии] автора Кернберг Отто Ф.

УРОВНИ ПАТОЛОГИИ СУПЕР-ЭГО Спектр патологии Супер-Эго, представленный ниже, является результатом нарушения развития Супер-Эго на разных уровнях, описанных Якобсон. Я описываю континуум патологии Супер-Эго, по степени тяжести простирающийся от практически неизлечимой

автора Кернберг Отто Ф.

7. ФУНКЦИИ СУПЕР-ЭГО

Из книги Отношения любви [Норма и патология] автора Кернберг Отто Ф.

СРАВНИТЕЛЬНО МЯГКАЯ ПАТОЛОГИЯ СУПЕР-ЭГО При более мягких формах патологии Супер-Эго, когда отношения партнеров сохраняются, но сформированная общая структура Супер-Эго является слишком ограничивающей, пара становится более восприимчивой и к ограничительным

Из книги Отношения любви [Норма и патология] автора Кернберг Отто Ф.

ТЯЖЕЛАЯ ПАТОЛОГИЯ СУПЕР-ЭГО Переходя от темы влияния нормального или умеренно патологического Супер-Эго на любовную жизнь пары к вопросу о последствиях тяжелой формы патологии Супер-Эго, мы начнем с утверждения о том, что чем больше патология, тем более ограничена и

Из книги Как побороть застенчивость автора Зимбардо Филип Джордж

Супер-Эго и застенчивость Психоаналитические подходы к застенчивости замечательны тем, что все объясняют, но ничего не доказывают. Рассуждения психоаналитиков полны такими сценариями, как столкновение внутренних сил, защита, агрессия, перегруппировка, скрытая



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта