Проблему самопознания человека впервые выдвинул. Проблема самопознания в философии («Познай самого себя»). Предмет философской антропологии
Главная » Из бетона » Проблему самопознания человека впервые выдвинул. Проблема самопознания в философии («Познай самого себя»). Предмет философской антропологии

Проблему самопознания человека впервые выдвинул. Проблема самопознания в философии («Познай самого себя»). Предмет философской антропологии

Невозможно исключить такой момент в своей жизни когда каждый человек рано или поздно начинает задаваться такими важными для себя вопросами: : «кто же Я есть на самом деле?», «Каким Я был и каким могу стать?», «Зачем Я вообще есть?». Кто-то из нас оставляет попытки найти однозначные ответы, кто-то простои их не находит, а если и находит, то остаётся крайне недовольным результатами самоанализа. Потребность в постановке таких вопросов обосновывает существование такого явления исключительно у людей, как самопознание. Но так как процесс самопознания характеризуется философской природой, рано или поздно мы натыкаемся на проблемы самопознания .

Если предложить человеку попытаться охарактеризовать себя, то наверняка он ответит такими фразами как: «Я умный, честный, умею находить общий язык с остальными». Но такими ответами нас может порадовать и любой ребенок. В качестве интересного факта можно сказать, что народы малокультурных обществ вообще затрудняются хоть как-нибудь охарактеризовать себя.
Анализируя проблемы самопознания , очень важно понять, что же мешает нам, что является барьером для этого процесса. Такие барьеры можно разделить на две группы: барьеры, возникающие из-за несовершенства человеческой природы, и барьеры, определяемые личностными особенностями конкретного человека. Таким образом, наиболее общими проблемами самопознания является упорное нежелание человека признать себя частью животного мира, зацикливание на придании себе высших ценностей и права быть венцом природы.

Если затронуть немного психологии, то проблемы самопознания можно напрямую связать с боязнью обнаружить в своей личности что-то ужасное, отталкивающее, то что может пошатнуть уверенность в себе. Также актуальна теория о том, что для личности важнее оценить себя в соответствии с запросами социума, чем попытаться познать себя как есть на самом деле.
Особое значение проблемам психоанализа придается в гуманистической психологии. В данном разрезе самопознание представляется как способность стать тем, кем ты можешь быть, а не тем, каким тебя хотят видеть другие. Подавление Реального Я Идеальным Я приводит к развитию чувства дискомфорта, тревоги, тем самым отрицая реальное представление о себе.

Проблема человеческого «Я» - один из самых главных аспектов вопроса о сущности человека. Она охватывает многие вопросы: родовую специфику человека, его отличие от животных; онтологическое тождество личности, сохранение и изменение на протяжении жизни; феномен самосознания и его отношение к сознанию; мотивацию поступков человека, правомерность его выборов; познаваемость «Я», истинность этого познания. Многие философы, такие как Р. Декарт, Д. Юм, Фихте, И. Кант, Н.О. Лосский и др. объявили человека единственным предметом познания. В каждом направлении (рационализм, сенсуализм, экзистенциализм, герменевтика и т.д.) принимается тезис об исключительности и неповторимости человека. И действительно, у человека есть необычные свойства (т.е. те, которые отличают его от других существ): у него особая телесность, он сложно организован как биологический вид, он мыслит, он чувствует, он ощущает, он отражает в своем сознании многообразие мира, он, наконец, творит культуру. Человек сложен и неисчерпаем. При этом каждое свойство претендует на исключительность. В этом и проблема - каждое исключительное свойство не раскрывает специфики человека.

Своеобразие человека отчетливо проявляется в четырех сферах:

1) как природное существо человек подчиняется законам физики, химии, биологии. Уже на этом уровне он выделяется особенностью строения органов и систем, протеканием химических процессов;

2) как ментальное существо человек способен к познанию через чувства, восприятие, представление, мышление, он способен оперировать различными логико-математическими конструктами, понятиями;

3) как существо, владеющее языком, человек выражает себя в речи, письме, высказывании;

4) в качестве предметно-деятельностного существа человек выступает субъектом действий и поступков.

Эти сферы самостоятельны и в тоже время взаимосвязаны. Человек несводим к какому либо одному из измерений. С сфере нашей темы для нас наиболее интересной представляется способность человека к познанию самого себя . Здесь необходимо поставить вопрос о том что и как человек познает, когда мы говорим о самопознании. Очевидно, что познать человек пытается некую свою внутреннюю сущность, нечто важное и существенное, что можно обозначить как «Я»

Проблема человеческого «Я» подразумевает два разных вопроса: 1) «Что такое «Я»?», какова вообще природа «Я», идентичности, самосознания и т. д. 2) «Кто я?», каков смысл моего конкретного бытия. Вопросы эти взаимосвязаны.

Из воззрений на природу «Я» для нас наиболее важны три идеи . Во-первых, понятие «Я» обозначает самотождественность лица , его единство и отличие от всех других людей и объектов, его идентичность; во-вторых, его субъектность , активно-деятельное начало; в-третьих, нечто глубоко интимно-приватное , что проявляется в свойствах и поступках человека, но никогда не сводится к ним и потому не может быть познано извне: как писал М. М. Бахтин, «чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, как вещи,- с ними можно только диалогически общаться» . Вместе с выделением специфики «Я» решается вопрос о самопознании. Однако, эти воззрения формировались не сразу.

Исследования проблемы «Я» и самопознания в философии. Вопрос о природе, о специфике «Я» и об особенностях самопознания был поставлен давно . Еще Гераклит призывал человека: «Познай самого себя». Это является свидетельством проявления интереса человека к самопознанию, однако, пока не ясно что именно и как нужно познавать. Философы древности использовали нерасчлененные понятия «Я», «человек», «душа». Человек был частью всеобщего мирозданья. Платону принадлежит идея индивидуальной души , благодаря которой человек стал самостоятельной ценностью . Это подтолкнуло философов того времени переключить внимание с общих вопросов бытия на человека. Например, Плотин написал девять книг о душе . Он выделил Единое как подлинный первоисточник, которое существует посредством Ума. Ум - первообраз всех вещей. Эмонация ума приводит к Мировой Душе, которая пронизывает все живые существа. Ему приходится разделить душу на три фазы, правда переходящие одна в другую: душа, созерцающая божество, размышляющая душа и животная. Только созерцающая и размышляющая душа и есть «Я». Правда, «Я» связано с телом, следовательно есть в «Я» и животная часть, но то, что в ней происходит не касается «Я». Таким образом, понятие «Я» устанавливается раз и навсегда в идеалистическом смысле . Кроме того, душа стала служить основой учения о бытии.

Как можно увидеть, взгляды античных философов на природу человека синкретичны. Хотя очевидно стремление человека к самопознанию, но в человеческом «Я» нет загадки, тайны, а следовательно, в самопознании нет проблемы. Человек целостен, нет субъекта без Космоса и Космоса без субъекта. Человек познает себя целиком и полностью, потому что нет внутреннего человека, нет внутреннего мира, нет «Я», человек полностью выражен во вне. Поэтому дальнейшая философская мысль пошла по пути выделения объекта самопознания.

В средневековье человек отделяется от космоса, от Бога. Августин Аврелий считал душу орудием, которое правит телом . Душа - центр человека, его «Я». В тоже время все знания заложены в душе, которая живет и движется в Боге. Основанием истинности этого знания становится служит внутренний опыт: душа поворачивается к себе , чтобы постичь собственную деятельность. Значит, самопознание становится мерой истины . Итак, стала понятным необходимость самопознания. Был выделен и объект - душа, «Я». Но человек еще не стал самостоятельным предметом самопознания. Познание человеком своего «Я» было возможно только в соотнесении с Богом. Самопознание находится в тени стремления познать Бога. Но «Я» становится точкой опоры в познании Бога и человека как «образа и подобия Бога», душа стала основой учения о познании.

В эпоху Возрождения в поле внимания вновь попадает сам человек. Даже больше, он становится центром внимания философов, художников и пр. Постулируется творческая сущность человека , а следовательно весь мир понимается в проекции на человека. Это можно рассмотреть как начало становления субъектности человека. Однако, эта субъектность чисто внешняя, интерес ко внешним проявлениям почти полностью вытесняет интерес к внутренней сущности «Я». Но это собственно и не столь важно, так как «Я» сводится к телесности: «в красивом теле красивый дух». Поэтому изучая тело, человек изучает себя.

Эту идиллию нарушил Р. Декарт, разделив душу и тело на две самостоятельные субстанции . «Я» перестало видеться во внешних проявления. Для Р. Декарта специфика человеческого «Я» в том, что «Я мыслю, следовательно, существую», а также сомневаюсь, понимаю, убеждаюсь, переживаю и т.д. Следовательно, необходимо познавать «Я» как мыслящую сущность : мысли о сознании это то же, что и мысли о «Я». Понять свое «Я» можно путем интроспекции. Интроспекция становится способом самопознания. Надо отметить, что познание человеком себя осуществляется с помощью мышления. Человек постоянно ищет себя, пытается себя познать и этот поиск сам по себе и есть подтверждением подлинности «Я» человека. Однако, признание «Я» как мыслящей сущности нарушило единство «Я», т.к. у человека меняются мысли, меняются состояния сознания, человек развивается. При этом он все же сохраняет единство, непрерывность своего «Я». Идею «Я», непрерывности «Я» Декарт и его последователи считали врожденной, а рациональную интуицию объявили методом самопознания.

Сенсуалисты (Дж. Локк, Т. Гоббс, Э. В. де Кондильяк и др.) полгали, что «Я» - это в первую очередь совокупность ощущений, а потому акцентировали свое внимание на чувствах, переживаниях, ощущениях, а способом самопознания соответственно становится самоощущение , ощущающая интуиция. Идею тождественности человека самому себе они также приняли на веру.

Рационалисты и сенсуалисты свели проблему «Я» и самопознания к гносеологии. Но вместе с тем возник вопрос о пределах самопознания. Д. Юм писал: «В философии нет вопроса более темного, чем вопрос о тождестве и природе того объединяющего принципа, который составляет личностью… В повседневной жизни идеи о нашем «Я» и о личности, очевидно, никогда не бывают особенно точными и определенными» . В силу неопределенности «Я» человек вынужден постоянно заниматься самопознанием.

Не вызывает сомнений тот факт, что при всех изменениях сохраняется преемственность и единство сознания человека. Следовательно, «Я» зависит от сознания. «Я» - это сознающая мыслящая сущность, которая чувствует и сознает удовольствие и страдание, способна быть счастливой или несчастной. Чтобы познать свое «Я» необходимо обратиться в свой внутренний мир. Но скорее всего мы узнаем лишь какую-то часть о себе, больший же пласт нашей жизни находится в подсознании и недоступен восприятию и самоанализу. Поэтому наши знания о себе скорее поверхностны, чем достаточны, что и обуславливает постоянный поиск себя. Кроме того, выделение субъекта и объекта познания ставит вопрос о том, кто является субъектом, а кто объектом самопознания .

И. Кант заметил, что в осознании субъектом самого себя заключает в себе двоякое «Я»: 1) «Я» как субъект мышления - рефлектирующее «Я», о нем мы больше ничего сказать не можем; 2) «Я» как объект восприятия, внутренние его чувства, которые содержат в себе множество определений, делающих возможным внутренний опыт . В этом собственно и состоит недостаток интроспекции : наши знания о «Я», полученные в результате интроспекции, являются лишь знаниями о «Я» как об объекте, но мы ничего не можем сказать о «Я» как о субъекте самопознания . Вопрос, сохраняет ли человек свою тождественность, осознавая изменения собственной души, Кант считает нелепым, так как «человек может создавать эти изменения только потому, что в различных состояниях он представляет себя как один и тот же субъект» . Таким образом, «Я» возникает лишь путем синтетических суждений. Представление «Я» абсолютно лишено содержания, оно только форма соотношений всех моментов сознания . Проблемы самопознания остаются прерогативой гносеологии.

Но проблема «Я» - это не только проблема гносеологии, но и проблема истинности и пределов познания истинного «Я», это и проблема деятельности. У И. Фихте «Я» -- универсальный субъект деятельности, который не только познает, но и творит из себя весь окружающий мир, определяемый как «не-Я» . «Я» - первичная, непосредственно данная реальность. Он подчеркивал значение субъектного начала деятельности, высвечивая такие стороны проблемы как активность, сущностная универсальность индивида. «Я» - это субъект . Человек совершает действия, поступки, творит мир, культуру. Это позволяет выделить еще один способ самопознания - это анализ продуктов деятельности, анализ творений человека. Но очевидно, что «Я» не тождественно своим созданиям, не тождественно оно и процессам создания. Поэтому даже анализируя продукты деятельности человека нельзя до конца понять его сущность, его «Я».

Г. Гегель полагает, реальное человеческое «Я» «представляет собой живой, деятельный индивид , и его жизнь состоит в созидании своей индивидуальности как для себя, так и для других, в том, чтобы выражать и проявлять себя». Для Г. Гегеля самосознание -- аспект или момент деятельности, в ходе которой индивидуальное сливается с общим, так что появляется «Я» . Его главная заслуга в том, что он ввел понятие «Я». Гегель подчеркивает, что индивид открывает свое «Я» не путем интроспекции, а через других, в процессе общения и деятельности, переходя от частного к общему . Для познания своего истинного «Я» непременно нужен другой. Человек познает себя через осознание сходства и различия с другими, т.е. в диалектически .

Итак, уже в философии наметились основные тенденции рассмотрения проблемы «Я» и самопознания. Но, «Я» и самопознание являются в философии некими абстрактными конструкциями, с помощью которых предпринимаются попытки описать и объяснить человека. Вместе с тем уже в философских трактатах подчеркивается многогранность «Я» и его проявлений, что позволяет выделить множество способов самопознания.

Исследования проблемы «Я» и самопознания в психологии. Во второй половине XIX в. философская теория самопознания дополняется психологическими исследованиями, проблема «Я» дополняется новыми аспектами Психология пытается охватить человека как целостность. Традиционная психология пыталась усмотреть в человеке универсальное, современные психологи проявляют интерес к человеку в конкретной ситуации. При этом подчеркивается уникальность «Я», его глубина . З. Фрейд открыл бессознательное, как вместилище вытесненных влечений, желаний. Он создает представление о желающем «Я». Для нас важно то, что бессознательное вторгается во многие области сознательной жизни «Я» в виде фантазий, сновидений, мечтаний и т.д. . Соответственно, познать «Я» - значит познать желания, которые были вытеснены в бессознательное. Способ - анализ снов, фантазий. Таким образом, «Я» расширяется, в него вводятся новые области. Но даст ли нам представление о желаниях человека знание о его «Я»? С одной стороны, желания человека составляют важную часть его знаний о себе, однако, этим область интереса человека к самому себе не исчерпывается. Идеи З. Фрейда о «Я» и бессознательном дополнили Э. Фромм и К.Г. Юнг. Э. Фромм считал человеческую природу обусловленной главным образом исторически . Следовательно, основной подход к изучению «Я» должен состоять в понимании отношения человека к миру, к другим людям и к самому себе. Значит, значение фантазий состоит не в сублимации, а в том, что они отражают стоящие за ними специфическое отношение человека к миру и к самому себе. Индивидуальное бессознательное, вторгающееся в «Я» является исторической вариацией более обширного коллективного бессознательного . Оно опирается на инфраструктуры, присущие всему человеческому роду. Исконные образы или архетипы лежат в основе способности человека порождать образы, создавать сюжеты, в которых выражается то, что было всегда. Архетипы всегда проявляются в фантазиях, в символах, в искусстве. Архетипы становятся предметом археологии «Я». Через актуализацию определенных архетипов культура оказывает влияние на становление «Я», а следовательно определяет возможности самопознания. В тоже время следует отметить разделение «Я» и сознания. «Я» - центральный элемент личного сознания. Оно собирает разрозненные данные личного опыта в единое целое, формирует целостное и осознанное самовосприятие человека. Самость как «архетип порядка и целостности личности» соединяет части души (сознательную и бессознательную) так, чтобы они дополняли друг друга. Собственно обретение самости приводит к обретению большей свободы самовыражения и самопознания. Э. Эриксон , разрабатывая проблему идентичности, различает в становлении «идентичности» или «эго-идентичности» глубинные моменты, связанные с формированием синтезирующей функции «Я», и моменты, связанные с интеграцией различных «образов самости». «Я» может быть разным, но оно всегда является связным. Познавать собственное «Я» необходимо с учетом связности и целостности «Я». «Я» становится интимно-личностным, целостным и вплетенным в культурный контекст. Следующим шагом в развитии идей о самопознании является введение К. Хорни понятия «образа Я» как некоего итога самопознания. В «образ Я» входят знания о себе и отношения к себе. В тоже время существует несколько «образов Я» - «Я» реальное, «Я» идеальное, «Я» в глазах других людей . Множественность «образов Я» заставляет предположить множество источников формирования этого образа, а следовательно, множество способов самопознания . Следует отметить, что психоанализ не занимался собственно проблемой «Я» и самопознания, его интересовало больше бессознательное. Но расширение границ «Я», выделение «Я» из сознания является важным достижением психоанализа. Дальнейшее развитие психологической мысли шло в сторону расширения предмета самопознания, в сторону расширения и умножения «Я»:

Г.С. Салливан говорит о «Я - системе» и трех ее структурах: «хорошее Я», «плохое Я», и «не- Я».

Бихевиористы говорили о поведении как о проявлении «Я»

К. Роджерс говорит уже о «Я - концепции», в центре которой гибкая и адекватная самооценка.

Г. Олпорт видит в основе «Я» набор черт.

Можно говорить о множестве образов «Я» и соответственно о многих способах самопознания. При этом теряется целостность «Я», оно распадается на множество аспектов и его становится просто невозможно охватить целиком. Одновременно возникает проблема подлинности «Я» и истинности самопознания . Возникла необходимость органичного и целостного описания многообразных сторон «Я» и самопознания.

«Я» - это бытие (экзистенциализм). Подлинность «Я» , бытия достигается путем экзистенции - выхода за пределы себя в иное бытие. Существование - процесс становления чем-то новым. Главная цель - использовать все возможности бытия. «Я» не является завершенным, «Я» - это возможность. Но это бесконечный проект, т. к. выбор одной возможности означает отказ от других. Фантазии помогают использовать иные возможности и в этом смысле являются способом познания собственной возможности, а, следовательно, и способом самопознания. Но скорее это познание нереального «Я», нереальное самопознание. Ж.-П. Сартр разрабатывал проблему рефлексии как способа самопознания . Рефлексия - квазипознание, схватывающее символ и символизацию - нететическое сознание себя. Важно познать само-проект человека. Дж. Бьюдженталь полагает, что у человека есть потенциал осознать свое «Я» . Важна способность к внутреннему поиску. Ответ неизбежен, но не очевиден. Он требует личного участия. В природе человека все заложено латентно, в том числе и поиск подлинного «Я». Он осуществляется во внутренней жизни, в мире субъективных переживаний: мысли, чувства, фантазии, мечты. Человек - субъект своей внутренней жизни. «Я» - нечто глубоко личное. В тоже время «Я» не является чем-то окончательным, определенным, завершенным. Способ существования «Я» - это постоянное становление, становление чем-то новым. В этом смысле «Я» неисчерпаемо . Но это замыкает «Я» на самом себе, оно становится своего рода «вещью в себе», всего лишь феноменом сознания, бессознательного. Экзистенциалисты показали возможность человека выходить за рамки собственного «Я». Поэтому человек являет свое «Я» миру, символизирует его в подходящих для этого феноменах. Культура в этом смысле является формой символического бытия человеческого «Я».

Исследование проблемы «Я» и самопознания в антропологии. Антропологи рассматривают человеческое «Я» в контексте определенной культуры. Для нас становится важным человек современной эпохи, «Я» современного человека. Основными чертами современной эпохи, по А. Шюцу, являются:

1) деятельность, причем эта деятельность все более и более ориентируется не на изменение физического состояния мира и не на деятельность посредством физических актов, а на изменение состояния сознания -- на деятельность посредством символов и знаков, которая в определенном смысле оказывается лишь виртуальной деятельностью, лишь в потенции предполагающей изменения в физическом мире 2) специфическая уверенность в существовании мира, естественная установка, суть которой - в воздержании от всякого сомнения в существовании мира, но этот мир максимально не определен и неустойчив. Существует множество виртуальных реальностей. Под виртуальной реальностью понимается все, что создано и существует, не будучи актуализированным в физическом мире. Виртуальные реальности, живут, воздействуя на актуальную, физическую реальность, воплощаясь в ней. 3) активное, напряженное отношение к жизни Виртуальная жизнь делает практически любой факт (вплоть до факта смерти) обратимым, и потому не требует столь жесткого контроля над жизнью со стороны субъекта., 4) особое переживание времени проявляется в виртуальной одновременности различных событий. 5) специфика личностной определенности действующего индивида, снижение личностной определенности индивидуума в современную эпоху, 6) особая форма социальности. .

В основе современной культуры лежит идея не единства, а дробности, принцип множественности. Соответственно этому меняется и представление о человеке. Он больше не рассматривается как неповторимая индивидуальность или целостная личность, как объект и субъект культуры. Современный человек - это человек непосредственно настоящего, он в высшей степени сознателен, полностью сознает свое существование. Он живет в множестве виртуальных реальностей. У человека множество «Я» . В каждой новой виртуальной реальности человек приобретает новый лик, новое «Я». «Я» становится заложником саморепрезентаций. Поэтому современный человек не имеет опоры в мире. Он пытается найти опору в себе, в идее, высказанной философами просвещения, - единственное, что не вызывает сомнения, это наличие себя самого, «Я». Но «Я» много, поэтому современный человек остро интересуется проблемой собственного истинного «Я», поиска себя настоящего .

Поэтому из всех специфически человеческих свойств для современного человека наиболее актуальна способность к самопознанию . Человек субъективен (К. Ясперс). Субъективность создается той реальностью, в которой живет человек. В нашем случае - это современная реальность, в которой существует множество «Я», способом самопознания становится объективация множества «Я».

Итак, «Я» стремится к объективации. При этом «схватить» собственное «Я» и объективировать его целиком очень трудно. Человеку доступна для осознания лишь часть себя, лишь некоторые свойства. Человек лучше осознает те свои свойства, на которые кто-то обращает его внимание. Этот момент приводит к идее о социальной природе «Я». Источником «Я» является его взаимодействие с другими. Эта идея разработана в психологии сторонниками символического интеракционизма. Если представить человека, выросшего в изоляции, то такой человек был бы не способен ни о своем характере, ни о своих мыслях и побуждениях, ни даже о своей внешности. Только другие приносят индивиду зеркало, в котором он в состоянии увидеть и оценить эти сами по себе безразличные свойства. Поэтому в «Я» выделяются несколько уровней. Дж. Мид различал в Self - активном участнике и одновременно продукте и объекте воздействия процесса коммуникации - две непрерывно взаимодействующие динамические подсистемы: I - индивидуалистическую ипостась и Me - коллективистскую ипостась. Me - это организованная совокупность общепринятых в данной социальной группе установок, норм, обычаев, усвоенных человеком. Но на эту совокупность человек реагирует индивидуально как I. Механизмом усвоения норм, установок и обычаев, т.е. интериоризации (по Л.С. Выготскому ), является принятие (на себя) ролей. Человек выступает в ролях других людей перед самим собой, в каждой воображаемой ситуации как бы разыгрывая определенную роль перед определенной воображаемой аудиторией, обдумывая какова будет реакция на его исполнение. Дж. Мид выделил две фазы принятия ролей. В первой фазе человек примеривает на себя роли конкретных людей или персонажей. Во второй фазе усвоенные установки, нормы и способы поведения подвергаются генерализации и появляется «Обобщенный Другой».. Здесь важно не столько то, человек то и дело разыгрывает определенную роль, этих ролей много, поэтому «Я» тоже много, - эта идея не нова. Важно то, что сама структура «Я» может быть по-новому рассмотрена в понятиях, описывающих процесс принятия ролей . «Я» предстает в двух ипостасях: он оказывается и актером-исполнителем и персонажем-ролью. Я - как - персонаж обычно кажется неотъемлемой частью исполнителя. Этот взгляд имеет право на существование, т.к. то, что именно представляют (а именно выбор роли), не случайно. И хотя этот образ осмысливается относительно данного исполнителя, сами свойства этого персонажа производны от событий сюжета, от которых зависит интерпритация и оценка. Если пользоваться терминологией И. Гофмана, то « «Я» индивида производно не от личностных свойств, а от всей сценической обстановки его действия» . «Я» - продукт сцены социального взаимодействия . Я - исполнитель готовится к роли. Он представляет результат своего исполнения. Он примеривает на себя свойства персонажа, смотрит, какие из них ему лучше показать, какие скрыть. Так рождается отношение Я - исполнителя к Я - персонажу. В этом же ключе рассматривается личность в концепции «зеркального Я» Ч. Кули . Человек научается владеть своим «Я», всматриваясь в свое изображение в зеркале других людей, воображая, как видят его эти другие, и соотнося собственные представления о себе с представлениями, приписываемыми им людям. «Я» объявляется результатом играния социальных ролей. Выделяется еще один способ самопознания - прямо или косвенно узнать о своем «Я» от других . Этот способ ограничен, так как разные люди могут давать противоречивую информацию о «Я», кроме того, незавершенность человека, вероятностный характер его «Я» не дают возможность внешним сторонним наблюдателям полностью узнать человека, его «Я».

Множественность «Я» и способы самопознания. Итак, «Я» имеет много аспектов. Можно говорить о множественности «Я» . Для их упорядочивания мы воспользуемся широко известной в психологии схемой, предложенной М. Розенбергом. Он выделил несколько уровней:

1) уровень «Я-настоящего» - это то, каким человек видит себя в действительности в данный момент. Человек получает возможность «находить себя в себе» в точке «здесь-и-теперь». Это сохраняет непрерывность функционирования субъекта в меняющейся среде.

2) уровень «Я-реального» - это совокупность развивающихся представлений о себе. Усваивается в процессе социализации и является наиболее устойчивой. Благодаря этим свойствам представления образуют в сознании постоянно присутствующий личностный фон, выделяется во внутренних диалогах.

3) уровень «динамического Я» - эти представления выполняют планирующую и регулятивную функции: то, каким индивид поставил себе целью стать. Они позволяют оценивать результативность движения субъекта предполагаемых изменений, какие ему нужны, чтобы перейти из наличного состояния в иное желаемое состояние в пределах обозримого будущего с учетом совершаемых действий.

4) уровень «возможных Я» представлен концептами, отражающими то, каким, по мнению человека, он может стать в будущем, развиваясь в пределах определенной логики. Они близки к культурным клише, усвоенным в процессе социализации, к фикционным идеям. Они не обязательно положительны или хорошо проработаны, редко отражают собственный опыт субъекта.

5) уровень «идеализированных Я» - отражает субъективные представления человека о себе. Они складываются в процессе самовосприятия, внушаются в процессе социализации внутри малой группы (семьи, круга близких друзей). Характеристики могут пристрастно отбираться субъектом и подтверждаться единичными фактами или не подтверждаться вообще. Но при этом субъект искренне верит в наличие у себя подобных характеристик.

6) уровень «изображаемых Я» - это маски, роли, образы, с помощью которых индивид презентирует себя другим. Чаще всего за ними скрывают подлинность, недостатки своего «реального Я». Фактически человек осваивает и транслирует то, каким бы ему хотелось, чтобы его воспринимали другие. Это дает человеку возможность примерить на себя некоторые роли и обогатить тем самым свой внутренний мир: он может не только убедить окружающих в наличии у него изображаемых характеристик, но и сам измениться под их влиянием.

7) уровень «фантастических Я» - это образ «Я такой какой никогда не могу быть в реальности» (но очень хочется). Он отражает то, каким мог бы быть субъект «не в этой жизни», исходя из усвоенных из культуры образцов, норм, ролей, ценностей, идеалов и т.д. Он не выносится во вне и предназначен для личного пользования, так как принадлежит экзистенциальному уровню человеческого бытия (возможно он может проявляться в творчестве). Многообразие образов характеризует самобытный внутренний мир человека. .

Мы выяснили, что главной особенностью человека является его способность и стремление к самопознанию. Мы можем говорить о множестве способов познания себя:

1) интроспекция. Ее суть состоит в анализе собственных мыслей, чувств, ощущений. При этом нет осознания себя как субъекта. Собственно речь идет не столько о познании «Я», сколько о познании собственных психических процессов;

2) интуиция. Человек выстраивает систему догадок о своем «Я». Интуиция нуждается в дополнении опыта. Человеку только кажется, что он познал собственное «Я»;

3) анализ продуктов деятельности. Здесь анализируется творящее «Я». Но «Я» нет в продукте. В лучшем случае следует признать, что творец выразил часть самого себя в своем творении. «Я» нет и в процессе создания. «Я» всегда остается в творце;

4) самопознание через диалектику - анализ сходства и различия с другими. В этом случае знание о себе получатся первичным по отношению к самопознанию;

5) узнать о себе от внешних других. Но для внешнего другого скрыт внутренний мир человека, поэтому знания стороннего другого всегда ограничены;

6) рефлексия. «То, что Я думаю, что думает обо Мне Другой» Для этого необходимо быть этим Другим.

Можно предположить, что это неограниченный список, что в дальнейшем он будет дополнен философами и психологами. Возможно дело здесь не в недостатке какого-либо способа в отдельности или в их общем недостатке. Дело в том, что многомерность является сущностной характеристикой «Я». Человек, его «Я», будучи «мерой всех вещей» сам не имеет меры, т.к. в принципе не сводим к какому-либо измерению. Для осуществления самопознания человек должен явить себя миру целиком, целостно.

Целостность человека достигается через поступок . Под поступком М.М. Бахтин понимает деяние, включающее внешний план и вовлекающее в себя глубинные пласты человеческой деятельности. Таким образом, в поступке человек полностью являет свое «Я». Это возможно благодаря следующим особенностям поступка:

1) аксиологичность поступка предполагает, что каждый поступок служит некоторой ценности. В свете этого «Я» обретает ценность;

2) единственность поступка означает, что в мире нет повторяющихся моментов, следовательно «Я» являет себя уникальное, неповторимое, несводимое к какому-либо отдельному аспекту;

3) ответственность предполагает ответственность человека за свои поступки, за утверждение своего «Я» в бытии. «Можно пройти мимо смысла и можно безответственно пронести смысл мимо бытия». ;

4) событийность: каждый поступок является событием, через который человек утверждает себя в бытии как деятель.

Все имеет значение только в соотнесении с другим. Быть - это значит быть для другого. Поступок также совершается для другого и в отношении к другому. Рефлексия себя, самопознание относительно себя самого не может быть реалистичным, т.к. «Я» не имеет формы по отношению к себе. «Форма данности в корне искажает картину моего внутреннего бытия» . Как только субъект пытается определить самого себя для себя, а не для другого и не с точки зрения другого, то он способен заметить лишь разрозненные части своего «Я». Не будет целостности, не будет и «Я», не будет и самопознания. Для самопознания необходим другой . Трансценденция, выход из пределов себя в бытие и утверждение себя в нем интенционально (Э. Гуссерль). Нельзя выйти в бытие «в никуда». Сознание направлено на другого, человек выходит в бытие другого и с его точки зрения «Я» обретает смысл. Таким образом, за другим закрепляется статус онтологической и гносеологической необходимости.

По мысли М.М. Бахтина, существенным моментом созерцания является сначала вживание в предмет видения, а потом положение понятой индивидуальности вне себя, возвращение в себя. Только таким образом индивидуальность предстает как некая целостность, ценность и определенность. Сходным образом Ж. Лакан представлял стадию зеркала: «Я» проецируется на другого, а потом переносится на самого себя, и таким образом осуществляется самопознание . Поэтому мы можем сказать, в процессе самопознания «Я» само для себя становится другим. Иными словами: представление себя другим является одним из способов самопознания .

В поступке «Я» поступающего становится зримым для другого. В поступке внутренний мир другого становится видимым для субъекта. Следовательно, в процессе представления себя другим собственное «Я» выступает в поступке как «Я» другого, а значит становится зримым для самого субъекта познания. М.М. Бахтин писал, что поступок обязует узнать всю сущность поступающего. Значит, поступок человека как другого обязует его узнать себя в этом поступке. Представляя себя другим человек обречен на самопознание .

Самопознание через представление себя другим возможно благодаря особой позиции другого, которую он занимает в бытии. Это позиция «вненаходимости». Благодаря ей другой предстает целостным и завершенным, каким не может быть «Я» человека. Но «Я» является носителем смысла, смыслового содержания собственной жизни. В процессе представления себя другим «Я» является носителем смыслового жизненного содержания, а другой - носителем завершения, оформления этого содержания. «Я» - содержание, а другой - форма. «Я» получает возможность самообъективации в другом. Появляется возможность самовыражения - появляется возможность самопознания.

Благодаря процессу интериоризации (Л. С. Выготский) внешний другой становится внутренним другим. Отношения с другим диалогичны, поэтому другой выступает внутренним собеседником в процессе автокоммуникации. Наличие другого во внутреннем плане видно в явлениях совести, творческого вдохновения, в периоды горя. Другой пронизывает все уровни «Я», объединяет их и создает целостный «образ Я».

Итак, самопознание посредством представления себя другим характеризуется целостностью: на первый план выходит смысл «Я» в его единораздельной и целесообразной структуре, его со-бытие. Внутренние противоречия не мешают, а сосуществуют, понимаясь как этапы некоторого единого процесса становления, экзистенции и компоненты единой и целостной структуры. М.М. Бахтин писал, что при такой целостности этапы становления не расставляются по отдельности в становящийся ряд, а понимаются в их целостной единораздельности, сопоставляются и противопоставляются. Целостность обеспечивает познание не только отдельных своих качеств или психических процессов, а целостного «Я». Прошлое, настоящее и будущее понимаются как взаимосвязанные. Поэтому понимается важность не только сиюминутных «Я», но устремленность «Я» в будущее и учет духовной традиции. Истинное «Я» здесь - это онтологический феномен бытия, соответствующий экзистенциальным законам бытия.

При этом подходе человек понимается как незавершенный, до конца не определенный, открытый в свободном акте самопознания, а следовательно достигается подлинность бытия.

Что представляет собой человек? В чем смысл его жизни? Как он выбирает свой жизненный путь и способен ли он осуществлять свободный выбор? Названные вопросы интересуют человечество на протяжении всей истории его существования. Но особое внимание поиску ответов на эти вопросы уделяется в философии экзистенциализма – одном из наиболее значимых философских направлений XX века.

Если в 19 веке философия рассматривала разум человека, как средство познания окружающего мира, в 20 веке появилась новая философия, которая впервые поставила в центр своего философствования самого человека, его сущность(бытие). Речь идет о философии экзистенциализма.

Философия экзистенциализма возникла после первой мировой войны (1914-1918 гг.). Людям того времени немаловажно было осознать, кто они и для чего живут. Многие испытывали постоянный страх, не были уверены в завтрашнем дне. На почве подобных переживаний и настроений и возникла концепция экзистенциализма. Её центральной философской проблемой являются проблема человека и его существование в мире. Страх, совесть, забота, одиночество и др. - именно эти причины заставляют человека задуматься о собственном существовании и о смысле его жизни. Человек осознаёт свою сущность не в ежедневной, привычной обстановке, а в особых пограничных ситуациях (например, война, тяжелая болезнь, ожидание смерти). Только в таких ситуациях человек, по мнению экзистенциалистов, способен осмыслить свою жизнь, дать ей оценку, понять свою ответственность за всё то, что происходит в окружающем его мире. Именно экзистенциализм уделяет внимание проблемам, которые заботят каждого человека, отражают его внутренние страхи и ожидания. Именно в границах этого направления были предприняты попытки дать чёткие и понятные ответы на вопросы, интересующие человечество.

Анализируя опыт предшествующей философии, мы можем предположить, что самым первым экзистенциалистом был Сократ. В центр своего философствования он поместил человека, его сущность, внутренние противоречия его души. Благодаря такому подходу познание переходит от философского сомнения «я знаю, что ничего не знаю» к рождению истины посредством самопознания. Сократ возвёл в философский принцип знаменитое изречение дельфийского оракула «Познай самого себя».

Основателем современного экзистенциализма считают С. Кьеркегора. Именно он выдвинул тезис о невозможности постижения бытия человека при помощи рационального познания. Центральной проблемой философии Кьеркегор считает личность. Только она обладает истинным, подлинным существованием. Существовать, по Кьеркегору, значит прежде всего быть отдельным человеком, индивидом, реализовать своё бытие через возможность выбора одной из альтернатив, которые существуют в окружающем его мире. Благодаря этому выбору личность утверждает себя в своей неповторимости, индивидуальности, а, значит, реализует свою истинную природу.

Среди предшественников философии экзистенциализма называют также Б. Паскаля, М. де Унамуно, Ф.М. Достоевского и Ф. Ницше. Значительное влияние на это направление оказали идеи философии жизни и феноменологии Э. Гуссерля.

Основные идеи экзистенциализма можно выразить в нескольких фундаментальных принципах.

1). Принцип «существование предшествует сущности». Его содержание заключается в утверждении, что человек сначала появляется в этом мире и лишь позднее он определяется как индивид. Именно поэтому так трудно дать определение человеку, так как первоначально он ничего из себя не представляет. Человеком он становится позднее, при чем становится таким человеком, каким он себя сделает. Это означает, что никакой природы человека не существует, так же, как и замысла Бога по поводу его создания.

2). Принцип «человек есть лишь то, что он сам из себя делает». Человека сам творец собственной судьбы. Ничто: ни наследственность, ни человеческая природа, ни история, ни общество не несет ответственности за поступки и выбор человека. Только он сам. Человек всегда сам делает выбор, независимо от ситуации, положения, обстоятельств. Не делать ничего это тоже выбор. Человек несёт ответственность не только за себя, но и за других людей. Ж.-П. Сартр писал: «Когда мы говорим, что человек сам себя выбирает, мы имеем в виду, что каждый из нас выбирает себя, но тем самым мы также хотим сказать, что, выбирая себя, мы выбираем всех людей.». По мнению Сартра, каждое наше действие создает из нас того, кем мы хотим быть. Ощущение ответственности за себя и за других рождает в человеке чувства тревоги, заброшенности, отчаяния и страха . А. Камю писал, что XVII век был веком математики, XVIII - веком физических наук, XIX - веком биологии, XX - веком страха . История 20 века позволяет согласиться с этим утверждением. Это история двух мировых войн, глобальных потрясений и революций.

3). Принцип «свободы». Жизнь каждого человека – это череда выборов. Именно необходимость и возможность делать выбор делает человека свободным. Религиозное направление экзистенциализма утверждает, что свободу человек обретает в Боге. Атеистическое же утверждает, что быть свободным означает быть самим собой. Человек сам и есть свобода.

4). Принцип «отчуждения». Это не призыв к полному уходу от общества и его проблем. Но именно одиночество позволяет человеку разобраться в себе, осознать истинное содержание своего бытия. Только при подлинном общении люди способны понимать и себе, и других. Чтобы создать себя самого, человек должен постигнуть, узнать свой внутренний мир. Без понимания и осознания причин своих действий, человек может ошибиться, повернуть не туда, не достичь своей цели или выбрать неверную. Именно ответственность человека перед собственным «Я» заставляет человека глубже проникнуть в суть своих действий, помогает понять, правильно ли он движется, правильно ли он сделал тот или иной выбор.

Экзистенциалисты считают, что только чувства, а не разум помогают человеку понять истинную суть жизни. Т.е. человек должен сам что-то пережить, чтобы испытать и понять сущность происходящего. Таким образом, главным инструментом понимания являются пережитые человеком эмоции. Такое эмоциональное обоснование делает положения экзистенциализма близкими реальному, живому человеку.

Инстинкты человека, в отличие от инстинктов животных не диктуют, что ему нужно; традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что ему должно. Так как в этом случае он начинает делать то, что хотят другие, а не то, что он хочет сам. Смысл собственной жизни человек должен найти, а не создать. Создать мы можем лишь субъективный смысл, либо бессмыслицу. А в поисках смысла жизни человеку помогает его совесть. Именно она придает и оценивает смысл происходящего.

Существуют три возможности создать смыслы. Во-первых, усмотреть его в действии, в создании чего-либо. Во-вторых, увидеть смысл в том, чтобы пережить что-то. В-третьих, можно обрести смысл в любви к кому-либо. Через реализацию смысла человек реализует сам себя. Когда мы оказываемся в не состоянии изменить ситуацию, мы начинаем ощущать необходимость измениться самим . Смыслы и ценности - ни что иное, как механизмы защиты человека, считают представители экзистенциализма. Они относительны, т.к. характеризуют определённого человека, вовлечённого в определенную ситуацию. Это делает каждый смысл уникальным.

Уникальность - это качество, характеризующее не только определённую ситуацию, но и жизнь в целом. Жизнь - это совокупность уникальных ситуаций. Каждый человек уникален в этом мире. И жизнь каждого человека уникальна, потому что никто другой не может прожить её за него. Нет такого понятия, как универсальный смысл жизни, есть лишь смыслы индивидуальных ситуаций . Но специфика социальной жизни, необходимость ее организации рождает смыслы, которые принимаются и разделяются множеством людей. Подобные смыслы становятся социальными ценностями.

С одной стороны, только в одиночестве человек способен к подлинному познанию, а, с другой, вне общества ему не понять, кто он такой. Таким образом, познавая других, мы познаем себя. Но, познавая себя, мы получаем представления о других. Подобная двойственность отражает противоречия, через разрешения которых, в полной мере проявляется подлинная сущность человека. Начиная с момента рождения и заканчивая смертью, мы способны жить так, как хотим. Это возможно в том случае, если мы наполняем нашу жизнь смыслами, которые не способна уничтожить даже смерть.

Список литературы:

  1. Агацци Э. Человек как предмет философии // Вопросы философии. – 1989. – №2.
  2. Камю А. Бунтующий человек. – М.: Политиздат, 1990. - 416 с.
  3. Проблема человека в западной философии / сост. П.с. Гуревич / ред. Ю.Н. Попова. – М.: Прогресс, 1988. - 552 с.
  4. Сартр Ж.-П. Стена.//Избранные произведения. – М.: Политиздат, 1992. - 480с.
  5. Хайдеггер М. Время и бытие. - М: Республика, 1993. - 447 с.
  • Специальность ВАК РФ09.00.01
  • Количество страниц 145

Глава I. Логико-методологические основы концепций познания.

1.1. Историко-логический дискурс концепций познания.

1.2. Потребностно-мотивационные и ценностные основания познавательной деятельности.

Выводы по первой главе.

Глава II. Онто-гносеологические предпосылки соотношений познания и самопознания.

2.1. Онтологический дискурс соотношений сознания и подсознания в познавательной деятельности.

2.2. Гносеологический анализ соотношений познания и самопознания субъекта социума.

Выводы по второй главе.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Онто-гносеологический анализ современных концепций соотношений познания и самопознания»

Актуальность проблемы и темы исследования. Онто- и гносеологический анализ современных концепций соотношений познания и самопознания представляется актуальной проблемой в связи с необходимостью теоретического осмысления огромного эмпирического материала, относящегося к содержанию познавательной деятельности человека разумного. Конец второго и начало третьего тысячелетия ознаменовались повышением интереса к проблеме самопознания, определению его места в системе познания в целом. Это обусловлено социальными трансформациями и изменением социальных запросов к изучению мира личностного бытия субъектов социума, вставшего на путь рыночных преобразований.

Темпы социальных преобразований в современном обществе таковы, что человек не успевает задумываться над смыслом собственного бытия в этом мире. Большинство людей не восприняло освобождение от тоталитаризма как личностное освобождение. Человек в нашем, теперь открытом обществе, не обрел положение хозяина собственной судьбы: он оказался один на один со своими бытовыми проблемами, материальной зависимостью от новых хозяев жизни, в ряде случаев с беспросветной нуждой. И, тем не менее, человек рано или поздно задает вопросы: "Кто Я?", "Зачем Я?". Ответы на эти вопросы неоднозначны. Поэтому попытка рассмотреть самопознание с разных точек зрения, не отрицая правомерности любой из них, представляется актуальной как в онтологическом, так и в гносеологическом плане.

Личностное Я открывается с разных сторон в продолжение всей жизни. Это связано с возрастом, изменением отношений с социумом, появлением новых потребностей и ценностных предпочтений. За этими частными изменениями лежат глубинные духовные движения: меняется личностное отношение к самой жизни, ее духовным основам. Идеологические догмы, при всей их привлекательности, связывают человека в духовных исканиях, истинная суть человека при этом оказывается явно или неявно скрытой за мишурой кажущейся целесообразности жизни. Это не означает, однако, что личностное становление не связано с общественным сознанием, социальными движениями.

Личность находит свое Я, не отгораживаясь от общества. Напротив, активно включаясь в жизнь общества, общаясь с людьми, собственное Я постепенно очищается от мелочных, суетных пристрастий и интересов. В нем начинают просматриваться духовная целостность, философское видение смысла бытия. Мир легко умещается в духовном бытии личности, освободившейся от суеты повседневности. Но для этого освобождения человеку, как правило, не хватает жизни. Поэтому онтологические аспекты самопознания оказываются тесно связанными с естественнонаучными предпосылками индивидуального развития онтогенеза субъекта познания. Однако темпы индивидуального становления личности мало связаны с естественными, природными темпами развития. Это, в особенности, относится к огромному пласту жизни субъекта, вступившего в пору социальной зрелости. Возникает необходимость гносеологического анализа соотношений познания и самопознания, который позволяет подойти к разрешению противоречия между естественными, биологическими предпосылками становления познавательных возможностей человека и социально детерминированными условиями становления самопознания личности - субъекта социума.

Требуют более глубокого исследования потребностно-мотивационная обусловленность самопознания, значимость гносеологических предпосылок включенности объекта познания в мир субъекта, в субъективное самопознание.

Степень разработанности проблемы. Основы естественнонаучного подхода к решению проблемы соотношений познавательной деятельности и ее частного случая (самопознания) в западной философии были заложены работами Ж.О. Ламетри, П.А. Гольбаха, посвященными гносеологическому анализу феномена человеческого сознания, а также исследованиями К. Фогта и Я. Молешотта, касающимися психофизиологических основ мышления.

В начале XX века в научных изысканиях Р. Авенариуса и Э. Маха нашли отражение идеи психофизического анализа сознания и подсознания.

Неопозизтивистская традиция в раскрытии феномена познания представлена в работах австрийских философов О. Нейрата и М. Шлика - ведущих представителей позитивизма.

Идеи естественнонаучного обоснования познавательной деятельности находят воплощение в психофизиологических исследованиях Р. Фейерабен-да, Р. Сперри и в аналитико-философских трудах Н. Блока, Д. Давидсона, П.К. Мозера, Дж. Поланда, Дж. Фостера, Д. Чалмерса и других.

В традиции отечественной философии парадигма изучения онтологии индивидуального сознания и его соотношений с самопознанием не получила глубокого исследования по известным причинам идеологического характера, обусловивших отрицание концепций как мыслителей "вульгарного материализма", так и философов школы "субъективного идеала".

Естественнонаучный, познавательный потенциал решения проблемы соотношений познания и самопознания оказался имплицитно заложенным в работах Н.И. Брагиной, Т.А. Доброхотовой, Е.М. Иванова, Э.В. Ильенкова, В.А. Лекторского, М.К. Мамардашвили, А.И. Панченко, Д.В. Пивоварова, М.Н. Руткевича, А.Г. Спиркина, Н.И. Чуприковой и других. В психофизиологическом осмыслении соотношений сознания и подсознания непреходящую ценность имеют труды А.Р. Лурии, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Е.П. Велихова, В.А. Лекторского и других.

Менее разработанной в отечественной философии оказалась проблема самопознания, но фрагментарные и эвристические изыски имеются в работах H.A. Бердяеева, М.М. Бахтина, Д.М. Дубровского, В.П. Зинченко, Ф.Т. Михайлова, H.H. Моисеева, В.В. Розанова, В.В. Столина, И.Т. Фролова, Г.П. Щедровицкого.

Таким образом, имеющееся противоречие между потребностью в осмыслении философских предпосылок соотношений познания и самопознания, с одной стороны, и недостаточной разработанностью онто-гносеологических основ решения этой проблемы, с другой стороны, подчеркивает актуальность настоящего исследования и определяет его объект, предмет, цель и задачи.

Объект исследования: сфера познавательной деятельности человека.

Предмет исследования: онто-гносеологический анализ соотношений познания и самопознания.

Цель исследования: раскрыть и проанализировать теоретико-методологические основы познавательной деятельности, в соответствии с которыми провести онто-гносеологический анализ соотношений познания и самопознания.

Задачи исследования:

1. Определить понятие "самопознание" относительно "познания".

2. Обозначить онтологический дискурс соотношения сознания и подсознания в самопознании.

3. Выявить гносеологическую составляющую аффицированного самопознания.

4. Провести гносеологический анализ соотношений познания и самопознания человека.

Методологической основой исследования является диалектика теоретического и эмпирического процессов познания, научно-философские методы познавательного движения от абстрактного к конкретному, системный подход с использованием теории синергетики. В диссертации используются теоретические разработки и концептуальные идеи отечественных и зарубежных ученых в области онтологии психофизиологии, науковедения, теории познания и самопознания.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

Предпринята попытка целостного осмысления познавательной деятельности человека, с уточнением содержания самопознания;

Осуществлен гносеологический анализ соотношений познавательных процессов в ряду: сознание - познание - самопознание;

Сделаны выводы о гносеологической составляющей аффицированного самопознания;

Осуществлен онто-гносеологический анализ соотношений познания и самопознания человека - субъекта социума.

Теоретическое и практическое значение исследования. Полученные результаты исследования могут быть использованы для осмысления теоретических концепций познания, их применимости к анализу феномена самопознания человека - субъекта современного социума. Положения и выводы диссертационного исследования могут быть применены в научной и педагогической работе, при разработке и чтении базовых и специальных курсов по проблемам философских основ познавательной деятельности, а также для методологического обоснования психофизиологических предпосылок самопознания.

Положения, выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1. Познавательная деятельность нами рассматривается как онтогенетически детерминированный процесс познания и самопознания во взаимосвязи со структурно-функциональными предпосылками восприятия, переработки и осознания явлений и предметов окружающего мира.

2. Абстрактный самопознающий себя субъект гипостазируется в объект самопознания в результате коммуникативных актов, реализуемых в различных формах общения и овладения информацией, лежащей вне субъекта самопознания.

3. Процессы познания и самопознания выступают в системном единстве, что позволяет рассматривать их через призму теории самоорганизации как экспликацию соотношений взаимосвязанных систем предельной сложности.

4. Соотношения процессов познания и самопознания может рассматриваться как синергетический процесс рефлексии, объектом которой являются вербальные и невербальные предметы и явления внешнего мира, трансформированные в чувственные образы, представления, понятия, а также образ собственного бытия индивидуума.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в 6 опубликованных работах, представлены в докладах на ежегодных научных конференциях по итогам научно-исследовательских работ преподавателей и аспирантов филиала Тюменского госуниверситета в г.Урае, Нижневартовского государственного педагогического института; научные сообщения по теме диссертации заслушивались на кафедре философии Магнитогорского государственного университета (1999-2002 гг.).

Заключение диссертации по теме «Онтология и теория познания», Кукушкин, Павел Иванович

Выводы по второй главе

1. Онтологические основы соотношения познания и самопознания могут быть рассмотрены как в логико-историческом, так и в онтогенетическом аспекте, обусловливая в этом случае преемственность фило и онтогенетических процессов индивидуального и общественно-исторического становления познания и самопознания.

186 Синергетике - 30 лет: Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы философии. -2000.-№3.-С. 59.

187 Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела // Вопросы философии.-2001.-№ 8. - С. 112.

2. Теоретически обоснована необходимость взаимосвязи феноменологического и праксиологического подходов к философско-методологическому обоснованию соотношений познания и самопознания субъекта социума.

3. Эпистемологическая специфика процесса самопознания определяется субъективными возможностями рефлексивного постижения реальностей внешнего и внутреннего мира.

4. В самопознании черты субъект-объектных отношений выступают в неявном виде, а в отраженных рефлексирующим субъектом формах: суждениях, образах, представлениях о реальной действительности. Идеальное тождество субъекта и объекта предметно реализуется только в рефлексии самопознания.

5. Анализ данных эволюционной эпистемологии позволяет предполагать ведущую роль субъекта познания в интерпретации фактов и явлений действительности, оставляя за ним возможность учитывать, компенсировать или исключать влияние внутренних факторов на результаты познания.

6. В гносеологии познания и самопознания человек представляет собой не частичного гносеологического субъекта, но целостного познающего человека, а знание не сводится только к строго сконструированным уровнем науки формам, но предполагает также вненаучные его формы.

7. В контексте феноменологического подхода институирована аффици-рованная онтология, которая дает возможность интерпретировать потребно-стно-мотивационные и содержательно-ценностные основы познавательной деятельности как синкретические не только во взаимосвязи потребностей разного уровня и модальности, но и в тесной связи с чувственно-аффективной сферой субъекта познания.

8. Апплицируя основные положения аффицированной онтологии бытия на процессы самопознания, представляется возможным включение аффектов и чувств в качестве элементов (средств) самопознания.

9. Онтологический анализ самопознания субъекта социума переходного периода выявил неправомерность экспликации целеполагания в процессах самопознания только в контексте личностного самосовершенствования и реализации эгоистических интенций.

10. Следование высшим императивам нравственности в самопознании имеет реальную практическую полезность, рассматриваемую в рамках сис-темно-синергетического подхода как условие формирования целостной самодостаточной социально-востребованной личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема соотношений познания и самопознания на протяжении всей истории философии являет из себя одну из наиболее сложных для решения проблем. И дело не только в мировоззренческой стороне вопроса, в методологии подхода к ее решению. Проблема далеко не решена в ее естественнонаучных основах: остаются предметом специального исследования соотношение подсознательной и осознаваемой сферы в познании и самопознания. Накапливающиеся, в связи с появлением новых инструментальных методов исследования высших корковых функций и процессов обработки информации в сенсорных аппаратах и структурах головного мозга, знания настоятельно требуют осмысления как на онтологическом, так и на гносеологическом уровне. Методологический аппарат познания самого познания, рефлексия рефлексивных процессов остаются актуальной проблемой современной философии. Как соотносятся чисто материальные процессы, обозначаемые понятиями возбуждение, торможение, нервный импульс с моделированием мыслительных конструкций, гипостазируемых как акты сознания, в какой мере осознаваемые акты связаны с неосознаваемыми функциями обширных подкорковых областей, с потребностями и мотивациями субъекта познания - не риторические вопросы. Они требуют ответа, как в естественнонаучном, так и в методологическом аспектах.

Существенные доводы в пользу естественнонаучного подхода к исследованию соотношений познания и самопознания предоставляет аффилированная онтология. Аффицированная онтология познания и самопознания позволяет интерпретировать потребностно-мотивационные основы познавательной деятельности как синкретические не только во взаимосвязи потребностей разного уровня и модальности, но и в тесной связи с чувственно-аффективной сферой субъекта познания.

Научный материализм, в котором материя стала «физической реальностью», рассматривает психофизиологическую проблему сознания, становится самой популярной парадигмой для новых естественных наук, в рамках которых решается проблема сознательного сознания и его соотношений с бессознательным (квантовая психология, синергетика, социальная биология, генетика в ее современных формах, включая компьютерную генетику).

Процессы познания и самопознания являют себя в системном единстве, что позволяет автору рассматривать их через призму теории самоорганизации, являющейся сущностным содержанием методологии системно-синергетического подхода к гносеологии взаимосвязанных сложных систем познания и самопознания.

В онтологическом аспекте познание и самопознание могут рассматриваться как складывающиеся в процессе общественно-исторического развития способы постижения действительности, детерминированные возрастными особенностями индивидуального развития и рефлексивного освоения внутреннего, субъективного мира.

Историко-логический дискурс концепций познания позволяет установить взаимосвязь познавательных процессов со структурно-функциональными особенностями аппарата восприятия и переработки информации, поступающей по сенсорным каналам и осознаваемой на уровне «систем сознания», которые, по представлению естествоиспытателей, формируются в процессе индивидуального развития и социального созревания личности.

Соотношение процессов познания и самопознания может получить фи-лософско-методологическое обоснование в рамках системно-синергетического подхода и в нашей интерпретации может быть сформулировано в следующем виде: самопознание - синергетический процесс самоорганизации рефлексии, объектом которого являются вербализованные и невербальные объекты внешнего мира, трансформированные в чувственные образы, представления, понятия, а также мир собственного бытия.

В гносеологическом плане процессы познания и самопознания рассматриваются в системном единстве, как результат функции предельно сложных самоорганизующихся систем сознания, анализ деятельности которых возможен с позиций системно-синергетического подхода.

Процессы самопознания, с позиций системно-синергетического подхода могут быть представлены в понятиях самоорганизации, становления целостного явления, в котором чувственные впечатления, представления, образы, рефлексивные конструкции являют себя в целостном, системном порядке, возможности которого определяются в онтологическом дискурсе предельными основаниями бытия: самопостижение смысла своего существования в процессе самопознания.

Эпистемологическая специфика процесса самопознания определяется субъективными возможностями рефлексивного постижения реальностей непрерывно меняющегося внешнего и внутреннего мира. Темпы социальных преобразований в современном обществе таковы, что человек не успевает задумываться над смыслом собственного бытия в этом мире. Освобождение от пут тоталитаризма большинством людей не воспринято как личностное освобождение. Человек в нашем, теперь открытом обществе, не обрел положение хозяина собственной судьбы: он оказался один на од ин со своими бытовыми проблемами, материальной зависимостью от новых хозяев жизни, в ряде случаев с беспросветной нуждой. И, тем не менее, попытка рассмотреть познание и самопознание, как в онтологическом, так и гносеологическом аспекте, представляется нам оправданной.

Для осознания неоднозначности познаваемых в себе качеств, чувств, отношений к действительности нужно известное мужество, и, конечно, способность к рефлексии (осмыслению смыслов). Рождающееся в рефлексии собственное отношение к себе, к сложившимся понятиям и суждениям о предметах действительности - это главное, что и делает каждого человека самим собой, что отличает людей друг от друга. Но и при самом беспристрастном суждении о себе, каждый из нас предстает друг перед другом не подлинным, а персонифицированным Я.

Личностное Я открывается с разных сторон в продолжение всей жизни.

Это связано с возрастом, изменением отношений с социумом, с появлением новых ценностных предпочтений, меняющейся действительностью. За этими частными изменениями лежат глубинные духовные движения: меняется личностное отношение к самой жизни, ее духовным основам. Идеологические догмы, при всей их привлекательности, связывают нас в духовных исканиях, истинная суть человека при этом оказывается явно или неявно скрытой за мишурой кажущейся целесообразности жизни. Это не означает, однако, что личностное становление не связано с общественным сознанием, социальными движениями.

Личность находит свое Я, не отгораживаясь от общества. Напротив, активно включась в жизнь общества, общаясь с людьми, собственное Я постепенно очищается от суетных пристрастий и интересов к мелочам жизни. В нем начинает просматриваться духовная целостность, появляется достаточно ясно осознаваемая потребность в самопознании. Это не означает отказа от земных радостей бытия и получения удовольствий. Речь идет о разумном их ограничении, которое не просто полезно - оно необходимо.

Не отказываясь от научного наследства марксистско-ленинской философии, следует отчетливо осознавать настоятельную необходимость нового осмысления места человека в жизни социума, значимость духовного саморазвития и самопознания в становлении самости (самостоятельности, самодостаточности) в новых социально-экономических условиях перехода общества к рыночной экономике. При этом не снимается значимость и настоятельная необходимость разработки проблемы соотношений сознания и подсознания в меняющихся социально-экономических условиях жизни общества. Это, в особенности, относится к разработке особенностей становления познавательной функции с позиций методологии системно-синергетического подхода, к новому осмыслению онто- и филогенеза развития познавательных функций, в целом, и гносеологических аспектов самопознания, в частности.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Кукушкин, Павел Иванович, 2002 год

1. Абрамова Н.Т. Являются ли несловесные акты мышлением? // Вопросы философии. - 2001. - № 6. - С. 77.

2. Автономова Н.С. Заметки о философском языке: традиции, проблемы, перспективы // Вопросы философии. 1999. - № 11. - С. 13-29.

3. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Прогресс, 1995.-256 с.

4. Адлер Г. Лекции по аналитической психологии. М.: Рефл.-Бук, Ваклер, 1996. - С. 25.

5. Александров Ю.И., Дружинин В.Н. Теория функциональных систем и психология. // Психологический журнал. -1998. Т. 19. - № 6. - С. 420.

6. Ананьев Б.Г. Психология чувственного познания. М., Педагогика,1960.

7. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1980.-372 с.

8. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. -М.: Медицина, 1968.

9. Анохин П.К. Эмоции // Психология эмоций: Тексты. М.: МГУ, 1993.- 184 с.

10. Аристотель. Вторая аналитика // Аристотель. Сочинения: В 4-х т. - М.: Мысль, 1978. - Т. 2. - С. 364.

11. Аршинов В.И. Синергетика // Новая философская энциклопедия: В 4-х Т. М.: Мысль, 2001. - Т. III. - С. 545-546.

12. Афанасьев В.Г. Проблемы целостности в философии и биологии. -М.: Мысль, 1969.

13. Бабайцев А.Ю. Гносеология // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. научн. ред. и составитель A.A. Грицанов. М.: ACT, МН.: Хар-вест, Современный литератор, 2001. - С. 243.

14. Батищев Г.С. Неисчерпанные возможности и границы применимости категории деятельности // Деятельность: теория, методология, проблемы. -М., 1990.-С. 23-24.

15. Бейтон Г. Экология разума: Избр. статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии: Пер. с англ. М.: Смысл, 2000. - 476 с.

16. Бэккарст Д. О живом и мертвом в философии Э.В. Ильенкова // Вопросы философии,- 2001. -№ 5.-С. 170-181.

17. Бердяев H.A. Самопознание: Опыт философской автобиографии. М.: Книга, 1991.-448 с.

18. Берлин И. Назначение философии // Вопросы философии. 1999. -№ 5. - С. 92.

19. Берлин И. Стремление к идеалу // Вопросы философии. 2000. - № 5.-С. 51-63.

20. Бернштейн H.A. Очерки физиологии движений и физической активности. М: Наука, 1966.

21. Бескова И.А. Эволюция и сознание: Когнитивно-символический анализ. М.: ИФ РАН, 2001.

22. Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под общ. ред. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Басина. Тбилиси: Мецнисреба, 1978.

23. Бехтерева Н.П. Нейрофизиологические аспекты психологической деятельности человека. Л.: Наука, 1971.

24. Библер B.C. Нравственность. Культура. Современность. // Этическая мысль. М.: Изд-во полит, литературы. - С. 16-58.

25. Бизяева A.A. Рефлексивные процессы в сознании и деятельности учителя: Автореф. дис. .канд. психол. наук. СПб.: ЛГПИ, 1993. - 23 с.

26. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение.: Пер. с англ. Е.З. Годиной. М.: Мир, 1988.

27. Братусь Б.С. Смысловая вертикаль сознания // Вопросы философии. 1999.-№ 11.-С. 81-90.

28. Брагин Г.М., Исмуратов С.Б. Экономика страны и культура // Экономическая и педагогическая культура. Челябинск, 1992. - С. 36.

29. Брагин Г.М. Философия менеджмента: Истину ищут студенты. -Челябинск: Челябинский институт коммерции МГУК, 1997. 64 с.

30. Бондаревская Е.В. Ценностные основания личностно-ориентированного воспитания // Педагогика, 1995. № 4. - С. 29-36.

31. Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. М.: Мысль, 1978.216с.

32. Бэккарт Д. О живом и мертвом в философии Э.В. Ильенкова // Вопросы философии. 2001. - № 5. - С. 170-181.

33. Ведерко Д.В. Проблема интерпретации предмета и методов познания в гуманитарных и естественных науках: Автореф. дис. .канд. филос. наук. Магнитогорск, 2002. - 23 с.

34. Вересов H.H. Выготский, Ильенков, Мамардашвили: Опыты теоретической рефлексии и монизм в психологии // Вопросы философии. 2000. -№ 12.-С. 74-88.

35. Вернадский В.И. Автотрофность человечества: Антология философской мысли. М.: Педагогика Пресс. - С. 289.

36. Виндельбанд В. История древней философии. СПб., 1898.

37. Вольжская Л.Б. Свобода и детерминизм в выборе смысла жизни // Философские науки. 2002. - № 3. - С. 17-32.

38. Виноградов Е.Г. Виллард Куайн: Портер аналитического философа XX века // Вопросы философии. 2002. - № 3. - С. 110.

39. Воронцов Б.Н. Феномен массовой культуры: Этико-философский анализ // Философские науки. 2002. - № 3. - С. 110-124.

40. Второй конгресс российских философов: Некоторые итоги // Вопросы философии. 2000. -№ 5. - С. 145-164.

41. ВундтВ. Основы физиологической психологии. -М., 1912.

42. Вульфов Б.З., Харькин В.Н. Педагогика рефлексии. М.: Потребность, сущность, управление // Магистр. 1995. - № 1. - С. 71-79.

43. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Под ред. В.В. Давыдова. -М.: Педагогика, 1991. -480 с.

44. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: Изд. АПН, 1960.-501с.

45. Гайденко П.П. Единое // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. -М.: Мысль, 2001. -Т.2. С. 14-18.

46. Гайденко П.П. Метафизика конкретного всеединства или Абсолютный реализм С.Л. Франка // Вопросы философии. 1999. - № 5. - С. 114-151.

47. Гегель Г. Сочинения. М,-Л., 1935. - Т.8.

48. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. М.: 1977. - Т. 3. -Философия духа.

49. Гегель Г. Наука логики: В 3-х т. М.: Политиздат, 1970. - Т. 1. - С.21.

50. Гейзенберг В. Физика и философия. М.: Наука, 1989. - С. 27.

51. Гелнер Э. Условия свободы: Гражданское общество и его исторические соперники. М.: Изд-во «Ad Marginem», 1995. - 223 с.

52. Гоббс Т. Сочинения: В 2-х т. М.: Мысль, 1989. - Т.1. - С. 289.

53. Гришунин С.И. Синергетика познания антифилософия // Философские исследования. - М., 2001. -№ 3. - С. 124-128.

54. Гряднов А.Ф., Книгин А.Н. Философские проблемы сознания // Вопросы философии. 2000. - № 7. - С. 157-160.

55. Губачев Ю.М. и др. Эмоциональный стресс в условиях нормы и патологии человека / Ю.М. Губачев, Б.В. Ивлев, Б. Д. Карвасарский. Л., 1976.

56. Губанов В.А., Захаров В.В., Коваленко А.Н. Введение в системный анализ: Учебное пособие. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988.

57. Губин В.Б. О приведении к очевидности как доказательство реальности // Философские науки. 2002. - № 3. - С. 144-158.

58. Гурьич П.С. Философия человека. -Ч. 2. -М.: ИФ РАН, 2001.

59. Давыдов В.В. Теория деятельности // Вопросы философии. 1996. - № 5. - С. 52-63.

60. Давыдов В.В., Зинченко В.П. Предметная деятельность и онтогенез познания // Вопросы психологии. 1998. - № 5. - С. 11-19.

61. Деева H.A., Орлова Л.Н. Формирование мотивации познавательной деятельности // Гуманитарные исследования: Ежегодник. Омск, 1999. -Вып. 4. - Кн.2. - С. 191-199.

64. Дельгадо X. Мозг и сознание: Пер. с англ. Л.Я. Белопольского / Под ред. и с предисл. Г.Д. Смирнова. М.: Мир, 1971.

65. Дильтей В. Основная мысль моей философии // Вопросы философии. 2001. -№ 9. С. 122-123.

66. Дильтей В. Предпосылки или условия сознания либо научного познания // Вопросы философии. 2001. - № 9. - С. 124-126.

67. Дицген И. Мелкие философские работы //В.И. Ленин Философскиететради. Поли. собр. соч. - М., 1963. - Т.20. - С. 406.

68. Доброхотова А.Л. Онтология // Новая философская энциклопедия: В 4-х т.-М.: Мысль, 2001.-Т. З.-С. 150.

69. Домрачев С.С. Эвристический потенциал физикалистской парадигмы онтологии индивидуального сознания: Автореф. дис. . .канд. филос. наук.- Магнитогорск, 2001. 26 с.

70. Дубровский Д.И. Постмодернистская мода // Вопросы философии. -2001.-№ 8.-С. 42-53.

71. Дубровский Д.И., Малькова Т.П. Научный материализм // Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

72. Жданов Г.Б. Информация и сознание // Вопросы философии. -2000. № 11. - С. 97-105.

73. Заблуждающийся разум: Многообразие в научном знании / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин. -М.: Политиздат, 1990.

74. Зинченко В.П. Мышление как действие // Прикладная психология. -М., 2001. -№ 3. С. 1-18.

75. Зинченко В.П., Мамардашвили М.К. Изучение высших психических функций и категория бессознательного. // Вопросы философии. 1991.- № 10.-С. 34-41.

76. Иван Тимофеевич Фролов: Жизнь и познание (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 2000. - № 8. - С. 3-51.

77. Иваненко А.Ю. Мистическое мышление как познавательная деятельность (гносеологический анализ): Автореф. дис. .канд. филос. наук. -Магнитогорск, 2002. 19 с.

78. Иванов Е.М. Материя и субъективность. Саратов, 1998.

79. Иванова Н.Я. Философский анализ проблемы смысла бытия человека. -Киев, 1980.

80. Изард К. Эмоции человека: Пер. с англ. М.: МГУ, 1980.

81. Изюмова Т.Г. Гипотетические аспекты социально-политического познания (Опыт философско-методологического анализа): Автореф. .канд. философских наук. Магнитогорск, 2002. - 22 с.

82. Ильенков Э.В. Что такое личность? / В кн.: «С чего начинается личность?». М., 1979.

83. Ильин И.А. Философия и жизнь // На переломе. Философские дискуссии 20-х годов: Философия и мировоззрение / Сост. П.А. Алексеев. М.: Политиздат, 1990. - С. 43-44.

84. Ильин Е.П. Сущность и структура мотива // Психологический журнал. 1995.-№ 2. - С. 32-41.

85. Интервью с Ф.Т. Михайловым // Вопросы философии. 2000. - № 5.-С. 121-135.

86. Ингекамп К. Педагогическая диагностика: Пер. с нем. М.: Педагогика, 1991.-240с.

87. Индивидуальный мозг: Структурные основы индивидуальных особенностей поведения / А.И. Берг, В.М. Гяцова, Н.В. Гуляева и др.: Отв. ред. П.В. Симонов. -М.: Наука, 1993.

88. Каган М.С. Метафорфозы бытия и небытия: К постановке вопроса // Вопросы философии. 2001. - № 6. - С. 52-68.

89. Каганова З.В., Черемисинова Е.Р. Хью Лейси. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание // Вопросы философии. 2002. -№ 7.-С. 186-188.

90. Каликанов C.B. Бог и человек: Диалектика со-бытия в контексте философских идей A.A. Ухтомского // Философские науки. 2002. - № 3. -С. 60-76.

91. Кант И. Сочинения: В 6-ти т. М.: Мысль, 1963.-Т. З.-С. 349.

92. Кант И. Сочинения: На немецком и русском языках / Отв. за изд. Н. Мотрошилова и Б. Тушлинг. М., 1997. - С. 118.

93. Кант И. Критика чистого разума: Пер. с нем. Н. Лосского, сверен и отредактирован Ц.К. Арзаканяном и М.И. Иткиным. М., 1994.

94. Кант И., Лекции по этике: Этическая мысль. М.: Изд-во полит, литературы, 1990. - С. 297-323.

95. Карсавин Л.П. Миграция. Креативность. Текст. Проблемы классической теории познания. СПб., 1999. - 407 с.

96. Касавин И.Т. Познание как иносказание: Человек после крушения вавилонской башни // Вопросы философии. 2001. - № 11. - С. 51-64.

97. Качоха В.К. Поппер: Альтернатива обществу будущего // Вопросы философии. 2002. - № 6. - С. 48-60.

98. Кислов А.Г. Оправдание детства, как феномен культуры: философский анализ: Афтореф. дис. . доктора филос. наук. Екатеринбург, 2002. -46 с.

99. Климентьева H.H. Самостоятельная деятельность как фактор духовного развития школьников с низкой обучаемостью: Автореф. дис. . канд. пед. наук. Челябинск, 2000. - С. 9.

100. Климов А.Я. Диалектика практика и познания. М.: Высшая школа, 1991.

101. Кнабе Г.С. Строгость науки и безбрежность жизни // Вопросы философии.-2001.-№ 8.-С. 113-125.

102. Книгин А.Н. Философские проблемы сознания. Томск: Изд-во Томского университета, 1999. - 336 с.

103. Князева E.H., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы философии. 1994. - № 2. - С. 110-123.

104. Князева E.H. Международный московский синергетический форум // Вопросы философии. 1996. - № 11. - С. 151.

105. Князева М.Л. Черная культура и светлый человек // Педагогика. 2001. -№ 3. - С. 100.

106. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности / Отв. ред. A.A. Базалев. М.: Наука, 1988.

107. Ковалько Г.Н., Фомин H.A. Системный подход к изучению сложных психофизиологических явлений. Челябинск: Издательство ЧГПУ, 1991.-114с.

108. Ковалько Г.Н., Фомин H.A. Рефлексивные начала педагогикисамопознания. Челябинск: Издательство ЧГПУ, 2001.

109. Коган J1.H. Цель и смысл жизни человека. М.: Политиздат,1984.

110. Коган В.З., Уханов В.А. Человек: Информатика, потребность, деятельность. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1991.

111. Коган JI.A. Самостояние человека: Философское кредо Пушкина // Вопросы философии. 1969. - № 7. - С. 47-60.

112. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. М.: Педагогика, 1991.-С. 174.

113. Кон И.С. Открытие «Я». М.: 1978.

114. Королев Ф.Ф. Системный подход и возможности его применения в педагогических исследованиях // Сов. педагогика. М., 1979. - № 9. -С. 103-115.

115. Коршунов A.M. Диалектика субъекта и объекта в познании: Лекции для студентов филос. ф-тов гос. ун-тов. М.: МГУ, 1982. - С. 8-9.

116. Костандов Э.А. Функциональная асимметрия полушарий мозга и неосознаваемое восприятие. М.: Медицина, 1983.

117. Кутырев В.А. Оправдание бытия: Явление нигитологии и его критика // Вопросы философии. 2000. - № 5. - С. 17.

118. Кузьмин A.A. Рефлексивная рациональность в познании и бытии человека: Автореф. дис. . .доктора филос. наук. М., 1999. - 33с.

119. Кукушкин П.И. Историко-логический дискурс концепций познания // Актуальные проблемы обучения в обособленных подразделениях вуза. Сб. статей. Под. ред. В.Б. Орлова. Вып. 2. Урай: Филиал Тюменского госуниверситета в г. Урае. 2002. - С. 70 - 92.

120. Кукушкин П.И. Потребностно-мотивационные и ценностные основания познания и самопознания. Учебное пособие. Челябинск: Урал-ГАФК. - 2001. - 32 с.

121. Кьеркегор С.А. Болезнь к смерти: Этическая мысль. М.: Изд-во полит, лит., 1990. - С. 361-372.

122. Лао-цзы. Дао-дэнзин // В кн.: Древнекитайская философия. -Т.1.-М.: Принт, 1994.

123. Лейси X. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание: Пер. с англ. / Под ред. В.А. Яковлева. Предисловие А.П. Огурцова. -М.: Логос, 2001. -360с.

124. Лекторский В.А. Гносеология // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. -М.: Мысль. Т. 1. - С. 51.

125. Лекторский В.А. Теория познания: Гносеология, эпистемология // Вопросы философии. 1999. - № 8. - С. 72-79.

126. Лекторский В.А. Выступление на «круглом столе»: Псевдонаучные знания в современной культуре // Вопросы философии. 2001. - № 6.-С. 4-5.

127. Лекторский В.А. Взаимоотношение философии и науки в свете научно-технической революции // Философские науки. 1973. - № 2. - С. 105.

128. Лекторский В.А. О некоторых философских уроках 3. Фрейда // Вопросы философии. 2000. - № 10. - С. 4-9.

129. Лекторский В.А. Самопознание // Новая философская энциклопедия: В 4-х Т. М.: Мысль, 2001. - Т. 3. - С. 488-489.

130. Леонтьев А.Н., Судаков К.В. Эмоции. БСЭ. - М.: СЭ, 1978. -С. 493.

131. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. - 304 с.

132. Лобастов Г.В. Философия Э.В. Ильенкова // Вопросы философии. 2000. - № 2. - С. 169-176.

133. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. М.: Политиздат, 1991.-С. 139.

134. Лунгина Д.А. Кьеркегор и проблемы науки // Вопросы философии. 2000. - № 1.-С. 161-168.

135. Лурия А.Р. Функциональная организация мозга: Естественнонаучные основы психологии. -М.: Наука, 1977.

136. Лутовинов В.И., Полетаев Е.Г. Идеология воспитания российской молодежи // Педагогика. 1998. - № 5. - С. 46-52.

138. Любутин К.Н., Пивоваров Д.В. Диалектика субъекта и объекта. Екатеринбург. - Издательство УРГУ, 1993. - 416 с.

139. Мамардашвили М.К. Феноменология и ее роль в современной философии (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1988. -№ 12.-С. 57-58.

140. Мамардашвили М.К. Сознание и цивилизация: Как я понимаю философию. -М.: Прогресс, 1990.

141. Мамардашвили М.К. Сознание как философская проблема // Вопросы философии. 1990. -№ 10. - С. 73-79.

142. Марголис Дж. Личность и сознание: Пер. с англ. /Под ред. Д.И. Дубровского, А.Ф. Тряпкова. М.: Прогресс, 1986.

143. Маркс К. Капитал //К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. - Т. 46. - Ч. II. - M.: Госполитиздат, 1951. - С. 18.

144. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. - Т. 20. - С. 56.

145. Маслоу А. Психология бытия: Пер. с англ. М.: «Рефл.-бук», К. Ваклер, 1997.

146. Маслоу А. Мотивация и личность. Нью-Йорк: Харнери Роу, 1954.-364 с.

147. Маслоу А. Самоактуализация. Психология личности. М.: Педагогика, 1982. - 238 с.

148. Меграбян A.A. Личность и сознание. М.: Медицина, 1978.

149. Микешина Л.А. Философия познания: Диалог и синтез подходов // Вопросы философии. 2001. - № 4. - С. 70-83.

150. Михайлов Ф.Т. Философия образования: Ее реальность и перспективы // Вопросы философии. 1989. - № 8. - С. 92-119.

151. Михайлов Ф.Т. Диалектика // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. М.: Мысль, 2001. - Т. 1. - С. 649-651.

152. Михалев C.B. О соотношении науки и философии в мировоззрении П.А. Флоренского // Вопросы философии. 1999. - №5. - С. 96.

153. Многомерный образ человека: Комплексное междисциплинарное исследование человека / Ответств. ред. И.Т. Фролов, Б.Г. Юдин. М.: Наука, 2001.-237с.

154. Можейко М.А. Онтология // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. научн. ред. и составитель A.A. Грицанов. М.: ACT, Мн.: Харвест, Соврем, литератор, 2001. - С. 782.

155. Можейко М.А. Синергетика // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. научн. ред. и составитель A.A. Грицанов. М.: ACT, Мн.: Харвест, Соврем, литератор, 2001. - С. 933.

156. Молчанов В.И. Введение в феноменологическую философию. -М., 1998.

157. Моисеев H.H. Универсальный эволюционизм: Позиция и следствия // Вопросы философии. 1991. - № 3. - С. 3-28.

158. Мотрошилова Н.В. Интенциональность в «Логических исследованиях» Э. Гуссерля // Вопросы философии. 2000. - № 4. - С. 138-158.

159. Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела //Вопросы философии.-2001.-№ 8.-С. 101-113.

160. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. М.: Издательство МТВС, 1990. - 90 с.

161. Новик И.В. Диалектика и особенности системного стиля мышления // Диалектика и системный анализ. М.: Наука, 1986. - С. 48.

162. Овчаренко В.И. Осознание бессознательного // Вопросы философии. 2000. - № 10. - С. 33-37.

163. Овчинников Н.Ф. Знание болевой нерв философской мысли: К истории концепций знания от Платона до Поппера // Вопросы философии. - 2001.-№ 2. - С. 124-152.

164. Огурцов А.П. Рефлексия // Новая философская энциклопедия:

165. В 4-х т. M.: Мысль, 2001. - Т. 3. - С. 445-450.

166. Оруджиев З.М. Философия прошлого: Или понятия прошлого не в обыденном смысле // Философские науки. 2002. - № 1. - С. 35-58.

167. Панкратов A.B. Духовное воспитание в свете современного естествознания // Педагогика. 2001. - № 7. - С. 29.

168. Паскаль Б. Мысли о религии. М., 1902.

169. Петровский A.B. Личность. Деятельность. Коллектив. М.: Просвещение, 1982.-255с.

170. Печчеи А. Человеческие качества: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985.-312 с.

171. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969.-419 с.

172. Пиаже Ж. Теория Пиаже // История зарубежной психологии: 30-60-е годы. Тексты. -М., 1986.

173. Пирогов Г.Г. Дао учение о мировой траектории развития // Философские науки. - 2002. - № 3. - С. 76-89.

174. Платон. Сочинения: В 3-х т. М.: Мысль, 1972. - Т. 3. - Ч. 2. -С. 93.

175. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1980.

176. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1. - М., 1992.

177. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант: К решению парадокса времени: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1984.

178. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991.-№ 6. - С. 46-53.

179. Прытков В.П. Оправдание синергетики // Вопросы философии.-2001.-№ 4.-С. 146-150.

180. Психологические философские и аксиологические проблемы смысла жизни. // Вопросы психологии. 1999. - № 4. - С. 115-118.

181. Психология эмоций: Тексты / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтера. М.: Издательство МГУ, 1993.

182. Райков В.Л. Сознание и познание III тысячелетия. М., 1999. - 162 с.

183. Рац М. Воинствующий рационализм или «разумная рациональность» // Вопросы философии. 2002. - № 6. - С. 19-20.

184. Роджерс K.P. Взгляд на психотерапию: Становление человека: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. Е.И. Исениной. М.: Прогресс, 1994.

185. Розанов В.В. Уединенное. -М.: Современник, 1991. 108 с.

186. Розин В.М. Становление личности и время (Г.П. Щедровиц-кий и его воспоминания) //Вопросы философии. -2002. № 7. - С. 171-178.

188. Рубинштейн Л.С. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957.-С. 56-57.

189. Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация // Вопросы философии. 1999. - № 11. - С. 90-102.

190. Свирский Я.И. Самоорганизация смысла. М.: ИФ РАН,2001.

191. Селье Г. Стресс без дистресса / Общ. ред. Е.М. Крепса. М.: Прогресс, 1988.- 124 с.

192. Семенов Ю.И. Проблема обоснования возможности априорного знания в теории познавания и гносеологии: Автореф. дис. .канд. фи-лос. наук. М., 1999. - 23 с.

193. Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. М.: Госиздат, 1947. - С. 502-503.

194. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М.: Медицина, 1981. -С. 189.

195. Синергетике 30 лет: Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы философии. - 2000. -№ 3. - С. 53-61.

196. Скирбек Г., Гилье Н. История философии: Учебн. пособие для студентов высших учебных заведений: Пер. с англ. В.И. Кузнецова / Под ред. С.Б. Крымского. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. - 800 с.

198. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров 3-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1985.

199. Спиркин А.Г. Философия. М.: Гардарики, 1999. - 816 с.

200. Спиноза Б. Избранные произведения: В 2-х т. М.: Политиздат, 1957. - Т.1. - С. 205.

201. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во МГУ, 1983.-287 с.

202. Типухин В.Н. Логическое становление субъекта. Омск: Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1971. - С. 126.

203. Толстых A.B. Наедине со всеми: О психологии общения. -Минск: Полымя, 1990.

204. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1994.-45 с.

205. Унамуно М. де. Избранное. В 2-х т. М.: Художественная литература, 1981. - Т. 2.

206. Уолтер Г. Живой мозг. М.: Мир, 1966. - 296 с.

207. Утехин C.B. И.М. Берлин и его двойное наследие // Вопросы философии. 2000. - № 5. - С. 45-50.

208. Ухтомский A.A. Доминанта и активность поведения (Из научного наследия A.A. Ухтомского) // Нервная система: Вып. 32. СПб, 1996. -С. 17.

209. Ухтомский A.A. Физиологическая лабильность и равновесие // A.A. Ухтомский. Собр. соч. - Л, 1962. - Т. 6. - С. 136-141.

210. Фихте И.Г. Избранные сочинения. M., 1916. - Т. 1. - С. 516.

211. Фомин H.A. Психофизиология самопознания. М.: Изд-во

212. Теория и практика физической культуры», 2001. 388 с.

213. Фомин H.A. Психофизиология здоровья. Челябинск: РАЕН, 2000.-С. 262.

214. Фомин H.A., Куликов Л.М., Чапцов Р.П. Психология общения. Челябинск: «Версия», 1997. - 214 с.

215. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности: Пер. с англ. / Общая ред. и предисл. Ю.М. Забродина, В.И. Похилько. -М.: Прогресс, 1987.

216. Франк С.Л. Сочинения. Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000. - 800с.

217. Франкл В. Человек в поисках смысла: Пер. с англ. и нем. -М.: Прогресс, 1990. 368 с.

218. Фрейд 3. Введение в психоанализ. М.: Наука, 1989.

219. Фрейд 3. Очерки по психологии сексуальности: К теории полового влечения / 3. Фрейд Я и Оно. Труды разных лет. Тбилиси, 1991. - С. 79-81.

220. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Наука, 1990.

221. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Издательство Республика, 1990.

222. Фролов И.Т. Жизнь и познание: Материалы круглого стола // Вопросы философии. -2000. -№ 8. С. 3-51.

223. Фролов И.Т. Перспективы человека. М.: Изд-во полит, лит., 1983.-245 с.

224. Фукуяма Д. Конец истории // Вопросы философии. 1990. -С. 134-147.

225. Хайдеггер М. Письма о гуманизме: Проблема человека в западной философии. М., 1988. - С. 34.

226. Хакова Г.С. Регулятивная функция морали в познании: Авто-реф. дис. . .канд. филос. наук. Магнитогорск, 2000. - 22 с.

227. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М.: Издательство МГУ, 1987.-288с.

228. Чернышева Э.П. Онто-гносеологический анализ символической реальности: Авфтореф. дис. .канд. филос. наук. Магнитогорск, 2002. -23 с.

229. Чумаков А.Н. Конгресс глазами участника // Вопросы философии. 1999. - № 5. - С. 39.

230. Шадриков В.Д. О реальной добродетельной педагогике // Педагогика, 1991. № 7. - С. 46.

231. Шарден Т. Феномен человека. М.: Мир, 1987. - С. 137.

232. Шевяков Г.С. О неокортексе и человеке // Философские науки. 2002. -№ 2. - С. 106-118.

233. Швырев B.C. О деятельностном подходе к истолкованию «феномена человека»: Попытка современной оценки // Вопросы философии. -2001.-№2.-С. 107-116.

234. Швырев B.C. Восхождение от абстрактного к конкретному //

235. Новая философская энциклопедия: В 4-х т. М.: Мысль, 2001. - Т. 1. - С. 448.

236. Швырев В.С. Классический и современный когнитивизм в интерпретации рационально-теоретического познания // Историко-философский ежегодник. М., 2001. - С. 396-410.

237. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1993.

238. Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости. СПб., 1914. -С. 182.

239. Шохин В.К. Ф.И. Щербацкой и его компаративисткая философия.-М., 1998.-249 с.

240. Шохин В.К. Ценность // Новая философская энциклопедия в 4-х т. М.: Мысль, 2001. - Т. 4. - С. 321 -322.

241. Штеренберг М.И. Синергетика и биология // Вопросы философии. 1999. - № 2. - С. 95-109.

242. Шрейдер Ю.А. Искусственный интеллект, рефлексивный и антропный принцип // Вопросы философии. 1995. - № 7. - С. 163-167.

243. Шупер В.А. Россия и Запад: Новые интеллектуальные отношения // Вопросы философии. 2002. - № 7. - С. 155-167.

244. Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. М.: Academia, 1995.

245. Щедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология. М.: Наука, 1997.

246. Эделмен Дж., Маунткасл В. Разумный мозг. М.: Мир, 1981.

247. Энгельс Ф. Диалектика природы // К. Маркс, Ф. Энгельс. -Соч. -М., 1961.-Т. 20.

248. Юдин Э.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. -М., 1997.-С. 249.

249. Юзвишин И.И. Информациология. М.: Радио и связь, 1996. -200 с.

250. Юм Д. Сочинения: В 2-х т. М.: Политиздат, 1966. - С. 584589.

251. Юм Д. Трактат о человеческой природе. Кн. 1. - Об уме / Пер. с англ. С. Церетели. - Юрьев, 1906. - С. 232-233.

252. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М.: КАНОН, 1996.

253. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М.: Прогресс,1964.

254. Яковлев В.А. Бинарность ценностных ориентаций науки // Вопросы философии. -2001. -№ 12. С. 79.

255. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. М.: Политиздат, 1974.-С. 88-89.

256. Adler A. The individual psychology. N.Y., 1956.

257. Berlin J. The Purpose of Philosophy. Concepts and Categories. The Viking Press. N.Y., 1979.

258. Clark R.W. Sigmund Freud. Francfurt am Main: S. Figeher Verlag, 1981.

259. Fromm E. The anatomy of human destructiveness. N.Y., 1973.

260. Gazzaniga M.S. The bisected brain. N.Y., 1970.

261. Gilbert P. Logica, ragione, pensiero // J. Iuoghi del comprendere. Milano, 2000. VIII. - P. 177-201.

262. Glasser W. Mental health or mental illness. N.Y.: Harper and Row, 1961.

263. Heidegger M. Kants nisse über das Sein. Fr/M., 1963.

264. Horney K. Neurosis and Human Growth. N.Y. - Norton, 1950. -P. 36-38.

265. Hoogland J., Meynen H.T. Meaning and reflexivity // Dialogue a. universalism. Warsaw, 1996.-Vol. 6.-№5/6.-P. 107-121.

266. Husserl E. Logische Untersuchungen. Bd. II. - T.l. - Halle,1922.

267. Kessel W. Zu einingen Bedingungen der sozial-individuellen Beziehungen zwischen Schelern und Lernen / Jugendforschung: VEB deutscher Vei-lag der Wissenschaften. Berlin, 1968. - № 6. - S. 24-36.

268. Krob J. Ontologicke zaklady poznatelnosti // Sb. Praci Filoz. fac. Brnenske univ. Brno, 200. - S. 107-112.

269. Lern S. On wisdom // Dialogue a. universalism. Warsaw, 2000. Vol. 10.-№ 11.-P. 67-77.

270. Maichenbaum D. Stress inoculation training. N.Y.: Pergamon,1985.

271. Milner P.M. Physiological Psychology. N.Y., 1970.

272. Pribram K.H., Luria A.R. Psychophysiology of the Frontal Lobes. -N.Y., 1973.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Проблема человека, его сущности и существования в материальном и духовном аспектах, его развития и предназначения, его будущего - одна из главных проблем человечества. Талантливый мыслитель Лев Шестов однажды прекрасно написал: «Собственно же философия должна начинаться там, где возникают вопросы о месте и назначении человека в мире, о его правах и роли во вселенной» Наверное, для человека нет более интересного объекта, чем он сам. Важность познания самого себя, своего Я, человеческой самости было зафиксировано еще в великом изречении над входом в храм Аполлона в Дель-фах. Изречение это приписывается Фалесу, по другим источникам - Хилону. Испано-мусульманский мудрец Аверроэс (1126 - 1198) недаром говорил: «Познай самого себя - познаешь своего Бога». Иранский философ Аль-Газали (1058 - 1111) утверждал: «Прежде чем познать Бога, нужно познать себя». Рене Декарт полагал, что тот, кто сумеет все рассказать о себе, опишет всю Вселенную.

Макс Шелер был прав, когда говорил, что наша эпоха - первая, когда человек стал абсолютно проблематичен. Он больше не знает, что он такое, но в то же время знает, что он этого не знает. Человек - уникальное и изумительное существо, самое поразительное творение Бога, - утверждают одни. Человек сам себя создал, и он есть мера всех вещей, - полагают другие. И, наконец, третьи считают, что он - плод генетической мутации, ошибка природы, ее злостное порождение, наделенное неисчислимыми пороками, поэтому у него нет и не может быть будущего. Можно ли согласиться с этими категорическими суждениями и в чем же смысл существования человека? Как выполнить старое пожелание мудрых греков «Познай самого себя» и можно ли вообще это сделать без обращения к науке?

Представляется, что актуальность данной проблемы можно обосновать следующими аргументами.

Во-первых, онтологические аспекты самопознания и его философские основания в целом не становились ранее предметом специального научного исследования. В таких авторитетных изданиях, как «Философская энциклопедия» (1960-1970) и «Новая философская энциклопедия» (2001), обобщающих достижения отечественной философии, нет специальных словарных статей, освещающих проблематику самопознания. Более того, пятитомная «Философская энциклопедия» не содержит специальной статьи «Человек», а лишь отсылает читателя к статьям «Личность» и «Философская антропология».

Во-вторых, необходимо попытаться разработать соответствующую теорию самопознания, придать этому явлению статус специфического предмета познания и выработать адекватные онтологические, гносеологические, аксиологические и методологические принципы его анализа. Проблема самопознания становится одной из актуальнейших задач для онтологии и теории познания. Мудрец Аль-Газали писал: «Существует много ступеней познания. Обычный человек подобен муравью, ползущему по бумаге. Этот муравей видит буквы и думает, что своим появлением они обязаны перу и ничему другому» . Так и человек порой не видит подлинной сущности своей и окружающего мира, ибо жизнь превратилась в гонку за видимостью, и иллюзии зачастую становятся сильнее реальности.


Сегодня особо актуален вопрос о возможностях формирования нового типа мышления, свободного от догм и стереотипов. Прекрасно сказал Блез Паскаль: «Познаем самих себя: пусть при этом мы не постигнем истины, зато наведем порядок в собственной жизни, а это для нас самое насущное дело».

Исследование онтологических оснований самопознания актуально в социальном плане. Некогда А. Ф. Лосев в своей ранней работе «Русская философия» назвал характерную черту русского философствования - «апокалиптическую напряженность». Изучение самопознания помогает осмыслить трагизм человеческого бытия в социуме, тенденции общественного развития, угрожающие духовности человека и общества. Сегодняшняя ситуация в нашей стране заставляет наполняться сердца отечественных философов тревогой за будущее человека, за возможность сохранения им духовной целостности в эпоху социальных потрясений. Для нашего времени все более актуальными становятся следующие слова Карла Маркса: «Первым необходимым условием свободы является <.> самопознание, самопознание же невозможно без признаний, без исповеди». Но современный «одномерный человек» отвык доверять свои мысли кому бы то ни было, в том числе и самому себе. Ницше недаром злословил: масса - фабричный товар природы, человек массы - это супершимпанзе, а подлинный человек еще и не возникал. Такой «одномерный человек» лишь мнит себя свободным, но на самом деле он - всего лишь жалкий раб общества потребления, озабоченный лишь ничтожными материальными желаниями, полностью лишенными духовной подоплеки.

Самопознание является важнейшим видом духовной деятельности. Нам кажется, что все призывы к возрождению духовности не приведут ни к чему до тех пор, пока саму духовную деятельность не удастся концептуализировать и определить ее отношение к деятельности абсолютной, о которой спорили немецкие философы переломной, столь похожей на наше время, эпохи конца XVIII-XIX вв.

Давно уже было замечено, что отдельные люди и целые народы философствуют талантливее всего тогда, когда им плохо. Гегель прекрасно писал об этом: «.Там, где народ идет навстречу своей гибели, там, где наступает разрыв между внутренним стремлением и внешней действительностью, где прежняя форма религии и т. д. уже больше не удовлетворяет, где дух выказывает равнодушие ко всему живому существованию или пребывает в нем неудовлетворенным и нравственная жизнь разлагается, - лишь там философствуют. Именно в такие эпохи дух ищет прибежища в области мысли, чтобы в противовес действительному миру создать себе царство мысли, и философия есть примирение, которое сама мысль приносит с собою после начатой ею порчи реального мира».

Интерес к проблемам самопознания обостряется, когда человеку или народу грозит опасность, когда самой культуре грозит гибель либо она приходит в упадок. Так было во времена Сократа и Платона; так было и при закате римской цивилизации, когда стоики объявили самопознание задачей мудрости, а христианство начало проповедовать бесконечную ценность души и Царство Божие, «которое внутри вас». Тот же ритм истории, та же диалектика наблюдается и в нашу сложную эпоху. В условиях всестороннего кризиса духовности вновь поставлена проблема самопознания во всех областях человеческого духа.

Проблема самопознания - это точка соприкосновения философии, религии и психологии, но думается, что философии принадлежит ведущая роль при изучении самопознания.

Первые попытки познать себя и определиться со смыслом жизни человека можно найти у древнегреческих мудрецов, которые претендовали на то, чтобы быть учителями и носителями мудрости. В рамках космоцентризма челЪвек рассматривался как микрокосмос, его жизнь определяется макрокосмосом, изначальной космической гармонией и космической справедливостью. Поэтому человек должен вести мудрый образ жизни на основе познания самого себя. Самопознание - начало и основа самосовершенствования, достижения гармонического единства своих целей, мышления, миропонимания и ценностей. Квинтэссенция этих воззрений заключена в афоризме: «Познай самого себя - и ты познаешь богов и вселенную» .

Язычник Сократ, будучи полностью солидарен с великими словами «Познай самого себя», видел в самопознании предварительное условие всякой добродетели. Апостол Павел, первый и величайший христианский философ, выразил это символически в рассуждениях о Страшном суде. Страшный суд может истребить все здание человеческой культуры, будь оно построено из соломы, дерева, серебра или золота. Однако «сам спасется, но так, как бы из огня» . Сам спасется, как Ной спасся из потопа. Самость не может погибнуть от трагических конфликтов. Самость не должна погибнуть при распаде элементов, при гибели культур, в смерти и тлении. Она может спастись, искупиться, воскреснуть, достичь новой гармонии на новом небе и в новой земле. Такова установка христианства.

Антропология христианства строится на фундаменте библейской веры. Здесь в гносеологической плоскости самопознание признается источником богопознания. Христианин Августин оставил блестящий образец философской исповеди, который послужил бессмертным образцом для Руссо и Льва Толстого, Гёте и Бердяева, Достоевского и Алексея Лосева. Лессинг называл самопознание центром, а Кант - началом всей человеческой мудрости.

Великий Гёте, напротив, считал, что для него «звучащая столь значительно задача: познай самого себя - вызывает такое же недоверие, какое вызывает священник, тайно обрученный, запутывающий человечество непостижимыми требованиями и желающий отвлечь его от деятельности, направленной на внешний мир, и склонить к ложной внутренней созерцательности. Человек знает самого себя лишь постольку, поскольку он знает мир, ибо он осуществляет мир только в себе, а себя - только в нем. Каждый новый хорошо изученный предмет открывает в нас новый орган» (Bedeutende Fordernis). В «Максимах и рефлексиях» Гёте говорит: «Как можно познать самого себя? Благодарясозерцанию это вообще невозможно, оно возможно только при помощи действия. Пытайся исполнить свой долг - и тогда ты узнаешь, что втебе заключено». Долг же, считал Гёте, можно исполнить благодаря продуктивной деятельности человеческого духа.

Самопознание - разновидность познания, которое является специфической формой деятельности. Каждый человек - особый мир, целая вселенная, подлежащая познанию. Порой познание этой вселенной не только жизненно необходимо, но может быть и опасным делом. Видимо это имел в виду Фридрих Ницше, когда говорил, что «познавший себя - собственный палач». В душе любого праведника таится чудовище, любой человек есть бездна, и можно вспомнить еще один известнейший афоризм Ницше: «Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя».



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта