Тереза ньюман - фиолетовое пламя. Споры о реальности истории
Главная » Стройматериалы » Тереза ньюман - фиолетовое пламя. Споры о реальности истории

Тереза ньюман - фиолетовое пламя. Споры о реальности истории

Она держала в доме птиц, разъезжала на двух пони по деревенским окрестностям, кормила крестьянских ребятишек и раздавала всем рассаду из своего огорода. Грубой работы не только не гнушалась, но и любила ее - убирала конский навоз, сеяла и жала, как мужчина. Тереза с детства хотела стать монахиней, сестрой-миссионеркой. Но в монастыре она не жила, просто была принята в орден Святого Франциска. Однажды с ней случилось несчастье - работая в поле, она повредила какой-то нерв, что привело к полной слепоте и параличу. Больная, но полная жизненных сил женщина несколько лет пролежала без движения. Казалось, все кончено.

С того самого дня Тереза Нойманн стала мировой сенсацией - она ничего не ела и не пила и при этом имела стигматы, открывающиеся у неё каждую неделю и сопровождающиеся огромной потререй крови. Самое удивительное, что она выглядела скорее полноватой, чем худой, но весила всегда ровно 55 килограммов. Тереза не хотела становиться ни объектом культа, ни знаменитостью, но тысячи людей приходили в её дом на Пасху - причем не только крестьяне, верящие в чудеса, но и циничные журналисты, и дотошные теологи, и любопытные ученые. Простая баварская крестьянка обращала в католичество и протестантов, и иудеев, и атеистов.

Но не только строгий пост, который женщина держала целых 35 лет, поражал людей. Удивительным феноменом было то, что на теле Терезы появились стигматы - кровоточащие незаживающие раны в тех местах где были раны Иисуса Христа, когда его распяли на кресте. Мало того, время от времени Тереза наяву переживала страдания самого Христа. Врачи и ученые проверили и документально зафиксировали, что во время мучительного состояния у женщины действительно останавливалось дыхание и переставало работать сердце.

Тереза Нойманн (Нейманн) (1898-1962) родилась в Коннерсройте (Бавария) в крестьянской семье. Она была первым ребенком среди одинадцати детей одной не багатой семьи, ее отец был портным. Тереза ходила в школу своего городка с 1904 по 1911 год и закончила учебу на отлично. Она получила основательное христианское воспитание в семье, и с ранних лет Господь наделил ее особыми дарами. Когда девочка в 12 лет принимала первое Причастие, ей явился Младенец Иисус в то время, как священник подносил Причастие. Тереза не удивилась: она была уверена, что Иисуса видели все остальные дети, присутствовавшие тогда в храме.

Жизнь девушки радикально изменилась в возрасте 20 лет. Тереза спешила к коровнику, в котором разгорелся пожар, неудачно ступила, упала и получила серьезную травму позвоночника, которая привела к параличу ног. Страдания ее умножились, когда она, в результате еще одного неудачного падения, полностью ослепла.

В то время ее отца призвали на войну - с французами - во время Первой мировой войны. Возвращаясь с Западного фронта, отец привез девушке образок Терезы Лизье, слава о святости которой начинала распространяться и в Германии. Тереза молилась Святой с величайшим усердием вплоть до дня ее беатификации. Пий XI причислил Терезу Младенца Иисуса к лику Блаженных 29 апреля 1923 года; в тот день Тереза Нейманн исцелилась от слепоты и вновь обрела зрение. Но это не была единственная милость по заступничеству Святой: 17 мая 1925 года, во время канонизации Малой Терезы, баварская девушка была исцелена от паралича и вновь стала ходить. А спустя три года Тереза - родные и друзья звали ее Резль - чуть не умерла от приступа аппендицита и снова увидела чудесное исцеление.

В ночь с 1 на 2 апреля 1926 года - это была Страстная Пятница - Терезе явился Распятый Иисус, от которого она получила стигматы. После этого Резль перестала чувствовать голод и жажду и прекратила принимать пищу и питье.

Весть о ее долгом посте разошлась по миру, удивив медиков и ученых и приводя в замешательство власти нацистского режима.
Тереза регулярно впадала в экстаз, во время которого испытывала страдания самого Господа; это продолжалось 36 лет, о чем могли свидетельствовать некоторые епископы, деятели культуры и искусства. Резль непомерно страдала, испытывая те же боли, какие выпали на долю Искупителя. Она стояла на Голгофе рядом с Ним, чувствовала на себе удары бича, слышала оскорбления, говорила по-гречески, по-арамейски и по-латыни - на языках, которых никогда не знала. Известные специалисты по древним языкам, присутствовавшие во время экстазов Терезы, подтвердили, что она с точностью произносила слова и фразы на этих языках.

Во время своих «Страстей» Тереза продолжала работать в поле и заниматься домашним хозяйством, а начиная с четверга ее раны кровоточили, но она, несмотря на это, продолжала питаться лишь евхаристическим Хлебом: в шесть утра ежедневно священник приходил к ней с Причастием, и до конца жизни оно было ее единственной пищей.
Неоднократно Тереза принимала Причастие чудесным образом: частичка Тела Христова сама приближалась к ней, а иногда, как свидетельствуют биографические рассказы, сама выходила из дарохранительницы, направляясь к Резль, стоявшей на коленях в храме.
Тереза обладала также даром билокации, благодаря которому однажды даже помогла избежать самоубийства. Биографы рассказывают о феноменах левитации, а также о беседах Резль с Ангелом-хранителем и с душами усопших.

Тереза Нойманн особым образом вошла в тайну страданий, путем т.н. «замещения». Имеется свидетельство отца Набера, который внезапно был избавлен от страданий после того, как Резль умоляла Господа взвалить на нее бремя его болезни. Был и еще один случай: молодой студент богословия заболел туберкулезом и боялся, что не сможет стать священником из-за болезни. Резль усердно молилась, и Спаситель её услышал. Терезу постигла тяжелая болезнь горла, а студент выздоровел и позже был рукоположен во священника.

Необыкновенные события в жизни Терезы дошли до ушей руководителей Третьего Рейха, но Гитлер приказал оставить в покое баварскую крестьянку, которая, между тем, пророчествовала о гневе Божьем на фюрера и предсказывала крах его режима.
По инициативе Регенсбургской епархии был проведен ряд медицинских исследований, чтобы найти объяснение длительному голоданию и стигматам. Они показали, что речь идет о сверхъестественном вмешательстве.

В своё время с Терезой встречался известный мистик Йогананда . Вот его автобиорграфические воспоминания встречи с Терезой.

Тереза приветствовала меня очень милым рукопожатием. Мы оба, улыбаясь, смотрели друг на друга в молчаливом согласии, и каждый сознавал, что рядом с ним человек, любящий Бога.
Доктор Вутц любезно предложил свои услеги в качестве переводчика. Когда мы сели, я заметил, что Тереза смотрит на меня с наивным любопытством, очевидно, индийцы в Баварии бывали редко.
- Вы ничего не едите? - Я хотел услышать ответ на этот вопрос из ее собственных уст.
- Нет, кроме гостии ежедневно в шесть часов утра.
Как велика гостия?
- Тонкая, как бумага, величиной с маленькую монетку, - ответила она и добавила: - Я ем ее по причине ее святости, если она не освящена, я не в состоянии есть и ее.
- Разумеется, вы не смогли бы прожить этим целых двенадцать лет? - Я живу Светом Божиим! Какой по-эйнштейновски простой ответ!
- Я вижу, вы сознаете, что энергия вливается в ваше тело из эфира, от солнца и из воздуха.
По лицу ее скользнула улыбка:
- Я так счастлива узнать, что вы понимаете, как я живу.
- Ваша святая жизнь является каждодневной демонстрацией истины, высказанной Христом: "...Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих".
И снова она обнаружила радость при моем объяснении.
- Это действительно так. Одна из причин, по которым я ныне на земле, в том, чтобы доказать, что человек в состоянии жить незримым Светом Божиим, а не одной лишь пищей.
- Можете ли вы научить других, как жить без пищи?
Это ее как будто шокировало.
- Я не могу этого делать, Богу это не угодно.
Когда мой взгляд упал на ее крепкие изящные руки, Тереза прказала мне квадратные, только что залеченные раны на тыльной стороне рук. На ладонях она указала на недавно затянувшиеся раны поменьше, в форме полумесяца. Каждая рана проходила прямо через кисть. Вид этих стигматов вызвал у меня воспоминание о больших квадратных железных гвоздях с кончиками в виде полумесяца, все еще используемых на Востоке, но которых я не припомню на Западе.
Святая кое-что рассказала мне о еженедельных трансах. Как беспомощный зритель наблюдал я всю страсть Христову. Каждую неделю с полуночи в четверг и до полудня - часа дня в пятницу все раны открываются и кровоточат; она теряет четыре с половиной килограмма обычного веса в пятьдесят пять килограммов. Также страдая в полной сочувствия любви, Тереза тем не менее с радостью ожидает жтих еженедельных видений Господа.
Я сразу понял, что ее странная жизнь предназначена Богом для того, чтобы вновь убедить всех христиан в исторической достоверности жизни Иисуса и Его распятия на кресте, как это записано в Новом Завете и драматично показать вечно живую связь между Учителем-галилеянином и поклоняющимися Ему.

Тереза Нойманн говорила, что ее миссия - восполнять страдания Христовы за спасение человечества. Спасение душ вместе с Иисусом: Резль осуществляла это ежедневно, не выходя из своего дома, ставшего для нее Голгофой.

Из книги Вольфганга Иоаннеса Бека «Тереза из Коннерсрейта» об уникальном даре святой Терезы.

В ночь на пятницу 4 марта 1926 года Терезе внезапно явилось видение - она увидела Христа в Гефсимании, и Он, по ее словам, "пристально посмотрел" на нее. В тот же миг она почувствовала неимоверную боль в груди, слева, и в этом месте появилась довольно глубокая кровоточащая рана. Похожее видение повторилось и на следующую неделю в ночь под пятницу, и рана открылась снова. То же и на следующую неделю поста. В ночь на пятницу перед Страстной Неделей Тереза увидела, как Христос несет крест на Голгофу и как Он оступился под крестом. До этого Терезе удавалось скрывать свои кровотечения от родителей, но на этот раз утаить происходящее не получилось. На саму же Страстную Пятницу Тереза, по ее рассказу, стала свидетельницей всех мук Христа вплоть до крестной смерти. Окружающим казалось, что она умирает, так тяжело ей при этом было. Из ее глаз по щекам текли две струйки крови. Около третьего часа дня наступила как бы агония, затем страдания прекратились. Когда Тереза очнулась, то сразу ощутила боль в руках и ногах: открылись стигматы - в ее случае это были небольшие круглые ранки, сочащиеся кровью. Тереза не хотела, чтобы кто-нибудь об этом узнал, но приходскому священнику родители не могли об этом не сообщить, да и трудно было бы скрыть от него раны на руках больной, когда в пасхальное воскресенье он пришел ее причастить. Священник был потрясен. Раны слегка кровоточили еще две недели, затем они покрылись тонкой кожицей, и Тереза смогла вымыть руки. Впрочем, никаких следов воспаления или нагноения ни разу не появилось и до появления кожицы. Однако при попытках лечить ранки домашними или врачебными средствами сразу начинались серьезные неприятности, так что от этого пришлось отказаться, хотя Тереза долго не оставляла надежды, что лечение все же поможет, - ей неприятно было, что на нее теперь будут приходить дивиться как на редкостного зверя. Что все это значит? Ответа на этот вопрос она тогда не знала.

С тех пор раны регулярно открывались каждую пятницу, кровоточили и после снова покрывались тонкой прозрачной кожицей. До своей смерти в 1962 году Тереза испытала это более семисот раз, и ее страдания неизменно сопровождались погружением в видения крестного пути и смерти Христа.

Вскоре к таинственным проявлениям отмеченности Терезы высшими силами прибавилось еще одно - самое невероятное, как бы специально привнесенное в общую картину для того, чтобы уже никто не поверил в истинность происходящего в Коннерсрейте. Начиная с Преображения 1926 года Тереза, которая вот уже четыре года как не могла принимать твердой пищи, вообще перестала есть. Стоило ей проглотить что-нибудь, и ее тотчас же рвало. Но ей и не хотелось брать ничего в рот: "Я оставила голод и жажду на горе Фавор", - говаривала она. Некоторое время Тереза еще запивала ложечкой воды причастие (причащалась она ежедневно), но потом отпала необходимость и в этом.

Через какой-то срок видения стали посещать Терезу регулярно. Она стала свидетельницей многих сцен из Евангелия и Деяний Апостолов, причем каждый раз выносила из них дополнительные подробности, о которых в Евангелиях не говорилось. Теперь Тереза пребывала поочередно в нескольких состояниях. В обычном своем состоянии она была, по воспоминаниям, дружелюбна, активна, отличалась трезвостью и зрелостью суждений. Не любила чрезмерной мудрености, иронизировала над людьми, чересчур гордившимися своей ученостью, была совершенно равнодушна к искусству. Священные картины, которые она могла видеть в коннерсрейтской церкви, ее только разочаровывали, поскольку, разумеется, никак не могли идти в сравнение с ее видениями, и Терезу возмущало, что многие детали переданы неверно. В состоянии транса ее видения носили различный характер: иногда она становилась свидетельницей различных событий из истории христианства (в том числе из жизни святых), иногда ей являлись символические картины, иногда она духовным зрением видела какое-нибудь недавнее событие, - так было, например, когда умерла ее сестра Оттилия, и Тереза видела, как ее душу встречали на небесах умершие отец, мать и умерший в раннем детстве братик. И в том, и в другом случае ее контакт с внешним миром при этом полностью прекращался, она не отвечала на вопросы и не реагировала на прикосновения. Это состояние могло "накатить" на нее в любой момент, - на полуслове, посреди приступа кашля, когда угодно, и, выйдя из него, она договаривала прерванную фразу.

Во время кончины Терезы в комнате никого не было, и близкие еще долго думали, что это просто один из привычных обмороков. Незадолго до смерти Терезу преследовали особенно сильные сердечные боли, но никто ничего необычного в них не усматривал. Сама она только один раз намеком обмолвилась о каком-то решении касательно ее здоровья, которое должно было быть, по ее словам, принято как раз в тот день, когда она умерла. Но не более.

Сегодня, приехав в Коннерсрейт, можно побывать на могиле Терезы, которая вся выложена табличками на всех европейских языках - «Спасибо!» «Я вылечился!» «Продолжай в том же духе, Резл!». Рядом стоит то самое странное распятие в форме буквы «ипсилон» (или «игрек»), очень высокое, с замечательным ликом Христа. Возле могилы тихо переговариваются какие-то люди. В приходской церкви можно купить маленькие брошюры о Терезе. Ее дом (почти напротив церкви, ниже дороги) закрыт, занавески закрыты, только на двери висит эмалевая картинка-иконка: женщина, лежащая в постели, и с неба ее поражает пять молний - в ладони, в ступни и в сердце.

Родилась в 1898 году в Северной Баварии. В возрасте двадцати лет, оказалась слепой и парализованной, в результате несчастного случая. В 1923 году, чудесным образом исцелилась. С тех пор, Тереза ни брала в рот ничего, кроме ежедневной маленькой облатки для причастия. На её руках, ногах и груди стали еженедельно проявляться стигматы, или священные раны. Йогананда утверждал, что в прошлой жизни, Тереза Нойман была Марией Магдалиной. И что она теперь снова здесь, чтобы показать всему миру, что можно жить на Божественной энергии. За 36 лет, что Тереза носила на себе стигматы, тысячи паломников посетили её дом, и были свидетелями этого чуда. Тереза умерла в 1962 году. Её жизнь описана в книге Паолы Джиоветти "Тереза Нойман"

В 1926 году у Терезы Нойман (Нейман) появились стигматы - болезненные кровоточащие раны на руках, ногах и лице, соответствующие ранам распятого Христа. Стигматы оставались у нее до конца жизни (до 1962 года). А с сенября 1927 года до конца своих дней она не принимала совсем никакой пищи. С 1926 по 1962 год к Терезе ежедневно приходило несколько сотен человек, но в день она могла принять только восемь. В целом, Тереза встретилась и дала утешение более 50 000 посетителей. Сотни тысяч людей были потрясены, видя ее страдания. Люди плакали, глядя на кровь, текущую из ее глаз.

Тереза родилась 8 или 9 апреля 1898 года в Баварской деревне (в Германии) в бедной семье швеи и была первым из одиннадцати детей. 10 марта 1918 года она была частично парализована в результате падения стула во время пожара в сарае ее дяди. С тех пор она была прикована к постели в доме ее родителей. Попытки лечения болезни в больнице оказались безуспешными. В середине марта 1919 года болезнь привела к полной слепоте.

Каждый день она молилась за беатификацию (причисление к Лику Святых) Терезы из Лизье, простой монахини из Франции, написавшей книгу «История одной души» и скончавшейся 30 сентября 1897 года от туберкулеза. Когда, наконец, это случилось, 29 апреля 1923 года, Тереза узнала об этом во сне, как будто кто-то трогал ее подушки. Тереза проснулась, и зрение чудесным образом вернулось к ней. Однако, она все по-прежнему оставалась парализованной, даже судороги стали сильнее. Она уже могла лежать только на спине. От этого на ногах появились пролежни, левая нога начала гноиться. В апреле 1925 года врач выразил опасения, что ногу придется ампутировать.

17 мая 1925 года Тереза неожиданно сама села на кровати. С помощью родственников ей удалось встать и сделать несколько шагов. Она увидела удивительно красивый свет, из которого раздался голос и спросил ее, хочет ли она выздороветь. Тереза ответила, что видела все хорошее, что исходит от ее любимого Бога, который лучше знает, как будет хорошо. Затем голос продолжал: «Ты можешь сесть. Попробуй, у тебя получится. Ты также можешь ходить, но ты все еще будешь много страдать… Страдать, чтобы спасти больше душ».

Когда 11 июня она снова пошла в церковь, половина деревни собралась на рынке. В ночь на 30 сентября 1925 года она снова видела свет, и тихий голос сказал ей ходить без посторонней помощи. Утром, к удивлению родителей, она сама пошла в церковь.

13 ноября 1925 года доктор Зайдль обнаружил у Терезы аппендицит на грани разрыва. Он предложил немедленную госпитализацию и хирургическую операцию в больнице Вальдассене. К Терезе позвали священника, и через него она передала свою просьбу: «Святая Тереза, ты можешь мне помочь. Ты мне часто помогала. Мне все равно, но посмотри, что с моим животом». Тогда, в свою очередь, она увидела свет, и голос ей сказал: «… Тебя не будут резать. Встань, иди сразу в церковь и Слава Богу!». Тереза встала и пошла в церковь. На следующий день она была проверена доктором Зайдлем, который был обескуражен - аппендицита не было, Тереза была здорова.

Тереза Нойман с сентября 1927 года до конца своих дней, т.е. в течение 35 лет, жила без еды и напитков. Единственное, что она употребляла в пищу - Святая Евхаристия (Святое Причастие) один раз в день. По учению Православной, Католической и Армянской Апостольской церквей в таинстве Евхаристии хлеб и вино пресуществляются в истинные Тело и Кровь Христовы. Ранее, с Рождества 1926 года, она отказалась от пищи.

В июле 1927 года в течение 15 дней Тереза согласилась находиться под строгим контролем медицинского персонала из четырех медсестер, находившихся под присягой. В любое время рядом с ней всегда находились две медсестры. Измерялось все, даже количество жидкости для полоскания рта. Были сделаны фотографии стигматов, из них взяты образцы крови. Медсестры, находясь под присягой, подтвердили - в течение этих 15 дней Тереза не употребляла никакой пищи! В начале эксперимента ее вес составлял 55 кг. После страданий в пятницу (в пятницу был распят Христос) вес снизился до 51,5 кг. Затем стабилизировался на 52,5 кг, а по окончании эксперимента вновь был 55 кг.

Доктор Франц Майер, профессор Университета химии, биологии и геологии пишет: «Я знаю Терезу Нойман почти 11 лет. О бессознательном мошенничестве не может быть и речи. Она психологически здорова. Расследование 1927 года Доктора Зайдля и Доктора Эвальда, а также Епископа показало, что все четыре медсестры находились под присягой и безоговорочно и добросовестно выполнили свое задание. В период с 14 по 18 июля Тереза Нойман не принимала ни твердой, ни жидкой пищи. Эксперимент проходил в жаркое время года. После этого ее должна была бы мучить сильная жажда. А после мучений в первую пятницу она должна была быстро умереть от потери крови. Однако, она не жаловалась ни на голод, ни на жажду. Без колебаний можно утверждать, что человек, так хорошо перенесший 15-дневную голодовку, не употребляет в пищу обычный рацион. Можно верить в то, что она утверждает, что может жить без еды».

Стигматы Терезы Нойман

В 1926 году у Терезы Нойман появились стигматы на лице, руках и ногах. Стигматы оставались до конца жизни. Ее лечащий врач из Вальдассене доктор Зайдль измерил рану на боку, результат измерения: 31 х 3 см. Эта стигмата является необычным явлением и не может быть объяснена с медицинской точки зрения.
Доктор Франц Майер пишет Епископу Михаилу Бухбергеру: «Что касается стигматов (Терезы), должен подчеркнуть, что раны, которые одиннадцать лет остаются практически неизменными, которые никогда не воспаляются, но с другой стороны не поддаются лечению с помощью лекарств, не могут иметь естественную природу».

У Терезы Нойман было более ста видений. Это были видения страстей Христа, видения жизни апостолов и святых, душ умерших, падений ангелов, Девы Марии. Видения позволяли ей участвовать в крупных религиозных праздниках, например, Открытии Святого Года в Риме, церемонии в Лурде, Лизье, Фатиме. Во время видений Тереза также и слышала. Она могла повторять слова на языках, которые никогда не учила. Во время одного из видений она видела Христа, который ответил по арамейски (язык общения Христа): «Аба beedak appareth ruhi», что означает: «Отче, в руки Твои предаю дух мой!».

Во время видения Богоматери в Лурде Тереза говорила на необычном диалекте французского. Профессор Вутц и Доктор Герлих обнаружили, что слова из диалекта, на котором говорят в Пиринеях.

Когда Тереза взяла в рот Святое Причастие, оно сразу исчезло, причем она ничего не глотала. Это подтверждают священник Набер, Венский бизнесмен доктор Бенно Карпелес и другие.

Сбылись слова, которые Тереза Нойман услышала в 1925 году от Господа: «…но ты все еще будешь много страдать… Страдать, чтобы спасти больше душ». Католики и протестанты, посещавшие ее, многократно укреплялись в своей вере. Таким образом, нашел свой путь к католической вере фармацевт Бруно Ротшильд, еврей, который позже был рукоположен в сан священника.

Доктор Фриц Герлих, редактор газеты Мюнхен, историк, член кальвинистской протестантской конфессии решил, что обнаружит любое мошенничесто со стороны Терезы. Он вернулся в Мюнхен как библейский Павел. После возвращения он, его жена и четверо детей, все стали католиками.

Венский бизнесмен доктор Бенно Карпелес, еврей, был крещен, а его крестной матерью стала сама Тереза Нойман. Многие посетители приходили просто из любопытства, но при выходе шли сразу в храм и принимали таинство.

В 2005 году Епископ Регенсбурга Герхард Людвиг Мюллер в Ватикане официально открыл дело о беатификации Терезы Нойман. Ранее петицию с просьбой об ее беатификации подписали более 40000 человек.

ТЕРЕЗА НОЙМАНН (Ньюман)




Об этих видениях хорошо описано в книге «Автобиография Йога» Парамаханса Йогананда:

«Святая кое-что рассказала мне о еженедельных трансах. Как беспомощный зритель наблюдал я всю страсть Христову. Каждую неделю с полуночи в четверг и до полудня - часа дня в пятницу все раны открываются и кровоточат; она теряет четыре с половиной килограмма обычного веса в пятьдесят пять килограммов. Также страдая в полной сочувствия любви, Тереза тем не менее с радостью ожидает этих еженедельных видений Господа.

Я сразу понял, что ее странная жизнь предназначена Богом для того, чтобы вновь убедить всех христиан в исторической достоверности жизни Иисуса и Его распятия на кресте, как это записано в Новом Завете и драматично показать вечно живую связь между Учителем-галилеянином и поклоняющимися Ему».

«В пятницу около половины десятого утра мы прибыли в Коннерсройт. Я заметил, что в домике Терезы есть специальное место, крытое стеклом, чтобы было больше света. Мы рады были видеть, что двери более не закрыты, а широко и гостеприимно распахнуты. В число посетителей, представивших разрешение, которых было около двадцати, входили многие пришедшие издалека, чтобы увидеть мистический транс.

С нижних век Терезы тонкой и непрерывной струйкой текла кровь. Взгляд ее был устремлен вверх на духовное око в центре лба. Ткань, которой была обернута голова, промокла от крови, сочившейся из ран-стигматов тернового венца. На ее белом одеянии было красное пятно над сердцем от раны в боку, в том месте, где тело Христа когда-то пострадало от последнего унижения - удара копьем. Руки Терезы были простерты в материнском молящем жесте, на лице ее было мученическое и вместе с тем божественное выражение. Она казалась более худой, чем обычно, изменившейся не только физически, но и в более тонком отношении.

Бормоча слова на каком-то чужом языке, она слегка дрожащими губами обращалась к лицам, видимым ее внутренним зрением. Поскольку я был в состоянии единения с нею, я видел те сцены, которые открывались ей в это время. Она смотрела на Иисуса, Который средь глумящейся толпы нес крест из бревен. Вдруг она в ужасе подняла голову: Господь упал под нещадной тяжестью.

Видение исчезло. Тереза тяжело откинулась на подушку, изнеможенная горячим состраданием».

Это созерцание прохождения Иисусом Крестного Пути, говорит нам о том, что Бог желает, чтобы мы помнили о Пути Иисуса и принимали их как Реальность, а не вымышленную историю, дабы самим последовать этому Пути.

Терезу Нойманн больше знают, как святую, которая ничего не ела. «Начиная с Преображения 1926 года Тереза, которая вот уже четыре года как не могла принимать твердой пищи, вообще перестала есть. Ее организм не принимал никакой пищи и ей не хотелось брать ничего в рот: "Я оставила голод и жажду на горе Фавор", – говаривала она. Некоторое время Тереза еще запивала ложечкой воды причастие (причащалась она ежедневно), но потом отпала необходимость и в этом.
Тридцать шесть лет провела Тереза Нойманн без еды и питья.

Сама Тереза не раз говорила, что с удовольствием стала бы снова как все нормальные люди, ела бы с ними и пила – меньше было бы нападений со стороны скептиков. Но что поделаешь – и не хочется, и невозможно. Когда ее гости садились за трапезу, Тереза садилась вместе с ними, участвовала в беседе, помогала накрывать на стол и мыть посуду, и привыкшие к ее чудесному невольному воздержанию люди воспринимали его как что-то совершенно естественное.

Через какой-то срок видения стали посещать Терезу регулярно. Она стала свидетельницей многих сцен из Евангелия и Деяний Апостолов, причем каждый раз выносила из них дополнительные подробности, о которых в Евангелиях не говорилось. Теперь Тереза пребывала поочередно в нескольких состояниях. В обычном своем состоянии она была, по воспоминаниям, дружелюбна, активна, отличалась трезвостью и зрелостью суждений. Не любила чрезмерной мудрености, иронизировала над людьми, чересчур гордившимися своей ученостью, была совершенно равнодушна к искусству. Священные картины, которые она могла видеть в коннерсрейтской церкви, ее только разочаровывали, поскольку, разумеется, никак не могли идти в сравнение с ее видениями, и Терезу возмущало, что многие детали переданы неверно. В состоянии транса ее видения носили различный характер: иногда она становилась свидетельницей различных событий из истории христианства (в том числе из жизни святых), иногда ей являлись символические картины, иногда она духовным зрением видела какое-нибудь недавнее событие, – так было, например, когда умерла ее сестра Оттилия, и Тереза видела, как ее душу встречали на небесах умершие отец, мать и умерший в раннем детстве братик. И в том, и в другом случае ее контакт с внешним миром при этом полностью прекращался, она не отвечала на вопросы и не реагировала на прикосновения. Это состояние могло "накатить" на нее в любой момент, – на полуслове, посреди приступа кашля, когда угодно, и, выйдя из него, она договаривала прерванную фразу.

Иное дело – совершенно особое промежуточное состояние. Обычно Тереза лежала в этом состоянии откинувшись на подушки, закрыв глаза и скрестив руки на груди, но могла и жестикулировать. При этом она охотно беседовала с теми, кто этого желал, и отвечала на вопросы, но всех и каждого называла на "ты", а о себе говорила в третьем лице и, выйдя из этого состояния, никогда не помнила, о чем и с кем говорила. Главное, что ответы Терезы отличались в этом состоянии сверхъестественной мудростью, проницательностью и ясновидением: она могла сказать о содержании запечатанного письма, упомянуть о фактах, которые не могли быть ей известны, дать точный совет. Это привлекало в Коннерсрейт сотни паломников, многие из которых приезжали просто из любопытства, а уезжали потрясенные до глубины души, увозя драгоценные слова помощи, обличения и утешения, и жизнь многих после посещения Терезы кардинальным образом менялась – неверующие обретали веру, протестанты переходили в католицизм, грешники раскаивались.

И, наконец, самое необычное состояние – "детское", в котором Тереза начисто забывала обо всем, что узнала или пережила за свою жизнь, и превращалась как бы в четырех-пятилетнего ребенка, который не умеет даже считать и не знает, о чем говорится в Евангелиях (правда, "присутствуя" при евангельских сценах, Спасителя она узнавала всегда, но была полностью лишена какого бы то ни было знания о Его "будущем": например, созерцая шествие на Голгофу, отказывалась верить, что Спасителя распнут, или, в Гефсимании, видя, как Иуда целует Христа, радовалась, заявляя, что вот пришел человек, который, по-видимому, «очень любит Господа»!). В этом состоянии Тереза не только видела сцены из священной истории, но и могла их вслух комментировать, воспроизводить то, что слышит, реагировать на реплики присутствующих. При этом говорила она исключительно на труднопонятном даже для незнакомых с ним немцев густом баварском диалекте, который, как известно, в каждом баварском местечке свой. Зато Тереза очень хорошо запоминала все, что говорили в ее видениях люди, которых она видела, и могла воспроизводить эти речи с удивительной точностью. Благодаря этому вскрылся удивительнейший факт: необразованная баварская крестьянка сыпала целыми фразами на различных диалектах древнеарамейского, на иврите, греческом, латыни и французском, в том числе на пиренейском диалекте! Это открылось, когда Терезу впервые посетил профессор Вутц, католический священник и преподаватель католического института в Айсштадте, что не так далеко от Коннерсрейта. Потрясенный услышанным, Вутц посчитал нужным регулярно присутствовать при терезиных видениях и с превеликой дотошностью фиксировал все, что она говорила, переспрашивая, уточняя, подсказывая. Но его подсказки не оказывали на Терезу никакого влияния: она всегда стояла на услышанном. Так востоковедение обогатилось несколькими неизвестными прежде словами и словоформами арамейского языка, на котором говорили в евангельские времена в Иудее. Если помнить к тому же, что текста Евангелий на арамейском языке не сохранилось или пока не найдено (первые известные списки – греческие!), то можно себе представить волнение профессора Вутца, когда он слышал всем известные евангельские фразы "в оригинале"! Ибо следует сразу же сказать, что видения Терезы с удивительной точностью подтверждали рассказанное в Евангелиях. А если Тереза добавляла какие-то детали – всегда второстепенные – то это лишь оттеняло главное: если доверять видениям Терезы Нойманн, получается, что евангелисты передают слова и деяния Христа с удивительной – хочется сказать, простодушной – точностью.

В 1926 году после того как о Терезе написала одна из ведущих мюнхенских газет – "Новейшие мюнхенские известия" ("Мюнхнер Нойестен Нахрихтен"), коммунисты развернули против нее целую кампанию самой неприкрытой клеветы.

Тереза вдохновляла редактора газеты Герлиха на разоблачение истинных целей движения национал-социализма и режима Гитлера. Она утверждала, что: воля Спасителя, в том, чтобы до конца противостоять надвигавшейся на Германию и весь мир беде. В ответ на газетные статьи разъяренные национал-социалисты старались любым способом сорвать выпуск газет и угрожали хозяину типографии, самому Герлиху, и в дальнейшем самой Терезе Нойманн. Вскоре после этого были разгромлены все немногочисленные оппозиционные газеты и арестованы наиболее ненавистные Гитлеру журналисты, которые вскоре были расстреляны.

Гитлер с пунктуальным упорством и последовательностью высылал ищеек за всеми, кто принадлежал к "кругу" Терезы Нойманн и уничтожал тех, кого удавалось схватить, но саму Терезу он так и не тронул, хотя всячески унижал ее и издевался над ней через нацистскую прессу заявляя, что она якобы представляла собой угрозу "народной гигиене и просвещению".

Но в 1945 году, когда Германия капитулировала, гитлеровцы решили все таки расправиться с Терезой. Ее дом был окружен танками, эсэсовцы ворвались в дом и потребовали выдачи Терезы. Испуганные родственники честно отвечали, что не знают, где она. Предвидев опасность, Тереза заранее укрылась в тайнике, устроенном приходским священником для хранения церковных ценностей и особенно важных архивов. Вместе с ней в тайнике пряталось четырнадцать детей.

Сбывались слова св.Терезы из Лизье о том, что страдания способны обратить ко Христу куда больше людей, нежели самые замечательные проповеди. Никто не вел бухгалтерского учета обратившимся и исцелившимся по молитвам Терезы Нойманн. Те, кто владел пером, оставили свои свидетельства – библиография книг и статей о Терезе занимает не одну страницу. Те, кто имел деньги, вложили их по просьбе Терезы в дела милосердия или пожертвовали коннерсрейтской церкви на покупку земли под строительство или еще для чего-либо. Один предприниматель, исцелившийся от тяжелых повреждений позвоночника, по собственной инициативе поставил на коннерсрейтском кладбище, у могил Терезы, огромное распятие из черного гранита в форме буквы "ипсилон" – так видела крест Тереза в своих видениях. Подножие креста обнимает плачущая Мария Магдалина. Но сколько было таких, которые не оставили воспоминаний и не записаны в книге пожертвований! О них можно судить только по числу людей, который стеклись на похороны Терезы в 1962 году: по самым скромным подсчетам, их было не меньше десяти тысяч.

Тереза Нойманн обладала дарами Святого Духа. Одним из них было умение определять присутствие святыни и подлинность реликвий.

Другим необычным даром был дар брать на себя чужие страдания. Если Тереза брала на себя чьи-то страдания, то она переживала их в точности – молясь за больного астмой, умирала от одышки, агонизировала с умирающим, мучилась от жажды с тем, кого мучила жажда (при том, что сама она не могла пить!). При этом переживаемые за другого мучения выражались и внешним образом. Самое невероятное то, что, едва оправившись после очередного приступа страданий или пятничных мук, она вела самый активный образ жизни: сама запрягала лошадь и объезжала больных (в деревне не было ни своего врача, ни медсестры), ухаживала за своим любимым садом, цветами которого она украшала церковь, работала в поле, при необходимости путешествовала, а главное – принимала бесчисленных посетителей и до четырех часов ночи ежедневно читала горы писем и на каждое из них отвечала молитвой.

ТАЙНАЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ДЖОРДЖИО БОНДЖОВАННИ

Феномен стигмат занимает немаловажное место среди всех сверхъестественных знамений, произошедших за последние 2000 лет. Стигматы - это раны, появляющиеся на теле человека и олицетворяющие собой ранения, нанесенные Иисусу, когда он находился на кресте. Многие из обладателей этого знака оставили яркий след в истории человечества и в целом в обществе, например, такие стигматики, как Падре Пио и святой Франциск Ассизский.

Человеческая наука никогда не могла объяснить природу этого явления; напротив, зачастую объяснение было таким: психосоматическое проявление вследствие эзотерической истерии или развитие соматических нарушений психогенной природы на почве любви к Иисусу. Эти объяснения верны в случаях, когда раны появляются на короткий период времени, однако они неуместны, когда такие «отметки» остаются у человека навсегда или, по крайней мере, проявляются довольно долго, не являясь результатом инфекционных заболеваний и не обуславливая каких-либо патологий, сопутствующих подобным заболеваниям.

Примеры чудесного исцеления, билокаций, странных запахов и кровавых отметин сделали явление стигматизации еще более удивительным. Не существует большого количества примеров стигматизма с постоянной стигматой, гораздо чаще имеют место временные раны, проявляющиеся в дни, соответствующие религиозным датам. Итальянец Джорджио Бонджованни - стигматик с постоянной стигматой. Он родился во Флоридии, 5 сентября 1963 года. Когда ему было 13 лет, он встретил Евгенио Сирагуса, заявлявшего, что он контактирует с высшими существами из других миров, и разносившего их предостережения и советы по всему миру.

Следующие 10 лет своей жизни Джорджио провел рядом с Евгенио Сирагусой, вырастившим его на культуре и знаниях иного мира; подобное обучение подготовило Бонджованни к последующим событиям его жизни. В 1984 году он женился и переехал в Порто Элпидио на Адриатическом побережье в центральной Италии, где Джорджио открыл небольшой магазинчик, торгующий принадлежностями для обуви и позволивший ему скопить немалое состояние.

В 1985 году Евгенио предложил Джорджио и его брату Филиппо вместе с несколькими другими единомышленниками основать периодическое издание Nonsiamosoli («Мы не одни»); его главной темой было общение Евгенио с высшими существами и их обращения к человечеству, а также сообщения, распространяемые Сирагусой в Италии и за границей. Предупреждения касались самых важных вопросов современности: ядерной опасности, наркотиков, загрязнения окружающей среды, заболеваний, социальной несправедливости, коррупции, растущей аморальности. В издание обсуждались свидетельства божественных явлений, наблюдения НЛО, слезы, идущие из глаз статуй, а также святые образа и тому подобные вещи.

Посредством Nonsiamosoli издатели пытались активизировать человечество, а также помочь ему стать более сведущим в духовном плане.

Однако 5 апреля 1989 года у Джорджио Бонджованни произошел первый из целой серии контактов, полностью изменивших его жизнь.

"Грядёт час расплаты - и вот ныне на этой Земле вновь воплотились все те, кто отверг Слово тогда, при жизни Христа..." (Абд-ру-шин, "В Свете Истины", Послание Граля, доклад "В чём же преграда, отдаляющая ныне столь многих от Света?")

Одним из самых, пожалуй, поучительных случаев такого рода воплощений была Тереза Нойманн (Teresa Neumann), также известная как "Резл из Коннерсрейта" (Резл - уменьшительное от Тереза).

Тереза родилась в 1898 году в баварской деревне Коннерсрейт. Она была первым ребёнком среди одиннадцати детей одной не богатой семьи. Тереза получила образование в местной народной школе, мечтала постричься в монахини и стать миссионеркой. Однако на двадцатом году жизни она получила травму позвоночника, которая привела к параличу ног, а затем и всего тела; позже к этому добавилась и слепота. Так начались страдания Терезы, которые со временем получили широкую огласку, ибо у неё самопроизвольно стали появляться так называемые стигмы - раны на теле, аналогичные тем, что были некогда нанесены Сыну Божьему Иисусу. Это были кровоточащие раны на голове, напоминающие след от тернового венца; раны на ступнях и кистях рук - напоминающие следы от гвоздей; и рана в области груди - как бы след от удара копья.

Впервые это случилось во время Пасхального поста 1926 года - паралич и слепота к этому времени уже прошли. Вот как это описано в одном из её жизнеописаний:

"В ночь на пятницу 4 марта 1926 года Терезе внезапно явилось видение - она увидела Христа в Гефсимании, и Он, по её словам, "пристально посмотрел" на неё. В тот же миг она почувствовала неимоверную боль в груди, слева, и в этом месте появилась довольно глубокая кровоточащая рана. Похожее видение повторилось и на следующую неделю в ночь под пятницу, и рана открылась снова. То же и на следующую неделю поста. В ночь на пятницу перед Страстной Неделей Тереза увидела, как Христос несёт крест на Голгофу, и как Он оступился под крестом. До этого Терезе удавалось скрывать свои кровотечения от родителей, но на этот раз утаить происходящее не получилось. На саму же Страстную Пятницу Тереза, по её рассказу, стала свидетельницей всех мук Христа вплоть до крестной смерти. Окружающим казалось, что она умирает, так тяжело ей при этом было. Из её глаз по щекам текли две струйки крови. Около третьего часа дня наступила как бы агония, затем страдания прекратились. Когда Тереза очнулась, то сразу ощутила боль в руках и ногах: открылись стигматы - в её случае это были небольшие круглые ранки, сочащиеся кровью. Тереза не хотела, чтобы кто-нибудь об этом узнал, но приходскому священнику родители не могли об этом не сообщить, да и трудно было бы скрыть от него раны на руках больной, когда в пасхальное воскресенье он пришел её причастить. Священник был потрясён. Раны слегка кровоточили ещё две недели, затем они покрылись тонкой кожицей, и Тереза смогла вымыть руки. Впрочем, никаких следов воспаления или нагноения ни разу не появилось и до появления кожицы. Однако при попытках лечить ранки домашними или врачебными средствами сразу начинались серьёзные неприятности, так что от этого пришлось отказаться, хотя Тереза долго не оставляла надежды, что лечение всё же поможет, - ей неприятно было, что на неё теперь будут приходить дивиться как на редкостного зверя. Что всё это значит? Ответа на этот вопрос она тогда не знала.

С тех пор раны регулярно открывались каждую пятницу, кровоточили и после снова покрывались тонкой прозрачной кожицей. До своей смерти в 1962 году Тереза испытала это более семисот раз, и её страдания неизменно сопровождались погружением в видения крестного пути и смерти Христа." (из реферата по книге Вольфганга Иоаннеса Бека "Тереза из Коннерсрейта")

К сожалению, судя по тому, что страдания Терезы не прекратились до её земной смерти, она, а также заинтересованная широкая общественность, так и не узнали правильный ответ на вопрос: что всё это значит?

Ибо значило всё это не "благодать свыше" и не "избранность" Терезы, как полагали тогда и полагают теперь многие, требуя от Ватикана соответствующего решения в отношении "святой", а непреклонное, строгое и неумолимое действие Первозданного Закона Божественной Воли, гласящего: что человек посеет, то он сторицею и пожнёт! Таким образом, в стигмах проявлялось обратное действие тяжёлой кармы человеческой души, которая в своё время особо, без стороннего принуждения, усердствовала в глумлении над Сыном Божьим Иисусом во время Его крёстных мук. Если бы Тереза признала этот факт, перестав считать себя "избранной" и смиренно попросив у Бога прощения, стигмы её тотчас бы исчезли и не возобновились вновь.

Тогда бы, вероятно, исполнились обещающие слова, которые Тереза слышала в одном из своих видений, что через её страдания спасётся больше душ, чем благодаря самым блестящим проповедям. Но для этого и сама Тереза и заинтересованная широкая общественность должны были переосмыслить многие ставшие привычными понятия и представления, став на путь познания непреклонной Божественной Воли, действующей в Творении с точностью часового механизма! Тогда пришлось бы переосмыслить и укоренившееся в человеческом сознании ложное учение о страдании. Суть этого широко распространённого ложного учения состоит в том, что страдание в том или ином случае является неким знаком избранности Свыше или угодной Богу жертвой со стороны страдающего.

Итак, нужно было переосмыслить это ложное представление о страдании. И возможность переосмысления открывалась благодаря произведению Абд-ру-шина "В Свете Истины", Послание Граля! -

"Мыслите просто, как дети! В этом кроется смысл великих слов: "Если не будете как дети, то не войдёте в Царство Божье!

Сегодняшнее мышление чересчур усложнено для того, чтобы суметь найти путь к нему. И в церквах, и в религиях дело пока что обстоит не иначе. Там проповедуют, что страдания способствуют восхождению, а посему являются милостью Божьей. В этом есть крохотное зёрнышко Истины, однако претерпевшее не только приукрашивание, но и грубое искажение. Ибо Бог не хочет, чтобы Его народ страдал! Он желает лишь радости, любви, счастья! Путь в Свете просто не может быть иным. Да и путь к Свету может быть усеян препятствиями лишь в том случае, если их воздвигнет сам человек.

Крупица Истины в учении о страдании состоит в том, что с помощью страдания можно искупить ту или иную вину. Но искупление приходит лишь там, где человек осознаёт, что страдает по заслугам! Именно так и поступил благоразумный разбойник на кресте." (Абд-ру-шин, "В Свете Истины", Послание Граля, доклад "Прости им, Отче, ибо они не ведают, что творят!")

Другой распятый разбойник, согласно Евангелию, глумился над распятым Иисусом, взваливая тем самым на себя тяжелейшую вину, так что ему пришлось нести на своём теле стигмы в следующих своих воплощениях и в очередной раз воплотиться уже в ХХ веке как Тереза Нойманн из Коннерсрейта!*
__________________
*)Разъяснения по поводу Терезы Нойманн даны Абд-ру-шином при ответах на вопросы, задававшиеся после его публичных выступлений

Среди множества иных случаев появления стигм, "ран Иисуса", случай Терезы действительно был исключительным, став общемировой сенсацией. Он привлёк к себе внимание не только священнослужителей, но и общественных деятелей, а также учёных, которые ломали голову, к примеру, над следующим фактом. Во время своих видений необразованная Тереза порой слышала и могла потом полностью воспроизвести целые фразы на различных диалектах арамейского языка, на котором говорили в евангельские времена в Иудее.

Постепенно вокруг Терезы возник круг заинтересованных и сочувствующих лиц и, несомненно, кто-то из них мог бы в беседе направить мышление Терезы в сторону осознания подлинной причины её страданий, предварительно самостоятельно разобравшись в этом вопросе благодаря Посланию Граля.

Так было предопределено, чтобы страдания помеченной стигматами Терезы получили широкую огласку, и чтобы при этом многим душам, как и душе самой Терезы, открылась возможность избавления от былой вины и спасения, - при условии, что всё-таки будет познано нерушимое действие Божественной Воли, Первозданных Законов Творения, и тем самым отринуты ложные взгляды на крёстную смерть Сына Божьего Иисуса как угодную Богу жертву с целью спасения человечества! -

"Сияющий или лучащийся Крест и есть, следовательно, Истина в её первозданной форме. И так как воспарить человек способен только посредством Истины, и никак иначе, то и дух человеческий обретает истинное спасение только в познании или знании Божественной Истины!

Из того, что спасение опять же заложено лишь в Истине, следует, что Крест, то есть Истина, и есть спасающий Крест или Крест Спасителя!

Это Крест Спасителя! А Спаситель и есть для человечества Истина! Только знание Истины и связанное с этим следование заключённым в Ней, указанным Ею путём, может избавить дух человеческий от нынешнего его помрачения и заблуждения, перестроив его нынешнюю суть и вознеся к Свету.

Поэтому сказал людям Сын Божий, что должно им, взяв Крест, идти за Ним, то есть принять Истину и жить по Ней! Суметь влиться в Законы Творения, учиться точно понимать их и только во Благо использовать эти Законы в их самостоятельном действии.

Но что же вновь сотворил ограниченный человеческий рассудок из этого простого и естественного факта! Нежеланное Богу и Сыну Божьему учение о страдании! И тем самым вступил на ложный путь, нисколько не созвучный указанному пути, а напротив, далеко уводящий от Воли Божьей, которая ведёт лишь к радости, а не к страданию." (Абд-ру-шин, "В Свете Истины", Послание Граля, доклад "Вселенский Учитель")

В уже цитированном жизнеописании Терезы Нойманн есть такие слова, несущие в себе ужасный символический смысл:

"Сегодня, приехав в Коннерсрейт, можно побывать на могиле Терезы, которая вся выложена табличками на всех европейских языках - "Спасибо!", "Я вылечился!", "Продолжай в том же духе, Резл!""

"Продолжай в том же духе..." - Знали бы восторженные почитатели, что означают для души самой Терезы эти слова пожелания! Перед лицом суровой действительности это ведь означает ничто иное, как пожелание духовной гибели, вечного проклятия, ибо упомянутый в пожелании "дух" - это "дух" упорного сопротивления Божественной Воле.

Так человечество легкомысленно упустило одну из многочисленных возможностей освобождения от тяжелейшей кармы, берущей своё начало в ужасном преступлении - убийстве на кресте Сына Божьего. Возможность эта была предоставлена благодаря жизни Терезы Нойманн - человеческой души, некогда тяжко согрешившей против страдающего на кресте Сына Божьего, но одновременно и против Святого Духа, Закона Творения, и так и не сумевшей освободиться от своего ужасного бремени даже в виду мощного водительства из Света.



Предыдущая статья: Следующая статья:

© 2015 .
О сайте | Контакты
| Карта сайта